Законы и закономерности развития и функционирования общества

Законы и закономерности развития языка

Развитие языка тесно связано с историей развития общества, той общественной ситуацией, в которой язык используется, и теми социальными функциями, которые язык выполняет. Социальную природу языка, влияние языка на развитие общества и отдельных лиц изучает особая лингвистическая дисциплина, которая называется социолингвистикой (часть лингвистики). Из многих вопросов социолингвистики следует остановиться на учении о внешних и внутренних законах языка, языковой ситуации.

Внешние законы развития языка – это законы изменения его функций и структуры под влиянием неязыковых причин: изменение экономического и социального строя общества, торговых контактов народов, их переселения, войн. Внешние законы исторического развития языка изменяют, прежде всего, внешнюю структуру языка, например, взаимоотношения литературно-письменного и народно-диалектного языка.

Внутренние законы – это исторические изменения внутренней структуры языка; это языковые, внутренние изменения единиц и категорий языка. Язык как особое конкретно-историческое образование имеет собственные закономерности исторического развития, изменения категорий языка и самой формы языка. Эти закономерности развития единиц и категорий языка получили наименование внутренних законов развития языка. Основными типами являются фонетические законы и морфологические процессы.

Лингвистический закон, как и любой другой закон в обобщенном виде выражает сущность закономерности. Сама же закономерность шире закона.

Различают законы развития языка и правила его функционирования. Первое – предмет исторической, диахронической лингвистики, второе – предмет лингвистики описательной, синхронической.

Отметим три наиболее общих лингвистических закона:

1) Закон эволюционного изменения структуры языка путем медленного накопления элементов нового качества и постепенного отмирания элементов старого качества. В силу действия этого закона в любом языке всегда сосуществуют и противоборствуют элементы нового и старого качества, например: дорога и стезя, рыбак и рыбарь, увидел ее большую и увидел ее большой.

2) Закон неравномерности развития разных ярусов языковой структуры. Разные ярусы языковой структуры отличаются друг от друга темпами развития.

3) Третьим общим лингвистическим законом следует признать изменение по аналогии. Этим вопросом начали заниматься в 70 – 80-х годах прошлого века и до сих пор нет общепринятого определения сущности аналогии, а изменения по аналогии рассматриваются как явления грамматические.

Кроме общих законов, существуют частные лингвистические законы (фонетические, синтаксические, морфологические).

Языковая ситуация – это взаимоотношения общего языка (официального языка, языка межнационального и мирового общения, письменного языка) и отдельного языка (местного, регионального, разговорного). Среди языковых ситуаций различаются внутриязыковые и межъязыковые. Среди них выделяются диглоссия и билингвизм. Диглоссия – это взаимодействие двух или трех вариантов одного и того же языка (литературного языка и местного диалекта, литературного языка и языка науки). Билингвизм – это взаимодействие двух или трех языков в одном и том же языковом коллективе, в одном и то же языковом социуме.

Различают языковые ситуации равноправия и неравноправия. Примером первой обычно называют Швейцарию: в этой стране немецкий, французский и итальянский языки юридически и функционально равноправны. Примером ситуации неравноправия служит Бретань: бретонский язык, имеющий 4 диалекта, используется местным населением, а в школе, при ведении административных дел используется французский язык.

2. Законы строения, функционирования и развития

2. Законы строения, функционирования и развития

Изложенная в первом параграфе концепция взаимосвязи категорий движения и развития приводит к необходимости рассмотреть сущность и взаимосвязь различных видов законов, посредством которых реализуется функционирование и развитие материальных объектов. Поскольку исходным пунктом познания является стационарный объект с его свойствами и структурой, то естественно начать рассмотрение законов с тех из них, которые детерминируют функционирование стационарного материального объекта. Но закон есть форма всеобщности и, следовательно, некоторый инвариант структур материальных объектов. Поэтому понятие закона оказывается тесно связанным с понятием структуры.

Если законы функционирования предполагают существование относительно неизменной, хотя и динамической структуры, то понятие развития предполагает изменение самой структуры. При этом возникают три взаимосвязанных аспекта проблемы, от решения которой зависит понимание закономерного характера процесса развития в целом. Во-первых, каков характер связи законов со структурой стационарного объекта? Во-вторых, какова специфика тех законов, которые характеризуют развитие самой структуры? И в-третьих, как изменяются законы, включая законы развития? Эти аспекты представляют собой различные стороны взаимоотношения структуры и закона, поэтому они должны рассматриваться через призму взаимосвязи категорий «закон» и «структура».

Категория закона, будучи всеобщей, сложным и противоречивым образом связана с категорией структуры. Прежде всего структура в существенных чертах выступает как закон. К тому же любой из законов природы, общества и познания, в том числе и философские законы, имеет внутреннюю структуру.

Закон есть выражение устойчивости связей и отношений не только между предметами и явлениями, но и внутренней организации (структуры) самих предметов и явлений. Очень четко эта мысль была подчеркнута Г. В. Плехановым, который, полемизируя с А. А. Богдановым, писал: «Понятие „вид“ отнюдь не синоним понятия „форма“, так как оно далеко не покрывает его собою. Еще Гегель очень хорошо показал в своей „Логике“, что „форма“ предмета тождественна с его „видом“ только в известном и притом поверхностном смысле: в смысле внешней формы. Более же глубокий анализ приводит нас к пониманию формы как „закона“ предмета или, лучше сказать, его строения»[310].

Диалектический подход к окружающей действительности не проводит абсолютной грани между вещами (предметами) и процессами (явлениями), а рассматривает их различие как относительное. Поэтому структуру предмета можно рассматривать как закон явления, как выражение существенной и необходимой связи элементов, составляющих данный объект. Такого рода закон характеризует момент устойчивости в существовании объекта (но не его неподвижности, ибо абсолютно неподвижных предметов в природе не существует).

