Записка вора в законе

Содержание:

Покончивший с собой вор в законе Коля Бес боялся возвращения в Россию

На Украине расследуют смерть российского промышленника и криминального авторитета Николая Кравченко, известного в уголовной среде как Коля Бес. Накануне утром тело вора в законе нашли в киевском СИЗО.

Киевские правоохранительные органы завели уголовное дело по статье «Умышленное убийство».

Ранее сообщалось о самоубийстве криминального авторитета. В милиции также говорили, что перед тем, как наложить на себя руки, Кравченко делился с сокамерниками своими опасениями.

Из сообщения МВД Киева: «Он повесился на решетке камеры. А накануне ночью, как говорят его сокамерники, рассказывал, что боится возвращения в Россию».

Также известно, что Коля Бес оставил предсмертную записку. В ней он сообщил, что украинские власти не смогли ему помочь, и пожелал успехов киевским манифестантам.

За несколько дней до самоубийства Николая Кравченко украинские власти приняли решение выдать одного из лидеров криминального мира Новгородской области России.

Колю Беса задержали в Киеве в начале марта прошлого года. Российские власти разыскивали криминального авторитета больше 6 лет. Генпрокуратура РФ потребовала экстрадиции преступника, и Киев требование на днях удовлетворил.

Кое-что о привилегиях

У тюремного вора – вора в законе – гораздо больше привилегий, чем у обычного заключенного. Прежде всего, он вправе пользоваться общаком, который собирается всеми заключенными. Живут они в камерах, рассчитанных на 2—6 человек, где более сносные условия. Указания вора – это закон для всех. Так, законник может, например, «разморозить» тюрьму, то есть распорядиться о начале каких-либо беспорядков, скажем голодовки. Он может «поставить минус» на какой-нибудь камере, то есть определить наказание для ее обитателей.

Воры никогда не сидят в одиночках. В таком случае ему самому надо будет прибирать камеру, мыть посуду, драить полы, а настоящий вор не имеет права работать ни под каким видом. Он мозги себе свихнет, но придумает, как заставить ментов посадить его хотя бы с кем-нибудь, кто все будет делать за него. Настоящий тюремный вор не согласится сидеть вместе с другим, таким же, как он, вором. Но если все же их посадят вместе, они настроят против ментов всю тюрьму. Братва поддержит, голодовку объявит, от работы откажется, вены начнет резать. Заваруха кончится тем, что либо их «рассадят», либо поместят к ним фраера [18] или мужика [19] .

В одном не откажешь ворам: в смелости, в умении показать решительный характер, в способности терпеть и голод и холод. Администрация следственных изоляторов время от времени устраивает против воров провокации. Например, проведут шмон, найдут что-либо из запрещенных предметов, наркотики, например. Вора тут же помещают в карцер на несколько суток. Испытания, которым подвергают воров в законе при их верности своим понятиям и традициям, можно приравнять к международным нормам определения пыток. Отвергая их образ жизни и поведение, тем не менее нельзя не признать их стойкости в условиях неволи.

У законника идет постоянная ежедневная борьба со своими врагами, теми, кто следит, чтобы он не оступился, кто пытается заставить его измениться. Борьба эта ведется при любых, даже неблагоприятных тюремных условиях.

Известны случаи, когда в Бутырке и в Лефортове воров за нарушение режима на длительный срок направляли в карцер. Но в то же время конвоиры, в частности в Бутырке, боятся и уважают воров в законе и, как правило, не подвергают личному досмотру.

Не так давно в Бутырке произошел еще один сенсационный случай, на сей раз с участием адвоката и вора в законе. Общеизвестно, что многие воры в законе, особенно пиковые, то есть воры кавказского происхождения, употребляют наркотики. В следственном изоляторе стало известно, что у авторитетного вора Дато Ташкентского их как раз и обнаружили. Началась оперативная разработка, и вскоре выяснилось, что наркотики Ташкентский получает с воли через своего адвоката. В следственном кабинете была установлена аппаратура для видеонаблюдения. Видеокамера зафиксировала, как адвокат Андрей Чувилев действительно принес наркотики. В момент передачи их подследственному он был задержан. Было возбуждено уголовное дело, и Чувилев получил срок.

Однако известны и случаи, когда наркотики просто подбрасывают в кабинет к адвокату. В подобной ситуации оказался и я. После случая с Чувилевым я пришел в следственный изолятор навестить своих клиентов. Вызвал одного, другого, третьего, проработал. Очередь дошла до законника. Ожидая, когда его приведут, я вышел в коридор пообщаться со своими коллегами. Вдруг вижу двух человек в камуфляжной форме, с овчаркой. У меня сразу мелькнула мысль, что если они с собакой, значит, у кого-то, возможно, будут искать наркотики. А почему бы и не у меня?

Спускаюсь вниз, на второй этаж, пытаюсь позвонить в консультацию и предупредить, что, возможно, меня попытаются задержать. После телефонного разговора поднимаюсь на второй этаж. И что вижу? У моего кабинета, где я должен принимать законника, вдруг появляются два человека, один из которых держит видеокамеру. Первая мысль: сейчас мне подбросят наркотики и заснимут их изъятие на видеокамеру. Я сразу бегу к дежурному и прошу объяснить, почему эти люди находятся возле моего кабинета. Дежурный начинает объяснять, что они якобы снимают учебный фильм. В это время к моему кабинету уже ведут законника, Дато Р. Я волнуюсь, говорю, что, пока эти люди не уйдут, я принимать клиента не буду. Все в замешательстве. Появляются дежурные, администрация изолятора, все мне что-то объясняют, но я стою на своем: пока люди с камерами не уйдут, законника принимать не буду. Но сам я думаю, что даже если они и уйдут, то могут появиться позже. Пытаюсь найти какого-нибудь знакомого адвоката, чтобы тот меня подстраховал. Но, как назло, никого из знакомых рядом нет.

Законника тем временем поместили в «стакан» [24] . Обычно подследственный ожидает там вызова к следователю или к адвокату. Я продолжал настаивать на своих правах. Вскоре оператор с камерой ушел. Ввели законника. Я объяснил ему ситуацию, он с моим предложением согласился. Я был выбит из колеи, не переставал думать об опасности. Мне уже начало казаться, что вот-вот в комнату ворвутся, что нас уже записывают и что глазок датчика противопожарной безопасности на самом деле является объективом видеокамеры. Время от времени подходил к двери, прислушивался, неожиданно открывал ее, но там никого не было. Наконец наше свидание закончилось. Естественно, я ничего не передал законнику, ничего от него не взял. Вышел в коридор, чтобы сдать его, и тут к нам подошли трое. Двое из них забрали моего подзащитного и провели в соседний кабинет, чтобы тут же обыскать его, а третий, с рацией в руках, направился вместе со мной к выходу.

Сдав талончик и получив документы, я двинулся по коридору. Человек с рацией не отставал от меня. Я зашел в туалет, он остался ждать около дверей. Выхожу, он опять пристроился за мной. Покидаю здание Бутырки, но он и на улице не хочет со мной расставаться. На ступеньках его поджидает коллега в камуфляжной форме, тоже с рацией. Мой сопровождающий вдруг кивает и говорит:

Второй понимающе кивает в ответ и пропускает меня. Я сажусь в машину и спокойно уезжаю.

Так что адвокатам время от времени приходится переживать и такие стрессовые ситуации.

Записка вора в законе

А.И. Гуров, В.Н. Рябинин

Исповедь «вора в законе»

Мафия, организованная преступность, рэкет… Эти слова сегодня едва ли не самые распространенные в нашем обиходе. Ими обозначают явление, с которым мы столкнулись буквально в последние годы, для которого, как прежде считали, не было в нашем обществе социальной почвы. Так же, как для преступности профессиональной. И тем не менее «воры в законе» стали у нас реальным фактом.

Авторы задались целью проследить истоки, причины зарождения отечественной мафии, взявшей на вооружение многое из арсенала профессиональных преступников тридцатых — начала пятидесятых годов, в том числе их законы, атрибутику, но по существу имеющей с ними чисто внешнее сходство.

