М банк арбитражный суд

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17 февраля 2012 г. N Ф05-15178/11 по делу N А40-5666/2011 (ключевые темы: списание денежных средств — медицинское оборудование — договор банковского счета — неправильное применение норм материального права — взыскание убытков)

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа
от 17 февраля 2012 г. N Ф05-15178/11 по делу N А40-5666/2011

17 февраля 2012 г.

Дело N А40-5666/11-29-45

Резолютивная часть постановления объявлена 13 февраля 2012 года.

Полный текст постановления изготовлен 17 февраля 2012 года.

Федеральный арбитражный суд Московского округа в составе:

председательствующего-судьи Ядренцевой М.Д.

судей Барабанщиковой Л.М., Малюшина А.А.,

при участии в заседании:

от истца: Журавлева О.В. по доверенности от 10.01.2012 N 2, Бандерова А.А. по доверенности от 10.01.2012

от ответчика: Матерновская А.В. по доверенности от 23.01.2012

рассмотрев 13.02.2012 в судебном заседании кассационную жалобу ОАО «МДМ Банк»

на решение от 28.07.2011

Арбитражного суда города Москвы

принятое судьей Лисицыным К.В.,

на постановление от 26.10.2011

Девятого арбитражного апелляционного суда

принятое судьями Крыловой А.Н., Деевым А.Л., Пирожковым Д.В.,

по иску ООО «Шведский институт менеджмента в России» (ОГРН 1074025005009)

к ОАО «МДМ Банк» (ОГРН 1025400001571)

о взыскании убытков в размере 1 350 000 руб.,

общество с ограниченной ответственностью «Шведский институт менеджмента в России» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к открытому акционерному обществу (ОАО) «МДМ Банк» о взыскании убытков в размере 1 350 000 руб.

Исковые требования заявлены в соответствии со статьями 11 , 12 , 15 , 309 , 310 , 845 Гражданского кодекса Российской Федерации и мотивированы ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств по договору банковского счета от 18.07.2007 N 46.Ф19/07.129.

Решением от 28.07.2011, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.10.2011, исковые требования удовлетворены в полном объеме.

При этом суд руководствовался статьями 8 , 11 , 12 , 15 , 153 , 160 , 393 , 401 , 421 , 845 , 847 , 854 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходил из того, что исковые требования являются обоснованными и подтвержденными документально.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ОАО «МДМ Банк» обратилось в Федеральный арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение от 28.07.2011 и постановление от 26.10.201 и принять по делу новый судебный акт.

Жалоба мотивирована тем, что при принятии судебных актов суд неправильно применил нормы материального права, нарушил нормы процессуального права, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

В связи с обстоятельствами, предусмотренными статьей 18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, произведена замена судьи Дунаевой Н.Ю. на судью Ядренцеву М.Д.

В соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании был объявлен перерыв с 06.02.2012 по 13.02.2012.

В судебном заседании кассационной инстанции представитель ответчика поддержал жалобу по изложенным в ней доводам.

Представитель истца возражал против удовлетворения жалобы.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителей сторон и проверив в порядке статей 284 , 286 , 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, кассационная инстанция не находит оснований для отмены судебных актов, исходя из следующего.

Как установлено судом и следует из материалов дела, между истцом (клиент) и ответчиком (банк) был заключен договор банковского счета от 18.07.2007 N 46.Ф19/07.129, предметом которого являлось открытие банком счетов клиенту и осуществление расчетно-кассового обслуживания клиента в соответствии с условиями договора, действующим законодательством и «Тарифами комиссионного вознаграждения».

Пунктом 4.2 договора установлено, что банк не несет ответственности за последствия исполнения поручений, выданных неуполномоченными лицами в случаях, когда путем визуального осмотра банк не мог установить факта выдачи распоряжения неуполномоченным лицом.

Впоследствии, к договору от 18.07.2007 N 46.Ф19/07.129 сторонами было заключено дополнительное соглашение об обслуживании по системе электронных расчетов «Клиент-Банк» от 08.11.2007, которым установлена процедура использования электронных документов в процессе отношений, возникающих между сторонами при исполнении договора.

В соответствии с пунктом 4.3 соглашения в целях исключения несанкционированного доступа к секретным ключам стороны сохраняют в секрете свои ключи, в связи с чем, назначают ответственных лиц (не более одного лица от каждой стороны), которым поручается обеспечение конфиденциальности хранения ключей.

Согласно пункту 6 дополнительного соглашения в случае возникновения разногласий у сторон по поводу исполнения банком электронных документов, подпись под которыми была воспринята банком как подлинная ЭЦП клиента сторонами создается согласительная комиссия, решение которой фиксируется в Акте, являющемся окончательным документом, разрешающим возникшие разногласия.

Суд установил, что 30.11.2009 при использовании системы электронных расчетов «Клиент-Банк» произошло списание денежных средств на сумму 1 350 000 руб. со счета истца на счет ООО «Интермед». В качестве назначения спорного платежа было указано «за медицинское оборудование».

Вместе с тем, истец куплей-продажей медицинского оборудования не занимался, его текущей деятельностью является консалтинговая и образовательная деятельность.

Согласно Акту согласительной комиссии от 28.01.2010, составленному с участием сотрудников истца и ответчика, вероятной причиной хищения денежных средств является взлом банковской системы, на уровне Обнинского филиала банка не производится визуальный контроль за содержанием платежных документов, поступающих посредством системы электронных расчетов «Клиент-Банк». Комиссия решила, что списание денежных средств было связано со взломом банковской информационной системы неустановленным лицом.

При таких обстоятельствах, условие пункта 4.2 спорного договора не может быть применено.

Кроме того, суд установил, что истец соблюдал необходимые требования безопасности использования электронного ключа и системы электронных расчетов «Клиент-Банк».

На основании соглашения о конфиденциальности от 22.12.2009 истцом ответчику был передан образ системного диска компьютера главного бухгалтера на котором осуществлялась работы с системой электронных расчетов «Клиент-Банк», защищенного паролем. Сотрудниками банка был составлен Акт о проведении проверки от 22.12.2009 из которого следует, что вредоносного программного обеспечения на системном диске обнаружено не было.

Согласно пункту 1 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Учитывая вышеизложенное, суд пришел к правильному выводу о том, что ответчик не принял все возможные меры для предотвращения спорного списания, не выяснил действительное волеизъявление клиента на проведение платежа, что повлекло причинение истцу убытков в заявленном размере.

При таких обстоятельствах, суд правомерно признал исковые требования обоснованными и взыскал с ответчика 1 350 000 руб.

Доводы заявителя кассационной жалобы о том, что судом не установлен факт причинения истцу убытков, неисполнения банком обязательств по договору, истцом не доказана причинно-следственная связь между понесенными убытками и действиями ответчика, не могут быть положены в основу отмены обжалуемых судебных актов, так как заявлены без учета норм части 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исключивших из полномочий суда кассационной инстанции установление обстоятельств, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешение вопросов достоверности или недостоверности доказательств, преимущества одних доказательств перед другими, а также переоценку доказательств, которым уже была дана оценка судом первой или апелляционной инстанции.