Устойчивость структур проявляется двояко: в их сохранении в процессах функционирования и воспроизведения системы и в их частичном большем или меньшем изменении в ходе этих процессов. Если сохранение структур в процессе функционирования обусловливает относительную неизменность, качественную определенность системы, то изменения структуры в зависимости от их характера и глубины могут выражать как функционирование, так и определенные аспекты развития системы. Функционирование системы обычно связывают с обратимыми изменениями ее структуры и качественно относительно устойчивым воспроизведением ее элементов. Напротив, развитие связано с большими или меньшими качественными перестройками структуры системы и изменением характера ее воспроизведения, с относительно необратимыми изменениями. Особенно отчетливо отмеченные различия обнаруживаются в высокоорганизованных, так называемых органических системах (биологических и социальных).

Структура представляет, следовательно, относительно самостоятельный аспект системы. Изучение структуры, сравнительный анализ структур объектов, принадлежащих к одному классу явлений, позволяют выявить их общие черты, отделить случайное — от необходимого и закономерного в явлениях.

Познание состава и законов строения той или иной системы является важнейшей предпосылкой познания закономерностей ее функционирования и развития. Не случайно и в истории исследования неорганической и органической природы, и в рассмотрении общества мысль исследователей продвигалась от изучения состава и закономерностей строения объектов к познанию законов их функционирования и развития. «Структура — не мертвый слепок с застывшего объекта, а характеристика тех инвариантных его аспектов, которые выявляются лишь в процессе анализа его реальной динамики»[311], — отмечали И. В. Блауберг и Э. Г. Юдин. Развивая эту мысль, они специально подчеркивали: «Но дело не только в этом. Исследование структуры предполагает, что элементы, „части“ объекта определяются не со стороны (или не только со стороны) их субстанциальных, субстратных свойств, а с точки зрения их места в рамках исследуемого целого, т. е. по выполняемым ими функциям. Поэтому в собственном смысле структурное исследование так или иначе оказывается связанным с анализом функционирования объекта и, следовательно, выступает как структурно-функциональное»[312].

Неразрывность структур и функций, их взаимопроникновение и в определенном смысле тождество вполне четко осознавались исследователями живой природы уже в прошлом веке, что отмечалось, например, И. М. Сеченовым, К. А. Тимирязевым и др. Рассматривая исторически возникшее деление биологии на морфологию и физиологию, К. А. Тимирязев утверждал, что это деление имеет определенные границы; только «становясь на известную отвлеченную точку зрения, мы можем, на время, видеть в организме только форму — это область морфологии, или только явление — это область физиологии или феноменологии живых существ»[313]. Обобщая подобные взгляды естествоиспытателей, Ф. Энгельс писал, что «вся органическая природа является одним сплошным доказательством тождества или неразрывности формы и содержания», что «морфологические и физиологические явления, форма и функция обусловливают взаимно друг друга»[314].

Глубокая связь структур и функций обнаружена в наше время на молекулярном уровне организации живого, где порой их просто трудно расчленить. Тождество структуры и функции в органических системах составляет специфическую черту их организации. Структура выступает как бы в качестве моментального снимка функции, а функция (точнее, функционирование) — как обратимая частично или полностью деятельность структур. Структура системы не сводится, таким образом, ни к субстрату, ни к морфологии, а есть один из аспектов организации живой системы[315].

В силу тождества структур и функций в этих системах исследователи иногда объединяют структурные и функциональные законы в одну группу, аналогичным образом поступают и со структурными и функциональными методами исследования, И тогда говорят об изучении структурно-функциональных закономерностей, о структурно-функциональном подходе и т. п. Однако во взаимоотношениях структур и функций имеется наряду с моментом тождества и момент различия, несовпадения, отражением чего является, например, различие структурных и функциональных моделей. С относительной самостоятельностью функционального аспекта систем связаны попытки «чисто» функционального решения тех или иных научных задач (например, попытки функционального определения жизни).

Понимание того, что отношение строения и функционирования системы включает не только их различие, но и их тождество, не только их относительное совпадение, но и несовпадение, было достигнуто не сразу. В истории биологии и общественных наук имели место концепции как односторонне акцентировавшие внимание на тождестве структур и функций, функционирования и развития, так и чрезмерно противопоставлявшие их друг другу. Только к середине XIX в. в связи с постепенным вызреванием диалектических идей в конкретных естественных и общественных науках формируются представления о структуре, функционировании и развитии как о трех различных, но тесно взаимосвязанных и взаимообусловленных свойствах всех органических систем. Здесь научная мысль подходила к пониманию диалектического характера единства и различия структур, функционирования и развития. Вместе с тем становилось ясным, что каждое из этих свойств органической системы выражает различные стороны (аспекты) ее сущности, характеризуется различными, но взаимосвязанными законами. Этот процесс диалектизации научного знания продолжается в отдельных отраслях науки вплоть до наших дней.

Например, переход с клеточного на молекулярный уровень исследования в биологии сопровождается не только расширением и уточнением знаний о тонком строении живого, но и преодолением существовавшей ранее абсолютизации противопоставления структур и функций. А это в свою очередь открывает возможность для анализа закономерностей эволюции генетических систем[316].

Другим примером может служить одно из основных понятий, характеризующих молекулярные основы функционирования и самовоспроизведения любой живой системы. Таковым явилось понятие конвариантной редупликации (Тимофеев-Ресовский). Благодаря этому понятию удалось диалектически связать воедино наиболее элементарные основы строения, функционирования и развития живой системы. Р. С. Карпинская отмечала, что в понятии конвариантной редупликации учитывается как устойчивость, повторяемость, так и изменчивость, неповторяемость не только процесса сохранения, передачи и реализации генетической информации, но и всей совокупности молекулярно-биологических процессов. Дело в том, что в процессе конвариантной редупликации участвуют так или иначе практически все молекулярные структуры клетки, к нему приспособлена и вся организация клетки во времени и пространстве. Этот процесс лежит в основе эволюции. Без способности к редупликации (т. е. к созданию «дочерних молекул») все возникающие изменения не фиксировались бы в потомках, а уничтожались. Более того, редупликация есть особая форма существования самого свойства воспроизведения, столь важного для различения живого и неживого.

