Расчеты с адвокатами

Использование АО квитанций для наличных расчетов (апрель-май 2007 г.)

Использование адвокатскими образованиями квитанций для оформления наличных расчетов по оплате услуг адвокатов

Применение письма Министерства финансов РФ от 29 декабря 2006 г. № 03-01-15/12-384 комментирует специалист по налоговому консультированию, член Совета ФПА РФ Ольга АНУФРИЕВА.

Учитывая устоявшуюся в адвокатуре практику применения квитанций при наличных расчетах за услуги адвокатов и основываясь на разъяснениях Минфина России и ФНС России, подтверждающих отсутствие у адвокатских образований необходимости применять контрольно-кассовую технику (ККТ), ФПА РФ направила в Минфин России соответствующие документы в целях утверждения формы бланка строгой отчетности (БСО) для осуществления наличных расчетов за юридическую помощь, оказываемую адвокатами.

Комментируемым письмом Минфин России отказал адвокатам в специальном БСО и мотивировал свой отказ тем, что все БСО, утверждаемые в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 31 марта 2005 г. № 171 «Об утверждении Положения об осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт без применения контрольно-кассовой техники» (в ред. от 5 декабря 2006 г.), приравниваются к кассовым чекам и являются документами, предусмотренными Федеральным законом от 22 мая 2003 г. № 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт» (далее — Закон о ККТ). Поскольку адвокатские образования, в том числе адвокатские кабинеты, при осуществлении деятельности, предусмотренной Федеральным законом от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (в ред. от 20 декабря 2004 г.; далее — Закон об адвокатской деятельности), не подпадают под действие Закона о ККТ, то при приеме наличных денежных средств в счет оплаты услуг адвокатов они не обязаны использовать БСО, предусмотренные данным Законом (письмо Минфина России от 29 декабря 2006 г. № 03-01-15/12-384; далее — письмо № 03-01-15/12-384).

До этого разъяснения ФНС России, не оспаривая тот факт, что положения Закона о ККТ не распространяются на адвокатские образования, придерживалась позиции, согласно которой адвокатские образования не вправе осуществлять наличные расчеты за услуги адвокатов без использования специального БСО, утвержденного Минфином России.

Более того, поскольку отсутствовали указания или разъяснения Минфина России относительно возможности применения адвокатскими образованиями такой формы БСО, как квитанция к приходному кассовому ордеру (ПКО) с указанием назначения вносимых средств, ФНС России считала, что денежные расчеты за оказание юридической помощи в адвокатских образованиях должны осуществляться только через кредитные учреждения посредством безналичных расчетов (письмо ФНС России № 04-2-03/130 от 20 сентября 2005 г. и др.).

Таким образом, письмо № 03-01-15/12-384 можно рассматривать как официальное подтверждение того, что адвокатам разрешено осуществлять кассовые операции.

Следовательно, для того чтобы надлежащим образом оформлять прием в кассу адвокатского образования наличных денежных средств в счет оплаты услуг адвокатов, необходимо и достаточно заполнять приходные кассовые ордера (далее — ПКО) и выдавать квитанции к ним, подтверждающие прием денежных средств, а также выполнять иные требования Порядка ведения кассовых операций в Российской Федерации, утвержденного решением Совета директоров Центрального банка РФ от 22 сентября 1993 г. № 40 (далее — Порядок), в том числе вести кассовую книгу и журнал регистрации ордеров.

Все требования Порядка должны были выполняться адвокатскими образованиями при осуществлении кассовых операций и до выхода письма № 03-01-15/12-384, несмотря на то, что действующий текст Порядка (п. 44) содержит норму, согласно которой он не является обязательным к применению юридическими лицами, занимающимися деятельностью, не преследующей цели получения прибыли, т. е. некоммерческими организациями.

Это связано с тем, что в 1997 г. ЦБ РФ, уполномоченный регулировать порядок работы с денежной наличностью и порядок ведения кассовых операций в Российской Федерации, распространил действие Порядка на все юридические лица в Российской Федерации, независимо от их организационно-правовой формы и ведомственной принадлежности (письмо ЦБ РФ от 14 мая 1997 г. № 02-14/213), хотя и не счел нужным внести изменения в его текст.

Несмотря на кажущуюся определенность позиции Минфина России в отношении адвокатских образований-юридических лиц, на практике может возникнуть вопрос о том, правомерно ли письмо № 03-01-15/12-384 распространяет действие Порядка на адвокатов, учредивших адвокатские кабинеты. Проблема заключается в том, что такие адвокаты теперь уже даже в целях налогообложения не признаются индивидуальными предпринимателями, на которых действие Порядка распространяется (письмо ЦБ РФ от 17 июля 2006 г. № 08-17/2540). Значит, указанные адвокаты как физические лица, не занимающиеся предпринимательской деятельностью, вправе осуществлять наличные денежные расчеты за свои услуги без ограничений согласно ч. 1 ст. 861 ГК РФ.

При этом ни ЦБ РФ, ни Минфин России не издавали нормативных актов или разъяснений по вопросам обращения наличных денежных средств между гражданами.

Поэтому письмо № 03-01-15/12-384 можно рассматривать как официальное разрешение адвокатам, учредившим адвокатские кабинеты, осуществлять наличные расчеты за свои услуги. Необходимость оформления ПКО в этом случае связана с тем, что такие адвокаты обязаны вести книгу учета доходов и расходов, а основанием для внесения в эту книгу записи о приеме наличных денежных средств должен быть соответствующий первичный учетный документ, т. е. тот же ПКО. Представляется, что такие адвокаты вплоть до установления новых правил осуществления кассовых операций не обязаны вести кассовую книгу и журнал регистрации ордеров, поскольку на них не распространяется действующий Порядок.

