21 преступления с 14 лет

За какие преступления предусмотрена уголовная ответственность с 14 лет?

По мере взросления у человека прибавляется не только прав и обязанностей, но и ответственности, в том числе и перед законом. Об этом нередко забывают молодые россияне, совершая дерзкие и жестокие преступления и записывая их на видео, чтобы потом похвалиться в интернете. Социальные сети переполнены видеофактами настоящих зверств, которые творят подростки, уверенные в своей безнаказанности.
Правовая инструкция 9111.ru расскажет о том, за какие преступления предусмотрена уголовная ответственность с 14 лет.

На заметку школьникам

Уголовная ответственность по большинству преступлений предусмотрена Уголовным кодексом Российской Федерации с 16 лет. Однако есть 20 уголовных статей, по которым ответственность наступает с 14 лет. Все они собраны в ст. 20 УК РФ:

• убийство (статья 105);
• умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (статья 111);
• умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (статья 112);
• похищение человека (статья 126);
• изнасилование (статья 131);
• насильственные действия сексуального характера (статья 132);
• кража (статья 158);
• грабеж (статья 161);
• разбой (статья 162);
• вымогательство (статья 163);
• неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (статья 166);
• умышленные уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах (часть вторая статьи 167);
• террористический акт (статья 205);
• захват заложника (статья 206);
• заведомо ложное сообщение об акте терроризма (статья 207);
• хулиганство при отягчающих обстоятельствах (часть вторая статьи 213);
• вандализм (статья 214);
• хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (статья 226);
• хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (статья 229);
• приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (статья 267).
Уголовная ответственность по этим статья не будет применяться к несовершеннолетнему преступнику, если будет доказано, что он отстает в психическом развитие, в силу чего не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий. При этом отставание это не связано с психическим расстройством.

Особенности наказания

Как и взрослые преступники, несовершеннолетние могут быть приговорены судом к штрафу, лишению права заниматься определенной деятельностью, обязательным работам, исправительным работам, ограничению и лишению свободы на определенный срок. Наказание при этом будет мягче, чем если бы это преступление совершил взрослый. Например, наказание в виде лишения свободы назначается несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления в возрасте до шестнадцати лет, на срок не свыше шести лет. По особо тяжким преступлениям — не свыше 10 лет отбывания наказания в воспитательной колонии.

По ряду преступлений небольшой и средней тяжести подросток может быть и вовсе освобожден от уголовной ответственности, если будет признано, что мер воспитательного воздействия для исправления будет достаточно. Такими мерами, в соответствии со ст. 90 УК РФ, могут служить: предупреждение; передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа; возложение обязанности загладить причиненный вред; ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего.

На заметку родителям

В соответствии со ст. 1074, несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред. Однако если у них нет имущества или доходов, способных компенсировать причиненный вред, как это часто бывает, то это эта ответственность ложится на родителей, попечителей или опекунов, если они не докажут, что вред возник не по их вине.

Факт

По данным МВД за январь-октябрь 2014 года, 4,8% преступлений совершаются несовершеннолетними или при их участии.

Глава 21 Преступления и наказания

Преступления и наказания

Воровство — отработанные приемы — дело супругов Маннинг — отравления — судебные разбирательства — скандалы в обществе — приговоры — тюрьмы — проектировщик «Паноптикума» Джереми Бентам — Миллбанк — Пентонвилл — «система изоляции» — Брикстонская женская тюрьма — ссылка — плавучие тюрьмы — тяжелые работы — казнь через повешение

Воровство было весьма распространено. «Тысячи беспризорных детей слонялись по столице, рыскали по улицам, выпрашивая подаяние и воруя, чтобы добыть на пропитание».[853] Некоторым воришкам было лет по шесть. Взрослея, девушки переходили к кражам одежды, свернутых в рулоны ковров и даже каминных решеток, пряча их под свои пышные юбки.

В магазинах обычно воровали женщины от 14 до 60 лет. «Под юбками у них были нашиты внутренние карманы, куда они могли опустить маленькие вещицы, что при широком кринолине оставалось незаметным».[854] По свидетельству Мейхью, три из четырех проституток «занимались воровством», особенно если их клиенты были пьяны. Детей, которых посылали отнести грязное белье прачкам или же доставить его обратно после стирки, порой по дороге грабили. Легкой добычей становились хорошо одетые маленькие девочки и мальчики, которые иногда оказывались вне поле зрения своих нянь. Ребятишек заманивали на задворки и раздевали догола. Вывешивать на улице белье на просушку было рискованно, порой уносили даже медный бак для кипячения, а то и медные трубы и свинцовую кровлю из пустовавших домов.

Домушники в основном предпочитали действовать с 7 до 8 вечера. Семья обычно обедала, а прислуга — если сама не была замешана — занималась сервировкой стола и подачей блюд. Раннее вечернее время благоприятствовало ворам, потому что даже если они и попадались, то это расценивалось как обычное воровство, а не «ночная кража со взломом» — так квалифицировали преступления, совершаемые после 9 вечера. Слуга в богатом доме мог оказаться вовлеченным в совершение кражи либо «внедрен» в дом перед замышляемым преступлением.

Только глупец мог разгуливать по Лондону с часами или бумажником в кармане. Тогда, как и теперь, использовался хорошо отработанный прием: нужно было любым способом отвлечь внимание человека и неприметно вытащить у него ценные вещи. Зачастую жулики действовали на пару: один обчищал жертву и тут же передавал награбленное сообщнику, который немедленно скрывался. Иногда сам же вор принимался кричать: «Держите его!», указывая в сторону противоположную той, куда скрылся с добычей его напарник, и направляя погоню по ложному следу.[855]

Известный археолог-египтолог Джозеф Хекекиан Би укрылся во время дождя на Риджент-стрит «в галерее, где было полно народа… [Позже] я обнаружил, что пропал кошелек, который я носил в левом кармане жилета… Хорошо, что я не лишился заодно и часов, находившихся в другом кармане… Весь вечер оказался безнадежно испорчен, поскольку я сожалел о своей беспечности».[856] Вор залез не в наружный карман, обычно имевшийся в верхней мужской одежде, он оказался вполне искусным, незаметно для жертвы засунув руку в карман жилета. «Леди обычно носили серебряные или золотые часы в маленьком кармашке спереди, порой размещавшемся под одной из оборок юбки», однако если дама попадала в толпу или садилась в омнибус, для профессионала не составляло труда вытащить ее часы, равно как и часы ее мужа. Для извлечения добычи ворам «приходилось порой засовывать руку внутрь почти до локтя, поскольку карманы в дамской одежде были упрятаны достаточно глубоко». Пышная нижняя юбка жертвы или кринолин не позволяли женщине почувствовать, что кто-то лезет в ее карман.