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что суд не привлек к участию в деле ООО «Интермед», отклоняется судом кассационной инстанции, поскольку из принятых по делу судебных актов не усматривается, что они приняты о правах и обязанностях названного общества.

Неправильное применение норм материального права и нарушение норм процессуального права, которые могли бы послужить основанием для отмены принятых по делу судебных актов, в кассационной жалобе не указано и судом кассационной инстанции не установлено, а потому кассационная жалоба ОАО «МДМ Банк» удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь статьями 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Московского округа постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 28.07.2011 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.10.2011 по делу N А40-5666/11-29-45 оставить без изменения, кассационную жалобу ОАО «МДМ Банк» — без удовлетворения.

Арбитражный суд решил судьбу банка «Югра»

Девятый арбитражный апелляционный суд признал действительным отзыв лицензии у банка «Югра». Таким образом, решение Арбитражного суда Москвы, который отклонил заявление о признании недействительным приказа Центробанка, осталось в силе. Однако представители «Югры» намерены обжаловать и это решение.

В апелляционном суде руководители «Югры» пытались обжаловать решение столичного арбитража от 20 декабря 2017 года. В иске представители «Югры» обвинили Центробанк в том, что тот искусственно занизил отчетные показатели финансовой организации с явной целью создать формальный повод для отзыва лицензии у банка, отмечает «Русская планета», а в арбитражном суде Москвы результаты аудиторской проверки, которая состоялась в банке накануне ввода временной администрации, были проигнорированы.

Согласно закону, регулятор может лишить лицензии ту кредитную организацию, к которой за последний год применялось более двух мер воздействия. Однако «Югра» исполнила все предписания регулятора, что подтверждалось и самим Банком России. Тем не менее 28 июля 2017 года ЦБ отозвал лицензию на осуществление банковских операций у банка «Югра», который в тот момент входил в топ-30 кредитных учреждений России.

«ЦБ отозвал лицензию из-за отказа банка исполнять план спасения и из-за существенного отрицательного капитала. К тому же, план участия в оздоровлении может быть впоследствии изменен», — пояснил представитель Центробанка во время рассмотрения иска «Югры» в Девятом арбитражном апелляционном суде. Его слова приводит RNS.

На 19 марта назначено новое заседание по «Югре» — на этот раз о несостоятельности банка, сообщает РАПСИ.

Суд ликвидировал банк «Телекоммерц»

ЦБ подал иск в начале апреля, а уже в начале июня суд ликвидировал банк. Дело № А68-4124/2018 длилось меньше двух месяцев.

В марте 2018 года эта кредитная организация лишилась лицензии на осуществление банковских операций за неоднократные нарушения закона. По информации ЦБ, «Телекоммерц» проводил сомнительные транзитные и валютные операции.

Крупные сделки с ценными бумагами банк заключил меньше чем за месяц до отзыва лицензии, и они были фиктивными. Предполагается, что банк совершил их, чтобы вывести активы. Регулятор сделал вывод, что банк действует в ущерб вкладчикам и кредиторам.

«Телекоммерц» был на 416-м месте по размерам активов в России по состоянию на 1 марта 2018 года.

/* MOBILE */ @media screen and (max-width: 39.9375em) < #iframeG1H6B2B9A5C3N8H4H < height: 780px; >> /* DESKTOP */ @media screen and (min-width: 40em) < #iframeG1H6B2B9A5C3N8H4H < height: 740px >> /* IPHONE 5 & SE*/ @media screen and (device-aspect-ratio: 40/71) < .iframe_wrapper < margin: 0 -30px >#iframeG1H6B2B9A5C3N8H4H <> > @media only screen and (min-device-width: 320px) and (max-device-width: 568px) < #iframeG1H6B2B9A5C3N8H4H <>>

Придумывая название для организационной-правовой формы, традиционно выбор лежит между этими вариантами: бюро, фирма, компания, коллегия, объединение, департамент, центр, группа или команда. Но некоторые юристы предпочитают что-то более оригинальное. Например, существует юридическое агентство Люди дела, юридическая лаборатория Анны Смагиной, юридический салон Antistress, юридическая студия Ксении Кистиной, юридический бутик SZP LAW.

Следом за организационной-правовой формой, как правило, идет прилагательное, указывающее на сферу деятельности: правовой, юридический, консалтинговый, адвокатский. Но некоторые фирмы не признают такую структуру. «У нас бюро присяжных поверенных. Присяжные поверенные – это адвокаты в Российской империи при окружном суде или судебной палате. Выбирая такое название, управляющий партнер ориентировался на славные традиции классической русской адвокатуры, которые были заложены известнейшими представителями своего времени: Александром Ивановичем Урусовым, Петром Акимовичем Александровым, Владимиром Ивановичем Жуковским, Константином Константиновичем Арсеньевым», – рассказал руководитель проектов Бюро присяжных поверенных Фрейтак и Сыновья Кирилл Данилов. По его словам, в своей каждодневной работе бюро максимально используют опыт и достижения русской присяжной адвокатуры.

В названиях юрфирм преобладают два тренда:

имя ведущего партнера или нескольких партнеров;одно или несколько слов (латинизмы, акронимы, термины или слова, обладающие собственным смыслом).

НАЗВАНИЕ ПО ИМЕНИ ОДНОГО ИЛИ НЕСКОЛЬКИХ ПАРТНЕРОВ

Пожалуй, этот вариант является наиболее распространенным – фамилии партнеров в названии традиционны для юридических фирм во всем мире. «Если в основу названия фирмы положена твоя фамилия, ты будешь максимально заботиться о репутации и качестве оказываемых услуг, поскольку при организации рабочих процессов фактически рискуешь своим именем. И клиенты тоже в определённой степени понимают это, ну или догадываются об этом», – считает управляющий партнёр АБ Яблоков и партнёры Вячеслав Яблоков. «Имя партнера в названии внушает больше доверия клиентам», – уверена директор по развитию АБ Павлова и партнеры Наталья Клейн. «Любое название будет слабее, чем использование фамилий, имеющих значительную устоявшуюся с годами ценность на рынке юруслуг. Для тех, кто уже наработал внушительный собственный нематериальный капитал, узнаваемость, репутацию, специализацию, предпочтительнее выносить фамилии в название фирмы», – отметил директор по маркетингу и развитию КА Ковалев, Тугуши и партнеры Евгений Ковалев. При этом важно, чтобы фамилия была не слишком банальной и в то же время не слишком сложной. Генеральный директор креативного агентства GreenMars Владислав Мерзляков напоминает, что далеко не каждая фамилия будет обладать такими характеристиками сильного названия, как звучная фонетика, легкая запоминаемость, читаемость, правильная ассоциация. «Мы – бутиковая юридическая фирма, поэтому в названии было решено сохранить имя управляющего партнера, с ним клиенты могли быстрее нас найти. Тем более оно короткое, удобное и легко переводится на иностранные языки – английский и немецкий, – ведь мы больше всего работаем с зарубежными компаниями», – сообщил партнер Мозго и партнеры Антон Шаматонов.

