Международное преступление пример

Международные преступления: понятие и виды

В общемировых юридических нормах отсутствует единое понятие международного преступления. Однако в них присутствуют основные его признаки. В различных источниках встречается такое определение, как «международное преступление против человечества и мира». Многие ученые и Комиссия ООН считают эти термины синонимичными. В этой связи было решено не вводить общего определения. Комиссия ООН пришла к выводу о том, что установление общих пределов концепции, определяющих международные преступления, понятие и виды таких деяний, предусмотренных в Уставе Нюрнбергского трибунала (в ст. 6), должно осуществляться на практике.

Общее определение

В настоящее время в мировой и отечественной литературе предлагается множество дефиниций. Проанализировав их, специалисты попытались сформулировать общее определение. Международное уголовное преступление представляет собой нарушение общемировых юридических предписаний. Оно влечет индивидуальное наказание для лица, его совершившего. Основным признаком такого деяния выступает его принципиальная подсудность судебной инстанции любой страны, которая хочет и обладает возможностью начать соответствующее производство. Эта особенность отличает международные преступления от обычных деяний, преследование по которым касается доктрины государственного суверенитета.

Схожая категория

Преступления международного характера представляют собой посягательство на мирное сотрудничество в разных сферах отношений: имущественной, социально-культурной, экономической и так далее. Такие деяния наносят ущерб юридическим лицам и гражданам различных стран. Наказания за преступления международного характера могут устанавливаться в соответствующих межгосударственных соглашениях. Однако такие договоры должны быть ратифицированы странами, их подписавшими. Привлечение к ответственности виновных в этом случае осуществляется в пределах конкретной государственной юрисдикции. К таким деяниям, как правило, относят пиратство, угон самолетов, фальшивомонетничество, изготовление и распространение наркотиков и так далее.

Какими признаками обладают международные преступления?

Их характеристика строится на определенных особенностях. В первую очередь это широкая сфера распространения. Международное преступление, преступление против мира охватывает нарушения как обычных, общих норм, так и условий межгосударственных соглашений. Предписания, которые не соблюдает виновный субъект, должны быть направлены на защиту конкретных ценностей. Они рассматриваются мировым сообществом как важнейшие и связывающие всех людей и все страны. Главные ценности закрепляются:

  • В Уставе ООН.
  • Всеобщей декларации прав человека.
  • Европейской конвенции.
  • Международных пактах.
  • Женевской конвенции и пр.
  • Борьба с международными преступлениями является задачей для всего мирового сообщества.

    Основные типы

    В нормативных документах выделяют следующие виды международных преступлений:

  • Геноцид.
  • Военные посягательства.
  • Преступления против человечности.
  • Агрессия.
  • Это определение охватывает международно-правовые преступления, совершаемые с целью уничтожения какой-либо этнической, религиозной или национальной группы. К ним, в частности, относят:

    1. Убийство членов сообщества.
    2. Предотвращение деторождения.
    3. Психическое воздействие.
    4. Ограничение условий для нормальной жизнедеятельности.
    5. Нанесение физических повреждений.
    6. Указанные международные преступления закреплены в Конвенции о предупреждении геноцида и наказаний за него от 1948 г., в Римском статуте МУС от 1998 г.

      Посягательства на граждан

      В эту категорию включены следующие международные преступления:

    7. Порабощение.
    8. Убийства.
    9. Ссылка.
    10. Преследование по религиозным, расовым, политическим и другим мотивам и пр.
    11. Эти деяния нашли отражение в Римском статуте, Уставе международного трибунала.

      Военные посягательства

      К ним относят такие международные преступления:

      • Рабство в отношении жителей оккупированной территории.
      • Истязания мирного населения.
      • Убийства граждан.
      • Насильственные действия по отношению к военнопленным.
      • Убийства заложников.
      • Разорение и ограбление частной либо общественной собственности, не оправданные военными маневрами.
      • Разрушение деревень или городов и пр.
      • Такие преступления закреплены в Уставе трибунала, Римском статуте, Дополнительном протоколе к Женевским конвенциям.

        Отечественное законодательство

        Ответственность за международные преступления зафиксирована в гл. 34 УК. В ней предусмотрено наказание по следующим статьям:

      • 354 — за публичный призыв к развязыванию войны.
      • 356 — за использование запрещенных методов и средств ведения боевых действий.
      • 357 — за геноцид.
      • 360 — за нападение на учреждения и лиц, находящихся под международной защитой.
      • Следует сказать, что ст. 356 УК по своей сути является бланкетной, поскольку в ней содержится ссылка на межгосударственные соглашения с РФ.

        Признание деяний: последствия

        Исследователи выделяют несколько наиболее существенных правовых последствий классификации посягательств в качестве международных преступлений:

        1. Деяния данной категории наказываются вне зависимости от того, предусматриваются ли какие-либо санкции за них во внутригосударственном законодательстве.
        2. Международные посягательства могут преследоваться судами, которые при других (обычных) обстоятельствах не имели бы соответствующей юрисдикции. Это значит, что субъекты, которые предположительно ответственны за их совершение, могут быть осуждены и наказаны любой страной вне зависимости от территориальной связи с деянием и от гражданства жертвы или злоумышленника. Не будет иметь значения и отсутствие прямой угрозы безопасности или национальным интересам этого государства. Таким образом, судебное преследование осуществляется инстанцией, даже если отсутствуют традиционные основания для юрисдикции.
        3. Международные посягательства смягчают общепринятые нормы, предусматривающие иммунитет глав стран и других высших лиц от преследования. Это значит, что лицо, которое совершило такого рода деяние, действовало как государственный чиновник, представитель державы. На такого субъекта неприкосновенность уголовной или гражданской юрисдикции компетентных судов и зарубежных стран не распространяется. В качестве исключения выступают действующие государственные главы, диппредставители, министры ИД, пользующиеся неприкосновенностью до момента оставления своего поста.
        4. Суду может предоставляться временная юрисдикция по международным деяниям, совершенным до его учреждения. Данное правило ограничивается только случаями, когда посягательства были криминализованы в общемировых нормах на момент совершения.
        5. К международным преступлениям, во всяком случае, к таким, как геноцид, военным преступлениям, пыткам, деяниям против человечества, сроки давности применяться не могут.
        6. Акты амнистии, принятые властями стран, гражданами которых выступают субъекты, предположительно совершившие деяния, или на территории которых имели место рассматриваемые посягательства, не связывают суды прочих государств и другие компетентные инстанции.
        7. Посягательства на субъектов, находящихся под защитой

          Перечень лиц, деяния в отношении которых признаются как международные преступления, закреплен в соответствующей конвенции. Согласно документу, к субъектам, находящимся под защитой, следует отнести:

          1. Главу государства или каждого члена коллегиального органа, исполняющего его обязанности.
          2. Должностное лицо либо другого агента международной межправительственной организации, членов их семей, проживающих с ними.
          3. Министра ИД.
          4. Представителей государства либо других должностных лиц, обладающих правом на специальную защиту.
          5. Главу правительства.
          6. Сопровождающих лиц, указанных выше субъектов, членов их семей.
          7. Преднамеренность

            Она устанавливается в отношении преступлений, если было совершено:

          8. Похищение, убийство либо иное посягательство на свободу и личность субъекта, находящегося под специальной защитой.
          9. Нападение с использованием насилия на жилое, официальное помещение, транспортное средство такого лица.
          10. Попытка посягательства.
          11. Соучастие в нападении.
          12. Выражение угроз в отношении лица под специальной защитой.
          13. В отличие от отечественной уголовной системы, в международном законодательстве предусматривается более широкий круг деяний. При этом не имеет значения мотив, по которому совершалось посягательство. Основные положения в отношении специальной защиты лиц установлены в конвенциях. Одна из них была принята в 1994 году. Она регламентирует безопасность персонала ООН и связанных с ним лиц. К последним, в частности, относят участников миротворческих операций, сотрудников неправительственных объединений, оказывающих гуманитарную помощь. Посягательства на таких субъектов признаются преступлениями в соответствии с национальным уголовным законодательством.

            Захват заложников

            Это преступление характеризуется как опасный террористический акт. Первоначально захват заложников классифицировался как нарушение общепринятых в мире норм только в случае, если был связан с вооруженными конфликтами. Характеристика этого преступления установлена в Конвенции от 1979 г., к которой в 1987 году присоединился СССР. В документе, в частности, сказано, что субъект, который захватывает и удерживает другое лицо, угрожая убить, причинить вред, или продолжает удерживать его, чтобы заставить государство, межправительственную организацию либо какого-либо гражданина/юрлицо совершить акт в качестве обязательного условия для освобождения, совершает захват заложников. В качестве такого преступления рассматривается также попытка и участие в таком деянии. В данном случае речь идет о преступлении международного характера. В этой связи в ст. 13 конвенции оговаривается, что положения документа не распространяются на случаи, когда захват граждан совершен в пределах территории одной страны, а злоумышленник и жертва являются его гражданами, при этом первый находится в данном государстве. Это примечание устанавливает рамки взаимодействия держав в борьбе с таким преступлением. Вместе с этим данная оговорка не препятствует правительству государства предусмотреть в собственном законодательстве наказание за любой акт захвата заложников.

            Оборот наркотиков

            Незаконные операции, связанные с изготовлением, сбытом таких веществ, в течение многих десятилетий выступают в качестве объекта международного нормативного воздействия. Сегодня в мире действуют Единые конвенции о психотропных и наркотических средствах. Они предполагают широкое юридическое регулирование, предусматривают методы контроля над оборотом запрещенных соединений. В частности, наказание предусматривается за незаконные:

          14. Ввоз/вывоз.
          15. Хранение.
          16. Культивирование и изготовление.
          17. Продажу/приобретение.
          18. В качестве нового нормативного акта выступает Конвенция ООН, регламентирующая методы борьбы с незаконным оборотом таких соединений. Этот документ был принят в 1988 г. СССР ратифицировал его в 1989-м. В конвенции провозглашается, что искоренение незаконного распространения, изготовления, хранения наркотических, психотропных веществ выступает как коллективная обязанность всех стран. Перечень действий, которые квалифицируются как преднамеренное нарушение установленных предписаний, приводится в ст. 3. В отечественном законодательстве также предусматривается ответственность за такого рода деяния. Комплексным значением обладает ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах», принятый в 1998-м. В нем утверждены основы правительственной политики в сфере незаконного оборота этих веществ, присутствуют ссылки на международные акты.

            Захват самолета

            Это преступление также описывается в соответствующей Конвенции ООН. В документе отмечается, что деяние такого рода угрожает безопасности имущества и лиц, наносит существенный ущерб воздушному сообщению, подрывает веру граждан в безопасность полетов. Характеристика преступления дана в ст. 1 конвенции. В качестве деяния признаются незаконные, с применением насилия или под такой угрозой либо с использованием другой формы запугивания захват самолета либо осуществление контроля над ним, предпринятые любым субъектом на борту судна, пребывающего в полете. К данной категории преступлений относится также попытка его совершения и соучастие в нем. Самолет считается пребывающим в полете от момента закрытия внешних дверей после совершения погрузки до открытия любой из них для выгрузки. Конвенция распространяется на случаи, когда место фактической посадки либо взлета находится за пределами регистрации самолета. При этом не будет иметь значения, совершался внутренний либо международный перелет.

            Конвенция не ограничивает государства в установлении ответственности в собственном законодательстве за такого рода преступления. В РФ вопрос о наказании решается следующим образом. Ответственность не обусловливается факторами, отмеченными конвенцией и относящимися к взаимодействию стран. Она касается любых случаев захвата или угона самолета. При этом наказание распространяется на деяния, совершенные не только в полете, но во время пребывания на земле. Ограничительные положения, установленные в конвенции, не оказывают влияния на национальную юрисдикцию.

            Дополнительно

            Сегодня выделяют еще одну категорию — трансграничное преступление. Как правило, такие деяния представляют собой посягательство, причинившее вред интересам организаций или граждан разных стран. То есть ущерб в данном случае распространяется за границы одного государства. Такой характер в последнее время приобрела организованная преступность.

            Пример подвига

            В спорах о деле Светланы Давыдовой уже высказался весь спектр расколотого российского общества: от «засудить вражину» до «наградить героиню», через «какие же идиоты чекисты» до «сделать мученицей многодетную русскую провинциалку». На самом деле эта история имеет не только очень важный моральный и политический аспект, но и юридический, поскольку наглядно показывает различие между государством (англосаксы в данном случае говорят «правительство») и нацией (как суверенным в своей власти над государством народом).

            Конечно, если кто и годится на роль символической жертвы государственной паранойи и государственного садизма, так эта именно отважная женщина, решившая остановить замышлявшуюся, как ей казалось, интервенцию против Украины в апреле 2014 года. Для России такая фигура куда выразительней в роли жертвы Власти-Левиафана, нежели капитан артиллерии Дрейфус из семьи эльзасских еврейских торговцев – для Франции 120 лет назад.