Основными местами, где действовали воры, были вокзалы. Люди, поглощенные тем, чтобы поспеть на нужный поезд, не замечали карманников, слонявшихся по станции под видом пассажиров, и утрату имущества обнаруживали с опозданием. Багаж, размещавшийся на запятках кэбов и экипажей, увозивших пассажиров со станции, тоже мог стать добычей грабителей; ремни, которыми он крепился, разрезали, иногда при попустительстве кучера. Некоторые мошенники специализировались на кражах декоративных собачек. Пса сманивали с помощью течной суки или же просто соблазняли мясной приманкой. Затем, в ответ на объявление расстроенного владельца, собаку возвращали под видом «найденной», получая обещанное вознаграждение. Такой трюк можно было проделывать неоднократно… Если же вознаграждения не ожидалось, можно было оставить собаку на какое-то время у себя, возможно, слегка изменить ее внешность, а потом продать ее. Достаточно легкий способ добыть средства к существованию в Вест-Энде без необходимости работать в ночное время.

Домушники, разжившись серебряными и золотыми изделиями, спустя минут пятнадцать после совершения кражи старались сбыть их скупщикам краденого, после чего похищенные вещи незамедлительно отправляли в переплавку с тем, чтобы замести все следы. Фальшивомонетчики, используя хитроумные методы, получали нужные сплавы из старых ложек, разливали металл в готовые формы и использовали гальваническое покрытие, чтобы монеты выглядели как настоящие, для чего применялись азотная и серная кислота, цианид, медь и гальваническая батарея. При полицейских облавах все это было достаточно опасно; бывали случаи, когда фальшивомонетчики использовали против полицейских кислоту. Некоторые преступники пользовались таким ужасным оружием, как азотная кислота.[857]

«Преступность стала повальным бедствием… Лондон перестал быть городом, по которому можно беззаботно разгуливать ночью, засунув руки в карманы», — писал один французский турист в 1866 году.[858] Даже днем в благополучных районах было не безопасно. В 1862 году Хью Пилкингтон, член парламента, шел по Пэлл-Мэлл средь бела дня, когда двое бандитов напали на него, слегка «придушили», и пока один избивал его, другой забрал у него часы.[859] В том же году один француз прогуливался часа в 4 дня по Гайд-парку, где на него напали четверо грабителей. Они не подозревали, что этот человек служил во французской армии. Он уложил ударами двух нападавших, а двое других убежали. «Не всякому же довелось служить в полку зуавов».[860]

Налоговую службу обычно не принято считать опасной деятельностью, но в 1861 году один несчастный служащий погиб от руки человека, с которого он намеревался получить налог за содержание собаки.[861] Дуэли находились вне закона, но в 1843 году лейтенант Манро и его шурин полковник Фосетт после глупой ссоры задумали стреляться в поле вблизи Камден-роуд, и, к несчастью, Фосетт был убит. Манро «сам явился с повинной, после следствия его приговорили к смерти, но королева смягчила наказание до 12 месяцев заключения в Ньюгейтской тюрьме».[862] Карл Маркс был настолько возмущен плохим судебным расследованием этого дела, что грозился вызвать тех, кто им занимался, на дуэль, но почему-то никто его вызова не принял — к счастью, поскольку он был настолько близорук, что наверняка бы промахнулся.[863]

Гораздо большее внимание публики привлек суд по делу супругов Маннинг, обвиняемых в убийстве Патрика О’Коннора. Маннинг был темной личностью, его подозревали в краже золотых слитков на сумму 4000 фунтов с Большой западной железной дороги, где он служил охранником, но ему удалось скрыться от судебного преследования. Мария Маннинг была швейцаркой и служила горничной у дочери герцогини Сазерленд. За Марией ухаживали двое — Патрик О’Коннор и Маннинг. В 1847 году она вышла замуж за Маннинга, но чета продолжала водить дружбу с О’Коннором, имея виды на его собственность. О’Коннор был почти таким же мошенником, как и Маннинг; они вместе придумывали планы добывания денег нечестным путем. Супруги Маннинг жили в одном из террасных домов на Бермондси. Маннинг расспросил жившего у них некоторое время студента-медика о действии хлороформа и о наиболее уязвимых местах черепа человека. Потом они пригласили О’Коннора на обед, усыпили его хлороформом, ударили по голове, руководствуясь полученными от студента сведениями, и зарыли тело в подвале, залив купоросом и засыпав негашеной известью. Отсутствие О’Коннора на работе привело к обращению в полицию, и после блистательно проведенного расследования его труп был обнаружен и идентифицирован по вставным зубам. Тем временем супруги Маннинг скрылись: Мария уехала в Эдинбург, где после обмена телеграфными сообщениями между отделениями полиции была задержана. Ее мужа арестовали в Джерси.[864]

В хронике викторианских преступлений часто встречаются отравления. Почти в любом доме имелось большое количество ядовитых веществ, которыми мог воспользоваться преступник. Этим объясняется, почему в книге Изабеллы Битон «Домоводство» особое внимание уделяется распространенным ядам и противоядиям. В число ядов входили серная, азотная и синильная кислота, которые «даже в малых количествах могли привести к смертельному исходу сразу после попадания яда внутрь», а также мышьяк, «сулема… самый сильный яд», настойка опия. (Любопытно, что она не упоминает стрихнин, хотя, возможно, он имел другое название, которое я пропустила.) С точки зрения отравителя лучшим средством была синильная кислота.