Вместе с тем эволюция осуществляется на основе и благодаря возникающим вариациям в организации структур, поскольку механизм редупликации по многим внутренним и внешним причинам далеко не идеален. Поэтому видовая специфичность молекулярных структур живого, и прежде всего нуклеиновых кислот, может быть рассмотрена как проявление качественной дискретности живого, его многообразия, неизбежно порождающего действие отбора. Раскрытие механизмов этих элементарных эволюционных процессов не только составляет важнейшую задачу учения о микроэволюции, но и существенно важно для всего эволюционного учения, для теоретического осмысления наиболее всеобщих характеристик жизни[317].

Относительное противопоставление законов функционирования и развития связано с различением движения и развития, устойчивости и изменчивости в самом движении. Если движение понимается как изменение вообще, безотносительно к тому, изменяется или остается неизменной в существенных чертах движущаяся система, то развитие предполагает наличие глубоких изменений в самой развивающейся системе (объекте), в ее структуре и свойствах, в ее отношении к окружающей среде и т. д. Таким образом, разграничение функционирования и развития связано с различным отношением этих двух типов процессов к субстрату развития, к организации развивающегося объекта.

Соответственно различаются и законы функционирования, и законы развития. Если процесс функционирования можно охарактеризовать как такой, где изменения носят преимущественно обратимый характер и структура системы остается относительно постоянной, то процесс развития характеризуется глубокими преобразованиями органической системы, относительно необратимыми изменениями ее структур и характера функционирования, Именно благодаря этому одним из путей познания развития является сравнительный структурно-функциональный метод, позволяющий выявить основные тенденции и направленность развития той или иной группы объектов.

Внутренняя противоречивость движения и развития проявляется не только в несовпадении самих процессов и соответственно законов функционирования и развития системных объектов, но и в противоположности их организации. Последняя характеризуется статичностью, воплощенной в инвариантности, устойчивости структуры, и динамичностью, воплощенной в постоянной подвижности, внутренней активности элементов системы и вариативности (флуктуативности) ее структуры. Эту флуктуативность (вариативность, подвижность в рамках относительной неизменности) структуры объекта нельзя смешивать с ее изменчивостью, вместе с тем ее нельзя рассматривать и в отрыве от изменчивости системы. Наличие в системе элементов жесткости наряду с элементами флуктуативности приводит к выделению внутри организации двух типов отношений — структурных и функциональных.

Вариативность выступает как некоторый случайный момент по отношению к закономерности развития той или кной системы. Так, например, мутации или колебания численности того или иного вида в живой природе выступают как случайные моменты в отношении его эволюции, превращения данного вида в другой вид или другие виды.

Аналогичным образом отклонения производственных показателей отдельного предприятия в ту или иную сторону от запланированных выступают как относительно случайные моменты в общем развитии социалистического общества по пути к коммунизму. Это, конечно, не означает, что такие отклонения не имеют причин, но конкретные причины, с необходимостью обусловливающие перевыполнение плана в одном случае и его невыполнение в другом, не коренятся в структуре социалистического общества как целого (последняя создает наиболее общие предпосылки ведения планового хозяйства), а вызываются организацией производства на отдельных предприятиях. Иными словами, случайные по отношению к развитию целостной системы моменты не являются случайными, а определяются организационной структурой отдельных подсистем. Здесь мы имеем дело со случайностью такого рода, которая диалектически связана с необходимостью, является формой проявления и дополнением необходимости.

В докладе Л. И. Брежнева на XXV съезде КПСС подчеркивалась необходимость дальнейшего развития теории и при этом отмечалось, что «новые возможности для плодотворных исследований как общетеоретического, фундаментального, так и прикладного характера открываются на стыке различных наук, в частности естественных и общественных. Их следует использовать в полной мере»[318]. В числе наиболее важных, нуждающихся в исследованиях были названы проблемы, связанные со всесторонним развитием производства и управления производством, с анализом тенденций развития нашего общества, его производительных сил, характера и содержания труда в условиях зрелого социализма, с изменением социальной структуры, и ряд других[319].

Серьезное внимание на XXV съезде КПСС было обращено на совершенствование организационной структуры экономики и методов управления[320]. При этом подчеркивалось, что «Центральный Комитет против поспешных, необдуманных перестроек управленческой структуры, сложившихся методов хозяйствования. Не семь, как принято говорить, а восемь или даже десять раз нужно тут примерить, прежде чем отрезать. Но если уж мы примерили, если мы поняли, что непрерывно развивающемуся народному хозяйству стало тесно в рамках существующего хозяйственного механизма, то его надо решительно совершенствовать»[321].

Таким образом, разграничение структуры, функционирования и развития и глубокое понимание диалектичности их связей и взаимоотношений принципиально важны для многих разделов науки, имеющих объектом своего исследования высокоорганизованные целостные системы.

Различение законов строения, функционирования и развития имеет определенное методологическое значение. Эти законы в совокупности выражают сущность саморазвивающихся системных объектов, но каждая из перечисленных групп законов выражает сущность не полностью, а частично, в каком-то одном ее отношении.

Структурные законы характеризуют сущность системного объекта в аспекте его сиюминутной организации, в плане устойчивости, неизменности этой организации. Законы функционирования раскрывают сущность системного объекта в плане динамичности, внутренней подвижности его организации в данный ограниченный отрезок времени. Наконец, законы развития выражают основные тенденции, движущие силы, механизмы и возможные пути преобразования наличной сущности и превращения рассматриваемой системы в качественно отличную, но генетически связанную с ней.