Кроме того, разъяснения, содержащиеся в письме № 03-01-15/12-384, позволяют завершить дискуссию между адвокатами и налоговыми органами о правомерности использования в адвокатской деятельности квитанции, утвержденной для Федеральной службы лесного хозяйства РФ (письмо Минфина России от 20 апреля 1995 г. № 16-00-30-35) и разрешенной для использования индивидуальным предпринимателям (. ) при оказании платных юридических услуг (письмо Минюста РФ от 23 января 1996 г. № 09-17-29-96). Даже в случае, если будет признано, что в связи с превышением Минюстом России своих полномочий адвокатура пользовалась этой квитанцией нелегально, то никакие санкции к ней применены быть не могут, поскольку она не обязана была использовать такие БСО вообще.

Однако проблема может возникнуть у адвокатских образований, которые при приеме денежных средств заполняли только квитанцию «ЛХ», не оформляя ПКО (формы «КО-1»), поскольку первый экземпляр квитанции был утвержден как ПКО, а дублирование документов на одну и ту же операцию при значительном объеме работы бухгалтера казалось излишним.

Дело в том, что квитанция как форма ПКО была утверждена в апреле 1995 г., а всего через полтора года Федеральный закон от 21 ноября 1996 г. № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее — Закон о бухгалтерском учете) установил, что первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации (документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать обязательные реквизиты, перечень которых приведен в п. 2 ст. 9 указанного Закона).

Постановлением Госкомстата России от 18 августа 1998 г. № 88 были утверждены унифицированные формы первичной учетной документации по учету кассовых операций, в том числе и для оформления поступления наличных денег в кассу организации.

Таким образом, начиная с августа 1998 г. обязательным первичным учетным документом, подтверждающим совершение кассовых операций, стал ПКО по форме «КО-1». Составление адвокатскими образованиями ПКО по другой форме налоговые органы могут трактовать как отсутствие первичных учетных документов, признаваемое грубым нарушением правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения и влекущее ответственность организации по ст. 120 НК РФ.

Оформление других документов, в том числе квитанции, не запрещалось, но они должны были утверждаться в учетной политике организации и прилагаться к соответствующему ПКО.

Итак, можно сделать вывод, что как минимум с даты вступления в силу Закона о ККТ используемая адвокатурой при оформлении кассовых операций квитанция формы «ЛХ» носила факультативный характер. В связи с этим дальнейшее применение адвокатскими образованиями при оформлении кассовых операций помимо ПКО дополнительных форм первичной учетной документации представляется излишним, хотя и не запрещается.

Специально для адвокатских образований, принявших в своей учетной политике решение использовать для оформления кассовых операций в дополнение к ПКО еще и квитанцию, Совет ФПА разработал форму квитанции с учетом требований п. 2. ст. 9 Закона о бухгалтерском учете и в соответствии с терминологией, используемой в адвокатской деятельности.

Получение адвокатами денег по квитанциям

Во многих адвокатских образованиях существовала такая практика: адвокат получал деньги от доверителя, а затем (во многих случаях через несколько дней) сдавал их в кассу. При этом адвокат либо использовал заранее подписанные квитанции, либо самостоятельно подписывал квитанции за доверителя или получателя.

Попытаемся разобраться, имеет ли право адвокат принимать деньги от имени адвокатского образования.

Согласно п. 6 ст. 25 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» денежные средства в счет уплаты вознаграждения и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на его расчетный счет.

Прием денежных средств в кассу является самостоятельной хозяйственной операцией, имеющей специальный субъектный состав: главный бухгалтер, кассир и лицо, вносящее в кассу деньги. По общему правилу в качестве последнего выступает доверитель либо уполномоченное им лицо. Адвокат не может быть кассиром или главным бухгалтером, т. е. не может принимать деньги от имени адвокатского образования. Однако он может быть лицом, вносящим денежные средства по поручению доверителя, что предусмотрено, в частности, п. 6 ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката.

По существу, получение денег адвокатом — это вынужденные гражданско-правовые отношения, которые могут сопровождать процесс оказания юридической помощи, но возникают только в силу необходимости для обеспечения либо удобства доверителя, либо уверенности адвоката в том, что доверитель исполнил свои обязательства по оплате юридической помощи.

Правоотношения между адвокатом и доверителем, связанные с внесением денежных средств в кассу, должны быть оформлены не кассовыми, а иными документами (расписками, письменными поручениями на внесение денег в кассу и т.д.), формы которых, вероятно, должны быть утверждены в конкретном адвокатском образовании на случай, если доверитель в дальнейшем захочет получить в адвокатском образовании документ, подтверждающий внесение его денег в кассу (квитанцию к ПКО).

По указанным ранее причинам (см.: АГ. 2007. № 2) подобные «сопутствующие» документы будут иметь такое же практическое значение для администрирования доходов адвокатов, что и квитанции.

Разработанная Советом ФПА РФ форма квитанции

Если исходить из позиции, что квитанция является внутренним учетным документом адвокатского образования, то очевидно, что все вопросы адвокатов и адвокатских образований, связанные с порядком изготовления квитанций, проставления на них серий и номеров, заполнения квитанций и их участия в документообороте, каждое адвокатское образование решает самостоятельно, на основании своих потребностей и возможностей.

Возникали и вопросы о целесообразности наличия в форме квитанции, рекомендуемой Советом ФПА РФ, графы «Единица измерения» и о вариантах ее заполнения.

Включение в форму квитанции данной графы обусловлено требованиями п. 2 ст. 9 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (в ред. от 3 ноября 2006 г.) и необходимо для того, чтобы форма была признана надлежащей для подтверждения факта совершения хозяйственной операции.