В 1845 году Джона Тавелла осудили за совершенное в Слау убийство Сары Харт с применением синильной кислоты.[865] Джон Тавелл был закоренелый преступник, который на четырнадцать лет был отправлен в ссылку в Австралию, сколотил там состояние и вернулся в Англию. Он одевался как квакер и «по внешнему виду и манерам производил впечатление очень благочестивого человека». Тавелл находился в близких отношениях с Сарой Харт, но в какой-то момент решил от нее избавиться, для чего отправился в Сити к одному аптекарю с Бишопсгейт-стрит и купил у него две драхмы запатентованного лекарства «синильная кислота Скилла», сказав, что оно необходимо ему для лечения варикоза. Покупка была надлежащим образом зарегистрирована, как того требовал закон. На следующий день Тавелл пришел снова и приобрел еще снадобья, сказав, что первый пузырек он разбил. Затем он сел на поезд в Паддингтоне, приехал в загородный дом Сары Харт, подлил ей яда в пиво, быстро покинул дом и сел на поезд. Однако преступление быстро раскрыли и «распоряжение о задержании Тавелла было передано по телеграфу… недавно установленному на линии Большой западной железной дороги».

За Тавеллом следили от Паддингтона до его дома, его арестовали, признали виновным и приговорили к казни через повешение. В другом случае отравления синильной кислотой сын, дипломированный врач, давал старой матери небольшое количество того же средства «против сильных приступов рвоты, которыми она страдала», но женщина умерла. Тогда не существовало строгого контроля за изготовлением лекарств, и средство в данном пузырьке оказалось слишком концентрированным. Мужчину судили за убийство матери, но вынесли оправдательный приговор.

Уильям Палмер из Руджли близ Стаффорда в 1856 году использовал стрихнин для убийства при афере со страховкой. Он был признан виновным и казнен в Стаффордской тюрьме. Во время судебного разбирательства, которое широко освещалось в прессе, выяснилось, что в трупе жертвы не смогли обнаружить следов стрихнина. Это вдохновило Уильяма Дова из Лидса убить с помощью стрихнина свою жену. Он убедил помощника практикующего врача дать ему этого средства, чтобы потравить крыс, по его словам, заполонивших дом. Некоторого количества оказалось достаточно, чтобы жена умерла. Но он заблуждался насчет доказательства содеянного: расследование установило наличие в трупе женщины «большого количества» ядовитого снадобья. Уильяма Дова признали виновным и в 1856 году повесили.

Мышьяк очень широко использовался в быту, он применялся, к примеру, при изготовлении зеленой краски, дававшей красивый изумрудный цвет и использовавшейся для украшения тортов, изготовления искусственных цветов и обоев. «Такие бумажные обои наверняка выделяли мышьячную пыль» — так говорили о причинах смерти Наполеона( якобы из-за обоев в его комнате на острове Св. Елены, и эти слухи казались не столь нелепыми, как сейчас, хотя количество мышьяка в «пыли» ничтожно мало. С помощью мышьяка гнали глистов у лошадей, травили крыс, уничтожали летающих насекомых. Его раствор мог применяться в качестве средства для удаления волос. Мышьяк всегда можно было найти в любом доме и на конюшне, и многие случаи смерти от «желудочного недомогания» могли быть следствием отравления мышьяком.

Всякий хотел оказаться в зале суда, когда там шел громкий процесс. В Центральном уголовном суде места для публики располагались рядом с местом для судьи и ниже, там, где в обычные дни находился олдермен, который «читал газеты или писал письма».[866] На громкие судебные процессы шерифы лондонского Сити могли выдавать билеты, стоившие довольно дорого.[867] В 1840 году, когда судили Курвуазье за убийство его хозяина лорда Уильяма Расселла, «на местах, предназначавшихся для знатных персон, можно было видеть герцога Суссекского, двух графов, двух лордов, двух дам из высшего общества и члена парламента». Курвуазье был иностранцем, «чужаком», а потому мог претендовать на то, чтобы суд присяжных состоял из шести французов и шести англичан, но он не воспользовался этим правом. В последний день герцог утратил интерес к происходившему, но зато наблюдалось «присутствие многих знатных леди». Возможно, именно это обстоятельство так потрясло главного судью, что, зачитывая приговор, он буквально «задыхался от рыданий».

Дело супругов Маннинг рассматривалось в Центральном уголовном суде в 1849 году. Заседание продолжалось два дня, и доступ в зал предоставлялся только по билетам. «Некоторые леди сидели на скамье, [другим] предоставили места рядом с подсудимыми»; присутствовало много послов и других «знатных иностранцев», которые с трудом нашли себе места. Суду присяжных понадобилось 45 минут, чтобы признать чету Маннинг виновной.

Спустя два года общество охотников за сенсациями ожидал знаменательный день, когда на судебном заседании экс-выпускник Итона, экс-гусар, виконт Франкфорт де Монморанси занял место для дачи свидетельских показаний против Элис Лоу, которую он обвинял в краже у него драгоценностей при скандальных обстоятельствах; «скандальное» в викторианском понимании всегда было связано «с проституткой». Она была доставлена в дом в Паддингтоне, который виконт снимал в дополнение к тому, где он обитал с семьей, и о котором ничего не знала его жена. Ее «визит» продолжался около двух месяцев, в течение которых она воздерживалась от других свиданий. Однажды вечером, когда знатный лорд отправился в свой клуб, она, воспользовавшись случаем, забрала драгоценности, которые, как она уверяла, были ей подарены, и скрылась. Присяжные не сочли ее виновной, а леди Франкфорт по вполне понятной причине получила по суду развод с мужем.