            Теперь посмотрим на этот казус (случай) с правовой точки зрения. Из УК РФ однозначно следует, что объективной стороной вменяемого Давыдовой преступного деяния (госизмена) является нанесение ущерба безопасности страны. Попытка срыва тайной (в виде «вежливых зеленых людей») или явной интервенции в мирную и по документам союзную соседнюю страну не может рассматриваться как ущерб национальной безопасности. Более того, сама подготовка такой интервенции является преступлением – превышением должностных полномочий (ст. 286 УК). Со всеми утяжелениями – государственными должностными лицами, организованной группой с тяжкими последствиями и прочее. Поэтому подготовка к совершению преступления не может рассматриваться как охраняемая законом тайна. Поэтому в нормальном суде обвинение против Давыдовой распалось бы мгновенно.

            Теперь о том, что юристы называют субъективной стороной преступления, – наличии умысла. Да, Светлана Давыдова знала, чего хочет, – сообщив свои подозрения о подготовке агрессии, она надеялась: украинское государство – либо дав знать по дипломатическим каналам, что оно предупреждено, либо подняв международный скандал, – сможет войну предотвратить.

            Поскольку тема борьбы с фашизмом и войною усилиями отечественной пропаганды превращены в постоянный идеологический фон, то позволю себе напомнить историю, которая 80 лет назад стала выразительным примером борьбы с войной и фашизмом.

            Это дело писателя и пацифиста Карла фон Осецки. Видный деятель, как сказали бы сейчас, немецкого антивоенного движения, он случайно (как и Светлана Давыдова) узнает от друга-летчика, что Германия тайно воссоздает свою военную авиацию (как стало потом известно – в теснейшем сотрудничестве с СССР). Германии – как «стране-агрессору» времен Первой мировой войны – было запрещено Версальским договором. Осецки поднимает международный скандал, надеясь что Лига Наций и великие державы добьются от его страны отказа от подготовки новой войны. Дело происходит весною 1929 года, во времена, которые сейчас кажутся совершенно вегетарианскими. Но на волне «военно-патриотического подъема» (на пост президента претендуют фельдмаршал Гинденбург и ефрейтор Гитлер) в 1931 году Осецки получил полтора года тюрьмы за госизмену. А великие державы разоблачений не заметили, ультиматумов встающей с колен Германии не предъявили.

            Осецки отказался стать политическим беженцем. Политическая амнистия в конце 1932 года открыла ему двери тюрьмы. Но он настолько стал для нацистов и иных «патриотов» символом «национал-предательства», что после прихода Гитлера к власти несчастного бросили в концлагерь. Поскольку пацифист стал символом сопротивления милитаризму, в надежде спасти Осецки, в 1935 году его наградили Нобелевской премией мира (а в 1940 году, оккупировав Норвегию, нацисты разобрались с членами Нобелевского комитета, голосовавшими за кандидатуру «национал-предателя»). В 1938 году, затравленный и фактически находящийся под домашним арестом (из концлагеря его выпустили – надвигалась берлинская Олимпиада), Осецки умер в больнице. Я полагаю, что пример подвига Карла фон Осецки должен подвигнуть на номинирование Светланы Давыдовой на Нобелевскую премию мира. Как раз можно успеть в феврале.

            Вернемся к обещанному правовому казусу. Российский уголовный кодекс прямо разрешает нарушить законодательство для предотвращения более общественно-опасного преступления. Этот же закон трактует подготовку агрессивной войны как особо тяжкое международное преступление.

            Отправка войск на территорию Украины – безусловная агрессия. Подготовка такой агрессии – тяжкое нарушение российского закона. Попытка срыва такой агрессии – попытка предупредить особо тяжкое преступление. Поэтому Светлана Давыдова, даже формально нарушая закон, на самом деле неукоснительно соблюдала нормы более высокого права – она стремилась остановить международное преступление. Это – как переломать руки насильнику или вышибить мозги убийце. То нарушение закона, которое и означает его соблюдение. В этом деле Светлана представляла российскую нацию, ставшую жертвой преступления государства/власти. Нация в ее лице осуществляла свое право на законную оборону.

            Поэтому защита Светланы Давыдовой – это не просто защита простой женщины, матери и так далее. Это – защита права нации останавливать преступление правительства.

            Евгений Ихлов – эксперт Движения за права человека, общественный деятель и публицист

            Международное экономическое право (мэп): понятие, предмет, система

            Итак, международное экономическое право это система международно-правовых норм, регулирующих МЭО.

            Другими словами, МЭП  это система норм, регулирующих отношения между субъектами МП в связи с их деятельностью в области международных экономических отношений (в торговой, финансовой, инвестиционной, миграционной и иных сферах).

            Предметом МЭП являются главным образом две группы правоотношений:

             отношения между публичными лицами по поводу трансграничного движения ресурсов в двустороннем, многостороннем, универсальном порядке;

             отношения между публичными лицами по поводу внутренних правовых режимов, в которых взаимодействуют в МЭО частные лица, перемещаются на частноправовом уровне товары/услуги, денежные средства, инвестиции, рабочая сила и т. п.

            МЭП подразделяется на Общую и Особенную части. В Общую часть МЭП входят, в частности, международно-правовые институты, закрепляющие:

             специальные (отраслевые) принципы МЭП;

             правовое положение государств, других субъектов МЭП;

             международно-правовой статус «операторов» МЭО;

             международно-правовой режим различных видов ресурсов, включая режим государственной собственности. Нормы, обеспечивающие режим «общего наследия человечества» (по сути, «право общечеловеческой собственности»), составляют отдельную отрасль/институт МП;

             «право экономической интеграции»;

             «право экономического развития»;

             правила ответственности государств и применения санкций в МЭП;

             общие основы международного экономического порядка и международной экономической безопасности;

             процессуальные нормы урегулирования международных споров и т. п.

            В Особенную часть входят подотрасли/институты, регулирующие трансграничное движение всех основных видов ресурсов: товаров, финансов, инвестиций, рабочей силы, а именно:

            международное торговое право, в рамках которого регулируется движение товаров, включая торговлю услугами, правами;

            международное финансовое право, регулирующее финансовые потоки, расчетные, валютные, кредитные отношения;

            международное инвестиционное право, в рамках которого регулируется движение инвестиций (капиталов);

            международное миграционное право, в рамках которого регулируется движение трудовых ресурсов, рабочей силы;

            право международной экономической помощи как совокупность норм, регулирующих движение материальных и нематериальных ресурсов, не являющихся товаром в принятом смысле (сфера, в которой ресурсы перемещаются, как правило, без встречного «возмещения»).

            Многие нормы и институты МЭП являются общими для двух и более подотраслей МЭП (например, для международного инвестиционного и международного финансового права).