Из содержащихся в Общероссийском классификаторе единиц измерения (ОКЕИ), утвержденном постановлением Госстандарта России от 26 декабря 1994 г. № 366, к адвокатской деятельности можно применить, например, следующие единицы измерения:

— час, судодень, месяц, год – при установлении размера вознаграждения в зависимости от времени, затраченного на оказание юридической помощи;

— штуки, единицы — при установлении размера вознаграждения за выполнение «штучной» работы, т.е. составление исковых заявлений, заключений и т. п.

Однако для случаев, когда определение единицы изменения затруднительно, в частности при установлении размера вознаграждения за выполнение поручения доверителя в фиксированной сумме, независимо от объема услуг и затраченного адвокатом времени, в указанной графе предусмотрена оговорка («при возможности указания»), позволяющая ее не заполнять.

В связи с тем, что в настоящее время участились случаи издания органами власти разъяснений, порой противоречащих друг другу и не соответствующих реальной ситуации, многие адвокатские палаты относятся к письму Минфина России от 29 декабря 2006 г. № 03-01-15/12-384 (далее — письмо № 03-01-15/12-384) скептически.

Однако данное письмо представляет собой не только разъяснение по конкретному вопросу, а письменный отказ Минфина России утвердить бланк строгой отчетности для адвокатуры (ввиду отсутствия необходимости), т.е. имеет большее юридическое значение, чем обычное разъяснение.

Не вызывает сомнений, что изложенная в письме № 03-01-15/12-384 позиция основана на системном анализе действующего нормативно-правового регулирования об адвокатуре, контрольно-кассовой технике (ККТ) и бухгалтерском учете и при изменении этого регулирования, безусловно, потеряет актуальность.

Тем не менее в настоящее время данное письмо — это единственный документ, прямо разрешающий адвокатам осуществлять наличные расчеты с населением без применения ККТ.

Можно предположить, что, если адвокатские образования (и в первую очередь адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты) будут нарушать порядок работы с денежной наличностью, суровой реальностью с большой степенью вероятности может стать не только привлечение этих образований и их руководителей к ответственности, но и установление реального запрета на осуществление адвокатурой наличных расчетов с населением.

«Адвокатская газета», № 2 за апрель 2007 г., «Новая адвокатская газета», № 1 за май 2007 г.

Детализирован расчет гонораров адвокатов по назначению

Глава Правительства РФ Дмитрий Медведев подписал постановление, которым устанавливаются размеры гонораров адвокатам по назначению, участвующим в гражданских и административных делах, а также корректируется порядок их расчета адвокатам по назначению, задействованным в уголовном процессе. Этот документ размещен на портале официального опубликования.

Согласно документу, размер вознаграждения адвоката, участвующего по назначению суда в гражданском или административном судопроизводстве, устанавливается в таких же пределах, в каких оно предусмотрено для адвоката, участвующего по назначению в уголовном процессе.

Так, плата за один рабочий день участия должна быть не менее 550 руб. и не более 1200 руб., в ночное время – не менее 825 руб. и не более 1800 руб. За один день участия, являющийся нерабочим праздничным или выходным днем, включая ночное время, – не менее 1100 руб. и не более 2400 руб.

Также прописывается, что при определении размера вознаграждения адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению дознавателя, следователя и суда, будет учитываться время, затраченное им, в частности, на посещение подзащитного в СИЗО или психиатрическом стационаре, а также на изучение материалов дела.

При определении суммы вознаграждения адвоката по назначению, занятого в гражданском или административном судопроизводстве, подлежит учету время, затраченное им на оказание юрпомощи, согласно ГПК или КАС РФ, при условии ее документального подтверждения.

Время занятости адвоката будет исчисляться в днях, когда он был фактически занят выполнением поручения по конкретному уголовному делу, в том числе в нерабочий праздничный или выходной день либо ночное время. При этом, если адвокат в течение дня выполнял поручения по нескольким уголовным делам, вопрос об оплате его труда должен решаться по каждому делу в отдельности. Аналогичный принцип расчета будет действовать и при исчислении времени занятости адвоката по назначению в гражданском и административном судопроизводстве.

В документе также отмечается, что при определении размера вознаграждения адвоката, участвующего как в уголовном, так и в административном или гражданском процессе, будет учитываться сложность дела, в частности его подсудность (рассматривается ли оно в качестве первой инстанции субфедеральным судом), количество и тяжесть вменяемых преступлений, число фигурантов, объем материалов и другие обстоятельства.

С текстом постановления Правительства РФ от 4 февраля 2016 № 64 «О внесении изменений в Положение о возмещении процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, административного дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного Суда Российской Федерации» можно ознакомиться здесь.

Расчеты с адвокатами

О наличных денежных расчетах

в адвокатских образованиях.

В текущем году в двух адвокатских образованиях Ивановской области были проведены камеральные проверки в целях осуществления финансового контроля и соблюдения законодательства Российской Федерации о применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов. По итогам проверок адвокатской палатой проведено обобщение.

О применении контрольно-кассовой техники

при осуществлении наличных денежных расчетов

в адвокатских образованиях.

Согласно разъяснениям Министерства финансов Российской Федерации (письмо Минфина России от 06.05.2004 N 04-01-14/2-59) обязанность по применению контрольно-кассовой техники, согласно статье 2 Федерального закона от 22.05.2003 N 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт», возложена на организации и индивидуальных предпринимателей при осуществлении ими наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт в случаях продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг.

Между тем согласно пункту 2 статьи 1 Федерального закона № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Закон об адвокатуре) адвокатская деятельность не являются предпринимательской. Целью адвокатской деятельности является реализация предусмотренного статьей 48 Конституции Российской Федерации права каждого гражданина на получение квалифицированной юридической помощи, то есть защита прав, свобод и интересов юридических и физических лиц. Поэтому результаты такой деятельности не могут рассматриваться как продажа товаров, выполнение работ или оказание услуг с целью извлечения прибыли.