Десятью годами позже лорд Франкфорт снова оказался в суде, на этот раз в качестве обвиняемого в «рассылке непристойного послания» в форме письма «супругам пэров, дочерям из знатных и благородных семейств», в котором им предлагалось принимать любовников у себя в спальнях, пока их мужья почивали под действием снотворных. Это послание, в сравнении с которым меркнут образчики нашего «спама», дополнял список возможных кандидатур; одной из них был лорд Генри Леннокс, выдвинувший обвинение против лорда Франкфорта, автора скандальной проделки. Одним из получателей было известное духовное лицо, которое, разумеется, вскрыло письмо, адресованное его жене, и пришло в ярость. Когда пастор оказался на месте для дачи свидетельских показаний, он потребовал, чтобы все находившиеся в суде леди, среди которых было немало его прихожанок, покинули зал заседания до того, как он станет отвечать на вопросы, но судья лишь посоветовал дамам не слушать. Лорда Франкфорта приговорили к двенадцати месяцам заключения в тюрьме Колдбат-филдс в Кларкенуэлле, но он был освобожден от обычного тюремного распорядка; «под обязательство… выплачивать 5 шиллингов в неделю на свое содержание его избавили от необходимости щипать паклю и заниматься однообразным механическим трудом».[868]

Приговоры суда были жестокими и явно произвольными. Ньюгейтский календарь за 1853 год, перечисляя все слушания дел в Центральном уголовном суде, демонстрирует большое разнообразие обвинительных заключений. Пятнадцатилетний изготовитель упаковочных коробок и его сообщник, сапожник в возрасте 21 года, вместе совершили кражу носового платка стоимостью 1 шиллинг. Обоих приговорили к высылке в Австралию на семь лет. Двух других карманников, каждый из которых украл по носовому платку стоимостью 3 и 2 шиллинга соответственно, были приговорены тем же судом: один — к месяцу заключения в исправительном доме, другой — к четырем годам каторжных работ. Человека, укравшего бутылку джина за 2 шиллинга 1 пенни, осудили на 14 дней заключения в Ньюгейте. Одного двоеженца приговорили к 14 дням в Ньюгейтской тюрьме, другого — к году в исправительном доме. За «половое сношение» с девочкой младше 10 лет мужчину приговорили к шести месяцам тюремного заключения, а за изнасилование девочки 10–12 лет другой мужчина получил год пребывания в исправительном доме.

Как следует из отчета, мужчина, обвиненный в содомии, — в то время одном из самых тяжких грехов, — был приговорен к двум годам заключения в исправительном доме, тогда как другого, чернорабочего 53 лет, осудили на пожизненную высылку. Четырнадцатилетнюю служанку признали виновной в том, что она ложно обвинила мужчину (своего хозяина? об этом ничего не говорится) в содомии с намерением получить с него 100 фунтов. Подавляющее число осужденных составляли неквалифицированные рабочие, но в одном деле обвиняемыми выступали два военных врача и аптекарь за проведенный аборт. Одного врача приговорили к высылке на пятнадцать лет, а другой врач и аптекарь были признаны невиновными. За незначительное преступление, характерное для того времени, а именно, «запуск в обращение фальшивых билетов для уплаты дорожного сбора по цене 4 и 6 пенсов», правонарушителю грозило 18 месяцев пребывания в исправительном доме.

Не существовало ничего похожего на наши приговоры без взятия под стражу — таких, например, как условный срок, — или наказания за антиобщественное поведение. Количество заключенных составлял около 6000.[869] Брайдуэллы — худшие по разряду тюрьмы — предназначались для приговоренных на срок свыше трех месяцев. Сама тюрьма Брайдуэлл, давшая название заведениям такого рода, находилась у реки Флит и просуществовала до 1860 года; подобные ей тюрьмы были построены в Холлоуэе, Уондзуорте, Колдбат-филдсе и Тотхилл-филдсе, последняя предназначалось для мальчиков и женщин. Получившие срок более двух лет содержались в тюрьмах, называемых исправительными домами. Количество узников в Колдбат-филдсе было немногим меньше, чем в Брайдуэлле, и составляло более 1000 человек.[870] Приговоренные к более длительным срокам заключения отбывали их в Миллбанке, Пентонвилле, в женской тюрьме Брикстон или же в плавучих тюрьмах.

Джереми Бентам, проповедник утилитаризма, считал, что правительство должно дать как можно больше благ как можно большему числу людей. В 1820-е годы его реформаторский энтузиазм воплотился в проектирование тюрьмы. Взамен мрачных сооружений, таких как Ньюгейт, он предложил возводить тюремные здания по его проекту «Паноптикум», с отдельными корпусами, расходящимися в форме звезды, где в центре могли размещаться смотрители и разные службы; во все камеры каждого крыла был удобный доступ; практично и полезно, а главное, вне всякого сомнения, наиболее благоприятно для всех пребывавших там. Тюрьма в Миллбанке (ныне на этом месте расположена Галерея Тейт) — самая большая в Лондоне, с шестью расходящимися радиусами корпусами, была построена по его проекту «Паноптикум» в 1821 году на 7 акрах болотистой сырой земли вблизи реки. Бывший обитатель описывал ее так: «ужасающе мрачное место: темные стены, угрюмые лица, гнетущая тишина…».[871] В каждой камере имелись маленький столик, «отхожее место» с крышкой, подвесная койка с одеялом и «палка, один конец которой был выкрашен красной краской, а другой — черной… В стене, выходившей в коридор, находилось узкое отверстие, и когда вам было нужно что-нибудь, вы просовывали палку в отверстие и оставляли там, пока этот сигнал не привлекал внимание дежурного надзирателя. Если он видел черный конец, это означало, что вы хотите работать, если же красный, ваше желание носило более личный характер».[872]

Тюрьма Пентонвилл, строительство которой обошлось в 85 000 фунтов, появилась в 1842 году на участке в 7 акров, расположенном на краю застроенной в то время территории за Холлоуэем на Каледониа-роуд. Ипполит Тэн назвал ее «восхитительно придуманным ульем, сотворенным из железа».[873] Здание имело полукруглую форму с четырьмя радиальными корпусами, между которыми располагались прогулочные площадки площадью в 3 ярда; в корпусе на каждом из трех этажей было по 130 камер. Высота камеры составляла 9 футов, длина — 13 футов, ширина — 7. В камере был ватерклозет, медный умывальник, табурет, стол и газовое освещение. Узники спали на откидных койках с матрасами и одеялами. Раз в две недели им выдавали чистые рубашки и подштанники и предоставляли возможность помыться в бане — для многих это было в новинку.[874]