В основу глав, обозначенных нами как «Исповедь», положен документальный материал — записки «вора в законе» старшего поколения, который более четверти века провел в местах лишения свободы, подлинные письма и обращения к «братству» преступников новой формации. Нам представлялось важным посмотреть на «законников» прежних лет глазами нашего современника, отступив от бытовавшей долгое время традиции считать их какой-то серой, безликой массой, попристальнее вглядеться в их лица, порой такие непохожие. Это важно еще и потому, что многие из воров-профессионалов той поры — жертвы не только войны, голода, но и безжалостных жерновов сталинского режима, подминавших под себя всех без разбора.

Клички и имена отдельных персонажей по разным причинам изменены. Однако в большинстве случаев они подлинные, что, на наш взгляд, помогает с большей достоверностью воссоздать события прошлого, традиции и колорит воровского мира Москвы.

Молодые годы Вальки Лихого

Вместо пролога. Как тут у вас, на «воле»?

— Ну, ни пуха, Лихой! Для такого, как ты, — дело пустяшное. Хотя, конечно, будь осторожней. Дипломат крепче держи, не потеряй.

Отвечать на эти слова я не стал, уловив в них фальшивую ноту. Да и было бы кого слушать. Обидно, но факт. Я, известный карманник, «вор в законе», должен выполнять инструкции какого-то холуя. Из породы тех, кого нынешние «законники» презрительно именуют «шестерками». Смех, да и только…

Дверь квартиры тихо захлопнулась, я вызвал лифт. Возле подъезда наметанным глазом огляделся по сторонам. Ничего подозрительного. И только тогда направился к трамвайной остановке.

Я мог бы сразу сесть в такси, но Сергунчик — так звали этого холуя — настоял, чтобы вначале ехать на трамвае, и обязательно с пересадкой, проверяя, нет ли «хвоста». Выходит, Сизый просто трепался, когда говорил, что риска никакого.

Сизый… Хорош голубок. Да нет, скорее — гусь. Поначалу к нему вообще не хотели меня пускать. Есть, мол, опасность провалить «блатхату». Тогда я сказал, что должен передать Сизому личный привет от его знакомого, который отбывал со мной срок. Соврал, конечно, но — подействовало. И в конце концов я был допущен пред его светлые очи.

По моим понятиям, вилла, подобная этой, могла принадлежать разве что министру либо, по крайней мере, ловкому торгашу. (В наше время пределом мечтаний для «вора в законе» было снять у хозяйки надежный угол). Все говорило здесь о достатке и процветании. Чистых кровей немецкая овчарка, самодовольно обнюхавшая меня в прихожей, дорогие ковры, расставленные вдоль стен стерео, видео, телефон в стиле «ретро» и еще всякая чертовщина. А на стенах — с десяток увеличенных фотографий каких-то красавиц.

Сизый встретил меня почти официально. В кабинете, сидя за письменным столом. Это был сухощавый, спортивного вида брюнет лет тридцати семи. Закралось сомнение: «туда ли вообще я попал?»

— Дмитрий Васильевич, — через стол, небрежно протянул он мне руку. — Слышал о вас, Валентин Петрович. Говорят, виртуозом были в своем деле. Имей я часок, другой, с удовольствием послушал бы ваши байки из забытого прошлого. Но… — Тут он картинно развел руками. — Время для нас — в прямом смысле деньги. Нынче, как говорится, ускорение. Темп жизни другой.

Ошарашенный всем увиденным, я долго не мог прийти в себя. Сизый, очевидно, понял мое состояние.

— Этому антуражу не удивляйся. Действуем вполне легально. Одному из наших воров — светлая голова — пришла в голову отличная идея: организовать свой кооператив. Назвали мы его «Фото на память». Салон на Советской, разъездные мастера. А здесь, как видишь, кабинет председателя. Лучше «крыши» и не придумаешь.

Вот, оказывается, в чем дело. «Вор в законе», он же глава кооператива, бизнесмен, действующий легально. А та, оборотная сторона медали скрыта от посторонних глаз. Неплохо придумано, но для нас, карманников старой закалки, непривычно, и просто неприемлемо. Быть «в законе» означало для нас заниматься воровским ремеслом, и только. Не говорю уж о том, что «боссов», подобных Сизому, тоже не существовало. «Воры в законе» были равны, никто не имел права давить своим опытом или авторитетом, на сходках все решалось голосованием… Вот так одну за другой сдают позиции наши неписаные законы, что держались десятки лет. А ведь прежде за нарушение хотя бы одного из них «босяки» своего брата вора сурово наказывали, порой жизни лишали…

После того как Сизый открыл «секрет фирмы», у меня отлегло от сердца. На откровенность надо отвечать откровенностью. Сказал ему, что твердо решил «завязать»: годы не молодые, хоть напоследок поживу спокойно.

— Это на какие шиши? — не скрывая иронии, спросил Сизый. — Или в «строгаче» про запас дровец напилил?

— Напилишь там черта с два. Достались под расчет крохи. И те дорогой просадили в картишки.

— Что-то не пойму я тебя, Лихой, — Дмитрий забарабанил пальцами по столу. — Толкуешь, что решил завязать, а сам ко мне напросился. Сказал ребятам, будто хочешь передать привет, а дружков у меня в тех краях — никого. Мы, конечно, тебя проверили, но за такие шутки знаешь, что бывает.

— Извини, Сизый. Иначе бы на тебя не вышел.

— Ну ладно. Ближе к делу.

— В общем, попал я в заколдованный круг. Направление на работу дали — нет места в общежитии. Значит, не будет прописки. Знакомые, у кого мог бы прописаться, поразъехались либо поумирали. А нет прописки — значит, иди гуляй.

— Ну, а чем я-то могу помочь? Пристроил бы тебя в кооператив, но… «завязавших» не держим.

— Погоди, Сизый. Эти дела как-нибудь решу. Пойду в исполком, в милицию. А к тебе просьба такая: одолжи рублей двести. На первое время, чтоб угол снять да с голоду не подохнуть. Начну работать — отдам. Я ведь, между прочим, обучался на шлифовщика.

Сизый явно не ожидал такого поворота. Он поднялся из-за стола, подошел к бару, достал оттуда пузатую бутылку с импортным коньяком, наполнил рюмки. И вдруг, неожиданно для меня, — расхохотался.

— Ну ты даешь, Лихой! От кого другого, но от тебя… У нас здесь что — райсобес для «завязавших»? — От смеха у него на глазах проступили слезы. — Впрочем, давай пропустим по маленькой. За тех, кто там — не дай Бог нам.

Тост был наш, воровской, без которого прежде (да, как видно, и теперь) у нас, воров, не обходилось ни одно застолье. Поднимали стакан за тех, кто в «зоне».

Мы выпили. Помолчали.

— Деньги я тебе дам, Лихой, — нарочно растягивая слова, сказал Дмитрий. — Но при условии, что ты нам окажешь небольшую услугу.

— Э-э, пустяки, — перебил он. — Риска никакого, это я гарантирую. Впрочем, решай сам.

Я согласился, поскольку понял, что иначе уйду отсюда ни с чем и ночевать снова придется на вокзале.

— Давно бы так, — Сизый удовлетворенно опустился в кресло. — Объясняю суть. Завтра ровно в час дня ты должен быть в Быковском. Это дачный поселок. Знаешь, наверное. Заберешь у нашего человека «товар» и доставишь в фотосалон на Советской. Придешь туда под видом клиента. Адреса, пароли и все остальное узнаешь у Сергунчика. Поедешь сейчас на его «хату», там и заночуешь.

«Вором» в преступном мире называют вовсе не каждого, кто совершает кражи. Этого «титула» удостаиваются лишь самые удачливые, опытные, уважаемые уголовники, получившие корону из рук своих товарищей на воровской сходке.

Если на воле воры – элита криминального сообщества, то в местах заключения они становятся неофициальными лидерами всего закрытого микросоциума. В одной из своих книг Сергей Дышев, полковник полиции, журналист и писатель, приводит слова криминального авторитета, оставшегося неназванным: «Как в церкви есть Бог, так и в тюрьме есть вор. Как в церкви надеются на Бога, что Бог пошлет, так и в лагере, и в тюрьме люди надеются только на воров – на то, что воры им пришлют, воры их поддержат. Люди голодовки объявляли, резали животы, вскрывались, ужас, чего ни делали ради того, чтобы с ворами встретиться. В карцерах сидели, гнили только ради того, чтобы его к вору посадили, потому что свой вопрос есть, который решить надо».