            Многие институты МЭП являются общими для МЭП и для других отраслей МП. Так, режим морских исключительных экономических зон, режим морского дна как «общего наследия человечества» устанавливаются международным морским правом; режим рынка услуг в области авиаперевозок  международным воздушным правом, и т. д.

            Комплексный состав такого рода институтов  это отражение сложного характера системы МП/МЭП.

            Через многие свои нормы и институты МЭП соприкасается также с международным административным правом.

            К межотраслевым институтам такого рода, возможно, следовало бы отнести (полностью или частично):

             международное таможенное право;

             международное энергетическое право;

             международное транспортное право;

             международное налоговое право;

             международное антимонопольное (или конкурентное) право;

             международное рыболовное право;

             международное туристское право;

             международное страховое право;

             международное банковское право;

             прочие институты и подотрасли, «завязанные» на взаимодействии органов исполнительной власти государств в самых разнообразных сферах (число их будет быстро расти).

            Многими своими нормами и институтами указанные нормативные блоки соприкасаются с МЭП (например, в части торговли страховыми, банковскими, туристическими услугами).

            Собственно говоря, и само МЭП  тоже в значительной мере является частью международного административного права (по крайней мере, в том, что касается отношений между публичными лицами по поводу внутренних правовых режимов).

            Через процессуальные нормы и институты МЭП взаимодействует, соприкасается с отраслью международного процессуального права.

            Следует отличать понятие международного экономического права как явления реальности от понятия МЭП как науки и учебной дисциплины.

            МЭП, как наука и как учебная дисциплина, стала складываться в России на основе предыдущего научного, теоретического багажа в 80-х годах ХХ века.

            Большой вклад в развитие этой науки внесли известные правоведы: А. Б. Альтшулер, Б. М. Ашавский, А. Г. Богатырев, М. М. Богуславский, К. Г. Борисов, Г. Е. Бувайлик, Г. М. Вельяминов, С. А. Войтович, Л. И. Волова, С. А. Григорян, Г. К. Дмитриева, А. А. Ковалев, В. И. Кузнецов, В. И. Лисовский, Е. Т. Усенко, Н. А. Ушаков, И. В. Шаповалов, В. П. Шатров и многие другие.

            Среди зарубежных юристов, в той или иной степени разрабатывавших вопросы правового регулирования МЭО, необходимо назвать следующих правоведов: Д. Виньес, М. Виралли, П. Жюйар, И. Зайдль-Хохенвельдерн, Д. Карро, Ж.-Ф. Лалив, А. Пелле, П. Пиконе, Питер Верлорен ван Темаат, П. Рейтер, Е. Совиньон, Т. С. Соренсен, Э. Уштор, Ф. Фикентшер, М. Флори, Т. Флори, Г. Шварценбергер, В. Эбке, Г. Эрлер и многие другие.

            Состав международного преступления

            Преступление в международном праве, как уже было отмечено ранее, обладает признаками общественной опасности, противоправности, виновности и наказуемости, с присущими этой отрасли права определенными особенностями. В процессе применения норм международного уголовного права происходит оценка соответствия совершенного деяния как юридического факта тем признакам, которые использованы для описания этого деяния в норме международного права. Таким образом, речь идет о квалификации преступления. Именно правовая норма содержит научную абстракцию, которую в теории уголовного права называют corpus delicti, или «состав преступления». В отечественной уголовно-правовой доктрине под составом преступления традиционно понимают совокупность (систему) объективных и субъективных признаков (элементов), которые характеризуют конкретное общественно опасное деяние (действие или бездействие) как преступление. При этом любой состав преступления образуют четыре элемента (группы признаков): объект – то, на что направлено деяние; объективная сторона – то, в чем проявляется деяние; субъект – лицо, совершившее деяние; субъективная сторона – психическое отношение лица к совершаемому деянию.

            Составы преступлений в международном уголовном праве могут находиться в различных правовых источниках, причем одновременно в нескольких действующих актах (например, состав преступления геноцида определен как в соответствующей конвенции, так и в Римском статуте МУС). Структура состава преступления в международном уголовном праве, как и любого состава, также характеризуется наличием объективных и субъективных элементов (признаков), которые обладают определенной спецификой. В качестве этих элементов, если использовать термины, которыми оперирует отечественная уголовно-правовая доктрина, выступают: объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона преступления. Поэтому имеющиеся дефиниции состава преступления в международном уголовном праве отражают традиционные подходы к определению понятия «состав преступления» в российском уголовном праве.

            А. Г. Кибальник определяет состав преступления по международному уголовному праву как «совокупность установленных источниками международного уголовного права объективных и субъективных признаков, характеризующих деяние как преступление по международному уголовному праву» [1] . Р. А. Адельханян определяет состав военных преступлений как «совокупность установленных источниками международного уголовного права объективных и субъективных признаков, характеризующих деяние как военное преступление по международному уголовному праву» [2] .

            Для характеристики объекта преступлений по международному уголовному праву мы обратимся к апробированной в российском уголовном праве четырехступенчатой классификации объектов.

            В качестве общего объекта преступлений по международному уголовному праву, по нашему мнению, может рассматриваться совокупность всех жизненно важных интересов мирового сообщества, подпадающих под охрану международного права. Родовым объектом международных преступлений выступает мир и безопасность человечества. Определить родовой объект преступлений международного характера крайне затруднительно, поскольку характер этих преступлений чрезвычайно разнообразен, что и препятствует их объединению под эгидой одного «общего знаменателя». С учетом вышеприведенных классификаций конвенционных преступлений, представляется возможным выделить такие их видовые объекты, как, например, свободу человека, экономическую безопасность, здоровье населения и общественную нравственность, и др. Непосредственные же объекты, т.е. то, на что направлено конкретное преступление, столь многочисленны, что перечислить их невозможно.

            Повышенная общественная опасность преступлений по международному праву определяется, в частности тем, что они, как правило, посягают на несколько непосредственных объектов [3] . Так, например, объектами геноцида являются безопасные условия жизни национальных, этнических, расовых или религиозных групп (основной объект), а также жизнь, здоровье, права и свобода человека (дополнительный объект).

            Среди криминообразующих признаков определенных составов преступлений можно выделить предмет. В качестве такового выступают, например, оружие массового поражения, наркотические средства, порнографические предметы.

            В некоторых составах международных преступлений одним из признаков может быть потерпевший. Жертвой преступления геноцида индивид становится не в силу своих личных характеристик, а по причине его принадлежности к определенной группе лиц. Поэтому существенным фактором является определение и выделение признаков той или иной группы населения; к таким признакам относится принадлежность лица к той или иной национальной, этнической, расовой или религиозной группе. В составах военных преступлений одним из потерпевших может быть заложник.