Адвокатские образования, являющиеся некоммерческими организациями, обеспечивают условия для осуществления профессиональной деятельности своих членов-адвокатов. При этом, в соответствии с подпунктом пятым пункта 1 статьи 7 Закона об адвокатуре, профессиональной обязанностью адвокатов – членов указанных организаций является отчисление за счет полученного вознаграждения средств в установленных размерах на содержание соответствующего адвокатского образования. Для адвокатских образований эти средства являются целевым финансированием, а не платой за услуги, оказываемые адвокатам. При этом средства, перечисляемые в обязательном порядке доверителями на банковский счет или вносимые в кассу адвокатского образования, являются платой за юридическую помощь, оказанную адвокатами, а не адвокатским образованием.

С учетом изложенного выше Минфин России разъясняет, что адвокатские образования (в том числе адвокатские кабинеты) при осуществлении деятельности, предусмотренной законодательством Российской Федерации, не подпадают под сферу действия Федерального закона о применении контрольно-кассовой техники и не должны использовать при осуществлении такой деятельности контрольно-кассовые машины.

Прием наличных денежных средств в счет оплаты услуг

адвокатов в кассу адвокатского образования.

За оказанную юридическую помощь адвокат получает вознаграждение на условиях соглашения, заключенного между ним и доверителем.

На основании пункта 6 статьи 25 Закона об адвокатуре вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением.

Нормативным правовым документом, регулирующими наличное денежное обращение в РФ и определяющими порядок ведения кассовых операций, является Положение Банка России от 12 октября 2011 года N 373-П.
Согласно Положению приём наличных денег в кассу производится по приходным кассовым ордерам (ПКО).

Таким образом, для надлежащего оформления приёма наличных денежных средств в счет оплаты услуг адвокатов в кассу адвокатского образования необходимо и достаточно заполнять приходно-кассовые ордера и выдавать квитанции к ним, подтверждающие прием денежных средств, вести кассовую книгу и журнал регистрации ордеров.

О применении бланков строгой отчетности (БСО) в адвокатских образования.

Минфин РФ отказал адвокатам в специальном БСО, мотивируя это тем, что все БСО, утверждаемые в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 марта 2005 г. № 171, приравниваются к кассовым чекам и являются документами, предусмотренными Федеральным законом № 54-ФЗ о применении контрольно-кассовой техники. А, поскольку адвокатские образования (в том числе адвокатские кабинеты) при осуществлении деятельности, предусмотренной законом об адвокатуре, не подпадают под сферу действия закона о ККТ, то при приеме наличных денежных средств в счет оплаты услуг адвокатов они не обязаны использовать БСО, предусмотренные этим законом.

Прием денежных средств в кассу является самостоятельной хозяйственной операцией, имеющей специальный субъектный состав – главный бухгалтер, кассир и лицо, вносящее в кассу деньги. По общему правилу в качестве последнего выступает доверитель либо уполномоченное им лицо. Адвокат не может быть кассиром или главным бухгалтером, то есть, не может принимать деньги от имени адвокатского образования, однако адвокат может быть лицом, вносящим денежные средства по поручению доверителя. Такая возможность предусмотрена, в том числе пунктом 6 статьи 16 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Во многих адвокатских образованиях существует практика, при которой деньги от доверителя получает адвокат, а затем (часто через несколько дней) приносит их сдавать в кассу адвокатского образования. Для оформления квитанций при этом используются самые различные способы: адвокат либо использовал заранее подписанные квитанции, либо самостоятельно подписывал квитанции за доверителя или за получателя. Не говоря о том, какая путаница при этом возникала в бухгалтерском учете с датами, номерами и подписями, потерей квитанций и т.д

По существу, получение денег адвокатом — это вынужденные гражданско-правовые отношения, которые могут сопровождать процесс оказания юридической помощи, но которые связаны только с удобством доверителя и уверенностью адвоката в реальном получении вознаграждения.

Поэтому оформляться такие правоотношения между адвокатом и доверителем по поводу внесения денежных средств в кассу должны не кассовыми документами, а иными документами, которые, вероятно, должны быть утверждены в конкретном адвокатском образовании на случай, если доверитель в дальнейшем захочет получить в адвокатском образовании документ, подтверждающий внесение его денег в кассу (квитанцию к ПКО). Это могут быть расписки, письменные поручения на внесение денег в кассу и т.д.

В силу указанных ранее причин, по которым квитанция в качестве кассового документа не имела существенного значения, подобные «сопутствующие» документы будут иметь такое же практическое значение для администрирования доходов адвокатов, как и квитанции. Для этого целесообразно утвердить учетной политикой адвокатского образования формы таких документов в качестве бланков строгой отчетности данного адвокатского образования. Обращаем внимание, что в учетной политике следует прописать порядок выдачи БСО адвокатам и порядок отчетности адвоката перед бухгалтерией адвокатского образования при сдачи наличных денежных средств в кассу.

Бланк строгой отчетности должен содержать следующие поля:

а) наименование документа, шестизначный номер и серия;

б) наименование и организационно-правовая форма — для организации;

в) место нахождения постоянно действующего исполнительного органа юридического лица;

г) идентификационный номер налогоплательщика, присвоенный организации , выдавшей документ;

е) стоимость услуги в денежном выражении;

ж) размер оплаты, осуществляемой наличными денежными средствами и (или) с использованием платежной карты;

з) дата осуществления расчета и составления документа;

и) должность, фамилия, имя и отчество лица, ответственного за совершение операции и правильность ее оформления, его личная подпись, печать организации;

к) иные реквизиты, которые характеризуют специфику оказываемой услуги и которыми вправе дополнить документ организация.