Просьба о защите от беспредела

Заключенные низших рангов обращаются к ворам, ища защиты от беспредела — как в тех случаях, когда им уже нанесен вред, так и тогда, когда подозревают, что другие зэки замышляют против них нечто, запрещенное понятиями. Часто воров просят о помощи не напрямую, а через смотрящего, если только обидчик не он сам.

К беспределу относятся воровство («крысятничество») и шулерство в карточной игре, увечья, побои, словесные оскорбления и отъем денег и других ценностей, совершенные без достаточных на то оснований.

Сюда же входят клевета и роспуск лживых слухов. В уголовной среде, особенно в тюрьме и на зоне, это куда более серьезное дело, чем в остальном мире. Оклеветанный человек рискует, например, подвергнуться ритуалу «опускания» – показательного публичного изнасилования – и попасть в категорию «петухов», самых бесправных и презираемых заключенных.

Но просить вора о заступничестве могут даже «петухи», которых «опустили» в соответствии с понятиями. Хотя приятельствовать с этими парнями означает навеки замарать и унизить себя, обижать их тоже западло.

Также заключенные жалуются ворам на обиды, которые терпят от администрации или персонала исправительной колонии. Самый мирный способ решения проблемы в этом случае – взятка из контролируемого ворами общего фонда — общака.

Просьбы о разрешении споров

Когда заключенные просят вора стать третейским судьей и разрешить их спор, не связанный с беспределом, тот, как правило, соглашается на это за мзду – подарок или денежное подношение.

Конфликты подобного рода, в частности, касаются вопросов бытового устройства, распределения трудовых обязанностей внутри отрядов. Ворам зачастую удается решать такие проблемы куда более эффективно и разумно, чем сотрудникам ИТУ. Споры иногда возникают и из-за иерархических нюансов, которыми так богата сложная структура лагерной жизни.

Просьба о выделении помощи из общака

Средства из лагерного общака, в первую очередь, распределяются на следующие цели: покупка еды, одежды, лекарств, а также алкоголя, табака и наркотиков для заключенных, прежде всего, для самих воров, поддержка зэков, попавших в штрафной изолятор или карцер, взятки администрации и персоналу ИТУ.

Отпуск денег, вещей, продуктов и прочего строго регламентирован. Чем выше иерархия зэка, тем больше материальных благ ему достается.

Но иногда остро нуждающиеся (например, тяжело больные, не получающие посылок от родных и друзей) заключенные просят оказать им разовую помощь «вне плана», то есть в обход устоявшейся системы привилегий.

Просьбы о финансовой поддержке

В самой отчаянной ситуации заключенный, особенно если он принадлежит к числу блатных, может попросить вора помочь ему деньгами лично. Традиционный воровской закон предписывал ворам аскезу, но и соблюдая ее, вор обычно имел доступ к мощным финансовым потокам. Современные же воры сплошь и рядом оставляют на свободе теневой или полулегальный бизнес, доходами от которого распоряжаются с помощью подручных или подставных лиц.

К личным средствам вор прибегнет, если в общаке недостаточно денег или если другие воры не согласны с такой тратой коллективной собственности. Например, при желании он может снабдить заключенного более низкого ранга суммой для выплаты долга.

Просьбы о защите близких, оставшихся на свободе

Во многих случаях вор может пользоваться обширной паутиной связей, созданных им на воле, чтобы вмешиваться в текущую там без его видимого участия жизнь.

Заключенные нередко приходят к ворам на поклон в надежде уберечь своих близких от угрожающих им опасностей. Часто угроза исходит со стороны врагов или конкурентов просителя, других уголовников. Но вор может уладить и конфликт с представителями «мирного населения», например, с черными риэлторами, желающими отобрать у семьи зэка жилплощадь.

Иногда воры наказывают виновных, если преступление уже свершилось, – мстят за убийство или изнасилование кого-либо из близких просителя.

Для тог, чтобы при необходимости защитить членов семей равных по статусу, то есть других воров, или отомстить за их близких, просьб не требуется. Достаточно того, чтобы воровская сходка узнала о проблеме.

Жалобы на беспредел, притеснение, несправедливость воры, находящиеся в местах лишения свободы, получают и с воли. В подобных случаях ситуация также регулируется посредством системы связей в уголовном мире. Также вор может повлиять на происходящее в другом ИТУ, отправив туда сообщение – «маляву», или «воровской прогон».

Просьбы со стороны администрации

По понятиям вору запрещено какое бы то ни было сотрудничество с властями, в том числе с администрацией исправительных учреждений. Но жизнь вносит свои коррективы. В некоторых случаях начальник колонии может обратиться к ворам с просьбой о помощи. Вполне вероятно, что просьба будет удовлетворена, если только это не противоречит планам и интересам самих воров.

Как правило, речь в таких ситуациях идет о наведении порядка. Вор, приструнивший своих подопечных ради обеспечения спокойной жизни в учреждении, не будет считаться «ссучившимся». Наоборот, он еще выше поднимет в их глазах свой авторитет.

Иногда возможность частичного сотрудничества с администрацией особо оговаривается воровским сообществом. Так, в 1953 году сходка на прииске «Красноармейский» в Магаданской области постановила «входить в доверие к начальству», «пресекать шкодников в лагере» и «на поселке не воровать».

Новый «вор в законе № 1» взошел на трон

Вася Воскрес стал временным преемником главного мафиози России Захария Калашова (Шакро молодой).

11:27, 29.12.2017 // Росбалт, Москва

В клане «вора в законе № 1» Захария Калашова (Шакро молодой) появился временный преемник. Им стал Василий Христофоров (Вася Воскрес), который недавно начал сбор средств в «общак». Однако останется ли он и. о. «босса всех боссов» или его роль сузится исключительно до «заведующего кассой» клана Шакро, пока не совсем ясно.

На днях в штаб-квартире «вора в законе № 1» появился новый хозяин. Как и предсказывал «Росбалт», им стал «законник» Василий Христофоров. Именно ему теперь несут представители криминальных группировок отчисления в «общак». Также к Воскресу потянулись вереницы «ходоков»-гангстеров со всей России, у которых возникли проблемы или пожелания, связанные с криминальным миром. Воскрес ведет приемы не один. Его непременно сопровождает верный соратник, «вор в законе» Мераб Гогия (Мелия). Удивляться этой «связке» не приходится.

Очень долгое время Воскрес был почти неразлучен со своим близким другом — «законником» Юрием Пичугиным (Пичуга). Пичугу же во время различных переговоров часто сопровождал тот же Мелия. Когда 18 февраля 2017 года Пичугин был задержан за организацию преступного сообщества, вместе с ним в машине находился Гогия. Последнего, впрочем, быстро отпустили, а вот Пичуга, похоже, пробудет в местах заключения очень долго.

После ареста Пичугина Воскрес и Мелия, что называется, стали держаться друг друга, образовав пару довольно влиятельных мафиози.

«Вором в законе № 1» последние годы являлся Захарий Калашов (Шакро молодой). Но над ним идет суд. По тому, как он складывается, можно предположить, что «вору в законе» светит крупный срок. Поэтому Шакро и задумался о кандидатуре временного преемника. После обсуждений выбор пал на Василия Христофорова. Причин для этого было несколько. Его вес среди других «воров в законе» не вызывает вопросов, он может на равных общаться с любым из них. Вася Воскрес имеет и опыт сбора средств в «общак». Этим он одно время занимался в клане «криминального генерала» Аслана Усояна (Дед Хасан), никаких нареканий его деятельность не вызывала. Когда Шакро в 2014 году вернулся в Россию после длительной испанской отсидки, именно Воскрес помогал ему освоиться в Москве. Христофоров был частым гостем в коттедже Калашова. Вместе с ним Шакро даже выбрался на кладбище, чтобы посетить могилы своих убитых друзей — Аслана Усояна и Вячеслава Иванькова (Япончик).