Каждая из отмеченных групп законов связана с другими и вместе с тем отлична от них. Поэтому в различных науках формируются структурные, функциональные и генетические (исторические) методы исследования. Расширительное толкование возможностей каждого из этих методов и использование самих методов за пределами тех существенных отношений, для исследования которых они были первоначально созданы, приводили либо к разрыву и метафизическому противопоставлению структуры, функционирования и развития, либо, напротив, к абсолютному отождествлению структуры и функционирования, структурных и функциональных отношений с отношениями развития.

В истории биологии, например, долгое время существовал разрыв между морфологией и физиологией, а также между ними обеими и идеями эволюции. Последнее обстоятельство дало основание известному американскому биологу Э. Майру утверждать, что «в сущности „биологией“ называют две в значительной мере самостоятельные области науки, различающиеся по методу, проблематике и основным концепциям. Едва зайдя за уровень чисто описательной биологии, мы находим две сильно различающиеся области, которые можно было бы назвать функциональной и эволюционной биологией»[322].

В то же время многие биологи, занимавшиеся изучением исторического развития в живой природе и не усматривавшие существенных различий между функционированием и развитием, фактически отождествляли индивидуальные изменения отдельных организмов с развитием видов (ламаркизм). Сходные ошибки, связанные с метафизическим отрывом друг от друга структуры, функционирования и развития, имели место и в истории общественных учений. Такой разрыв был характерен для многих домарксистских учений об обществе, в которых развитие общества отрывалось от его структуры и функционирования либо, напротив, историческое развитие сводилось к частичным изменениям (типа флуктуации) в тех или иных общественных структурах и соответственно в функционировании общества.

Ревизионисты (правого и левого толка) также либо абсолютно разрывали функционирование и развитие, либо, напротив, метафизически отождествляли эти два типа процессов. В известном смысле «классическим» стало положение Э. Бернштейна: «Движение — все, конечная цель — ничто». В этом ревизионистском лозунге конечная цель пролетариата, его историческое предназначение выносятся за рамки повседневной деятельности и борьбы рабочего класса, исключаются из них. Законы развития общества отрываются и абсолютно противопоставляются законам его существования и функционирования. Тем самым борьба рабочего класса сводится лишь к отстаиванию наиболее «благоприятных» условий его функционирования в рамках существующей капиталистической системы общественного производства с его классовой структурой, обусловливающей эксплуатацию рабочего класса буржуазией.

Еще более четкое выражение эта тенденция получила в «экономизме» — оппортунистическом течении в русской социал-демократии в конце XIX — начале XX в., сторонники которого стремились ограничить борьбу рабочих только экономической борьбой. В. И. Ленин, критикуя этих ревизионистов, разграничивает экономическую и политическую формы борьбы и вместе с тем подчеркивает как необходимость их сочетания, так и то, что политическая форма борьбы является определяющей и не может быть сведена к экономической. Далее В. И. Ленин, как известно, показал, что в самой политической борьбе следует различать текущие задачи и стратегическую — установление диктатуры пролетариата.

Различного рода авантюристические и левацкие течения, как правило, абсолютизировали законы развития, отрывая их от законов строения и функционирования.

Вместо научно обоснованных революционных преобразований намечаемые без учета различий законов структуры, функционирования и развития мероприятия превращались в авантюры, входили в противоречие с существующей общественной структурой и характером функционирования общества, что вносило хаос в общественную жизнь (анархизм, «большой скачок» и «культурная революция» в Китае). Опасно как отождествление законов структуры, функционирования и развития, так и абсолютизация различий между ними. И дело здесь не только в том, что любая система одновременно подчиняется всем этим законам, но и в том, что каждый из законов выступает как закон строения, функционирования или развития лишь в определенном отношении, применительно к определенному системному уровню. За рамками этого отношения или этого уровня связь, рассматриваемая ранее как закон структуры, может в другом отношении выступать как закон функционирования или даже закон развития.

Концепция системных уровней позволила уяснить относительный характер противопоставления функционирования и развития. В сложных системах, включающих ряд иерархически соподчиненных уровней, имеется весьма сложная зависимость между строением, функционированием и развитием. То, что на одном уровне выступает как структура, на другом — может рассматриваться как функция; то, что в одном отношении выступает как функционирование, в другом — предстает как элемент развития.

В связи с этим возникает вопрос о различных типах развития в зависимости от специфики организации (т. е. от специфики структурно-функциональных связей в системе). В биологии, например, довольно резко различаются онтогенез — индивидуальное развитие, исторически запрограммированное в форме наличного генотипа, и филогенез — развитие незапрограммированное, хотя и обусловленное наличной организацией вида (его генофонда), особей и т. д.

Итак, в исследовании системных явлений необходимо видеть как различие, так и связь законов строения, функционирования и развития. Необходимо также правильно понимать их субординацию. Законы строения сами по себе еще не дают понимания механизмов развития, действительных движущих факторов, причин исторического процесса, но их знание совершенно необходимо для проведения сравнительного изучения структур одного генетического ряда.

Осмысление законов функционирования систем и их сопоставление еще более приближают исследователя к постижению законов развития, хотя сами по себе еще не раскрывают их. Но знание законов развития является ключом к пониманию как структуры, так и функционирования системных объектов. Однако для того, чтобы не быть чисто умозрительным, знание законов развития должно опираться на знание законов структуры и функционирования развивающихся объектов. Постижение законов развития является путеводной нитью в практическом овладении законами структуры и функционирования, в сознательном преобразовании как структур, так и функций системы.

Необходимо иметь в виду далее, что та или иная структура присуща всем объектам неорганической, органической природы и общества. Самостоятельным функционированием и развитием обладают лишь объекты живой природы и общества, являющиеся самовоспроизводящимися и саморазвивающимися системами. Многие же объекты неорганической природы не относятся к этому классу систем. В настоящее время хорошо известно также, что наряду с саморазвивающимися системами в природе и обществе имеются и такие объекты, которые, не обладая способностью к самостоятельному функционированию и развитию, включаются в эти процессы благодаря воздействию на них саморазвивающихся систем. Так, например, функционирование и развитие биосферы, как показал В. И. Вернадский, оказали влияние на становление и развитие всего облика нашей планеты, существенно изменили абиотические компоненты ее поверхности и состав атмосферы. Развитие и функционирование общества существенным образом влияют как на биосферу, так и на абиотические компоненты природы, меняют их структуру и ход течения природных процессов.