            Объективная сторона преступлений в международном праве есть внешнее проявление преступного поведения, которое характеризуется наличием нескольких признаков [4] . Преступление – прежде всего поступок, деяние человека, отличающееся от других проявлений человеческого поведения наличием общественной опасности. В подавляющем большинстве случаев преступление в международном уголовном праве – это активное поведение, т.е. действие. Особенностью многих международных преступлений, на что обращается внимание в литературе, является их масштабный характер, зачастую представляющий «сложную и разветвленную деятельность многих лиц и организаций, осуществляемую подчас на протяжении нескольких лет и даже десятилетий» [5] . Такими признаками, без сомнения, обладают «преступления против человечности», к которым в ст. 7 Римского статута МУС отнесены различные преступления (убийства, порабощение, пытки, изнасилование и др.), которые «совершаются в рамках широкомасштабного или систематического нападения на любых гражданских лиц. » [6] .

            Вместе с тем уголовная ответственность за бездействие также не исключается. Например, Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву от 10 декабря 1982 г. [7] фактически обязывает капитана любого судна, в той мере, в какой капитан может это сделать, не подвергая серьезной опасности судно, экипаж или пассажиров:

            «а) оказывать помощь любому обнаруженному в море лицу, которому угрожает гибель;

            b) следовать со всей возможной скоростью на помощь терпящим бедствие, если ему сообщено, что они нуждаются в помощи, поскольку на такое действие с его стороны можно разумно рассчитывать;

            c) после столкновения оказать помощь другому судну, его экипажу и его пассажирам и, когда это возможно, сообщить этому другому судну наименование своего судна, порт его регистрации и ближайший порт, в который оно зайдет» (ст. 98).

            Несоблюдение требований Конвенции представляет собой преступное бездействие.

            Другим признаком объективной стороны являются вредные последствия. Если для наличия оконченного состава преступления требуется наступление определенных последствий, то такой состав относится к материальным. Например, Европейская конвенция о наказании за дорожно- транспортные преступления от 30 ноября 1964 г. называет среди таковых непредумышленное убийство или телесное повреждение в результате несчастного случая на дорогах. Разумеется, в таких случаях необходимым признаком преступлений будет и причинная связь между деянием и наступившими последствиями.

            В большинстве же случаев состав международного преступления сконструирован как формальный, т.е. преступление будет считаться оконченным независимо от наступления (или ненаступления) определенных последствий. Например, согласно положениям Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 3314 (XXIX) от 14 декабря 1974 г. агрессия является преступлением против международного мира и влечет международную ответственность. Статья 3 указанного документа содержит подробный (но не исчерпывающий) перечень действий, которые должны быть квалифицированы в качестве акта агрессии.

            К ним относятся:

            «а) вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства или любая военная оккупация, какой бы временный характер она ни носила, являющаяся результатом такого вторжения или нападения, или любая аннексия с применением силы территории другого государства или части ее;

            b) бомбардировка вооруженными силами государства территории другого государства или применение любого оружия государством против территории другого государства;

            c) блокада портов или берегов государства вооруженными силами другого государства;

            d) нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские или воздушные силы, или морские и воздушные флоты другого государства;

            e) применение вооруженных сил одного государства, находящихся на территории другого государства по соглашению с принимающим государством, в нарушение условий, предусмотренных в соглашении, или любое продолжение их пребывания на такой территории по прекращении действия соглашения;

            1) действие государства, позволяющего, чтобы его территория, которую оно предоставило в распоряжение другого государства, использовалась этим другим государством для совершения акта агрессии против третьего государства;

            g) засылка государством или от имени государства вооруженных банд, групп и регулярных сил или наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечисленным выше актам, или его значительное участие в них» [8] .

            Очевидно, что все эти проявления агрессии сконструированы как составы формальные.

            Иногда так называемым факультативным признакам (время, место, обстановка, способ, орудия и средства совершения преступления) объективной стороны может придаваться характер криминообразующих. Например, в Конвенции ООП по морскому праву от 10 декабря 1982 г. и в Конвенции об открытом море от 29 апреля 1958 г. подчеркивается, что пиратство совершается в открытом море или в месте, находящемся вне юрисдикции какого-либо государства.

            Принцип индивидуальной уголовной ответственности является краеугольным камнем международного уголовного права. В ходе первого международного судебного процесса по рассмотрению дел о совершении международных преступлений (Нюрнберг, 1945–1946 гг.) была обозначена важная юридическая проблема: какого рода ответственность за нарушение норм международного права несут государство и индивид. Парируя доводы защиты, настаивавшей на том, что за нарушение норм международного права нс могут быть наказаны отдельные физические лица, Нюрнбергский трибунал указал, что «преступления против международного права совершаются людьми, а не абстрактными категориями, и только путем наказания отдельных лиц, совершающих такие преступления, могут быть соблюдены установления международного права» [9] . Это наследие Нюрнберга было в целом воспринято и современным международным правом. Так, Римский статут МУС устанавливает, что Суд обладает юрисдикцией только в отношении физических лиц (ст. 25), уточняя, что его юрисдикция не распространяется на лиц, не достигших 18-летнего возраста на момент предполагаемого совершения преступления (ст. 26).

            В международном уголовном праве действует презумпция вменяемости субъекта преступления, основанная на том, что любое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности, считается вменяемым, пока не доказано иное [10] . Согласно ст. 31 Римского статута МУС ответственность лица, совершившего деяние в состоянии невменяемости, исключается. Поскольку в нормах международного права не содержится никаких указаний на возможный минимальный возраст уголовной ответственности, то, по крайней мере, в отношении международных преступлений можно сделать следующий вывод: их субъектом является физическое вменяемое лицо, достигшее 18 лет.

            Относительно конвенционных преступлений следует сказать, что их субъектом, или, по крайней мере, субъектом некоторых из них, может быть и юридическое лицо. Это вполне определенно указано, например, в ст. 18 Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г.

            Наряду с общим международному праву известен и специальный субъект. В качестве таковых выступают, например, в военных преступлениях – военный командир, начальник, лицо, эффективно действующее в качестве военного командира; при неоказании помощи на море – капитан судна.