После определенных раздумий Воскрес дал согласие на роль временного преемника. Он сейчас стал и. о. «вора в законе № 1». И этот статус определенно сохранится за ним до тех пор, пока Шакро не отправится в колонию. А вот удастся ли потом Воскресу остаться «боссом всех боссов», — большой вопрос.

О притязаниях на это место объявили сразу несколько влиятельных «законников». Среди них был Эдуард Асатрян (Осетрина), который начал формировать свой клан. Однако недавно его приоритеты резко поменялись. Вмешательство влиятельных «законников» понадобилось Донбассу, куда и отбыл в длительную командировку Осетрина. На этой территории сейчас сосредоточено его влияние.

Не скрывает своих амбиций стать «вором в законе № 1» и недавно освободившийся из колонии «законник» Надир Салифов (Лоту Гули). Он формирует в Турции мощный мафиозный клан. Причем в своих переговорах Гули использует весьма нестандартный ход. Собеседникам он говорит, что никакой новый «король» (то есть «босс всех боссов») ворам не нужен, и он намерен с другими «законниками» общаться на равных — «как с братьями». Видимо, сам Салифов намерен стать «самым старшим среди братьев».

Юрий Вершов

Происшествия, новости преступного мира, громкие расследования и эксклюзивные подробности на криминальном канале в Telegram.

Уголовная империя

Ссылки в тексте открываются в новом окне

Короли и пешки

Короткие рассказы о истории и иерархии уголовного мира, воровских профессиях, блатных и фраерах

«Сучья война»

Когда появились воры в законе, никто точно сказать не может. Также сложно проследить, откуда взялось это словосочетание. На этот счет имеется несколько версий. По самой стойкой из них такое звание носит преступник, принятый в воровской тайный орден и соблюдающий все его законы. Воры в законе — не только элита криминального мира, это его лидеры. Они полностью отвечают за порядок в тюрьмах и колониях, формируют новые преступные кадры, выступают в роли третейских судей и во многих случаях распоряжаются жизнью обычных зеков.

Первым «благородным бандитом», своего рода «отцом» воров в законе, принято считать Мишку Япончика. Тот, легендарный Япончик, был ни много ни мало героем Гражданской войны и советским полководцем. Он отправился на каторгу в 1908 г. по политической статье и освободился только в 1917-м по амнистии Керенского. Бывший идейный анархист вернулся в Одессу «воровским Иваном». Таких позже и стали называть «законниками».

Новая власть сулила Япончику небывалые возможности в части «перераспределения» материальных благ и реализации своих амбиций. Вдохновленный этими перспективами и имея почти десятилетний опыт каторги, Япончик создал «воровской» стрелковый полк. В нем служили каторжники и головорезы. Он успел повоевать за советскую власть в дивизии Якира.

Но Гражданская война закончилась. И такие герои, как Япончик, у которых был свой закон, весьма отличавшийся от официального, были больше не нужны. Поэтому бывший красный командир Моисей Винницкий (таково было настоящее имя Мишки Япончика) был расстрелян по приказу советской власти. Возможно, такой бесславный конец «короля Одессы» и стал тем самым уроком, после которого урки зареклись якшаться с советской властью.

Однако большинство криминалистов и криминологов считает, что в массе воры в законе появились в начале тридцатых годов. Ничто с такой быстротой и охотой не создавалось, как Главное управление лагерей, возведенное, прежде всего, из экономических соображений. Бесплатная рабочая сила, помноженная на многомиллионную массу, осваивала рудники, строила каналы, магистрали и города. Огромная пронумерованная армия нуждалась в своих генералах, в рычагах внутреннего управления. Появление лидеров приветствовали все: и администрация лагерей и сами зеки, особенно политические, страдавшие от уголовной братии.

Кстати, блатари очень хорошо усвоили принцип: не замахивайся на систему – и она тебя не тронет. Именно он был со временем развит и возведен ворами в высший закон. Из него позже возникли все известные воровские принципы, согласно которым воры в законе не должны были ни в каком виде сотрудничать с властью, служить в армии, состоять в партиях, брать в руки оружие… Впрочем, криминальный мир всегда отличался известной гибкостью мышления, а потому все эти принципы были хороши только до тех пор, пока были удобны и комфортны. Когда они мешали ворам в осуществлении своих целей – о них забывали.

Воровской орден креп и развивался, пополняя свои ряды новыми вожаками — профессионалами. «Кадровая политика» была жестокой. Вором в законе мог стать далеко не каждый, даже из числа матерых уголовников. К режимному распорядку зеков прибавился воровской устав, запрещавший резать, душить друг дружку просто так, ради скуки, воровать у соседа, дебоширить и отлынивать от работы. Самыми тяжкими грехами здесь считалось оскорбление или убийство вора в законе.

Появился общак — воровская касса для грева (поддержки) больниц, карцеров, пересылок, СИЗО. Воры в законе облагали данью всех зеков. Платили деньгами, папиросами, спиртом, хлебом. За все ЧП воры в законе лично несли ответственность перед сходкой (или сходняком) — высшим органом воровской власти. При чем лишить лидера жизни мог только равный по званию, то есть такой же вор в законе.

После Великой Отечественной войны государство объявило войну ворам в законе, которых, по оперативным данным НКВД, уже насчитывалось несколько тысяч. Уголовной элите придали даже другую уголовную окраску и стали называть «организованной преступностью». Лишь за принадлежность к ворам в законе можно было получить срок. Воров принуждали отказываться от своего высокого, потом и кровью добытого звания.

Сломленные воры становились отказниками (ссучеными) и вполне могли погибнуть по приговору сходки, ушедшей в глубокое подполье. В воровском клане возникло противостояние, переросшее в «сучью войну».

Появились так называемые «польские воры» — криминальные лидеры, добровольно отошедшие от классических законников. Между ворами в законе и польскими ворами началась борьба за власть в зоне и воровской общак, которые хранились не только в зоне, но и на свободе. Законники расправлялись с польскими беспощадно. Последних то и дело находили повешенными или с заточкой в сердце (коронный удар вора в законе).

Администрация лагерей была бессильна. Законникам накручивали срок, держали их в карцерах и даже переводили в другие лагеря, но польские тихо вымирали. Наконец в 1955 году государство сказало «брэк». Враждующие кланы разошлись по отдельным спецлагерям. Начальникам спецлагерей строго запрещалось переводить воров из ИТК в ИТК. Через год МВД СССР образовало экспериментальный лагерь, где содержались воры в законе. То есть собрали всех медведей в одну берлогу (такая «берлога» — Соликамская ИТК-6, именуемая в народе «Белый лебедь», — действовала и в 80-х. Там, кстати, умер один из самых уважаемых и авторитетных воров — Вася Бриллиант, и, по одним данным, на местном кладбище ему воздвигнут настоящий мемориал, по официальным — никто точно не знает, где захоронен «Бриллиант», как и другие «воры в законе», умершие на зоне). Это был «ход конем» — воры начали грызть друг дружку. Спецзона даже не пыталась заставить вора работать — вор скорее взял бы заточку, чем кайло или лопату.

За свою жизнь вор в законе Вася Бриллиант сменил 10 мест лишения свободы. Он умер в колонии «Белый лебедь» в Пермском крае. Его могила на кладбище Соликамска стала своего рода местом поклонения братков.
Фото: PRIMECRIME.RU

К концу пятидесятых годов в СССР от прежнего воровского ордена 1930-х осталось лишь три процента. После этого карательная машина успокоилась и торжественно объявила о кончине последнего вора в законе. Воров в законе как клан игнорировали до средины 1980-х годов. С началом перестройки государственные мужи были просто обязаны придумать новые методы борьбы с криминалом. Для законников началась очередная «ночь длинных ножей».