Предоставлено White Collar Strategy

Некоторые компании со временем заметили, что их названия по фамилиям партнеров слишком длинные и громоздкие, и сократили их до нескольких начальных букв. Так поступили, например, в АБ «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры», которое теперь представляется АБ ЗКС, в «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры» – КИАП, в «Ernst & Young Law» – EY Law. Фирма Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры (с 1999 по 2001 год – «Егоров, Пугинский, Афанасьев и Маркс») тоже известна как «ЕПАМ». «Первый заметный шаг на российском рынке юридических услуг в сторону аббревиатур сделали КИАП в 2013 году. Тогда от них было понятное объяснение причин ренейминга – фирма ориентирована на космополитичность и привлечение новых партнёров», – рассказал управляющий партнёр консалтинговой компании White Collar Strategy Иван Апатов. Копирайтер брендингового агентства Depot WPF Кирилл Латышев заметил, что многие названия-аббревиатуры слишком закрыты, и человеку с улицы сложно понять, что стоит за этим сокращением: «Поэтому использовать такие названия нужно лишь в тесной связке с расшифровкой, которая в коммуникациях должна присутствовать обязательно».

При этом кто-то из юрфирм добавляет в название слово «партнеры», а кто-то ограничивается лишь фамилиями. В Великобритании в окончании наименований многих фирм используется приставка «& Co», а не более привычная для российского правового сознания «and Partners»: Clyde & Co, Wragge Lawrence Graham & Co, Ince & Co, Farrer & Co. Данилов рассказал, почему их бюро вместо партнеров упоминает сыновей: «Это традиция, которая восходит к обычаям предпринимательства Российской Империи, когда компании были семейными и имели в своем названии соответствующее упоминание». Например, «Братья Дидерихс» выпускали в XIX веке рояли и пианино, а Фабрично-торговое товарищество А. И. Абрикосова и сыновей» занималось кондитерской продукцией.

Придумать название без упоминания фамилий партнеров сложнее, зато выбор ограничен лишь фантазией. Например, можно использовать английский или латынь. «Название нашей фирмы родилось в ходе очередного брейншторминга. Выбирали из нескольких вариантов, каждую альтернативу проверяли на наличие зарегистрированной в нашем классе торговой марки и подходящего нам домена – хотели домен «.law». В итоге остановились на «Eterna Law»: «eterna» с латыни переводится как вечность, «law» по-английски значит право», – заявила CEO Eterna Law Марина Фоменко. «В юридическом бизнесе достаточно сложно придумать запоминающееся название, чтобы оно при этом могло четко сформулировать основные принципы работы с клиентами. Мы называемся «VEGAS LEX», что в переводе с латинского языка означает звезда закона», – сообщила специалист Отдела маркетинга VEGAS LEX Анастасия Васильева. Латышев обратил внимание, что в массовом сознании Вегас – это город: «Не надо забывать, что помимо клиентов, есть информационная среда, в которой живет имя. «Экологичность» названия для юридической компании крайне важна». Название Sameta придумал один из управляющих партнеров, который увлекался изучением различных концепций мироздания, в том числе индуизма. «В нем есть такое понятие, как САМЕТА (SAMETHA) – дословно «быть вместе, в союзе». Оно означает своего рода мировое знание. Это понятие трансформировалось в название Самета (Sameta), подразумевая свод, собрание профессионального опыта и знаний», – заявила директор по маркетингу и развитию бизнеса Sameta Анастасия Тупицына.

Англицизмы выбирают компании, которые больше ориентированы на внешний рынок. «Слово «Клифф» (Cliff) появилось в 1994 году не случайно. Тогда иностранные названия вызывали больше доверия, это использовалось на товарных рынках (Carlo Pazolini, Camelot, Elenberg и т.д.). Cliff с английского означает утес, скала, что вполне подходит для имиджа юридической фирмы», – сообщила директор по развитию ЮФ Клифф Инга Скворцова. По ее словам, некая созвучность с известной английской фирмой Clifford Chance тоже сыграла свою роль, но не главную – важнее, что название «Клифф» короткое и нетривиальное. На это Латышев возразил, что «Клифф» для непосвященного человека никак не связано с юридической сферой и возможными ценностями бренда. По его мнению, выделиться с таким неймингом можно, но сформировать доверие будет не простой задачей. «Capital Legal Services создавалась в 1999 году как российский аналог американских юрфирм, способный конкурировать с зарубежными коллегами и нацеленный на иностранного клиента, инвестирующего в Россию. Поэтому, выбирая название, мы ориентировались на систему международного подхода к оказанию услуг. Как-то после интервью, которое я давал одной из российских деловых газет, журналист заметил: «Капитально и легально – это про вас». Я с юмором отнесся к такой интерпретации, но полностью поддерживаю подход. Одно из преимуществ этого названия – возможность обсудить его с клиентом или с коллегой в начале разговора», – уверен управляющий партнер и основатель Capital Legal Services Владислав Забродин. Он шутит, что серьезную конкуренцию фирме составил Мерседес, выпустив CLS-класс автомобилей в 2004 году: «Чтобы оставить часть рынка для Мерседеса, в логотипе мы сохранили полное название».

Юрфирмы, которые работают в основном с российскими клиентами, выбирают соответствующие названия: например, Адвокаты и Бизнес, Мой юрист, Содружество Земельных Юристов. Партнер юридического агентства Люди Дела Алексей Аржанников рассказал: у них было много вариантов нейминга, но остановились на бренде «Люди Дела», поскольку он четко определял их позицию по отношению к клиентам. Креативный директор PR2B Group Михаил Дряшин этого не оценил: «Названия «Люди дела» и «Мой юрист» несколько сомнительны». А вот «Содружество Земельных Юристов» Дряшину понравилось: «Тёплое солидное название. Такой шаблон выражает буквальную суть объекта нейминга и делает это вроде бы бесхитростно. Эту бесхитростность, разумеется, имитируя. И это, с моей точки зрения, совершенно верный путь». Латышев тоже похвалил «Содружество Земельных Юристов»: по его мнению, четкое обозначение ниши в названии – хорошая позиция, приносящая целевых клиентов. «Понятно, что по вопросам, связанным с правом на землю, в компанию с таким именем обратятся скорее, чем к юристам общего профиля», – заявил Латышев.