Если бланки строгой отчетности изготовлены в типографии, то законом предписано принимать ряд мер, что бы налоговые органы могли контролировать их использование. Учет бланков ведется в журнале учета бланков строгой отчетности по форме 0504045. Листы такой книги должны быть пронумерованы, прошнурованы и подписаны руководителем и главным бухгалтером организации, а также скреплены печатью. Бланки документов хранятся в металлических шкафах, сейфах и (или) специально оборудованных помещениях в условиях, исключающих их порчу и хищение. По окончании рабочего дня место хранения бланков документов опечатывается или опломбировывается.

Упакованные в опечатанные мешки копии бланков строгой отчетности (корешки), подтверждающих суммы принятых наличных денежных средств (в том числе с использованием платежных карт), хранятся в систематизированном виде не менее 5 лет. По окончании указанного срока, но не ранее истечения месяца со дня проведения последней инвентаризации копии документов (корешки) уничтожаются на основании акта об их уничтожении, составленного комиссией, образованной руководителем организации. В таком же порядке уничтожаются некомплектные или испорченные бланки документов.

Формирование бланков строгой отчетности может производиться с использованием автоматизированных систем. При этом для одновременного заполнения бланка документа и выпуска документа должно обеспечиваться выполнение следующих требований:

а) автоматизированная система должна иметь защиту от несанкционированного доступа, идентифицировать, фиксировать и сохранять все операции с бланком документа в течение не менее 5 лет;

б) при заполнении бланка документа и выпуске документа автоматизированной системой сохраняются уникальный номер и серия его бланка.

Кроме этого, адвокатские образования обязаны при осуществлении кассовых операций выполнять требования, среди которых целесообразно обратить внимание на следующее:

1) организации обязаны иметь кассу (изолированное помещение, предназначенное для приема, выдачи и временного хранения наличных денег) и обеспечить сохранность денег в помещении кассы, а также при доставке их из учреждения банка и сдаче в банк;

2) вести кассовую книгу по установленной форме;

3) оформлять кассовые операции с использованием утвержденных типовых межведомственных форм первичной учетной документации;

4) оформление ПКО и внесение соответствующей записи в кассовую книгу производится только в день приема денежных средств в кассу. Передача ПКО на руки лицам, вносящим денежные средства, не допускается;

5) ПКО регистрируются бухгалтерией в журнале регистрации приходных и расходных кассовых документов ;

6) наличные деньги, не подтвержденные приходными кассовыми ордерами, считаются излишком кассы и зачисляются в доход организации;

7) ПКО должны подписываться главным бухгалтером или лицом, уполномоченным на это письменным распоряжением руководителя организации. Квитанции к ПКО, подтверждающие прием денежных средств, должны быть подписаны главным бухгалтером (лицом, на это уполномоченным) и кассиром и заверены печатью (штампом) кассира ;

8) после издания приказа (решения, постановления) руководителя организации о назначении кассира либо о возложении обязанностей кассира на другого работника с указанным лицом в обязательном порядке заключается договор о полной материальной ответственности ;

9) кассиру запрещается передоверять выполнение порученной ему работы другим лицам и т.п.

30.11.2009 Протокол №3, с доп. от 28.09.2016 (Протокол №7)

Как показывает анализ адвокатской практики, а также обращений в Федеральную палату адвокатов РФ, следственные органы и органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, допускают существенные нарушения положений действующего законодательства, направленных на обеспечение адвокатской тайны. Следователи пытаются допрашивать адвокатов в качестве свидетелей по уголовным делам, составлять процессуальные документы, фиксирующие результаты следственных действий с их участием, в действительности не проводившихся, и т.п. Эти и иные подобные действия являются грубым нарушением ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон). Ими нередко преследуется цель либо не допустить того или иного адвоката к осуществлению защиты по уголовному делу, либо любыми средствами, в том числе незаконными, собрать доказательства вины подозреваемого (обвиняемого).

При этом нарушается гарантированное ст. 48 Конституции РФ право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, которое обеспечено нормами Федерального закона. Как следует из п. 1 ст. 1, п. 1 ст. 8 Федерального закона, адвокатская тайна представляет собой существенное условие реализации указанного права: в соответствии с п. 1 ст. 1 адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката; согласно п. 1 ст. 8 адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

В то же время нередки случаи неправомерного использования самими адвокатами сведений, составляющих предмет адвокатской тайны, в том числе случаи не санкционированного доверителями распространения таких сведений. Такие действия наносят вред охраняемым законом правам и интересам граждан, нарушают направленные на обеспечение адвокатской тайны положения Федерального закона и Кодекса профессиональной этики адвоката (далее – Кодекс).

Учитывая сложившуюся ситуацию, Совет Федеральной палаты адвокатов РФ считает необходимым дать следующие разъяснения.

Адвокатская тайна – это состояние запрета доступа к информации, составляющей ее содержание, посредством установления специального правового режима, направленного на реализацию конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи, а также на формирование и охрану иммунитета доверителя путем: введения запретов на несанкционированное получение, разглашение или иное неправомерное использование любой информации, находящейся у адвоката в связи с его профессиональной деятельностью; закрепления права адвоката на тайну и обязанностей по ее сохранению; установления ответственности адвоката и третьих лиц за нарушение адвокатской тайны.

В случае нарушения этого запрета органами, осуществляющими предварительное расследование, и судебными органами действующее законодательство предусматривает признание недопустимыми полученных таким способом доказательств (п. 2, 3 ч. 3 ст. 56, п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ).