Первое, что бросалось в глаза посетителю тюрьмы, это «образцовая чистота, как у голландцев… Здесь было очень светло и красиво… Сразу же приходило на ум явное сходство с Хрустальным дворцом… Создавалось впечатление, что большинство лиц, которым доверен надзор за узниками, руководствуется в своем отношении к ним самыми гуманными и добрыми побуждениями».[875] Заключенных обучали ремеслу — портняжному, сапожному, ткацкому, этим они могли зарабатывать около 8 пенсов в неделю. «Некоторые из тех, у кого были длительные сроки, могли при выходе на свободу получить до 20 фунтов, к тому же им выдавали хороший комплект одежды, в соответствии с их общественным положением, чтобы у них на воле была возможность начать новую жизнь». Раз в день, если не было дождя, узников выводили из камер на прогулку. Они совершали свой моцион партиями по 130 человек, образуя два круга. Расстояние между заключенными составляло 15 футов, и им запрещали приближаться друг к другу. Они были обязаны хранить молчание и в церкви, и в одиночной камере, но ухитрялись переговариваться, не шевеля губами.[876]

А теперь перейдем к тому, что считаем негативным аспектом данной идиллической картины — к «системе изоляции». Главный тюремный инспектор определял ее так: «каждый заключенный помещен в отдельную камеру, которая днем становится для него мастерской, а ночью — спальней… Это не только предотвращает общение заключенного с соседями, но и заставляет его поразмышлять над своей жизнью», — что, несомненно, ведет к нравственному возрождению. Узников называли только по номерам. Когда их выводили из камер на прогулку или на ежедневный молебен в церкви, на каждом был головной убор с широким, опущенным на лицо козырьком, где имелись прорези для глаз, так, чтобы никто не мог быть узнан соседями.[877] За примерное поведение заключенные получали привилегию работать в пекарне или на кухне «с открытым лицом», разумеется, молча, а также большие порции еды и возможность свиданий. Нежелание сотрудничать каралось одиночным заключением в карцере, в полной темноте, где арестант обычно проводил два-три дня, а порой и три недели. После такой психологической обработки узников переводили в тюрьмы Портсмута, Вулиджа и Портленда для использования на «общественных работах», что, безусловно, воспринималось большинством как некоторое облегчение.

Казалось бы, все было задумано с добрыми намерениями. Содержание в чистоте и предоставление личного пространства не шли ни в какое сравнение с теми условиями, в которых жило большинство заключенных на воле, но психологический эффект «системы изоляции» был разрушительным. В среднем узникам было от 15 до 25 лет. Представить только, каково им было находиться в изоляции от других людей, подобно париям. Поначалу начальство отмечало необычайно высокое число самоубийств, но по мере увеличения количества прогулок (в масках) это число наполовину снизилось. И все же этот показатель был выше, чем в других тюрьмах.

В Брикстонской женской тюрьме содержалось 700 узниц, и почти весь персонал был женским.[878] Начальник тюремной медчасти в 1854 году с сожалением отмечал: «женщины переносят тюремное заключение хуже мужчин», но «в Брикстоне отношение к ним было гуманным и сочувственным и при этом не менее эффективным, чем в других тюрьмах». Женщин звали по именам, а не по номерам. Здесь имелись ясли для детей, рожденных узницами Брикстона в неволе, но других их детей отправляли в работный дом. Тюремная одежда состояла из свободного покроя красно-коричневого платья, синего в клетку фартука и маленькой, плотно облегавшей голову белой полотняной шапочки. На прогулках они ходили парами вокруг лужаек и клумб и при этом оживленно болтали (курсив мой). «Быть может, большинство этих несчастных питались в неволе лучше, чем в своей прежней жизни», а в больничном рационе присутствовали даже такие роскошные блюда, как рыба и отбивные котлеты. Работа для женщин заключалась в пошиве бумазейного нательного белья, изготовлении корсетов, стирке и глажке белья по договоренности с тюремным начальством, пошиве сорочек, которые иногда закупали «Мозез и сын» и другие фирмы. «Неудивительно, — отмечали Мейхью и Бинни, — что честным женщинам не удавалось прожить на заработок от пошива сорочек».

Вплоть до 1853 года в Австралию ежегодно ссылали в среднем 460 осужденных.[879] К 1853 году в Австралии находились 6000 каторжников, а на Бермудах и в Гибралтаре — 2650. Обычно приговор выносился на семь лет, но случалось и на десять, четырнадцать, а то и пятнадцать лет. Очень редко в документах приводятся жуткие списки «регистрации смертей и прибывших на пожизненное поселение» — судебное решение лишало осужденного возможности вернуться в Англию. При всем том у ссыльных мужчин и женщин был шанс, возможно иллюзорный, начать на новом месте новую жизнь. После 1853 года колонии по вполне понятным причинам отказались впредь быть «помойкой» для английских каторжан, поскольку каторжные работы в Англии большей частью заменялись ссылкой в колонии. Пришлось осужденным на семь или десять лет ссылки заменить сроки на четыре-пять лет тюремного заключения в Англии. В колонии отныне отправляли только тех, у кого срок наказания составлял четырнадцать лет или был пожизненным.

Как правило, мест заключения было недостаточно, а потому некоторых арестантов отправляли в плавучие тюрьмы в Вулидж, в получасе езды по железной дороге. Здесь находились старые боевые корабли, еще с 1779 года использовавшиеся для размещения осужденных, которых привлекали к работам по углублению дна Темзы.

«Поначалу это считалось временной мерой, вызванной обстоятельствами, однако старые военные корабли почти на полстолетия стали вместилищем для самых закоренелых преступников, свозимых из всех тюрем Соединенного Королевства».[880] В 1841 году здесь размещались 3552 узника. В этих тюрьмах всегда было сыро, темно и полно вшей. Самым большим из кораблей в Вулидже был «Дифайэнс», 74-х-орудийный корабль с 500 узниками на трех палубах, которые спали в гамаках, натянутых так туго, что они врезались в тело. «Уорриор» тоже был 74-х-орудийным кораблем. (Число орудий свидетельствовало о размерах судна. Разумеется, орудия давно были сняты, равно как мачты и прочее оснащение.) На нем размещались 450 заключенных. «Юнайт» был плавучим госпиталем, способным содержать 58 пациентов в относительно комфортных условиях; здесь были железные койки, каждый день давали хороший чай и две унции вина, половину бараньей головы, а также молоко, хлеб и масло. И наконец «Салфер», который использовался как прачечная. Это был 30-ти-орудийный шлюп, разжалованный до разряда плавучей прачечной, где трое узников стирали арестантскую одежду и развешивали ее на веревках, натянутых между обломками мачт, подобно флагам, когда корабль был «разукрашен от носовой части до кормы».