При рассмотрении взаимодействия законов строения, функционирования и развития необходимо иметь в виду наличие определенной соподчиненности (иерархичности) в соотношении самих природных и социальных систем.

Возникновение социалистического общества в нашей стране создало новые условия и предпосылки для экономического и политического развития других стран. В частности, существование СССР, а в настоящее время социалистической системы в целом явилось предпосылкой для развития отдельных стран по некапиталистическому пути. Это является свидетельством активной роли прогрессивных систем.

Закономерности развития общества

Чтобы понять феномен общества, необходимо выяснить характер закономерностей, объединяющих людей в некое единое целое.

Сравнивая эволюцию обществ, различные стадии, которые проходит человеческая цивилизация в своем развитии, ученые выявили ряд закономерностей:

закон ускорения истории. Он гласит, что на каждую последующую стадию уходит меньше, времени, чем на предыдущую. Так, капитализм короче феодализма, а тот, в свою очередь, короче рабовладения. Доиндустриальное общество протяженнее индустриального. Чем ближе к современности, тем, сильнее сжимается спираль исторического времени, общество развивается быстрее, динамичнее;

закон уплотнения исторического времени. Он означает, что технический и культурный прогресс постоянно ускорялись по мере приближения к современному обществу;

закон неравномерности отражает то, что народы и нации развиваются с неодинаковой скоростью. Разные общества разновременно проходят исторические этапы. Поэтому и в современном мире существуют общества, находящиеся на разных ступенях развития. И даже в рамках одного общества (например, и в Америке и в России) до сих пор coceдcтвyют индустриально развитые регионы и районы, где население сохранило доиндустриальный (традиционный) уклад жизни. Когда, не пройдя все предыдущие этапы, они вовлекаются в современный поток жизни, в их развитии могут последовательно проявиться не только позитивные, но и негативные последствия;

закон осознанного характера жизнедеятельности социальных организмов.

– закон единства антропо-, социо- и культурогенеза, который утверждает, что происхождение человека, общества и его культуры и с «филогенетической», и с «онтогенетической» точек зрения следует рассматривать как единый, целостный процесс, как в пространстве, так и во времени;

закон решающей роли человеческой трудовой деятельности в становлении и развитии общественных систем. История подтверждает, что формы активности людей, и, прежде всего, труда обусловливают сущность, содержание, форму и функционирование общественных отношений, организаций и институтов;

– закон возрастания роли субъективного фактора выражает причинно-следственные связи между уровнем политического сознания людей и темпами социального прогресса.

Особенности закономерностей развития общества:

1) наличие общих закономерностей предполагает своеобразие развития отдельных стран и народов, проходящих сходные этапы развития;

2) закономерный характер истории означает также поступательный характер ее развития, связан с идеей прогресса;

3) законы развития общества есть законы исключительно деятельности людей, а не нечто внешнее по отношению к ней;

4) общественные закономерности познаваемы; их познание зависит от степени зрелости общественных отношений и открывает возможность их использования в практической деятельности людей;

5) объективный характер законов общественного развития состоит в том, что законы не создаются и не могут быть отменены людьми, что они действуют независимо от того, желательны они людям или нет, познали их люди или нет. Это – объективные связи самой системы общественных отношений, объективная логика общественного развития.

Наличие общих законов социального развития не означает, что деятельность отдельного человека и общества в целом полностью детерминирована этими законами. Ни человек, ни общество не могут изменить эти законы, но в их силах познать эти законы и использовать полученные знания или на пользу, или во вред человечеству.

3. Социальные законы функционирования и развития общества

Понятие социального закона. Социальный закон — это выражение существенной необходимой связи социальных явлений, и преж­де всего связи, определяющей характер и содержание социальной деятельности людей. Общественно-экономическая формация характеризуется действием двух типов социальных законов. Это струк­турно-функциональные законы и закономерности, относящиеся к функционированию различных сторон жизнедеятельности общества, и генетические законы и закономерности, связанные с развитием общества. Поэтому необходимыми методами научного познания общества выступают генетический и структурно-функциональный.

Законы развития. Изменение во времени элементов и способов их упорядоченной связи в каждой из подсистем в условиях данной общественно-экономической формации определяется предшествую­щим состоянием этой подсистемы. Это определяющее воздействие предыдущего состояния структуры каждой из составляющих об­щественно-экономическую формацию подсистем на последующее состояние структуры носит характер, закона развития. Развитие имеет место тогда, когда два последовательно взятых состояния одного и того же объекта претерпевают необратимое существенное изменение, т. е. совершается переход от структуры одного качеств к структуре другого качества.

Развитие общества в условиях данной общественно-экономиче­ской формации осуществляется благодаря взаимодействию во вре­мени производительных сил и производственных отношений, отношений экономических и социальных, базиса и надстройки, общест­венного бытия и общественного сознания. Эти взаимодействия, вы­ражая существенные и необходимые связи различных сторон обще­ственно-экономической формации, носят характер объективных законов.

Изменение производственных отношений или экономической структуры общества определяется законом соответствия производи­тельных сил и производственных отношений с приобретением новых производительных сил люди меняют свой способ производ­ства, а вместе со способом производства они меняют все экономические отношения, которые были необходимыми отношениями лишь данного, определенного способа производства 8 . Изменение экономи­ческой структуры данного общества в силу определяющей ее роли с объективной необходимостью вызывает изменение его социальной структуры, т. е. всей системы социальных классов, групп и способов связи между ними.