Во всех остальных ситуациях адвокат рассматривается действующим законодательством как частное лицо и в случае, если ему известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, он может быть вызван для дачи показаний и допрошен.

Следует учитывать также позицию Конституционного Суда Российской Федерации, выраженную им в определении от 16 июля 2009 г. № 970-О-О, в соответствии с которой «деятельность адвоката предполагает в том числе защиту прав и законных интересов подозреваемого, обвиняемого от возможных нарушений уголовно-процессуального закона со стороны органов дознания и предварительного следствия. С этой целью, в частности, адвокат присутствует при предъявлении обвинения его доверителю. Выявленные же им при этом нарушения требований уголовно-процессуального закона должны быть в интересах доверителя доведены до сведения соответствующих должностных лиц и суда, то есть такие сведения не могут рассматриваться как адвокатская тайна. Соответственно, суд вправе задавать адвокату вопросы относительно имевших место нарушений уголовно-процессуального закона, не исследуя при этом информацию, конфиденциально доверенную лицом адвокату, а также иную информацию об обстоятельствах, которая стала ему известна в связи с его профессиональной деятельностью».

  • Недопустимость разглашения адвокатской тайны гарантирована также предусмотренными п. 3 ст. 8 Федерального законаограничениями для оперативно-розыскных и следственных органов на производство оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности): такие мероприятия и действия допустимы только на основании судебного решения.
  • Это правило распространяется на весь спектр адвокатской деятельности и не имеет ограничений, касающихся места и времени (п. 3 ст. 8 Федерального закона, п. 2 ст. 6 Кодекса). Служебными помещениями, на которые распространяется защита, следует считать: а) служебные помещения адвокатских образований, используемые для осуществления адвокатской деятельности; б) иные помещения, в которых отдельные адвокаты осуществляют адвокатскую деятельность, обусловленную специальными соглашениями (договорами); в) жилые и нежилые помещения находящиеся на праве собственности адвокатов, осуществляющих адвокатскую деятельность в форме такого адвокатского образования, как кабинет.

    Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Указанные ограничения не распространяются на орудия преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством Российской Федерации (п. 3 ст. 8 Федерального закона).

    При этом проведение в отношении адвоката обыска, связанного с доступом к материалам адвокатского производства, допускается только по судебному решению, в котором должны быть указаны конкретный объект поиска и изъятия, а также сведения, служащие законным основанием для проведения обыска.

    Также в ходе обыска в жилых и служебных помещениях, используемых для осуществления адвокатской деятельности, недопустимо изъятие адвокатских производств в целом, применение видео-, фото- и иной фиксации данных просматриваемых материалов адвокатских производств, недопустимо изучение или оглашение документов, не включенных судом в число объектов поиска и изъятия и имеющих реквизиты, свидетельствующие о том, что эти документы относятся к материалам адвокатского производства.

    Следует иметь в виду, что согласно ч. 5 ст. 182 УПК РФ до начала обыска следователь предлагает добровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела; если они выданы добровольно и нет оснований опасаться их сокрытия, то следователь вправе не производить обыск. Соответственно, добросовестно действующий адвокат вправе добровольно выдать прямо указанные и конкретизированные в решении суда объекты, содержание которых не составляет адвокатскую тайну, что исключает необходимость их поиска, в том числе в материалах адвокатского производства, а у следователя – объективно отпадает основание поиска указанных в судебном решении объектов.

  • Следует также иметь в виду гарантии независимости адвоката, закрепленные ст. 18 Федерального закона, а именно:
    — запрет вмешиваться в адвокатскую деятельность либо препятствовать ей каким бы то ни было образом; истребовать от адвокатов и работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведения, связанные с оказанием юридической помощи по конкретным делам (п. 1 и 3);
    — запрет на привлечение адвоката к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, в том числе, после приостановления или прекращения статуса адвоката. Исключением из данного правила является вступивший в законную силу приговор суда, устанавливающий вину адвоката в преступном действии (бездействии) (п. 2);
    — нахождение адвоката, членов его семьи и их имущества под защитой государства и обязанность органов внутренних дел принимать меры по обеспечению их безопасности (п. 4);
    — соблюдение предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством гарантий при осуществлении уголовного преследования адвоката (п. 5).
  • Особый процессуальный порядок уголовного преследования адвоката установлен ст. 447, п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ.

    1. Необходимо учитывать, что сохранение адвокатом профессиональной тайны обеспечивает иммунитет доверителя (п. 1 ст. 6 Кодекса). Иммунитет доверителя представляет собой особое правовое состояние неприкосновенности прав и интересов доверителя в связи с обращением к адвокату и получением квалифицированной юридической помощи. Соблюдение иммунитета доверителя является важнейшей гарантией реализации конституционного права на квалифицированную юридическую помощь.
    2. В целях обеспечения иммунитета доверителя действующее законодательство устанавливает для адвокатов ряд запретов:
      — адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне (подп. 1 п. 1 ст. 9 Кодекса);
      — адвокат не вправе занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного (подп. 3 п. 4 ст. 6 Федерального закона, подп. 2 п. 1 ст. 9 Кодекса);
      — адвокат должен избегать действий, направленных к подрыву доверия (п. 2 ст. 5 Кодекса), поскольку злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката (п. 3 ст. 5 Кодекса);
      — адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи, без согласия последнего (подп. 5 п. 4 ст. 6 Федерального закона; подп. 4 п. 1 ст. 9 Кодекса);
      — адвокат не вправе давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей (п. 6 ст. 6 Кодекса).

      Исключение составляет случай, предусмотренный п. 4 ст. 6 Кодекса: без согласия доверителя адвокат вправе использовать сообщенные ему доверителем сведения в объеме, который адвокат считает разумно необходимым для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу.