Иногда названия сокращаются до нескольких букв, и «Развитие корпоративных технологий» превращается в РКТ, Агентство защиты интеллектуальных прав – в ИНКО, а «Финансовые и бухгалтерские консультанты» – в «ФБК». Фонд борьбы с коррупцией тоже пользуется аббревиатурой ФБК, из-за чего периодически происходит путаница. «Тем не менее, в профессиональном сообществе всем хорошо известно, что такое ФБК. Наша фирма объемно представлена в медийном пространстве, ее специалисты каждый день дают множество комментариев федеральным и зарубежным СМИ по самым актуальным темам. И, конечно, наличие такого экспертного центра положительно сказывается на имидже не только нашей компании, но и тех, кто пользуется той же аббревиатурой. Хотя, в отличие от нас, для них она не является зарегистрированным фирменным наименованием», – заявил директор Департамента по связям с общественностью ФБК Петр Гельтищев.

ФАМИЛИЯ ПАРТНЕРА И САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ НАЗВАНИЕ

Некоторым юрфирмам удается сочетать в своем названии и слово, и фамилии партнеров. Например, АК «ЮСТ Исаков, Афанасьев, Иванов» (Санкт-Петербург) или S&K Вертикаль («S&K» – по первым буквам имен и фамилий партнеров Сергея Слагоды и Константина Крутильникова). «25 лет назад все было просто, никто не задумывался об узнаваемости, и мы выбрали в качестве названия иностранное слово «Консалт». 15 лет назад от него уже было трудно отказаться, в регионе нас стали хорошо узнавать, но хотелось подчеркнуть рост фирмы. Поэтому придумали такое двойное название», – рассказал партнер ЮФ «Консалт» Сорокины и Партнеры Сергей Сорокин. «В 2006 году мы назывались «Базаров, Голиков и партнеры». Приход в компанию Тимура Унарокова и Александра Ванеева, значительное усиление команды и быстрый рост фирмы привели к изменению позиционирования компании на рынке и, как следствие, смене названия – так в нем появилось слово «Litigation». Сократить название фирмы мы решили по двум причинам: во-первых, BGP – емкое и легко запоминающееся слово, во-вторых, с развитием BGP количество партнеров значительно увеличилось», – сообщила операционный директор BGP Litigation Элина Собакарь.

У многих зарубежных юрфирм есть слоганы. Слоган Clifford Chance – «Commited to helping our clients succeed», Jackson Lewis – «All we do is work», Rose Law Firm – «A heritage of results», Linklaters – «Globally minded», Bryan Cave – «A broader perspective». Российские компании тоже не отстают. Слоган юрфирмы VEGAS LEX – «Юридическая основа Вашего бизнеса», юрагентства «Люди Дела» – «Мы превращаем бизнес в удовольствие», ЮФ «Консалт» Сорокины и Партнеры – «Унция репутации стоит фунта работы», АБ «Казаков и партнеры» – «Искусство невозможного», Sameta – «Благоприятный налоговый и правовой климат», Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» – «Объединяя лучших, мы достигаем большего», BGP Litigation – «Constantly moving forward».

Иностранным юрфирмам, работающим в России, слоган часто достается от головного офиса. Например, слоган Noerr – «Strong characters make strong partners». Слоган международной сети Grant Thornton, к которой в 2014 году присоединилась ФБК – «An instinct for growth». В то же время в ФБК есть и собственный слоган – «Объясняем мир, изменяем мир». «Его придумали в нашей компании еще в 90-е годы, и впоследствии начали использовать даже несвязанные с нами консалтинговые фирмы, предварительно творчески переосмыслив», – сообщил Гельтищев. У головного офиса юрфирмы Borenius из Финляндии слоган – «Do not settle for good. Expect great». «Мы используем его только в англоязычных питчпрезентациях, маркетинг-материалах и материалах для выступлений на конференциях и форумах. Этот слоган не переводится на финский или русский язык, поэтому его нет на нашем сайте», – рассказал управляющий партер ЮФ Борениус Андрей Гусев.

Со временем слоган может меняться. Так, DLA Piper отказалась от своего слогана «Everything Matters» («Всё имеет значение»). Компания «Клифф» тестирует сразу несколько слоганов: «Найдем оптимальное решение» и «Юридическая фирма 21 века». «Пока сложно сказать, какой из двух слоганов ближе клиентам, и вообще имеет ли он какое-то значение», – заявила Скворцова.

По мнению Апатова, слоган – это всегда обещание: «Поэтому формулировка слогана юридической фирмы – занятие, требующее дипломатической смекалки. Слоган должен отражать конкретную возможность или отношение, быть неотвратим от реальности, нести позитивную идею и легко запоминаться. Слоган не должен быть излишне художественным, не должен быть подвержен старению (ассоциироваться со старыми культурными отсылками), не должен быть длиннее 4 слов».

Вообще слоганы исторически не свойственны юридическому бизнесу. «Возможно, это связано со спецификой услуг, которые предоставляют юридические фирмы. Слоганы направлены на работу с массовой аудиторией, юридические же услуги являются очень специфической, личной услугой, и с помощью слоганов едва ли будут продаваться» – считает Клейн. Видимо, именно поэтому цель слоганов все понимают по-разному. «Слоган нужен, чтобы у клиентов выстраивалась четкая ассоциация с той или иной юридической фирмой и услугами, которые она предоставляет», – уверена Васильева. «Слоган помогает брендам на понятном языке обозначить свое позиционирование в глазах участников рынка. Для компаний, специализирующихся на юридических услугах, он может быть критически важен. При неочевидной разнице в названиях он способен четко определить специализацию и сферу компетенций. Например, для компании Сотби, специализирующейся на банкротствах, – «В долгах, как в шелках», – рассказал Мерзляков. «Слоган – это деталь гардероба, элемент формы. А встречают, как известно, по одежке. Конечно, и самая красивая форма не гарантирует успех, но, согласитесь, команда на пьедестале должна смотреться эффектно», – заявил управляющий партнер АБ Казаков и партнеры Дмитрий Казаков.

Другие эксперты уверены, что слоган важен лишь самим работникам. «Наш слоган не для внешней аудитории, а для нас самих», – заявил Данилов. «Слоганы полезны прежде всего для формирования лояльности сотрудников к компании и их объединению вокруг базовых ценностей фирмы. Миссия должна быть четко сформулирована, в том числе в слогане. Чтобы сотрудники могли транслировать ее за пределы компании: клиентам, конкурентам и другим участникам рынка», – уверен Гусев. «Слоганы мало влияют на продвижение на рынке, они скорее для сотрудников: четко формируют миссию и цель организации», – согласился Аржанников.

Креативный директор агентства «Монохром» Михаил Могилевец уверен, что слоган сам по себе не нужен – он приобретает ценность, только если раскрывает, дополняет и продолжает позиционирование бренда. «Сейчас у нас нет слогана. Мы предпринимали несколько попыток подумать над ним, но нам представляется, что слоган – это очень серьёзно. Он должен охватывать всю деятельность компании и выражать её суть. Поэтому мы решили повременить, если только не придумаем что-то универсальное, уникальное и на все времена», – рассказал Яблоков. В такой же ситуации оказалась руководитель пресс-службы КА Юков и партнеры Надежда Архипова: «Сложность в том, что разрабатывать слоган как набор неких тематических слов будет не совсем красиво и правильно, а создать органичный, который бы идеально бы подходил для компании, сидел, как дорогой костюм на успешном адвокате, не получилось. Так что мы пока без слогана».