Сегодняшнее количество воров в законе в России, назвать сложно. Воровской клан умеет беречь свои тайны, и данные о них получают лишь оперативным путем, с помощью агентуры и технических средств. По данным МВД России на ноябрь 2007 года статусом «вора в законе» обладают 184 человека. Вместе со странами СНГ их может быть свыше тысячи. Некоторые эксперты называют число в полторы тысячи человек. Оперативные картотеки ФСБ и МВД содержат информацию о 400-600 законниках: фамилии, клички, биографии, криминальный рейтинг, нынешнее место обитания. В в конце мая 2013 года Главное управление уголовного розыска МВД РФ заявило журналистам: в России в данный момент на свободе 428 «авторитетов». Еще около сотни содержатся в СИЗО и колониях России, а также в странах СНГ и дальнего зарубежья.

Сложно назвать число законников еще и потому, что изменились значения «вор в законе» и сам закон. Современные воры в законе практически не придерживаются старых воровских правил: не иметь семью, не иметь собственного жилья, не иметь богатства и предметов роскоши. Эти правила нарушаются практически повсеместно. От старых воровских законов вообще мало что осталось.

Сегодня многие, в том числе и специалисты МВД, склонны утверждать, что «воры в законе» утратили свое могущество и влияние в криминальном мире. Позволю себе не согласиться с этим утверждением, так как оно, по меньшей мере, имеет поверхностный характер. Российские тюрьмы и зоны – кузница кадров преступного мира и огромный котел, через который проходят миллионы людей. И все они находятся под неформальной властью воров в законе. В тюрьмах и зонах воры имеют исключительную власть и влияние, могут вербовать новых подопечных и плести паутину связей, которая охватывает все слои общества. Похороны воров в законе – лучшая иллюстрация того, насколько глубоко и широко раскинуты их сети. На каждую такую тризну собираются актеры, журналисты, банкиры, политики, приезжают многочисленные делегации из Европы, США, Израиля… Последний пример — похороны широко известного «Деда Хасана».

Воры и на воле заботятся о формировании своего кадрового состава. Так, покойный дальневосточный вор в законе Джем (Евгений Васин) создал «воспитательные» лагеря для беспризорников и «трудных» подростков. «Воры в законе», да и вообще лидеры ОПГ, в своем большинстве финансируют различные «качалки», детские спортивные секции и клубы. И не только для подготовки новых «криминальных» кадров, но и для обеспечения лояльного отношения подростков к криминальным авторитетам в целом. Также есть информация, что за молодежным неформальным движением АУЕ (Арестантский Уклад Един) стоят воры в законе.

Неизменными остаются те сферы влияния, которые традиционно контролировали воры в законе и которые питают криминальное сообщество: игорный бизнес, проституция, наркотики, автосервис (особенно придорожный, как и почти вся придорожная сервисная структура), гостиничный и ресторанный бизнес, а активы «общаков» сравнятся с активами крупнейших российских банков.

Воры в загоне

Идею создания исправительно-трудовых учреждений нового типа предложил Сталину в 1927 году Нафталий Френкель, турецкий еврей. Советский Союз уже имел лагерную систему, призванную «исправлять через труд», но она была несовершенна. Советский зэк рассматривался прежде всего как преступник, а не как дешевая рабсила.

Нафталий Френкель родился в Константинополе. После окончания коммерческого института от открыл в Донецкой губернии предприятие по торговле лесом. Фирма находилась в Мариуполе. Коммерческие начинания Френкеля имели головокружительный успех. Спустя несколько лет, он заработал первый миллион, на который были куплены пароходы. О предприимчивом лесоторговце ГПУ вспомнило в средине 20-х годов и уже не забывало до самой его кончины. Пока биржа имела успех, он пребывал на свободе и был неуязвим. Когда биржевые сделки начали затухать, Френкеля арестовали и отправили на Лубянку. По всей видимости, там и родился план по возведению новых лагерей и реконструкции старых. Чтобы избежать Соловков, Нафталий Аронович решил доказать свою нужность и незаменимость для молодого советского государства. Френкеля все-таки отправили на Соловецкие острова.

В 1929 году Нафталия Ароновича пожелал увидеть сам Иосиф Виссарионович. На остров прилетает самолет и уносит изобретателя-рационализатора в Москву. Беседа со Сталиным шла при закрытых дверях. Когда двери открылись, Френкель имел особые полномочия и развернул свое бурное воображение на полную мощность.

За заслуги в строительстве Беломорканала бывший турецкоподданый получил новое назначение и возглавил строительство БАМлага. За самую плодотворную идею Нафталию Ароновичу вручили орден Ленина.

С началом перестройки, c 1985-86 гг., на долю лагерных блатарей выпало новое испытание. МВД и КГБ СССР, объявив борьбу с преступниками среди государственных чинов, не забыли и о чинах уголовных. Обновляющаяся держава вдруг «обнаружила» воров в законе и открыла «второй фронт» — напустила на них КГБ, который наделила дополнительной функцией — борьбой с коррупцией и оргпреступностью. Очень скоро чуткий воровской клан обнаружил на себе чье-то неусыпное внимание. Угроза шла от нового противника, пугавшего своей неизвестностью. Это были уже не менты. Чекисты взялись за дело с привычной энергией и огоньком.

Наиболее впечатлительные авторитеты, уяснившие, что другое ведомство» может и зайца заставить курить, снизошли на определенный контакт. В 1988 году МВД СССР в лице Бакатина начало открытое наступление на блатарей. Но уже служебными инструкциями. В лагерях ужесточалась дисциплина, урезался суточный паек для штрафников, тюремный карцер стал доступнее.

Воры в законе пошли в контратаку и решили использовать свой главный козырь — «разморозку» зон. Они, разыграв свою карту, разослали по всем ИТК призывы к массовым беспорядкам. По колониям строгого и особого режимов, по тюрьмам и СИЗО прокатилась мятежная волна. В Нижнем Тагиле разморозились все семь колоний, к ним присоединились другие уральские лагеря. Вспыхнул бунт в московской Бутырке (См. «Рекс»). Не остался в долгу и Донбасс. Но власти действовали на удивление жестко, не останавливаясь перед применением спецназа, а при необходимости, и огнестрельного оружия, так что разморозки сошли (почти) на нет.

Воровской устав запрещал законнику окружать себя дорогими вещами — особняком, автомобилем и тому подобным, носить любые украшения (единственным украшением должна быть лишь татуировка) и копить личные деньги. Образ жизни вора старой закваски лаконично выразил главный герой известной комедии «Джентельмены удачи»: «Ты — вор. Украл, выпил — в тюрьму. Украл, выпил — в тюрьму». Действительно, часть своей добычи законник отдавал в общак, а на остальные гулял. Сегодняшний вор разъезжает в шедеврах мирового автомобилестроения, возводит трехэтажные особняки, в просторечие называемые «спортзалы». Он окружает себя телохранителями, ибо жизнь «законника» еще никогда не была в такой опасности, как сегодня (самому же вору до сих пор запрещено носить какое-либо оружие).

Законникам запрещалось служить в армии, интересоваться политикой, тем более состоять в партии или комсомоле, посещать добровольные народные дружины и воевать. Косились даже на тех, кто читал прессу. Вор должен лишь воровать. Вор в законе обязан беречь свою честь и заботиться о своем авторитете. На любое оскорбление он обязан ответить. От этого может просто пострадать его уголовная карьера.

И, наконец, последний закон воровского братства — вор обязан играть во все без исключения азартные игры. Будь то карты, кости или рулетка.

Конкретного автора у воровского кодекса нет — это коллективное творчество. Он писался для того, чтобы его выполняли. Нарушителей закона постигали наказания, так называемые, блатные санкции.

Новые воры, в отличии от своих «отцов», сами на дело почти не ходят. Рэкет, другой криминал, так же как и всевозможные финансовые махинации, они поручают своему окружению — «пехоте». Новые воры также стараются открыто избегать личных связей с должностными лицами силовых структур, не говоря уже о приятельских отношениях. Подкуп должностных лиц они ведут через свое окружение и об этих процедурах не распространяются.

Корона воровской империи

Чтобы стать «вором в законе», мало быть уголовным авторитетом и чтить воровской кодекс. Нужно пройти коронацию, или посвящения в законники. Это непросто — нужно соблюсти ряд формальностей, которые сохранились и по сей день.