      Адвокату предписан особый порядок ведения адвокатского делопроизводства и переписки с доверителями (п. 9 ст. 6 Кодекса).

      Правила о сохранении профессиональной тайны распространяются на помощников, стажеров адвоката и иных сотрудников адвокатских образований (п. 10 ст. 6 Кодекса), в связи с чем адвокат либо руководитель адвокатского образования (подразделения) обязаны ознакомить соответствующих лиц с правилами Кодекса (п. 2 ст. 3 Кодекса).

      Адвокаты, осуществляющие профессиональную деятельность совместно на основании партнерского договора, при оказании юридической помощи должны руководствоваться правилом о распространении тайны на всех партнеров (п. 8 ст. 6 Кодекса).

      Также необходимо обратить внимание, что в соответствии с позицией Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 17 декабря 2015 г. № 33-П (п. 2.1 абз. 2), «обязанность хранить адвокатскую тайну в равной степени лежит и на адвокатских образованиях, включая коллегии адвокатов» 1 .

      Из положений ст. 7 Федерального закона, предусматривающей обязанность адвоката честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными российским законодательством средствами, вытекает требование правомерно и осмотрительно использовать профессионально значимую информацию, с тем чтобы не нанести какой-либо вред доверителю. Отсюда также следует, что адвокат обязан принимать меры, направленные на защиту доверителя от ситуаций, когда несанкционированный доступ к тайне становится возможным по оплошности (неосторожности) адвоката или полученная третьими лицами информация незаконно используется для формирования доказательственной базы обвинения или исковых требований.

    3. Кроме того, ряд запретов на несанкционированное разглашение или иное неправомерное использование любой информации, находящейся у адвоката в связи с его профессиональной деятельностью, вытекает из системного толкования норм действующего законодательства, устанавливающих правовой режим адвокатской тайны. Адвокат не вправе:
      — использовать информацию, составляющую предмет адвокатской тайны, при работе по делам других клиентов;
      — без согласия доверителя, выраженного в письменной форме, сообщать информацию, составляющую предмет адвокатской тайны, коллегам для получения консультаций относительно ведения дела;
      — подробно рассказывать о работе по делу в кругу семьи или друзей;
      — использовать информацию, составляющую предмет адвокатской тайны, в личных целях, в том числе рекламных.
    4. Прекращение доверителем действия режима тайны, выраженное в письменной форме, не должно открывать возможности для причинения бывшему доверителю какого-либо вреда, связанного с использованием информации, ранее составлявшей ее предмет.

    5. Необходимостью сохранения адвокатской тайны определяются особенности исполнения адвокатами обязанности, установленной п. 2 ст. 7.1 Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее – Закон о противодействии легализации доходов).
    6. Согласно п. 2 ст. 7.1 Закона о противодействии легализации доходов при наличии у адвоката любых оснований полагать, что сделки или финансовые операции, указанные в п. 1 ст. 7.1 данного закона, осуществляются или могут быть осуществлены в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма, адвокат обязан уведомить об этом уполномоченный орган.

      При этом п. 5 ст. 7.1 Закона о противодействии легализации доходов установлено, что положения п. 2 ст. 7.1 данного закона не относятся к сведениям, на которые распространяются требования законодательства Российской Федерации о соблюдении адвокатской тайны.

    7. Необходимостью сохранения адвокатской тайны определяются также действия налогоплательщиков – адвокатов и адвокатских образований в случае, когда налоговый орган в силу подп. 6 п. 1 ст. 23, п. 1 ст. 93 и 93.1 НК РФ требует от них предоставления документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов.
    8. В этом случае следует руководствоваться правовой позицией, которую Конституционный Суд РФ сформулировал в определении от 6 марта 2008 г. № 449-О-П и подтвердил в определении от 17 июня 2008 г. № 451-О-П.

      Согласно этой позиции положения подп. 6 п. 1 ст. 23 и п. 1 ст. 93 НК РФ не могут рассматриваться как возлагающие на адвокатов и адвокатские образования обязанность предоставлять налоговому органу любые документы, содержащие сведения о клиентах и, соответственно, предусматривающие ответственность за неисполнение такой обязанности как за налоговое правонарушение.

      Вместе с тем адвокаты и адвокатские образования обязаны уплачивать законно установленные налоги и сборы и в равной мере со всеми другими налогоплательщиками вести в установленном порядке учет своих доходов (расходов) и объектов налогообложения, представлять в налоговый орган налоговые декларации (расчеты) по налогам, а в необходимых случаях, предусмотренных законом, – информацию и документы, подтверждающие полноту и своевременность уплаты налогов и сборов, а также нести иные обязанности, предусмотренные законодательством о налогах и сборах (ст. 23 НК РФ).

      Налоговые органы вправе требовать от адвокатов и адвокатских образований предоставления сведений, которые необходимы для оценки налоговых последствий сделок, заключаемых с клиентами, но не вправе требовать предоставления сведений, которые связаны с содержанием оказываемой адвокатами юридической помощи и могут быть использованы против их клиентов.

      Разрешение же споров о том, содержит ли запрашиваемый у адвоката документ сведения, составляющие адвокатскую тайну, либо он относится к документам, которые связаны с оценкой налоговых последствий сделок, заключаемых адвокатом со своими клиентами, то есть отражают его собственные доходы и расходы, а потому могут быть подвергнуты проверке в обычном порядке, входит в компетенцию правоприменительных органов.

      Таким образом, возникающие между адвокатами (адвокатскими образованиям) и налоговыми органами споры о том, содержат ли документы, запрашиваемые налоговым органом, сведения, являющиеся предметом адвокатской тайны, должны разрешаться вышестоящим налоговым органом или судом.