Закон взаимодействия базиса и надстройки характеризует изме­нение социальной структуры, т.е. содержание всей системы соци­альных отношений данной общественно-экономической формации. Суть в том, что экономическая структура общества образует ту реальную основу, которой и объясняется надстройка, состоящая из правовых и политических учреждений 9 .

Изменение общественного сознания происходит в соответствии с законом первичности общественного бытия и вторичности общественного сознания, ибо люди, развивающие свое материальное производство и свое материальное общение, изменяют вместе с этой своей действительностью также свое мышление и продукты своего мышления. Не сознание определяет жизнь, а жизнь определяет сознание. При первом способе рассмотрения исходят из сознания, как если бы оно было живым индивидом; при втором, соответствующем действительной жизни, исходят из самих действительных живых индивидов и рассматривают сознание только как их сознание 10 .

Изменения в способе производства вызывают последовательное изменение всех структур данного общества — социальной, политической и идеологической.

Развитие общественно-экономической формации носит объектив­ный характер и представляет собой естественноисторический про­цесс. С точки зрения субъективной социологии, отмечал В. И. Ле­нин, не может быть и речи о том, чтобы смотреть на развитие общества как на естественно-исторический процесс. Мало того, не может быть речи даже и о развитии, а только о разных укло­нениях от желательного, о дефектах, случавшихся в истории вследствие того, что люди были не умны, не умели хорошенько понять того, что требует человеческая природа, не умели найти условий осуществления таких разумных порядков. Ясное дело, что основная идея Маркса о естественно-историческом процессе развития общественно-экономических формаций в корень подрывает эту ре­бячью мораль, претендующую на наименование социологии 11 .

Законы функционирования. От процессов развития, преобразую­щих структуры, отличаются процессы функционирования, соотноси­мые с сохранением структур.

Взаимодействие структур данной общественно-экономической формации характеризуется не только их изменением и развитием, но и укреплением, сохранением в состоянии относительной устойчи­вости. Данный тип связи подчиняется законам функционирования. Функционирование — это способ деятельности объекта при опреде­ленной его внутренней организации в системе общества как целого.

Одной из задач социологии является исследование форм проявле­ния и механизмов действия законов функционирования коммунисти­ческой общественно-экономической формации в целях разработка практических рекомендаций по их совершенствованию. Последнее не означает, что перед социологической наукой ставится задача стабилизации уже сложившейся социальной ситуации. Максимальное развертывание форм проявления и механизмов действия законов функционирования одного качественного состояния оказывается в конечном счете необходимым этапом перехода к другому качествен­ному состоянию.

Характер форм проявления и механизмов действия социальных законов определяется конкретными условиями жизнедеятельности данной общественно-экономической формации.

Особенности действия социальных законов в условиях социализ­ма. Целенаправленность. В условиях капиталистического общества, где существует непримиримое противоречие между общественным характером производства и частной формой капиталистического при­своения, развитие производительных сил тормозится отжившими свой век старыми производственными отношениями. Социальные проявления этого экономического процесса — анархия производства и классовая борьба, с объективной необходимостью ведущие к социа­листической революции и диктатуре пролетариата.

Качественно новые черты общественного развития проявляются при переходе общества к социализму. Возникновение такого факто­ра, как общественная собственность на орудия и средства производ­ства, приводит производственные отношения в соответствие с харак­тером производительных сил. Противоречия, возникающие при со­циализме, не несут антагонистического характера. Соответствие про­изводительных сил и производственных отношений становится объ­ективной основой действия законов планомерного, пропорционально­го развития народного хозяйства нашей страны.

Объективные законы социализма обусловливают коренное измене­ние характера социального развития. Социальная деятельность лю­дей направляется на окончательное искоренение пережитков капита­лизма, построение материально-технической базы коммунизма, развитие коммунистических общественных отношений и формирование нового человека.

В процессе социальной деятельности каждый человек преследует свои собственные, сознательно поставленные цели, а общий итог этого множества действующих по различным направлениям стремле­ний и их разнообразных воздействий на внешний мир — это именно и есть история. Вопрос сводится, стало быть, к тому, чего хочет это множество отдельных лиц. Воля определяется страстью или размыш­лением. Но те рычаги, которыми, в свою очередь, непосредственно определяются страсть или размышление, бывают самого разнообраз­ного характера. Отчасти это могут быть внешние предметы, отчас­ти — идеальные побуждения: честолюбие, служение истине и пра­ву, личная ненависть или даже чисто индивидуальные прихоти всякого рода 12 .

На базе общественных производственных отношений в условиях социализма вырастает, по словам Ф. Энгельса, общая воля людей, действующих по единому плану. Эта общая воля — воля советского народа, руководимого Коммунистической партией Советского Союза, действуя в соответствии с объективными социальными, закономерностями развитого социалистического общества, придает индивидуальным волям отдельных людей целенаправленный характер, под­чиняя их решению общих задач и достижению общих социальных целей, стоящих перед обществом, строящим коммунизм.

Коммунизм, таким образом, совершает переворот в самой основе всех прежних отношений производства и общения и впервые созна­тельно рассматривает все стихийно возникшие предпосылки как создания предшествующих поколений, лишает яти предпосылки стихийности и подчиняет их власти объединившихся индивидов 13 .

Подчинение стихийных сил, господствовавших над человеком, коллективной воле людей осуществляется на основе научного позна­ния и научного использования законов общественного развития. Познать социальный закон — значит выявить направление, меха­низмы его действия, формы проявления в определенный промежу­ток времени и в конкретных условиях данной общественно-эконо­мической формации. Действие социальных законов в условиях социализма не просто вызывает социальные изменения, но опреде­ляет характер этих изменений и обусловливающие их механизмы.