Например, авторитет, положенец или пацан, входящий в окружение законников, замахнулся на воровской титул. Прежде всего, ему нужно заручиться двумя письменными рекомендациями от воров в законе. Причем законный стаж поручителей должен быть не менее трех (по другой информации — пяти) лет. После этого кандидат сообщает ворам о своих намерениях. По всем тюрьмам, следственным изоляторам и колониям рассылаются письма — малявы, они же — ксивы. В них сообщается, что имярек по кличке такой-то, собирается короноваться. Письма идут «дорогой» (см. главу «Воровская почта») — тайной лагерной почтой, которая не менее оперативна, чем обычная почтовая связь. Каждый, кто знает о кандидате что-нибудь нелицеприятное, случай, порочащий воровскую честь, должен немедленно сообщить в «отдел коронации». Вспоминаются грешки и двадцатилетней давности.

Поводов для компры может быть множество: подозрительное досрочное освобождение, карточный долг, прощенное оскорбление, задушевная беседа с опером, и прочее. Если же претендент достоин воровской короны, назначается коронация. Ее могут провести, и на свободе, и в зоне. Хотя большим уважением пользуется коронация в колонии или тюрьме. Некоторые из воров считают, что венец нужно вручать только в тюремной больнице или на пересылке.

О деталях самого процесса известно немного. О самой воровской короне также ничего не известно. Скорее всего, это символ, а не ритуальный инструмент. Далее следует клятва новоиспеченного вора в законе. Он обязуется соблюдать законы и беспрекословно принять смерть в случае предательства. Вору торжественно наносят татуировку: сердце, пробитое кинжалом — «смерть за измену». В воровском клане существует еще наколки, указывающие на законника. Это может быть парящий орел с короной над головой (его накалывают на груди), карточные масти внутри креста, подключичные звезды. Но их наносят после коронации.

История воровской коронации богата неожиданностями. Авторитет из Твери «Север» (которому, по некоторым данным, посвящена песня М. Круга «Владимирский централ» — См. Прототип героя песни «Владимирский централ» получил юбилейную судимость) короновался дважды: кавказскими ворами (их называют еще «пиковыми», а сейчас многих — «лаврушниками») и славянскими. Воровскому венцу покорны все возрасты. Его можно получить и в 23, и в 60. Были случаи, когда вора короновали и развенчивали в один день, посвящали в лидеры заочно.

К чудесам воровской коронации в середине 1980-х годах прибавилось еще одно чудо — «воровскую корону» стало возможным купить за деньги. Как раз тогда криминальный мир начал «коммерционализироваться», и если раньше, для того чтобы достигнуть положения вора в законе, нужно было пройти многолетнюю тюремную и лагерную школу, получить авторитет в уголовном мире, то теперь практически любой желающий может за деньги (очень большие, которые вносятся в общак) стать вором в законе. Это стало особенно популярно у выходцев из кавказских республик. Директора рынков, заведующие магазинами, торговцы охотно покупали воровскую корону для себя и своих детей. Есть масса случаев, когда богатые криминальные авторитеты «короновались» без единой ходки в зону. Так в воровской обиход вошли понятия «лаврушники» и «апельсины». Этими словами называли новоявленных воров в законе, чаще всего выходцев из Грузии, многие из которых даже не имели судимостей, никогда не сидели, и были обязаны своим статусом исключительно деньгам и родственным связям. Так, в семнадцать лет — небывалый случай — короновали Гогу Патакарцишвили.

«Аргументы и факты» интернет-версия, #17 (1070) 25/04/2001

Цена воровской «короны»

Ведется ли спецслужбами учет коронованных особ преступного мира?
В. Ратников, Рязань

— УЧЕТ лидеров преступного мира сыщики ведут по агентурным сообщениям, поступающим из мест лишения свободы, — рассказал ведущий научный сотрудник ВНИИ МВД России, доцент Евгений ФИЛАТОВ. — «Воровской орден» хорошо законспирирован и предпочитает не афишировать свои порядки. Сегодня, по учетам ГУБОПа, насчитывается около 1 тыс. законников, около 200 из них отбывают наказание в местах лишения свободы.

«Крестных отцов» коронуют как за колючей проволокой, так и на свободе. Процедура коронации происходит на сходке, где кандидатуры обсуждаются собравшимися. Опытные сыщики утверждают, что нынче «корону» можно получить за соответствующую сумму, внесенную в общак. Немало кавказских воров добыли себе титул именно таким способом. Цены везде разные и колеблются от 100 тыс. до 1 млн. долларов.

Сейчас на территории России русских по национальности воров в законе — 30%, грузин — 28, армян — 8, азербайджанцев — 7, татар — 5. Далее идут дагестанцы, украинцы, казахи, таджики, узбеки, белорусы, евреи, осетины.

Ортодоксальных воров, коронованных лет тридцать-сорок назад, подобная «поправка» привела бы в ужас. Но в «поправке» есть один недостаток. Специалисты из МВД считают, что воры, коронованные за деньги, почему-то умирают гораздо чаще, чем воры классические. Судить о причинах никто не берется. Может, иммунитет слабоват.

В сентябре 1994 года в Донецке, возле знаменитого кафе «Червоный кут», был расстрелян известный сорокалетний уголовный авторитет международного масштаба, «вор в законе» Эдуард Брагинский, носивший кличку «Чирик». Этимология этого прозвища для многих так и осталась загадкой. Имеется предположение, что его он получил за свое украшение: массивный амулет из червонного золота, с которым никогда не расставался. Утверждают, что ранее Эдик носил кличку «Червонный», которая затем укоротилась. Брагинский имел влиятельных покровителей во всем мире. Он часто выезжал в Париж, Мадрид, Сан-Франциско, Нью-Йорк, сумел установить контакты на Сицилии, контролировал часть производственного и торгового бизнеса, порой выполнял роль третейского судьи. Любимым его автомобилем был кабриолет с откидным верхом. Охраной он себя никогда не окружал, заявляя этим, что он фаталист. Не носил Брагинский и оружия.

Короновался Чирик в Москве за крупную сумму, которую перевел в общак. За несколько дней до смерти он вернулся из морских краев отдохнувшим и загорелым.

Брагинский стоял в подъездном дворике кафе с двумя приятелями, когда в «Червоный кут» вошел молодой человек в спортивной одежде и красной бейсболке, из-под которой спускались на плечи длинные волосы. В руках у прохожего был пакет. «Закрыто», — сообщила официантка и тут же увидела перед собой короткий автомат. Посетитель улыбнулся опешившей женщине и последовал к выходу во дворик. Чирик, в черных с отблеском брюках и полосатой безрукавке, стоял спиной. По внезапно вытянувшимся и побледневшим лицам своих собеседников, которые стояли лицом к выходу, он понял — происходит что-то серьезное. Брагинский повернулся. В мгновение ока пакет был сдернут и отброшен в сторону. Последнее, что увидел Чирик, был ствол, направленный в его сторону. Очередь прошила Брагинского насквозь. Двое его спутников получили тяжелые огнестрельные ранения и вскоре были доставлены в больницу. Незнакомец, даже не пытавшийся спрятать свое лицо, так же спокойно вышел и скрылся на автомобиле.

Киллер стрелял из укороченного пистолета-пулемета типа «Узи». Вскоре эксперты точно установили марку оружия: автомат «Волк» — чеченская новинка, производимая в Чечне на легальных условиях. Автомат поместили в донецкий музей МВД под стекло. Рядом покоилась записка: «Из этого автомата был убит известный «вор в законе» Э. Брагинский по кличке Чирик». Проводить Эдика в последний путь прибыли авторитеты ближнего и дальнего зарубежья. За роскошным гробом следовала добрая сотня иномарок.

Из газеты «ФБР» за 1994 № 9

Похоже, кафе «Червоный кут» становится фатальным местом для звезд криминального мира Донецка. В декабре 1992 года упомянутое кафе оказалось роковым пристанищем для его тогдашнего хозяина Я. Кранца — авторитетного деятеля определенных кругов. Второго сентября точно такая же участь — расстрел в упор — постигла единственного в Донецкой области вора в законе Э. Брагинского (он же Чирик). По странной случайности это произошло в том же «Червоном куте».