При этом юристы не отвергают, что в будущем у них появится слоган. «У нас нет слогана и мы изначально не планировали его придумывать. Мы не стремились создавать слоган ради слогана в ущерб смыслу. И тем не менее, мы для себя эту опцию на будущее не закрываем – если вдруг почувствуем необходимость сказать очень кратко то, что не могут высказать другие», – заявил Шаматонов.

Суд решил взыскать с московских компаний в пользу банка «Югра» более 2 млрд рублей

Москва. 16 апреля. INTERFAX.RU — Арбитражный суд Москвы 12 апреля решил взыскать в пользу банка «Югра» с трех московских компаний долги по кредитам на общую сумму более 2,4 млрд рублей, следует из картотеки дел.

Так, суд решил взыскать с ООО «Консалт-групп» 2 млрд рублей, в том числе 1,97 млрд рублей основного долга, с ООО «Арт-Визинг» — 255,2 млн рублей (246,2 млн рублей основного долга) и с ЗАО «Альфапремьер» — 118,6 млн рублей (113 млн рублей основного долга).

Ранее сообщалось, что Девятый арбитражный апелляционный суд 15 марта оставил без изменения решение Арбитражного суда Москвы, который в конце 2017 года признал законным приказ ЦБ РФ об отзыве лицензии у банка «Югра». Третьими сторонами по делу выступают Агентство по страхованию вкладов (АСВ) и уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов. На это решение уже подана кассационная жалоба, дата ее рассмотрения пока не назначена.

До этого Арбитражный суд Москвы подтвердил законность решений ЦБ о введении в банк временной администрации в лице АСВ и моратория на удовлетворение требований кредиторов, отклонив соответствующий иск «Югры». Девятый арбитражный апелляционный суд 15 января оставил это решение в силе.

В суде находится еще один иск — Банка России о признании «Югры» банкротом. Его рассмотрение отложено на 24 апреля.

Банк России с 10 июля 2017 года ввел временную администрацию в лице АСВ в банк «Югра» . Лицензию у «Югры» ЦБ отозвал с 28 июля 2017 года.

Банк «Югра», основным собственником которого является бизнесмен Алексей Хотин, на конец первого квартала 2017 года занимал 33-е место по размеру активов и 12-е место по объему средств физлиц в рэнкинге «Интерфакс-100».

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 20.04.2017 N Ф05-2296/2017

АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 20 апреля 2017 г. по делу N А40-124026/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 13 апреля 2017 года.
Полный текст постановления изготовлен 20 апреля 2017 года.
Арбитражный суд Московского округа
в составе: председательствующего-судьи Дербенева А.А.
судей Ананьиной Е.А., Егоровой Т.А.
при участии в заседании:
от заявителя — ООО «Сетелем Банк» — Жигина А.А., доверенность от 22.08.2016; Кузнецов А.Н., доверенность от 12.12.2016; Бармин Е.В., доверенность от 27.01.2017; Ковалевская Ю.В., доверенность от 30.01.2017,
от ответчика — Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 50 по г. Москве — Ермаков М.М., доверенность от 11.04.2017,
рассмотрев 13 апреля 2017 года в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Сетелем Банк»
на решение от 09 августа 2016 года
Арбитражного суда города Москвы,
вынесенное судьей Шевелевой Л.А.,
на постановление от 05 декабря 2016 года
Девятого арбитражного апелляционного суда,
принятое судьями Кочешковой М.В., Яковлевой Л.Г., Румянцевым П.В.
по заявлению Общества с ограниченной ответственностью «Сетелем Банк» (ИНН 6452010742)
к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 50 по г. Москве
о признании недействительным решения