Возможно, в каком-то отношении жизнь на борту плавучей тюрьмы была не такой уж плохой. Каждую неделю узникам выдавали чистую одежду, им дозволялись свидания и письма раз в три месяца. Работали они с 7.30 до 5 вечера (зимой — до четырех) с часовым перерывом на обед, с обязательным обучением и чтением молитв с 6.45 до 8.30 вечера, а в 9 отправлялись в постель, вернее, в гамак (зимой — в восемь). На обед они получали 6 унций мяса, фунт картофеля и 9 унций хлеба. Завтрак и ужин состояли из хлеба и какао или овсянки. Три часа в неделю отводилось на обучение чтению, письму и арифметике, по часу на каждый предмет. Узникам выплачивали «наградные» за выполняемую работу, главным образом, укрепление дамб и углубление русла реки. Заработок мог составлять 6 пенсов в неделю, которые накапливались до момента выхода на свободу; тогда они получали на руки половину накопленных денег, комплект верхней одежды и белья, а оставшуюся половину суммы могли получить по прошествии двух-трех месяцев. Это было разумно. Обычно, оказавшись наконец на воле, трудно было устоять и не прокутить все. Узникам, однако, воспрещалось разговаривать с соседями, за исключением одного часа в воскресенье после молитвы, их не обучали ремеслам, которые могли бы прокормить их после освобождения, а умерших зарывали на болотах, окружавших тюрьму, и место их погребения никак не обозначалось.

Арестант, который решением суда приговаривался к «тяжким работам», вынужден был отбывать наказание на чем-то вроде «бегущей дорожки» — устройстве, применяемом в британских тюрьмах с 1817 года. «Идея состояла в том, что цилиндр вращался под тяжестью находившегося на нем человека, когда он перемещался вперед… Тюремных надзирателей, которые могли повернуть храповик и тем самым затруднить вращение цилиндра, заключенные метко прозвали „шурупами“».[881] Арестанты ненавидели эти устройства, называли «перемалывателями ветра», подчеркивая бессмысленность своего вынужденного занятия. Каждый день 12 человек одновременно делали 24 шага вперед, потом перемещались на 8 дюймов в сторону, совершая это по пятнадцать раз на дню по пятнадцать минут с перерывами на другие занятия, и все это, разумеется, молча.

«Вращение цилиндра» было столь же бессмысленной работой, но тюремные власти усматривали в ней пользу: ее можно было делать в камере, не нарушая изоляции, в которой находился узник. Еще в тюрьме имелся рычаг, вращавший барабан с комплектом черпаков внутри, которые забирали песок и опустошались по мере хода. За восемь часов можно было совершить, как предполагалось, 10 000 оборотов. В качестве работ вне тюрьмы производилась «тренировка с ядром» каждый день по часу или больше. Первый из стоявших в ряду людей поднимал тяжелое пушечное ядро и передавал его соседу, тот бросал ядро на землю, поднимал его и передавал по цепочке следующему… Когда ядро доходило до конца ряда, производимые действия совершались в обратном направлении.

Обычным принудительным трудом в тюрьмах было щипание пакли, которым занимались как женщины, так и мужчины, не только в тюрьмах, но и в работных домах. Разница состояла лишь в том, что приговоренный к тяжелой работе имел ежедневную норму в 6 фунтов, что втрое превышало норму остальных. Но это, по крайней мере, не было бессмысленной работой, пагубно воздействовавшей на душу. Щели в деревянных корпусах плавательных средств приходилось конопатить, и лучшим материалом для этого служили старые, раздерганные на волокна веревки — пакля.

К 1861 году смертные приговоры выносились лишь в отношении лиц, совершивших убийство или особо тяжкое преступление. Количество убийц, казненных через повешение, было невелико. В 1854 году на виселицу были отправлены только пятеро. Годовой показатель составлял от 9 до 16 человек.[882] Привычные для предыдущего века «шествия к Тайберну» (близ Марбл-арч) с присущими им буйным весельем и разнузданностью были упразднены, но казни оставались публичными и проводились по месту заключения преступника. В 1849 году супругов Маннинг повесили на Хорсмонгер-лейн близ «Слона и замка». Тридцать тысяч народу собрались посмотреть на казнь, в их числе и Чарльз Диккенс. «За весьма скромную плату в 10 гиней мы получили возможность обозревать все происходившее сверху из окна кухни на верхнем этаже [дом находился напротив тюрьмы]». Поведение пьяной толпы в эту ночь сопровождали «всякого рода бесчинства и непристойные выходки…».[883]

После казни четы Маннинг Диккенс выступил на страницах «Таймс» с требованием, чтобы впредь казни не были публичными, однако эти жуткие зрелища продолжали демонстрироваться на протяжении последующих двадцати лет. Диккенс также предлагал обязать палача Калкрафта «воздерживаться от недостойного балагурства, грубых шуток, святотатства и пьянства». По крайней мере, «дни повешения» были перенесены с понедельника на среду, поскольку значительное количество рабочих уже привыкли брать отгул, «святой понедельник», чтобы присутствовать на казни. По случаю казни миссис Маннинг надела черное атласное платье, и это привело к тому, что «в этом сезоне в обществе перестали носить платья из черного атласа».[884] Диккенс передал ужасающие подробности сцены казни: «два силуэта тел повешенных выделялись на фоне ворот [тюрьмы]; один выглядел как обвисший, свободно болтающийся мужской костюм, словно его владелец выскользнул из него; женский имел четкие очертания, будучи затянут в корсет и искусно наряжен, так что, когда тело медленно раскачивалось из стороны в сторону, его вид нисколько не менялся».[885]

Самые громкие преступления 21 века в России: список

Лихие 90-е – годы громких убийств и жестоких расправ. Напряженное время маньяков, серийных убийц и особо опасных группировок. Преступность росла с каждым днем, полиция не успевала раскрывать самые запутанные преступления. Лишь спустя годы они получили громкую огласку, в то время как в 90-е все замалчивалось, а народ жил в страхе.