В первом случае, насколько известно «ФБР», следствие зашло в тупик. Нет сомнения, что и сейчас «раскрутить» убийство Чирика — дело почти безнадежное.

Не прошло и недели, как 6 сентября в Куйбышевском районе был убит в своем доме известнейший в окрестностях Смолянки «блатной» Миша Дворный. При этом пострадали и его родственники.

Аналитики «ФБР» эти убийства связывают с недавним конфликтом между «блатными» и «авторитетами» разрастающегося криминального бизнеса.

Воры и власть.

Срастание криминальных понятий, денег и власти начало происходить в Советском Союзе еще задолго до его распада. И во многом предопределило те процессы, которые пожинает Россия сегодня. Так, в 1979 г. во время воровской сходки в Кисловодске был оформлен «союз» между ворами в законе и «цеховиками» (подпольными предпринимателями), которые обязались выплачивать для преступного сообщества десять процентов от своих доходов. В 1982 г. в Тбилиси состоялась еще одна очень важная сходка, на которую воры в законе собрались, чтобы обсудить, будут ли они внедряться во власть (См. Лев прыгнул и последующие статьи).

Спустя четыре года этот вопрос был поднят снова. Против выступил один из самых уважаемых воров в законе – Вася Бриллиант. Он отстаивал положение воровского закона, согласно которому никакого сотрудничества с властями быть не должно. Против позиции Бриллианта выступили грузинские воры. Но определенного решения по этому вопросу не было принято. Вскоре один из известнейших воров в законе грузинской национальности Джаба Иоселиани стал одним из ближайших помощников будущего президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе, а впоследствии этот вор в законе стал и министром обороны независимой Грузии. Воры в законе стали настолько популярны в Грузии, что во время одного из опросов школьников 25 процентов из них указали, что хотели бы тоже стать ворами в законе.

Пацаны, шестерки и громоотводы

Пацаны, шестерки, быки и громоотводы — лагерная прислуга вора в законе. Нередко они служат законникам и на свободе, но там их услуги иного характера. В этом ряду самое выгодное положение у пацанов.

К пацанам относят отрицал, симпатизирующих ворам. Когда вор размораживает зону, то есть затевает массовые беспорядки, пацаны служат ударной силой, подстрекая мужиков на пьянство и саботаж. Мужиками (или работягами) называют тех, кто встал на путь исправления, добросовестно работает и не конфликтует с персоналом ИТК. В мужики чаще всего попадают зэки, осужденные впервые, цеховики и расхитители, далекие от примитивной уголовщины. Мужики записываются в актив, пытаясь заслужить досрочное освобождение. В колонии создаются два мощных лагеря из пацанов и мужиков. Новичок, если он не «профессионал», должен принять одну из сторон. Во время лагерных бунтов пацаны по заданию авторитета не пускают мужиков в промзону, спаивают их водкой (иногда насильно) и провоцируют на драки.

Наиболее преданных и авторитетных пацанов воры берут в свое окружение. Особое внимание уделяют молодежи, из которой выковывается достойная смена. Пацана могут признать положенцем, то есть потенциальным кандидатом на воровской венец. Многие клятвы во время коронации начинались словами: «Я как пацан, который хочет служить воровскому братству…».

Мужики менее организованы и на массовый отпор не идут.

Шестерки служат для общих услуг: передают записки, собирают деньги, ежедневно проводят влажную уборку возле нар вора, достают сигареты и спиртное, доносят о непорядке, трудятся за вора в промзоне, обстирывают и даже вслух читают книги. В зоне шестерки обязаны защищать вора, исполняя роль телохранителей. В случае его несанкционированного убийства или увечья отвечает пристяжь. Авторитеты часто набирают в прислугу лиц, имеющих опыт охранной деятельности.

Быки — прямые исполнители наказаний. Их также называют солдатами и посылают туда, где нужна грубая физическая сила. К примеру, опустить, отдубасить, а иногда и прикончить неугодного зэка. Ряды быков стараются пополнять здоровенными детинами, которые могут напугать впечатлительного мужика или суку одним своим видом. Умом быки не блещут, и среди них даже встречаются дебилы, но признанные судебными экспертами психически здоровыми.

Самые опасные среди быков — так называемые торпеды. Это смертники, «камикадзе», которые выполняют задание любой ценой, даже если придется расстаться с жизнью. В торпеды может попасть карточный игрок, проигравший свою жизнь. Такие игры очень популярны у преступников и называются «Три звездочки» (иногда «Три косточки»). Если «камикадзе» отказывается выполнить приказ, то есть вернуть карточный долг, он об этом быстро жалеет. Торпеды могут убивать не только в зоне, но и на воле. Но заказ на ликвидацию должен быть изначально выполним. Если победитель поручит зарезать главу африканской республики или прикончить «объект» на днях где-то в Череповце, когда торпеде еще три года до звонка, — это западло. Иногда торпедам поручают убить милиционера, прокурора или госдеятеля (скажем, депутата). В таких случаях шансы получить «вышку» возрастают до предела. Поэтому перед смертельным коном игроки нередко оговаривают все нюансы.

И, наконец, последний представитель воровской пристяжи — громоотвод. Он защищает авторитета с юридической стороны: берет на себя его преступления. Подставу стараются проводить очень тщательно и грамотно, так как самих признаний громоотвода для следствия мало. Следователь может пришить и липовое дело, записав плюс в свой актив, но тогда оно имеет большие шансы развалиться на суде.

Роль громоотвода могут исполнять шестерки или торпеды, реже быки и пацаны.

Самая презираемая каста зоны — опущенные и обиженные. В нее попадают пассивные гомосексуалисты, лица, осужденные за половые преступления, и жертвы насилия в самой зоне. (Более подробно о педерастах в зонах России и тюрьмах США см: «Тюремные страсти, тюремные масти»)

Опущенных называют петухами, маргаритками, вафлерами и отводят для них отдельную территорию, так называемый петушиный угол. В казарме петухи ложатся у дверей, в камере — у параши или под нарами. Иногда их заставляют сооружать ширмочки, дабы полностью оградиться от лагерного изгоя. В столовой есть петушиные столы и лавки, где питаются лишь опущенные. Если обычный зэк сядет в петушиное гнездо, он становится законтаченным и лишается былого уважения.

Мужику светит зона. Бывалые товарищи ему советуют — зайдешь в камеру, сразу скажи:

— Ша! Все по нарам! Будут вором в законе считать.

Заходит он в камеру:

— Ша! Все по нарам.

Все разбежались, а один зек стоит в центре.

— А ты что стоишь?

— А я здесь петух.

— Ша на нары — теперь я здесь петух!

Прибыв в ИТК или СИЗО, опытный уголовник прежде всего выясняет для себя, где ютится обиженная братия, чтобы не сесть в лужу. Петух обычно меченый: одет неопрятно и грязен (ему запрещается мыться в бане и туалетных комнатах вместе со всеми). В столовой он пользуется специальной посудой: в мисках, кружках и ложках сверлятся дырки, и, чтобы суп или чай не выливался, петух затыкает дырку пальцем. Уголовники часто вместо «опустили» говорят «подарили тарелочку с дырочкой».

Опущенным и обиженным поручают самую мерзкую работу: чистить туалет, выносить парашу, обслуживать помойные ямы. Если петух отказывается, его могут избить ногами (бить руками нельзя), окунуть лицом в парашу, или даже убить. Многие опущенные не выдерживают истязаний и сводят счеты с жизнью.

Разговаривать с петухом — западло, общаться с ним можно лишь половым путем. Идти в промзону бедняга обязан в хвосте колонны, ему запрещено приближаться к нормальному зэку ближе, чем на три шага, а тем более — заводить разговор. Петух обязан уступать дорогу, плотно прижимаясь к стене. Любой огрех чреват мордобоем.

Причин для опускания много. Сделать отбросом зоны могут еще в следственном изоляторе, притом лишь за то, что ты нагрубил авторитету или стал качать свои права. Как правило, такое допускают новички, привыкшие командовать на свободе. Бывали случаи, когда «дарили тарелочку с дырочкой» за внешний вид, скажем за смазливость, жеманность или чрезмерную интеллигентность.