Общество с ограниченной ответственностью «Сетелем Банк» (далее — ООО «Сетелем Банк», Заявитель, Банк, Общество) обратилось в арбитражный суд города Москвы с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 50 (далее — Инспекция, МИ ФНС, налоговый орган) о признании недействительным решения N 248 от 30.11.2015 г. «Об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения».
Решением Арбитражного суда города Москвы от 09.08.2016 в удовлетворении заявления ООО «Сетелем Банк» отказано.
Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 05.12.2016 решение Арбитражного суда города Москвы от 09.08.2016 изменено, признано недействительным решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 50 по г. Москве N 248 от 30.11.2015 г. в части вывода о завышении заявленных убытков по налогу на прибыль организаций за 2011 — 2012 г. в сумме 765 726 руб. и занижении налоговой базы по налогу на прибыль организаций за 2013 год в сумме 1 107 171 руб. В остальной части решение оставлено без изменения.
Не согласившись с принятыми по делу судебными актами в части отказа в удовлетворении заявления Банка, ООО «Сетелем Банк» обратилось в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение Арбитражного суда города Москвы от 09.08.2016 и постановление Девятого арбитражного апелляционного от 05.12.2016 в части отказа в удовлетворении требований и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Заявитель — ООО «Сетелем Банк» в лице своих представителей в судебном заседании суда кассационной инстанции настаивал на удовлетворении кассационной жалобы по основаниям, в ней изложенным.
Ответчик — Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 50 по г. Москве в лице своего представителя возражал относительно удовлетворения кассационной жалобы по основаниям, изложенным в отзыве на кассационную жалобу.
Определением Арбитражного суда Московского округа от 13 марта 2017 года судебное заседание отложено на 13 апреля 2017 года.
Определением Арбитражного суда Московского округа от 13 апреля 2017 года в порядке статьи 18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации произведена замена в составе суда судьи Матюшенковой Ю.Л. ввиду нахождения ее в отпуске на судью Ананьину Е.А.
В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.
Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и, проверив в порядке статей 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражными судами норм материального и процессуального права в обжалуемой части, а также соответствие выводов, содержащихся в постановлении в обжалуемой части, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, не находит оснований для отмены или изменения судебного акта суда апелляционной инстанции в обжалуемой части ввиду следующего.
Как следует из текста кассационной жалобы, заявитель просит отменить решение Арбитражного суда города Москвы от 09.08.2016 и постановление Девятого арбитражного апелляционного от 05.12.2016 в части отказа в удовлетворении требований; в остальной части судебные акты не оспариваются.
В связи с изложенным, суд кассационной инстанции, основываясь на положениях статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, проверяет законность судебных актов только в обжалуемой части.
Как следует из материалов дела и установлено судом апелляционной инстанции, период с 01.01.2011 г. по 31.12.2013 г. по результатам проверки было вынесено спорное решение N 248 от 30.11.2015 г. «Об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения».
Налогоплательщик обжаловал решение в административном порядке. Решение УФНС России по г. Москве по апелляционной жалобе N 21-19/012482 от 11.02.2016 г., решение инспекции оставлено без изменения, а апелляционная жалоба Общества — без удовлетворения.
Общество, не согласившись с решением инспекции, обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.
Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявления в обжалуемой части, исходил из того, что Банком неправомерно учтены в составе расходов по налогу на прибыль выплаты увольняемым работникам, которые не соответствуют требованиям статей 252, 255 Налогового кодекса Российской Федерации.
Суд апелляционной инстанции в данной части с выводами суда первой инстанции согласился.
Кассационная коллегия считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций в обжалуемой части о применении норм права соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, оценка которым судом дана в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; суды первой и апелляционной инстанций правильно применили нормы права; кассационная жалоба удовлетворению не подлежит ввиду следующего.
Как установлено судами, Инспекция вменила Банку неправомерный учет в составе расходов на оплату труда выплат работникам, которые не соответствуют требованиям статей 252, 255 НК РФ, завышения убытков за 2011 — 2012 гг. на 29 725 442 р. и занижения налоговой базы по налогу на прибыль организаций за 2013 год на 15 157 554,55 р.
Согласно выводам Инспекции, спорные выплаты не относятся к расходам на оплату труда, поскольку они выплачивались за прекращение трудовых отношений работниками по собственному желанию и не были связаны с режимом работы и условиями труда.
Банк оформлял прекращение трудовых отношений двумя способами: в 2011 году заключались соглашения о расторжении трудовых договоров, в 2012-2013 гг. заключались дополнительные соглашения к трудовому договору и соглашения о расторжении трудовых договоров.
Инспекцией в оспариваемом решении в качестве примера приведены сведения из документов, подтверждающих возникновение и прекращение трудовых отношений Банка с Макуриной Кариной Игоревной (стр. 2 Решения).
Так, приказом от 01.03.2011 г. N 25/пр Макурина Карина Игоревна принята на работу в Дополнительный офис «Отделение Полянка» на должность Специалиста по работе с клиентами с окладом 25 000,00 руб. Трудовым договором от 01.03.2011 г. N 25 между Банком и Макуриной Кариной Игоревной установлено: п. 1.2 — Работник принимается в Дополнительный офис «Отделение Полянка» на должность Специалиста по работе с клиентами, расположенного по месту нахождения Работодателя в г. Москве; п. 5.1 — Работнику устанавливается должностной оклад в размере 25 000 руб. в месяц. Работодатель удерживает из заработной платы Работника суммы налога на доходы физических лиц, а также другие обязательные к удержанию суммы в том случае, если их удержание предусмотрено действующим законодательством; п. 5.2 — размеры заработной платы, иных выплат могут быть пересмотрены по соглашению сторон.
Соглашением о расторжении трудового договора от 22.12.2011 г. установлено: п. 1 — расторгнуть трудовой договор по соглашению сторон, пункт 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (далее — ТК РФ) 30.12.201; п. 2 — Работодатель обязуется выплатить Работнику компенсацию при увольнении в размере 150 000 руб. до уплаты налога на доходы физических лиц.
Приказ от 30.12.2011 г. N 202/ув о прекращении трудового договора Банка с Макуриной Кариной Игоревной с 30.12.2011 г.
Пример сведений из документов, подтверждающих возникновение и прекращение трудовых отношений Банка с Мокиенко Романом Владимировичем (стр. 3 Решения), с которым заключались дополнительные соглашения к трудовому договору.
Приказом от 16.10.2006 г. N 116-06/ЛС Мокиенко Роман Владимирович принят на должность менеджера по обучению с окладом 119 520 руб., надбавкой 29 880 руб., на основании трудового договора от 16.10.2006 г. N 128. Трудовым договором от 19.10.2007 г. N 347/6 между Банком и Мокиенко Романом Владимировичем (далее — Работник) установлено: п. 1.2 — Работник принимается в Департамент по работе с персоналом на должность менеджера по обучению, расположенного по месту нахождения Работодателя в г. Москве, п. 5.1 — Работнику устанавливается должностной оклад в размере 149 400 руб. в месяц. Работодатель удерживает из заработной платы Работника суммы налога на доходы физических лиц, а также другие обязательные к удержанию суммы в том случае, если их удержание предусмотрено действующим законодательством, п. 5.2 — размеры заработной платы, иных выплат могут быть пересмотрены по соглашению сторон.
Согласно пункту 5.1 дополнительного соглашения от 01.03.2011 г. N 7 Работнику устанавливался должностной оклад в размере 225 000 р. в месяц. Приказом от 01.03.2011 г. N 107/а Руководителю отдела корпоративных продаж Управления розничного обслуживания и каналов продаж Мокиенко Роману Владимировичу с 01.03.2011 г. установлен оклад в размере 225 000 руб.
Пунктом 2 дополнительного соглашения от 03.10.2011 г. установлено, что в случае прекращения (расторжения) Договора по соглашению сторон (пункт 1 статьи 77 ТК РФ) Работодатель обязан выплатить Работнику денежную компенсацию в размере шести должностных окладов Работника (до уплаты налога на доходы физических лиц) по состоянию на дату расторжения договора, на основании заключенного с Работником соглашении о расторжении трудового договора. Соглашением о расторжении трудового договора от 26.12.2011 г. установлено: п. 1 — расторгнуть трудовой договор по соглашению сторон, (пункт 1 статьи 77 ТК РФ) 27.12.2011 г.; п. 2 — Работодатель обязуется выплатить Работнику компенсацию при увольнении в размере 1 350 000 руб. до уплаты налога на доходы физических лиц.
Приказ от 27.12.2011 г. N 193/3/ув о прекращении трудового договора Банка с Мокиенко Романом Владимировичем с 27.12.2011 г.
Инспекцией при анализе трудовых договоров, заключенных Банком с работниками, установлено, что положения об оплате труда идентичны, при этом отличаются суммы должностных окладов и суммы выплаченных компенсаций при увольнении, а также указано на предоставление иных компенсационных выплат в соответствии с локальными нормативными актами Банка и действующим законодательством. При этом трудовые договоры не содержат условий, регламентирующих их прекращения.
Согласно пункту 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации расходами признаются обоснованные (экономически оправданные) затраты, оценка которых выражена в денежной форме и при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.
В силу пункта 49 статьи 270 Налогового кодекса Российской Федерации расходы, не соответствующие данным критериям при определении налоговой базы, не учитываются.
Налоговое законодательство не содержит положений, позволяющих налоговому органу при применении статьи 252 Налогового кодекса оценивать произведенные налогоплательщиками расходы с позиции их экономической целесообразности. Расходы признаются экономически обоснованными, если они необходимы для деятельности налогоплательщика (Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.03.2011 г. N 8905/10, от 25.02.2010 г. N 13640/09).
По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24.02.2004 г. N 3-П, судебный контроль также не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией.
Как указал Верховный Суд Российской Федерации в Определении от 23.09.2016 N 305-КГ16-5939 по делу N А40-94960/2015, увольнение работника является завершающим этапом его вовлечения в деятельность налогоплательщика, в связи с чем вывод о несоответствии расходов, производимых при увольнении работников, требованиям пункта 1 статьи 252 НК РФ не может следовать из того факта, что работник в дальнейшем не сможет приносить доход организации результатом своего труда. Иное бы означало оценку целесообразности увольнения работника на соответствующих условиях путем прекращения трудовых отношений по соглашению сторон, а не по иным основаниям, предусмотренным Трудовым кодексом.
Однако это не означает, что экономически оправданными могут признаваться расходы, произведенные вне связи с экономической деятельностью налогоплательщика, то есть, по существу направленные на удовлетворение личных нужд уволенных граждан за счет бывшего работодателя.