            Субъективная сторона преступлений в международном праве характеризуется внутренним, психическим отношением виновного к совершенному общественно опасному деянию и наступившим последствиям, которое может быть как умышленным, так и неосторожным. Впрочем, в нормах международного права (в отличие от российского уголовного права) нет прямого указания на то, что преступления могут быть совершены с указанными формами вины. Природа большинства международных преступлений такова, что они могут быть совершены только умышленно. На это прямо указывается, например, в ст. 30 Римского статута МУС: «Если не предусмотрено иное, лицо подлежит уголовной ответственности и наказанию за преступление, подпадающее под юрисдикцию Суда, только в том случае, если по признакам, характеризующим объективную сторону, оно совершено намеренно и сознательно». О намеренности и сознательности говорится соответственно в ст. 2 Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него от 9 декабря 1948 г. и ст. 2 Конвенции о борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами от 2 декабря 1949 г. Преднамеренный характер преступлений подчеркивается в ст. 1 Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, от 23 сентября 1971 г. и ст. 3 Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ от 20 декабря 1988 г.

            Неосторожная форма возможна в составах некоторых преступлений международного характера. О ней упоминается, например, в ст. 2 Международной конвенции по охранению подводных телеграфных кабелей от 14 марта 1884 г., Приложении к Европейской конвенции о наказании за нарушения правил дорожного движения от 30 ноября 1964 г.

            Мотивы и цели совершения преступлений в ряде случаев имеют значение для квалификации совершенных деяний. Тогда они становятся обязательными признаками субъективной стороны преступления. Например, «цель продажи», «цель производства», «цель незаконного культивирования, производства или изготовления» являются конструктивными признаками преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, исходя из содержания ст. 3 Конвенции ООП о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ.

            При оценке субъективной стороны преступления международное уголовное право закрепляет положения, требующие учитывать возможную ошибку лица в факте или ошибку в праве. Согласно ст. 32 Римского статута МУС ошибка в факте является основанием для освобождения от уголовной ответственности, если она исключает необходимую субъективную сторону данного преступления. Ошибка в праве, когда заблуждение связано с относимостью деяния к преступлению, подпадающему под юрисдикцию Суда, не является основанием для освобождения от уголовной ответственности. Но ошибка в праве может служить основанием для освобождения лица от уголовной ответственности, если она исключает необходимую

            субъективную сторону этого преступления, либо в порядке, предусмотренном в ст. 33 Статута (приказы начальника и предписания закона).

          19. [1]Наумов А. В., Кибальник А. Г., Орлов В. Н., Волосюк П. В. Международное уголовное право. С. 111.
          20. [2]Адельханян Р. А. Военные преступления в современном нраве. М., 2003. С. 101 – 103.
          21. [3] Это утверждение в большей степени относится к международным преступлениям.
          22. [4] Подробно об объективной стороне преступления см., например: Кудрявцев В. Н. Объективная сторона преступления. М.: Госюриздат, 1960; Тимейко Г. В. Общее учение об объективной стороне преступления. Ростов н/Д, 1977.
          23. [5] Международное уголовное право: учеб, пособие / Блищенко И. П. [и др.]; под общ. ред. В. Н. Кудрявцева. М.: Наука, 1999. С. 69.
          24. [6] СПС » КонсультантПлюс».
          25. [7] Подписана от имени СССР в г. Монтего-Бее 10 декабря 1982 г. Ратифицирована (с заявлением) Федеральным законом от 26 февраля 1997 г. № 30-ФЗ. Вступила в силу для Российской Федерации 11 апреля 1997 г. – Прим. ред.
          26. [8] Международное публичное право: сб. документов: в 2 т. Т. 2. М.: БЕК, 1996. С. 3–5.
          27. [9] Нюрнбергский процесс: сб. материалов: в 2 т. Т. 2. / под ред. К. П. Горшенина, Р. А. Руденко, И. Т. Никитченко. М., 1954.С. 992.
          28. [10] Это следует, в частности, из содержания ст. 16 Международного пакта о гражданских и политических правах.
          29. Меджлис под запретом: почему Россия не выполняет решение Международного суда ООН

            Украина вновь обратилась в Международный суд ООН по поводу запрета Меджлиса крымскотатарского народа – он остался вне закона в России и в аннексированном Крыму, несмотря на решение этой инстанции. МИД России год назад заявлял, что решение суда якобы не содержит требование разрешить работу Меджлиса.

            В 2016 году подконтрольный России Верховный суд Крыма, а затем и Верховный суд России постановили запретить представительный орган крымских татар – его признали экстремистской организацией, якобы из-за посягательства на территориальную целостность России и запугивание людей. Но в апреле 2017-го Международный суд ООН в рамках промежуточного решения по украинскому иску обязал Россию отменить ограничения на деятельность Меджлиса.

            Глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров считает, что российские власти не могут позволить себе пойти на попятную даже перед структурами ООН.

            – Мы сразу говорили, и сейчас это подтвердилось, что Россия будет любым способом уклоняться от выполнения промежуточного решения Международного суда ООН. Это было уникальное решение, потому что Россию – постоянного члена Совета Безопасности ООН – обязали немедленно предпринять действия, в том числе отменить запрет Меджлиса, а она это не выполнила. Несмотря на то что российские силовые органы нанесли очень сильные удары по крымскотатарскому народу, запретив Меджлис, арестовав многих активистов, разогнав независимые СМИ, – России не удается поставить на колени крымских татар, которые сохраняют свое единство и всеми своими коллективными действиями заявляют, что не принимают оккупационную власть. Так что отменить запрет Меджлиса для ФСБ, для путинского режима было бы слишком.

            Рефат Чубаров отмечает, что деятельность активистов крымскотатарского национального движения в Крыму усложнилась, но не ослабла.

            Радиослушатель Владимир предлагает России взять с США не лучший пример:

            «Хотел бы вам напомнить, что решения Международного суда ООН не являются обязательными к выполнению. Чтобы они стали обязательными, их должен утвердить Совет Безопасности. Кроме того, я считаю, что Россия должна создать тюрьму по принципу Гуантанамо в США, но на территории Сирии, и туда террористов всех отправлять, крымскотатарских в том числе».

            Рефат Чубаров парирует, что радиослушатель неверно трактует международное право.

            – Во-первых, Россия обязана выполнить решение Международного суда ООН – согласие на рассмотрение иска по ратифицированным Россией конвенциям означает и признание того, что решение суда является обязательным. Поэтому Путин и Российская Федерация сегодня совершают очередное международное преступление. Однако нет механизма, чтобы заставить государство выполнять решения Международного суда, потому одним из выходов может быть рассмотрение на Совете Безопасности ООН, а Россия остается постоянным его членом с правом вето. Во-вторых, по поводу тюрьмы для «террористов», я уверен, что в родословной нашего радиослушателя наверняка есть трагические судьбы, связанные с недавним общим прошлым – сталинскими репрессиями. Тогда были не «террористы», а «враги народа», которых убивали в лагерях непосильными работами, голодом и так далее.