Пассивные гомосексуалисты и насильники малолетних попадали в касту автоматически. Сокамерники еще в СИЗО узнают сексуальную ориентацию и статью, по которой обвиняется «новобранец».

Психиатры, изучавшие внутренний мир маньяков, утверждают, что почти каждый из них бывал жертвой сексуальных домогательств. То ли в армии, то ли в ИТК. Ростовский Чикатило и краснодарский Сливко были опущены в воинской казарме, иркутские маньяки Храпов и Кулик — в лагерной. Наблюдения показали, что большинство сексуальных убийц ранее имели судимость за изнасилование или развращение малолетних.

По мнению психиатров, лагерный обычай сильно усугубляет патологические процессы в психике насильника и в несколько раз обостряет половую агрессию. В петушином гнезде извращенец может превратиться в сексуального убийцу.

Пассивного педераста зона метит татуировкой — выкалывает синяк под глазом или наносит определенный рисунок. Утаить клеймо практически невозможно, и петух остается им на вечные времена.

Прибывая в очередной раз в СИЗО или ИТК, он обязан прежде всего уточнить, где здесь петушиный угол. В случае утаивания и обмана опущенного могут убить те, кого он законтачил своим общением. С петушиным клеймом случались и грустные курьезы. Легкомысленные и законопослушные обыватели выкалывают себе на бедра, плечи или грудь что придется, лишь бы рисунок был покрасивее и позабавнее. Скажем, руку с распустившейся розой, музыкальный инструмент или перстень с сердцем. Очутившись по капризу судьбы среди зэков, он с удивлением слышит в свой адрес: «Вафлер».

Начинается сущий ад, и попробуй докажи, что ты не петух. Зачастую с такой наколкой и впрямь опускают. Дожив до свободы, петухи часто избавляются от татуировки, выжигая ее или меняя сюжет. После этого от тюрьмы нужно зарекаться. Опытный уголовник сразу обратит внимание на «грязный» рисунок и уточнит прошлое по лагерной почте…

К обиженным относят зэков, которых отвергли, но не опустили. Например, законтаченных в общении с петухами, карточных должников, отцеубийц, развратников или просто доходягу, не умеющего за себя постоять. Таких называют парашниками. Они по лагерному рангу выше петухов, но уборка туалета их не минует. Парашника в любой момент могут наградить посудой с дырками.

Опускание — процесс стандартный: двое или трое держат, один насилует. Иногда жертве цепляют на спину порнографический снимок для возбуждения. Если кандидата в петухи скрутить не удалось, пускаются на хитрость. Дождавшись, пока он заснет, зэки мастурбируют на его лицо или проводят членом по губам. После этого по лагерю или СИЗО объявляется, что полку вафлеров прибыло.

Долгое время опущенные были полностью бесправными. Их ставили ниже легавых, сук и козлов. Но их клан стал приспосабливаться к зоне, создавать свой устав и свою иерархию. Это происходило не во всех лагерях и тюрьмах. Опытные зэки считали, что больше всего петухов на общем и усиленном режимах, и называли такие зоны козлиными. Чем строже режим, утверждали они, тем меньше вафлеров и больше шансов им выжить.

На строгом и особом режиме среди опущенных зачастую имеется петушиный пахан, так называемая «мама». Он распределяет места в петушиных углах, руководит чисткой туалетов и дисциплиной внутри отверженного клана. Он же и поставляет «телок» для прочей уголовной братвы. На строгом и особом режиме беспричинно избить обиженного или опущенного не принято. Петуха могут ударить за непромытую парашу или попытку завести разговор с авторитетом, но это бывает не так часто: мама внимательно следит за порядком и сам наказывает виновного. В нынешних колониях обиженные даже ухитряются в своем углу играть между собой в карты.

Но самым любопытным является то, что петухи, пытаясь выжить, заставили с собой считаться. Они стали защищаться после того, как истязания достигли апогея: их заставляли есть испражнения и языком вылизывать парашу. Доведенная до отчаяния жертва шла на самоубийство, но не обычным путем. Петух выбирал наиболее злобного уголовника и бросался ему на шею, целуя и облизывая. Шокированный зэк убивал или калечил изгоя, но сам становился законтаченным. Былое уважение мигом улетучивалось, и посрамленный уголовник вскоре пополнял ряды обиженных.

Петушиный клан мог реагировать на беспредел и более организовано. Например, петух, проигравший свою жизнь, становился торпедой: исполнял желание победителя. Тот же мог поручить должнику законтачить авторитета, допустившего беспредел. Выбора у торпеды не оставалось — должника за отказ прикончили бы сами петухи.

Выйдя из ИТК на свободу, парашники, козлы и петухи становились серьезной опасностью для воров. Лагерные унижения порождали у большинства из них чувство ненависти, а у многих — желание отомстить. Опущенные бандиты вновь брались за оружие и начинали охотиться за ворами и их окружением: шестерками, быками, пацанами. Порой погибали те, кто лишь упоминал о своей связи с ворами.

Вор из Таганрога Борис Исаев по кличке Муся был застрелен на следующий день после возвращения из ИТК. В него пустили две пули, причем в пах. Вор умер от потери крови. По мнению оперативников, его прикончил некто Бобров, отбывавший наказание в той же ИТК. Лагерная оперчасть выяснила, что Боброва дважды опускали. При задержании убийца застрелился.

Лидер уралмашевской преступной группировки Гриша Цыганов, промышлявший в Екатеринбурге, враждовавший с законниками и погибший от руки неизвестного убийцы, привлекал в ряды своих боевиков бывших зэков, изнасилованных в лагерях. Такие бойцы охотнее истребляли воровскую братву: ненависть побеждала страх перед ворами.

Для знакомства с татуировками советую посетить сайт «По ту сторону закона»

Смотрите так же:

  • Новое в законодательстве о пенсиях с 2018г Пенсия в 2018 году: последние новости и изменения Кризисные явления в России стали основанием для отказа Правительства от полной индексации пенсионных выплат в 2016 году. По итогам периода уровень повышения фиксированной части составил всего 4%. Это не […]
  • Конституционное требование о недопустимости придания обратной силы законам Статья 57 Конституции РФ Каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. Законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют. Комментарий к Статье 57 Конституции РФ Данная статья является […]
  • Саженцы правила посадки Правила посадки саженцев Здравствуйте, уважаемые друзья! Разберем сегодня правила посадки саженцев на садовом участке. 1. Очень важно перед посадкой не допустить подсыхания корневой системы саженца. Рекомендуется за 1 — 2 суток до начала посадки поместить […]
  • Суть заморозка пенсий Заморозка накопительной части пенсий в 2019 году Российскому государству приходится принимать ряд мер, чтобы сохранить нормальную экономическую обстановку в стране. Из-за этого финансирование некоторых социальных программ уменьшается или вообще прекращается. […]
  • Как получить налоговую накладную из единого реестра Как получить выписку из ЕГРЮЛ в налоговой? Как получить выписку из ЕГРЮЛ в налоговой и через интернет: подробная инструкция + 6 нюансов при получении данных из ЕГРЮЛ. Любой предприниматель, который ведет деятельность не первый день, однажды задается […]
  • Уголовные дела в арбитражном суде В арбитражном процессе может появиться новое основание для приостановления производства по делу С указанной инициативой выступил депутат Госдумы Константин Слыщенко. Документом предлагается дополнить перечень оснований, при наличии которых арбитражный суд […]
  • Пособия в частных организациях Правила ведения бухучета в бюджетных организациях Отправить на почту Бухучет в бюджетных организациях имеет много особенностей, начиная с отдельных НПА, регулирующих его, и заканчивая сложной системой кодировки счетов. В этой статье разберемся с понятиями, […]
  • Образец заполнения договора купли продажи квартиры Договор купли – продажи квартиры* Город Москва, второе октября две тысячи одиннадцатого года Мы, гражданин РФ Иванов Иван Иванович, пол: мужской, год прождения: 03 апреля 1970 года, место рождения: город Москва, зарегистрированный по адресу: город Москва, […]