Такой вывод согласуется с правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда, изложенной в Постановлении от 01.03.2011 г. N 13018/10, согласно которой для целей исчисления налога на прибыль организаций производимые при увольнении работников выплаты не должны быть аналогичны расходам, поименованным в пункте 25 статьи 270 НК РФ, то есть надбавкам к пенсиям, единовременным пособиям уходящим на пенсию ветеранам труда и тому подобным выплатам, имеющим характер личного обеспечения работника после его увольнения.
С учетом изложенного, судами правильно указано, что для правильного разрешения спора необходимо оценивать экономическую оправданность спорных выплат, установив их природу.
При этом при значительном размере таких выплат, их явной несопоставимости обычному размеру выходного пособия, на которое в соответствии со статьей 178 ТК РФ вправе рассчитывать увольняемый работник, длительности его трудового стажа и внесенному им трудовому вкладу, а также иным обстоятельствам, характеризующим трудовую деятельность работника, на налогоплательщике в соответствии с пунктом 1 статьи 54, пунктом 1 статьи 252 НК РФ и частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лежит бремя раскрытия доказательств, обосновывающих природу произведенных выплат и их экономическую оправданность.
Судом апелляционной инстанции установлено, что в качестве таких доказательств Банком представлены следующие документы.
Протокол заседания совета директоров от 11.07.2011 г. N 13/11, в котором указаны принятые ключевые решения: утвердить прекращение банковского бизнеса КБ «БНП Париба Восток» ООО (с 22.04.2013 г. изменено фирменное наименование на «Сетелем Банк» ООО); одобрена продажа розничного кредитного портфеля, утвержден размер выходного пособия для всех сотрудников, которым не предложено трудоустройство в компаниях группы БНП Париба или Сбербанк — за 6 месяцев работы, и за 5 месяцев работы для тех, кто не принял предложения о трудоустройстве, одобрено информирование сотрудников без распространения деталей.
Выписка Совета директоров Банка от 28.08.2012 г. N 12/12, в которой указано, что утвержден План реструктуризации Банка, в который входило увольнение работников до и (или) после даты, когда должны быть достигнуты «Параметры целевого состояния»: персонал по работе с клиентами и операционных отделов (исключая зарезервированную бухгалтерскую группу), включая 214 работников по работе с клиентами, 87 работников операционных отделов и 80 работников в отпуске по уходу за ребенком.
Выписка из протокола заседания Совета директоров Банка от 27.04.2015 г. N 04/12, согласно которой Совет директоров Банка рассмотрел и принял к сведению презентацию о результатах закрытия бизнеса Банка и презентацию о статусе проекта по созданию совместного предприятия с ОАО «Сбербанк России».
Представленные документы, по мнению Банка, свидетельствуют о том, что «Сетелем Банк» (ООО) запланировал прекращение банковского бизнеса, в связи с чем, определил размер выходного пособия и количество увольняемых работников.
Кроме того, судом апелляционной инстанции в материалы дела приобщен представленный Банком Расчет экономического обоснования выплат работникам при увольнении по соглашению сторон.
С учетом совокупности установленных по делу обстоятельств, судом апелляционной инстанции сделан правомерный вывод, что Банком не представлено достаточных доказательств экономической оправданности расходов, учтенных им при исчислении налога на прибыль организаций.
Из представленных Банком документов следует, что ООО «Сетелем Банк» запланировал прекращение банковского бизнеса, в связи с чем, определил размер выходного пособия и количество увольняемых работников.
Однако, как правильно указано судом апелляционной инстанции, из них не следует, что указанные в них выплаты будут произведены работникам, увольняющимся по соглашению сторон (пункт 1 статьи 77 ТК РФ), а не работникам, уволенным в порядке пункта 1 статьи 81 ТК РФ.
Кроме того, как установлено судом, в соглашениях о расторжении трудовых договоров, дополнительных соглашениях к трудовым договорам и соглашениях о расторжении трудовых договоров также не имеется ссылки на Протокол заседания совета директоров от 11.07.2011 г. N 13/11, либо на иной документ, подтверждающий, что увольнение указанных работников связано именно с реорганизационными процедурами, проводимыми в Банке.
Также судом апелляционной инстанции правомерно учтено следующее.
В соответствии со статьей 178 ТК РФ, при расторжении трудового договора в связи с ликвидацией организации либо сокращением численности или штата работников организации увольняемому работнику выплачивается выходное пособие в размере среднего месячного заработка, а также за ним сохраняется средний месячный заработок на период трудоустройства, но не свыше двух месяцев со дня увольнения (с зачетом выходного пособия).
В исключительных случаях средний месячный заработок сохраняется за уволенным работником в течение третьего месяца со дня увольнения по решению органа службы занятости населения при условии, если в двухнедельный срок после увольнения работник обратился в этот орган и не был им трудоустроен.
Таким образом, законодательством в случаях расторжении трудового договора в связи с ликвидацией организации либо сокращением численности или штата работников предусмотрена выплата увольняемому работнику выходного пособия в максимальном размере четырех средних месячных заработков.
При этом, как установлено судом, Банк производил увольняемым по соглашению сторон работникам выплаты в размере, начиная меньше одного оклада до восьми окладов.
Кроме того, из представленного Банком в суде апелляционной инстанции расчета «экономического обоснования выплат работникам при увольнении по соглашению сторон», невозможно установить методику (принципы) определения размера выплат при увольнении тому или иному работнику. При этом размер выплаты для каждого работника определялся вне какой-либо связи с их трудовой деятельностью, стажем работы, занимаемыми должностями в Банке до увольнения.
В качестве примера Инспекция приводит ситуации со следующими работниками: — в пользу Шлык С.А. (начальник отдела) за период работы в Банке с 01.03.2012 г. по 25.03.2013 г. при установленном ежемесячном окладе в размере 115 000 руб. произведена выплата при увольнении в сумме 230 000 руб. (2 оклада), в пользу Гаймалдиновой Л.Г. (менеджер по работе с ключевыми партнерами) за период работы в Банке с 01.03.2012 г. по 29.03.2013 г. при установленном ежемесячном окладе в размере 170 000 руб. произведена выплата при увольнении в сумме 1 020 000 руб. (6 окладов), в пользу Маловой В.О. (старший менеджер по работе с клиентами) за период работы в Банке с 31.10.2008 г. по 01.07.2013 г. при установленном ежемесячном окладе в размере 29 000 руб. произведена выплата при увольнении в сумме 116 000 руб. (4 оклада).
Также из Расчета следует, что размер произведенных в пользу уволенных работников выплат находится в диапазоне от 0,58 до 8,00 окладов, а при разнице в продолжительности стажа у ряда работников, количество выплаченных им окладов были одинаковы.
Кроме того, претензии налогового органа за 2011 год касаются произведенных выплат в пользу работников в отношении 23 человек, в то время как в Расчете Банка за 2011 год указан только один сотрудник.
Также судом апелляционной инстанции правильно отмечено, что Банк, приводя расчет полученной экономии при расторжении трудовых договоров с работниками по соглашению сторон, не подтверждает документально о последующем непоступлении на места данных уволенных сотрудников других работников, т.е. нет доказательства того, что фактически Банк преследовал цель уменьшения численности работников.
Доказательств того, что Расчет был составлен именно на момент принятия Банком решения о массовом увольнении работников и, следовательно, уже тогда Банком было принято решение об экономической целесообразности для Банка выплачивать компенсации именно в таком размер, в материалы дела не представлено, при этом Расчет даты его составления не содержит.
Также Банком в материалы дела не представлено доказательств улучшения показателей его работы после спорного увольнения работников.
Таким образом, судом апелляционной инстанции сделан правомерный вывод о том, что Банк не представил суду достаточных доказательств, обосновывающих природу произведенных выплат и их экономическую оправданность.
Как указал Верховный Суд Российской Федерации в Определении от 23.09.2016 N 305-КГ16-5939 по делу N А40-94960/2015, при отсутствии таких доказательств налоговый орган вправе исходить из того, что произведенные работникам выплаты в соответствующей части являются личным обеспечением работников, предоставляемым на период после их увольнения, и не уменьшают налогооблагаемую прибыль (пункты 25, 49 статьи 270 НК РФ).
На основании вышеизложенного, кассационная коллегия соглашается с выводами суда апелляционной инстанции о том, что в настоящем деле не подлежит применению пункт 9 статьи 255 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку обстоятельства увольнения работников налогоплательщика в связи с сокращением численности работников налогоплательщиком не подтверждены, с учетом того, что согласно представленным доказательствам увольнение сотрудников производилось по соглашению сторон. Также обществом не доказаны обстоятельства экономической обоснованности затрат на выплату компенсаций при увольнении работников по соглашению сторон, в том числе с целью минимизации затрат при сокращении штата работников. В этой связи ссылка заявителя кассационной жалобы на Определение Верховного Суда Российской Федерации от 23 сентября 2016 года N 305-КГ16-5939 в спорной ситуации не применима.
При этом кассационная коллегия также учитывает указания Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации на толкование закона, изложенные в Определении от 12 декабря 2016 года N 305-КГ16-16415 по делу N А40-195535/2015.
Таким образом, вопреки доводам кассационной жалобы, проанализировав и оценив представленные в деле доказательства в их совокупности и взаимной связи в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правомерному выводу о том, что оспариваемое решение налогового органа в части неуплаты Банком налога на прибыль организаций по данному эпизоду соответствует действующему налоговому законодательству и не нарушает права и интересы общества.
Доводы заявителя кассационной жалобы о несогласии с оценкой судами имеющихся в деле доказательств по сути направлены на переоценку установленных судами фактических обстоятельств дела и имеющихся в деле доказательств, что в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации выходит за пределы полномочий суда кассационной инстанции.
Исходя из изложенного, судом апелляционной инстанций полно и всесторонне исследованы обстоятельства дела, правильно применены нормы материального и процессуального права.
Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием для отмены судебного акта, арбитражным судом апелляционной инстанции при вынесении обжалуемого судебного актов, не допущено.
Иные доводы о нарушении судом апелляционной инстанции норм права, приведенные в кассационной жалобе, подлежат отклонению, поскольку основаны на неправильном толковании норм права, а также как направленные на переоценку установленных судом апелляционной инстанции обстоятельств и представленных в материалы дела доказательств, которая в силу положений статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не входит в полномочия суда кассационной инстанции.
Руководствуясь ст. ст. 284 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 05 декабря 2016 года по делу N А40-124026/2016, — оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Сетелем Банк» — без удовлетворения.