Социальные изменения, предопределенные социальным законом, выступают целью общественного развития, или социальной целью. Таким образом, законы развития коммунистической общественно-экономической формации выступают как законы, одним из важней­ших аспектов которых является целенаправленность. Основные социальные закономерности перерастания социализма в комму­низм — построение бесклассового, социально однородного общества, достижение полного социального равенства всех его членов; форми­рование коммунистического отношения к труду и общественной собственности; развитие системы коммунистического общественного самоуправления; переход к ассоциациям коммунистического труда; всестороннее развитие личности, свободное проявление способностей каждого — все это объективно обусловленные социальные цели раз­вития социалистического общества.

Социальные цели и социальные ценности. Культура. В социали­стическом обществе люди не только познают социальные законы, но и имеют возможность действовать в соответствии с ними, совер­шенствовать механизмы действия этих законов. Именно поэтому социальные законы выступают как основа целесообразной деятельности человека, совпадающей в основном и главном с социальными целями общества. Преломляясь через общественное сознание, основ­ные социальные цели коммунистического строительства являются важнейшими социальными ценностями советских людей и как тако­вые выступают движущими мотивами их социальных действий.

Социальные ценности имеют двойственную природу. Во-первых, они включены в процесс функционирования и развития данной об­щественно-экономической формации, имеют объективный характер. Во-вторых, они: носят нормативный характер, но, будучи окраше­ны эмоциями, чувствами, имеют субъективный оттенок. Система социальных ценностей выступает как основа социалистической культуры, нормативно определяющей характер социальной деятельности советских людей.

Для действия социальных законов создается тем больший прос­тор, чем в большей степени совпадают социальные цели общества я ценностные ориентации и установки личности, субъективные устремления каждого человека. Степень совпадения или несовпа­дения социальных целей общества и личности познается через выявление отношений личности к социальным целям общества. Это могут быть отношения идентификации, когда человек отождествля­ет свои личные цели и цели общества; отношения различия, когда цели личности имеют известное отклонение от целей общества; от­ношения конфликта, когда пели личности и цели общества проти­востоят друг другу как враждебные (например, случаи отклоняю­щегося иди антисоциального поведения).

Ликвидация эксплуататорских классов, безраздельное господ­ство социалистической общественной собственности на средства производства, идейно-политическое единство всего народа являют­ся объективными предпосылками для обеспечения полного совпа­дения целей общества и личности в СССР.

Однако в каждом конкретном случае между целями общества у конкретной личности наблюдаются известные различия, которые выражаются в отклонении интересов, а следовательно, и социаль­ных действий личности от общественных интересов. Каждый чело­век, совершая то или иное действие, преследует свои личные ин­дивидуальные цели, наличие которых обусловлено у него личными, индивидуальными потребностями. Приближение целей личности, характера социальных действий индивидов к требованиям социальных законов прямо пропорционально совпадению целей общества личности и обратно пропорционально степени различия между ними. Следовательно, чтобы способствовать этому приближению, необходимо знать не только формы проявления социальных зако­нов в социальной деятельности людей, но и механизмы формирова­ния социальных интересов и отношений личности.

3. Типология и закономерности развития общества.

Общество можно характеризовать по многим признакам. Например, по национальному (французское, русское, немецкое); государственному и культурному; территориальному и временно́му; по способу производства и т.д.

Типологизация общества на основе выделения наиболее существенных, типичных, интегральных признаков позволяет выявлять многообразие проявления единой сущности общества в реальном мире.

Разные социологи по–разному подходили к проблеме типологии обществ.

Марксистская социология, например, в основу классификации обществ положила способ производства материальных благ, производственные отношения и прежде всего отношения к собственности, разделив все общества на пять основных общественно–экономических формаций – первобытнообщинную, рабовладельческую, феодальную, капиталистическую и коммунистическую (включая и социалистическое общество как ее первую фазу).

Другие социологи (американцы Г.Ленски и Д. Ленски) подразделяют общества по основному способу добывания средств к существованию, различая: а) общества охотников и собирателей; б) садоводческие общества; в) аграрные общества; г) промышленные общества.

Немецкий социолог Фердинанд Тённис главное внимание сосредоточил на разграничении двух основных типов обществ – допромышленного, традиционного (Гемайншафт – сельская, крестьянская община) и современного, промышленно – городского (Гезельшафт).

Сегодня весьма широко распространено деление обществ по цивилизационному критерию (Даниел Белл, Ален Турен др.) и выделению доиндустриальных или традиционных (в современном понимании – отсталые, в своей основе сельскохозяйственные, примитивные, консервативные, закрытые, несвободные общества), индустриальных (т.е. имеющие развитую промышленную основу, динамичные, гибкие, свободные и открытые по организации социальной жизни) и постиндустриальных (т.е. общества наиболее развитых стран, производственную основу которых составляет использование достижений научно–технической и научно–технологических революций и в которых в связи с резким возрастанием роли и значения новейшей науки и информации произошли существенные структурные социальные изменения; этот тип общества характеризуется развитием сферы услуг, науки, образования, здравоохранения, всех отраслей экономики, создающих комфортные условия жизни; стратификацией; менеджерской революцией; большой подвижностью людей в обществе; социальным миром).

Но этим не исчерпывается многообразие типологии обществ.

По такому критерию как число уровней управления и степень социального расслоения выделяют простые и сложные общества. Простое общество (возникло ок. 50 тыс. лет назад) – это такое, в котором составные части однородны, родоплеменная организация общества строится на основе кровно–родственных связей и отношений; существует система табу; в нем нет богатых и бедных, руководителей и подчиненных (т.е. отсутствует имущественное и социальное расслоение), структура и функции здесь взаимозаменяются, отсутствует государство. Сложное общество возникает примерно 10 тыс. лет назад и представляет собой общество с сильно разделенными структурами и функциями, взаимосвязанными и взаимозависимыми друг от друга, что обусловливает необходимость их координации. Поэтому управление обществом осуществляется через особый социальный институт – государство.