Что изменилось в настоящее время? Какова современная преступность? Об этом дальше, и это список самых громких преступлений 21 века в России.

Маньяк-убийца

2001 год. В Нижегородской области в деревне старые Ключищи найдены две изнасилованные и жестоко убитые девочки-подростка. На чьей совести это страшное преступление и как получилось, что девочки оказались в лесу? Во время летних каникул 12-летняя Оля Левакова, как и всегда, приехала в деревню к бабушке. Здесь она познакомилась с соседской девочкой, 14-летней Юлей Никандровой.

Однажды, когда родители Юли приехали в деревню помочь бабушке, девочка попросилась сходить с подружкой за бугор за ягодами. Казалось, ничего опасного там нет, да и в деревне все друг друга знают. Однако это и оказалось роковой ошибкой. Ни через пару часов, ни ночью, ни на утро девочки не вернулись. Обращение в милицию не принесло результата, искали всей деревней. Тщетно. Позже жительнице села Запрудное Людмиле приснился вещий сон. Наутро, перепуганная, она побежала за бугор, к тому самому месту, где в зарослях лежали 2 трупа совершенно невинных девочек.

Была ли справедливость?

Это страшное преступление не могли раскрыть целых 7 лет, и только в 2008 году под подозрение попали четверо мужчин: Дорофеев, Чадинов, Пеликсанов и Лобанов. По окончании следствия последним двоим был вынесен приговор: 17 и 20 лет лишения свободы соответственно. В защиту подозреваемых стоит сказать, что на тот момент они имели алиби, которое так и не помогло им. Так кто действительно виноват в смерти детей и те ли люди были наказаны за это страшное преступление? Остается для многих загадкой. Это происшествие долго обсуждалось, но слишком много осталось неизвестным.

Банда санитаров и несколько убийств

Многие наслышаны о так называемой питерской банде санитаров. Название группировке дали исходя из места работы ее членов. Срок лишения свободы они получили за бандитизм и убийства. О проделках преступников заговорили сразу после смерти санитара патологоанатомического бюро. Его звали Сергей Ефимов. Он был убит в сентябре 2001, когда вместе со своей женой ожидал сына. Жене удалось выжить, но она получила множественные травмы.

Сергей Ефимов был обнаружен в лифте с простреленной головой. После этого громкого убийства начались расследования. Причастными к преступлению оказались инспектор по работе с персоналом Валерий Бурыкин и занимающий должность менеджера Павел Беляев. Как оказалось позже, целью убийства стал контроль за теневыми финансами моргов города.

В 2004 году было совершено еще одно преступление. Работник наркологической больницы Лариса Артюховская была взорвана в подъезде собственного дома. Помимо Бурыкина и Беляева в банде оказалось еще несколько человек: Полешкин, Чабан, Сыров, Тихомиров и Дрейзин. Преступления бандитской группировки были раскрыты, все участники были наказаны. Валерий Бурыкин предпринимал попытки покинуть страну, но был задержан на границе и передан властям. Дело санитаров оказалось в списке самых громких экономических преступлений 21 века.

Неуловимые налетчики

Неуловимые налетчики – так называли преступную группировку, совершавшую неоднократные ограбления и убийства. Эти дела также входят в список самых громких преступлений 21 века. Однажды днем в Петербурге сразу два человека были застрелены в здании гидрометеорологического института. В тот день мужчины, работавшие охранниками, возвращались в учебное заведение с деньгами, которые должны были пойти на зарплату преподавателей, премии и отпускные. Но как только кассир отвлекся на некоего знакомого, прозвучали выстрелы. Мужчин застрелили, забрали деньги. Женщину нашли в истерике лежащей в углу. Следов преступления не оказалось на месте. Зато один из очевидцев заметил автомобиль преступников, который, как оказалось позже, находился в угоне. Было также замечено и лицо одного из нападавших, но положительных результатов на тот момент это не дало.

Бандиты очень хорошо продумали преступление. Кстати говоря, совершено оно было за весьма короткое время: три минуты. Всего три минуты понадобилось преступникам, чтобы совершить и другое преступление: на этот раз был ограблен ювелирный магазин. Прибывшая на место милиция застала лишь разбитые витрины и перепуганных продавцов.

Третьим преступлением банды стало ограбление людей, работавших в бизнес-центре. В тот день им было дано задание директором, а именно привезти от его жены крупную сумму денег. Не успев зайти в здание, мужчины подверглись разбойному нападению, а один из них оказался ранен. В этот раз преступникам также удалось легко уйти, а через некоторое время они совершили еще одно нападение на ювелирный магазин, только уже по другому адресу.

Милиция не успевала работать, а грабители все не останавливались. Кроме всех вышеперечисленных преступлений, они совершили еще массу мелких грабежей, но и на них не были пойманы. Как им удавалось так легко уходить и оставаться незамеченными? Когда банду преступников задержали, то оказалось, что они даже репетировали свои нападения и планировали все четко по минутам. Как было выяснено, банда входила в состав Казанского преступного сообщества. После долгих расследований милиции все-таки удалось задержать преступников, всем им был вынесен строгий приговор.

Маньяк-педофил

Не менее громким оказалось дело об изнасиловании 5-летней девочки в Красноярске в 2007 году. Маленькая Полина вышла погулять и пропала. Родители сбились с ног в поисках девочки. Все было безрезультатно. Подключились милиция, курсанты, добровольцы. Весь город стоял на ушах. Девочка была обнаружена лишь спустя несколько дней и, к сожалению, уже мертвая. Малышка была изнасилована и жестоко убита. Маньяка-педофила нашли нескоро, но ДНК помогло опознать страшного преступника.

В связи с подобными преступлениями хочется призвать родителей не оставлять своих детей одних ни на минуту.

Измайловский маньяк

2007 год. В Москве орудует грабитель, действуя всегда по одному сценарию. Подходя к жертве, он бьет ее по голове стальной трубой и забирает деньги. Нападению грабителя подверглось несколько человек. Чаще всего это были женщины.