Председательствующий судья
А.А.ДЕРБЕНЕВ

Смотрите так же:

  • Положение лагеря дневного пребывания Летний лагерь дневного пребывания! Летний лагерь дневного пребывания «Вершина»! В прошлом году этот формат оказался удобным для детей и их родителей. В 2018 мы организуем тренировочный лагерь с детальным планом подготовки на каждую смену. Тренировками на […]
  • Не платила налоги год ооо Если я не платил налог 3 года,что меня ждет.. Если вы не уплатили налог то пеня - http://ipipip.ru/shtrafi/ Если вы не уплатили налог и при этом скрыли доход - Статья 122 НК РФ - Неуплата или неполная уплата сумм налога (сбора) 1. Неуплата или неполная […]
  • Приказ 1014 от 30082013 года минобрнауки Приказ Министерства образования и науки РФ от 30 августа 2013 г. N 1015 "Об утверждении Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по основным общеобразовательным программам - образовательным программам начального общего, основного […]
  • О защите прав потребителей пленум 17 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 28 июня 2012 г. N 17 О РАССМОТРЕНИИ СУДАМИ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ […]
  • Халва где оформить АвтоХалва – это расширенная версия карты рассрочки, идеальный выбор для семейных автолюбителей! Ежедневные покупки становятся выгоднее: • до 36 мес. беспроцентной рассрочки на покупку товаров во всей партнёрской сети; • дополнительный 1 мес. рассрочки в […]
  • Образец заявления на вычеты по ндфл в 2014 году Налоговые вычеты на детей в 2018 году Детские налоговые вычеты — это один из видов государственных льгот родителям, на содержании которых находятся несовершеннолетние дети или учащиеся до 24 лет. Применение вычета позволяет экономить часть дохода семьи за […]
  • Налог на прибыль федеральный бюджет реквизиты КБК налога на прибыль 2018 года Коды бюджетной классификации необходимо знать каждому бухгалтеру, сотруднику налоговой и иных контролирующих организаций. Это важный элемент регулярной уплаты налогов. Здесь мы рассмотрим, как изменился налог на прибыль, а […]
  • Юрист судебный вакансии Сайты, содержащие информацию об открытых вакансиях: Рекомендации по составлению резюме * Арбитражный суд Поволжского округа объявляет об открытой вакансии "специалист 1 разряда отдела делопроизводства". Требования: среднее профессиональное образование […]