      С учетом изложенного, Совет Федеральной палаты адвокатов РФ рекомендует адвокатам, руководителям адвокатских образований и адвокатских палат субъектов РФ принимать следующие меры, направленные на защиту и сохранение адвокатской тайны.

        С целью обеспечить сохранение профессиональной тайны адвокатам и руководителям адвокатских образований рекомендуется принимать практические меры по защите информации, составляющей ее предмет. Примерный перечень таких мер приведен в приложении №2 к настоящим Рекомендациям.

      Адвокатским палатам субъектов РФ рекомендуется при необходимости составить единый перечень (реестр) служебных помещений, используемых адвокатами для осуществления своей деятельности.

    9. В случае если доверитель прекращает действие режима тайны, предоставляя тем самым адвокату право использовать и даже огласить (в частности, в научных или иных публикациях) соответствующую информацию, рекомендуется обусловить это право письменным разрешением доверителя. В таком разрешении следует оговорить условия, сохраняющие режим тайны в отношении части информации и определяющие допустимые цели использования адвокатом тех или иных сведений.
    10. Коллегиям адвокатов, адвокатским бюро и адвокатским палатам субъектов РФ рекомендуется по каждому факту нарушения гарантий независимости адвоката, установленному вступившим в законную силу судебным решением, письменно обращаться к руководителям соответствующих правоохранительных и иных органов и организаций с требованием о привлечении к ответственности лиц, по вине которых нарушены права адвокатов при осуществлении профессиональной деятельности.

      Советам адвокатских палат субъектов РФ рекомендуется при выявлении случаев нарушений действующего законодательства, предусматривающего охрану адвокатской тайны и гарантии независимости адвокатов, информировать представителя Федеральной палаты адвокатов РФ по федеральному округу и Федеральную палату адвокатов РФ обо всех случаях таких нарушений.

    11. В случаях, подпадающих под действие ст. 7.1 Закона о противодействии легализации (отмыванию) доходов, адвокатам следует руководствоваться Рекомендациями по организации исполнения адвокатами требований законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем,и финансированию терроризма, утвержденными Советом Федеральной палаты адвокатов 27.09.2007 г. (протокол № 2).
    12. Приложение №1: Рекомендуемые действия по обеспечению гарантий независимости адвокатов при наиболее распространенных нарушениях их прав

      Приложение №2: Рекомендуемые практические меры по защите информации, составляющей предмет адвокатской тайны

      [1]Представляется, что хотя указанная позиция Конституционного Суда Российской Федерации не основана непосредственно на какой-либо норме Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» или Кодекса профессиональной этики адвоката, тем не менее, указанная обязанность должна следовать для адвокатских образований из систематического толкования Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (в частности, подп. 5 п. 4 ст. 6; п. 1, 3 ст. 18; п. 16 ст. 22; п. 10 ст. 23; п. 3 ст. 27, п. 3 ст. 28), поскольку иное толкование положений об адвокатской тайне означало бы, что адвокатские образования (коллегии адвокатов, адвокатские бюро, юридические консультации), фактически всегда имеющие доступ к адвокатским производствам своих адвокатов, не были бы ограничены в раскрытии сведений из таких производств третьим лицам, включая органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность и следственные органы.

      Смотрите так же:

      • 91 приказ минюст Приказ Минюста РФ от 21 июня 2005 г. N 91 "Об утверждении Инструкции об организации воспитательной работы с осужденными в воспитательных колониях Федеральной службы исполнения наказаний" (с изменениями и дополнениями) Приказ Минюста РФ от 21 июня 2005 г. N […]
      • Материнский капитал 15 Материнский капитал в 2015 и 2016 году Программа материнского капитала началась в 2007 году в виде реализации дополнительных мер государственной поддержки семей, имеющих детей. Их обеспечение в рамках программы установлено Федеральным законом от 29 декабря […]
      • Приказ 1071 фтс Приказ Федеральной таможенной службы от 29 августа 2008 г. № 1071 “О внесении изменений в приказ ФТС России от 13 марта 2006 г. № 193” В целях исполнения решения протокола Организационно-структурной комиссии от 22 июля 2008 г. N 4/2008 приказываю: 1. Внести […]
      • Экономическая стратегия фирмы учебное пособие под ред градова Особенности бухгалтерского учета в комиссионной торговле на примере ООО Компания Офис Маркет 39. Палий, В.Ф. Финансовый учет: Учеб. пособие.- 2-е изд./ В.Ф.Палий, В.В.Палий.— М.: ИдФБК-ПРЕСС, 2001.- 450 с. 40. Палий, В.Ф. Международные стандарты финансовой […]
      • Правила выдачи сертификата на материнский капитал Сертификат на материнский капитал Сертификат на материнский (семейный) капитал — именной документ, подтверждающий право семей с двумя детьми и более на целевую финансовую помощь от государства. При этом второй ребенок (третий или последующие) должны родиться […]
      • Как получение кредита закон Как законно «обналичить» материнский капитал в 2018 году? Программа материнского капитала, призванная повысить рождаемость и исправить демографическую ситуацию в стране, действует в РФ с 2007 года и в настоящее время продлена до 31 декабря 2021 года. Ее […]
      • Закон об образовании 13 Федеральный закон от 13 января 1996 г. N 12-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "Об образовании" (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) Федеральный закон от 13 января 1996 г. N 12-ФЗ"О внесении изменений и дополнений в […]
      • Нотариусы в измаиле Апреленко Рита Ивановна частный нотариус, свидетельство № 4484 68600, г.. Измаил, ул. Авраамивська, буд.54, к. 1, тел .: (04841) 7-50-77 Измаильская государственная нотариальная контора 68600, г.. Измаил, ул. Клушина, 2-А, тел .: (04841) 5-96-78, (04841) […]