Карл Поппер (1902–1994, австр. и англ. философ и социолог) делит все общества на закрытые и открытые. Закрытое общество характеризуется ригидной социальной структурой, ограниченной мобильностью, невосприимчивостью к нововведениям, традиционализмом, идеологией и коллективизмом. Открытое общество характеризуется динамичной социальной структурой, высоким уровнем мобильности, способностью к инновациям, критицизмом, индивидуализмом и демократической плюралистической идеологией.

Общества также можно типологизировать по политическому основанию (демократические, авторитарные, тоталитарные) и религиозному критерию (христианские – католические, протестантские, православные; мусульманские – шиитские и суннитские; буддистские; иудейские и пр.).

Существуют и другие типологии обществ.

Закономерности развития общества

Чтобы понять феномен общества, необходимо выяснить характер закономерностей, объединяющих людей в некое единое целое.

Сравнивая эволюцию обществ, различные стадии, которые проходит человеческая цивилизация в своем развитии, ученые выявили ряд закономерностей:

закон ускорения истории. Он гласит, что на каждую последующую стадию уходит меньше времени, чем на предыдущую. Так, капитализм короче феодализма, а тот, в свою очередь, короче рабовладения. Доиндустриальное общество протяженнее индустриального. Чем ближе к современности, тем сильнее сжимается спираль исторического времени, общество развивается быстрее, динамичнее;

закон уплотнения исторического времени. Он означает, что технический и культурный прогресс постоянно ускорялись по мере приближения к современному обществу;

закон неравномерности развития отражает то, что народы и нации развиваются с неодинаковой скоростью. Разные общества разновременно проходят исторические этапы. Поэтому и в современном мире существуют общества, находящиеся на разных ступенях развития. И даже в рамках одного общества (например, и в Америке и в России) до сих пор coceдcтвyют индустриально развитые регионы и районы, где население сохранило доиндустриальный (традиционный) уклад жизни. Когда, не пройдя все предыдущие этапы, они вовлекаются в современный поток жизни, в их развитии могут последовательно проявиться не только позитивные, но и негативные последствия;

закон осознанного характера жизнедеятельности социальных организмов;

закон единства антропо–, социо– и культурогенеза, который утверждает, что происхождение человека, общества и его культуры и с «филогенетической», и с «онтогенетической» точек зрения следует рассматривать как единый, целостный процесс, как в пространстве, так и во времени;

закон решающей роли человеческой трудовой деятельности в становлении и развитии общественных систем. История подтверждает, что формы активности людей, и, прежде всего, труда обусловливают сущность, содержание, форму и функционирование общественных отношений, организаций и институтов;

закон возрастания роли субъективного фактора выражает причинно–следственные связи между уровнем политического сознания людей и темпами социального прогресса.

Обобщая, можно сказать следующее:

наличие общих закономерностей не исключает своеобразие развития отдельных стран и народов, проходящих сходные этапы развития;

закономерный характер истории означает также поступательную динамику ее развития, связанную с идеей прогресса;

законы развития общества есть законы исключительно деятельности людей, а не нечто, внешнее по отношению к ней;

общественные закономерности познаваемы; их познание зависит от степени зрелости общественных отношений и открывает возможность их использования в практической деятельности людей;

объективный характер законов общественного развития состоит в том, что законы не создаются и не могут быть отменены людьми, что они действуют независимо от того, желательны они людям или нет, познали их люди или нет. Это – объективные связи самой системы общественных отношений, объективная логика общественного развития.

Наличие общих законов социального развития не означает, что деятельность отдельного человека и общества в целом полностью детерминирована этими законами. Ни человек, ни общество не могут изменить эти законы, но в их силах познать эти законы и использовать полученные знания или на пользу, или во вред человечеству.

Смотрите так же:

  • Кто определяет размер госпошлины Госпошлина при вступлении в наследство «Какие расходы придется понести при оформлении наследства?» — интересуются наследники. Вот уже 10 лет, как с наследников снята обязанность по оплате налога за унаследованное имущество. В 2005 году Госдумой РФ был […]
  • Оформляю пенсию ато Переселенцы на Украине и в Россию: справки и документы, социальные выплаты, устройство на новом месте С начала военного конфликта на Донбассе в Россию были вынуждены переехать миллионы украинских граждан. Миграция происходила и внутри Украины, когда люди из […]
  • Правила ухода за строительными конструкциями Новостройки Московской области Ближнее Подмосковье с улучшением транспортной доступности становится «более ближним». Новостройки Московской области в последние годы становятся все более и более востребованы. Причин тому несколько, Основная. Износ и […]
  • Штраф за неуплату единого налога 2018 Налоговая ответственность за неуплату налогов в 2017–2018 годах Налоговая ответственность включает совокупность наказаний, предусмотренных НК РФ. Подборка материалов данной рубрики расскажет вам о налоговой ответственности плательщиков и налоговых агентов и […]
  • Заявление о подтверждении места жительства Заявление об установлении факта проживания Чаще всего заявление об установлении факта проживания необходимо для приобретения (подтверждения) гражданства РФ. Но информация актуальна не только для лиц, не имеющих паспорта РФ нового образца. Факт проживания на […]
  • Материнский капитал документы на покупку комнаты Материнский капитал на покупку комнаты Материнский капитал уже помог и продолжает помогать очень многим в решении жилищного вопроса. В большинстве случаев его суммы достаточно для первоначального взноса, а у тех, кто распоряжается им для погашения ипотечного […]
  • Закон о гражданских правах сша Закон о гражданских правах в США 1964 г. Словарь терминов (глоссарий) по истории государства и права зарубежных стран . 2006 . Смотреть что такое "Закон о гражданских правах в США 1964 г." в других словарях: Законы о гражданских правах — (Civil Rights […]
  • Реестр уведомления о проведении собрания Провести общее собрание собственников помещений в 2018 гг и оформить лист решения В этой статье мы доступно разберем процесс проведения и порядок заполнения всех документов общего собрания собственников помещений. Также вы сможете задать вопрос и получить на […]