            Посол Украины в Королевстве Нидерланды Всеволод Ченцов рассказывает, как украинские дипломаты намерены добиваться от России реакции на решение Международного суда ООН:

            – У нас нет оснований сомневаться в четкости и непротиворечивости решения Международного суда. Российская Федерация должна была снять запрет с деятельности Меджлиса. Спустя год мы были вынуждены обратить внимание суда на то, что его решение не выполняется, и попросили подтвердить, что оно означает то, что означает. Результат, который мы ожидаем, – это трактовка суда, что решение предполагает только одно: требование снять запрет на деятельность Меджлиса – и что решение это не может трактоваться как-либо еще. Российская сторона не выполняет его, ссылаясь на прохождение каких-то процедур, рассмотрений. Продолжаться дальше так не может. Суд уже обозначил, что Российская Федерация должна отреагировать на украинское ходатайство до середины мая.

            Российский юрист Николай Полозов заключает, что неисполнение решения Международного суда ООН может привести разве что к усилению санкций против России.

            – В рамках этих обеспечительных мер я подавал в российский суд заявление о пересмотре дела о запрете Меджлиса по вновь открывшимся обстоятельствам, однако его отказались рассматривать. Прежде всего, это связано с политической позицией руководства России, которое, по всей видимости, приняло окончательное решение о запрете представительного органа крымских татар. И, несмотря на то, что российская сторона участвует в этом судебном процессе, я не думаю, что ООН сможет оказать влияние на Россию. Но, на мой взгляд, очень важно юридически зафиксировать нарушения, которые допускает Российская Федерация по отношению к гражданам Украины, по отношению к крымским татарам, – и на основе этого воздействовать на Москву санкциями других стран, у которых появятся формальные основания для расширения ограничений.

            (Текст подготовил Владислав Ленцев)

            103. Понятие международного права.

            Как известно, в мире существуют две системы права: а) внутреннее право; б) международное право. Во всех определениях МП зримо или незримо присутствует указание, по крайней мере, на несколько главных идей:

            o МП представляет собой «совокупность», «комплекс», «систему» норм;

            o создателями норм МП являются государства и межгосударственные организации;

            o нормы эти направлены на регулирование «межгосударственных отношений» или отношений «между субъектами МП». Другими словами, речь идет о нормах, которые следует называть международно-правовыми.

            Следовательно, вся система международно-правовых норм — это и есть международное право. И наоборот: международное право — это система международно-правовых норм, регулирующих международные отношения.

            104. О нормах МП.

            Международно-правовая норма и норма внутреннего права отличаются друг от друга; это нормы разных правовых систем. Для международно-правовой нормы характерны следующие признаки: а) такая норма создается государствами и (или) международными организациями (т.е. субъектами МП); б) она образуется посредством международного договора, международного обычая или нормативного акта международной организации; в) регулирует отношения с участием государств и международных организаций. Иногда добавляют, что признаком международно-правовой нормы является также определенный механизм принуждения, охраны нормы.

            Получается, что международно-правовая норма — это правило поведения для государств; она создана государствами и регулирует отношения между государствами. В равной степени это может относиться и к международным (межгосударственным) организациям. Норма МП появляется как результат соглашения между сторонами; это соглашение может быть выражено явно или неявно (в писаном или неписаном виде) — в международном договоре, международной обычае, в нормативном акте международной организации.

            Существует множество различных видов международно-правовых норм: универсальные, региональные и локальные; нормы, рассчитанные на неопределенное число случаев, и нормы индивидуальные; нормы императивные и диспозитивные; договорные и обычно-правовые; запрещающие, обязывающие и управомочивающие (дозволяющие); нормы материальные и процессуальные; программные; административные; технические; отсылочные и др.

            Вот пример международно-правовой нормы: «Прибрежное государство не должно препятствовать мирному проходу иностранных судов через территориальное море, за исключением случаев, когда оно действует так в соответствии с настоящей Конвенцией» (Конвенция ООП по морскому праву, ст. 24, п. 1).

            Рассмотрим кратко основные виды международно-правовых норм. Универсальными в МП называют нормы, которые распространяются на все государства. Все государства подчиняются этим правилам, связаны ими. Такие нормы создаются, изменяются и отменяются только международным сообществом в целом. Их называют также «общепризнанными» нормами. Из них состоит общее МП. В своем большинстве эти нормы рождены международными обычаями, а затем значительная часть их приобрела писаную форму в универсальных конвенциях. Вот пример универсальной (общепризнанной) нормы: «Каждое государство обязано добросовестно выполнять свои обязательства, вытекающие из общепризнанных принципов и норм международного права» (Декларация о принципах международного права, резолюция ГА ООН 1970 г.).

            Региональные нормы действуют, как правило, в рамках межгосударственных интеграционных объединений, являющихся зачастую и пространствами одного цивилизационного типа. Международно-правовые нормы регионального действия, с одной стороны, создают дифференцированные международно-правовые режимы, делают МП фрагментарным, но, с другой стороны, они — необходимая стадия движения к более сбалансированному универсальному МП, которое сложится на основе согласования региональных норм и принципов.

            Локальными называются нормы, которые действуют между двумя, тремя или небольшой группой государств на географически ограниченном пространстве. Если государства не связаны географической близостью, то такие нормы называются партикулярными. Локальными (партикулярными) могут быть и нормы международных обычаев.

            Часть блока универсальных норм имеет характер «jus cogens», т.е. императивных норм. Другая часть состоит из норм диапозитивных, — от которых государства вправе отступить. Императивные нормы МП обладают самой высокой юридической силой. Такая норма «принимается и признается международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо и которая может быть изменена только последующей нормой общего международного права, носящей такой же характер» (ст. 53 Венской конвенции о праве международных договоров). Договоры, противоречащие такой норме, — недействительны. Появление императивных норм означало, что больше пет «свободы договоров» в МП.

            К императивным нормам относятся, например: запрет работорговли, запрет пиратства, колониализма, отдельные правила ведения военных действий, запрет на осуществление геноцида, запрет агрессии. Императивные нормы МП формируют так называемый международный публичный порядок. Они порождают универсальные правоотношения — правоотношения между всеми государствами (erga omnes). Нарушение основополагающей императивной нормы представляет собой международное преступление. В таком случае поставить вопрос об ответственности государства-правонарушителя вправе не только пострадавшее государство, а любое государство мира. Концепция защиты общих интересов действиями любого члена общества обозначается термином «actio popularis».

            Диспозитивными называются нормы, от которых государства, международные организации могут отступить по взаимному соглашению (если это не затрагивает интересы третьих государств). Большинство норм МП (как универсальных, так и локальных/партикулярных) являются диспозитивными. Они образуют диапозитивное право — jus dispositivum.

            В международной системе государствами зачастую вырабатываются и принимаются рекомендательные нормы: они не предписывают юридических запретов, субъективных прав или обязанностей, не имеют санкций. Такие нормы устанавливают желательную модель поведения. В теории МП сложились два взгляда на рекомендательные нормы: первый исходит из того, что рекомендательные нормы не входят в международное право (Тункин Г. И., Крылов II. Б., Лукашук И. И.); второй — из того, что они являются частью МП (Черниченко С. В., Вельяминов Г. M.). Рекомендательные нормы зачастую становятся этапом на пути к появлению обычно-правовых или договорных норм в МП.

            В международном праве имеется большая группа отсылочных норм: они отсылают либо к другим нормам, либо к другим договорам. Встречаются отсылки к принципу справедливости, к политическим нормам, к документам рекомендательного характера. Отдельно выделяются так называемые организационные нормы: нормы уставов международных организаций; внутреннее право международных организаций.

            Кроме того, следует различать в МП еще два вида норм: нормы многократного/постоянного применения и нормы индивидуальные (разового применения). Нормы многократного/постоянного применения направлены на длящееся регулирование отношений. Пример: взаимное предоставление государствами режима наибольшего благоприятствования в отношении товаров из страны-партнера. Такая норма может действовать годами и десятилетиями. Пример нормы индивидуализированного характера, разового применения — это обязательство государства передать другому государству некое имущество, выдать конкретное лицо, изменить уровень дипломатического представительства и т.и. Такие правоотношения «закрываются», как только соответствующие действия будут произведены.

            Международно-правовые нормы (как и нормы внутреннего права) могут быть материальными и процессуальными. Материальные нормы определяют права и обязанности государств, а процессуальные — порядок создания и осуществления международно-правовых норм. В этом смысле процессуальные нормы — производны от материальных, вторичны. Процессуальные нормы образуют международное процессуальное право. К блоку процессуальных норм можно отнести: нормы, которые регулируют деятельность Международного суда ООН, Совета безопасности ООН, других международных органов, правила действия норм во времени и пространстве, правила реализации международной ответственности, применения принудительных мер и т.п. Процессуальные нормы есть практически в каждом международном договоре.

            В международное процессуальное право следует включить также «общие принципы права». Концепция общих принципов права родилась благодаря ст. 38 Статута Международного суда ООН. В ней сказано, что Суд при разрешении споров применяет «общие принципы нрава, признанные цивилизованными нациями». Примерами могут служить принципы: sic ntere tuo ut alienum non laedes — осуществлять свои права, не нанося ущерба интересам других (данный принцип, кстати, был использован Комиссией международного права ООН при разработке проблемы ответственности государств за последствия, не запрещенные международным нравом); cessante ratione legis, cessant et ipsa lex — если исчезает основание для существования закона, должен исчезнуть и сам закон. Общие принципы права — это принципы, которые являются общими и для внутреннего права государств, и для международного права.

            Каждая норма права вообще и международно-правовая норма в частности имеют свою структуру. Из теории права известно, что норма состоит из трех частей: гипотезы, диспозиции и санкции. Особенность международно-правовых норм состоит в том, что их санкции зачастую отсутствуют либо являются неопределенными, либо вытекают из принципов или системы МП в целом. Есть мнение, что санкции в МП существуют в форме международного обычая. Как видим, это сказывается на качестве международного правопорядка, где много правонарушений и произвола.

            Итак, предметом МП являются международные отношения; точнее — межгосударственные отношения (отношения с участием государств и межгосударственных организаций). Если детализировать предметно-объектную сферу МП, то в нее можно было бы включить несколько групп отношений: а) отношения по поводу поведения субъектов МП в международной системе — их субъективных прав, юридических обязанностей; б) отношения между субъектами МП по поводу их внутренних правовых режимов; в) отношения по поводу основ международного правопорядка в целом — норм и принципов erga omnes.

            В пространственную (пространственно-территориальную) сферу МП включаются отношения по поводу сухопутных, водных, воздушных, космических и иных пространств. Так, например, МП регулирует межгосударственные отношения в Антарктике, открытом морс, Районе (на морском дне), космосе, а через внутренние правовые режимы воздействует и на отношения на территории государств.

            Смотрите так же:

            • Саженцы правила посадки Правила посадки саженцев Здравствуйте, уважаемые друзья! Разберем сегодня правила посадки саженцев на садовом участке. 1. Очень важно перед посадкой не допустить подсыхания корневой системы саженца. Рекомендуется за 1 — 2 суток до начала посадки поместить […]
            • Какое пособие после смерти пенсионера Выплаты и пособия выплачиваемые после смерти человека После смерти родственников полагаются выплаты, позволяющие сократить расходы на погребение и облегчить материальную сторону жизни членов семьи умершего. Обычно родственники занимаются похоронами, забывая […]
            • Нотариус ул Бассейная Нотариусы Киева Данный материал рассчитан на тех, кому нужен нотариус в Киеве. Чтобы оформить договор купли-продажи квартиры, генеральную доверенность или заверить документы. Так как не каждый знает, где и как их найти, я решил создать перечень нотариусов […]
            • Правила пуэ 6 издание ПУЭ (последняя редакция) Правила устройства электроустановок (ПУЭ) — это основной нормативно-технический документ, которым руководствуются проектировщики при расчете электроустановок всех типов и модификаций. Другими словами, ПУЭ — это правила, в которых […]
            • Заявление об утере полиса осаго Что делать, если потерян полис ОСАГО? Действия по восстановлению «автогражданки» Потеря полиса ОСАГО является серьезной проблемой для страхователей (подробнее о том, для чего этот полис нужен, мы писали тут). Ведь его восстановление занимает немало времени […]
            • Заявление на оплачиваемый отпуск на 1 день Секреты грамотного написания заявления на отпуск — образцы для скачивания. Нужно ли писать, если есть график? Ежегодный оплачиваемый отпуск представляет собой период времени, который дается сотруднику для отдыха. Продолжительность длится 28 дней. При наличии […]
            • Архив приказов о приеме на работу Приказы по личному составу – их формирование и хранение Приказы по личному составу группируются в отдельное дело, при этом имеют свою собственную нумерацию (отличную от приказов по основной деятельности). Внутри дела документы систематизируются по […]
            • Дата увольнения во время отпуска Как происходит увольнение сотрудника во время отпуска Трудовое законодательство запрещает прекращение трудовых отношений с сотрудником, во время его нахождения в отпуске. Но этот случай не относится к увольнению по собственному желанию или по причине […]