Интересно, что преступник работал только в одном районе, по улице Парковой. Приезжий? Не знает других районов? Как выяснилось позже, им оказался 20-летний Сергей Гусев, учащийся строительного колледжа, живущий в интернате и не судимый ранее молодой человек. Зачем этому парню попадать под статью и губить себе жизнь? Оказалось, Сергей болен. Ему был поставлен диагноз шизофрения. На следствии Сергей все отрицал, но его показания были неубедительны.

Самые громкие преступления 21 века. И снова педофил

Дело еще одного насильника-педофила долго оставалось нераскрытым.

В 2005 году в Санкт-Петербурге нападению маньяка подверглось 10 маленьких девочек. Преступник представлялся сотрудником милиции, заманивал детей в машину и увозил в укромное место, где и совершал с ними действия насильственного характера. Жертвами оказывались девочки от 8 до 14 лет. Маньяк всегда записывал свои действия на камеру и никогда не менял своей одежды – это и помогло вычислить преступника. Кроме того, всех своих жертв насильник оставлял живыми и даже довозил до места, откуда забрал. Потерпевшие девочки рассказали, что по пути он задабривал их и раскаивался в содеянном. Педофилу вынесен приговор: 19 лет в колонии строгого режима. К тому времени его собственной дочери будет уже 20 лет.

Преступление и наказание

Это далеко не весь список преступлений 21 века в России. Сотни дел, совершенных грабителями, убийцами и насильниками, расследуются каждый день. Из них самые громкие преступления 21 века получили широкую огласку.

Из них некоторые так и остаются нераскрытыми. Преступность в России высока, и с ней следует бороться. Смертная казнь в нашей стране давно отменена, а может быть, в некоторых случаях будет справедливо лишить жизни одного человека, отобравшего ее у десятка невинных человек?

Возраст привлечения к уголовной ответственности

Не самый приятный вопрос, с какого возраста наступает уголовная ответственность, часто появляется у населения.

Считается, что в соответствии с законодательством РФ она начинается только в 16 лет, но это серьезная ошибка.

Судебные разбирательства отправляются несовершеннолетних преступников в колонию с 14 лет.

В 2016—2017 годах правительство планировало внести серьезные изменения, но этого не произошло.

Почему уголовная ответственность наступает в 14 лет?

В России сейчас возраст уголовной ответственности начинается с ранних лет. Некоторые люди считают такой подход негуманным, так как жизнь молодого человека категорически меняется еще до наступления половой зрелости.

Такое мнение следует считать ошибочным. Совершая преступление, необходимо полностью осознавать собственные действия.

Гражданином страны человек становится уже в 14 лет, поэтому любые статьи законодательства распространяются на него.

До этого возраста существует ответственность родителей, которая подсказывает, что они обязаны участвовать в жизни собственного ребенка.

По каким статьям в 14 лет наступает уголовная ответственность?

Задаваясь вопросом, со скольки лет наступает уголовная ответственность, люди сразу должны уточнять статьи.

Так, материальная ответственность за финансовые операции появляется только в 18 лет, а вот совершение серьезного преступления сразу влечет за собой лишение свободы.

Какие действия осуждаются подобным образом:

  • убийство (статья 105 УК РФ);
  • умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести (статья 112 УК РФ);
  • умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (статья 111 УК РФ);
  • изнасилование (статья 131 УК РФ);
  • похищение человека (статья 126 УК РФ);
  • разбой (статья 162 УК РФ);
  • насильственные действия сексуального характера (статья 132 УК РФ);
  • завладение транспортным средством (статья 166 УК РФ);
  • вымогательство (статья 163 УК РФ);
  • грабеж (статья 161 УК РФ);
  • кража (статья 158 УК РФ).

Возраст, с которого наступает уголовная ответственность, установлен однозначно. Уголовный Кодекс говорит о том, что сразу после получения паспорта человек сталкивается с наказаниями.

Совершение преступления – неправомерное деяние, требующее соответствующего решения. Из-за чего судебное разбирательство приводит к понятному решению.

Возраст может влиять на решение судьи

Возраст наступления уголовной ответственности указан в законодательстве РФ, причем число малолетних преступников продолжает расти, но наказание следует не всегда.

Причины понять несложно, ведь при определенных условиях судьи стараются отыскать более мягкое решение.

Если на скамью подсудимых попадает несовершеннолетний, даже прокурор часто требует заниженное наказание. Так, его можно заменить домашним арестом с постановкой на учет. Подобные шаги понять легко, никому не хочется ломать жизнь человеку.

Хотя правовая история подтверждает ошибки подобных судебных разбирательств. Почувствовав свою безнаказанность, малолетка снова совершает преступление, которое в некоторых случаях приводит к худшим последствиям.

Возраст привлечения к уголовной ответственности постоянно обсуждается. Судебная практика показывает, что повышать его нельзя. Количество преступлений, совершенных в раннем возрасте, продолжает расти.

По этой причине приходится постоянно сталкиваться с подобными делами и жесткими решениями. Причем в последние годы нарушения по большей части связаны не с угонами и кражами, а разбоем, изнасилованием и нанесением тяжких телесных повреждений, так что статистика остается плачевной.

Смотрите так же:

  • Сособственник квартиры несовершеннолетний Ребенок-собственник: если опека не разрешает… По закону дети от 14 до 18 лет могут совершать сделки только с согласия своих законных представителей (родителей), а дети до 14 лет вообще не могут совершать сделки сами – за них действуют родители, за […]
  • Отмена приговора суда упк Статья 389.23 УПК РФ. Отмена приговора и иных решений суда первой инстанции с вынесением нового судебного решения В случае, если допущенное судом нарушение может быть устранено при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке, суд апелляционной […]
  • Раздельное проживание родителей от ребенка Может ли несовершеннолетний проживать отдельно от родителей, опекунов и попечителей? Каждый ребенок имеет право на совместное проживание с родителями, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. Место жительства детей при раздельном […]
  • Волга пром экспертиза Организация ООО "ВОЛГА-ПРОМ-ЭКСПЕРТИЗА" Состоит в реестре субъектов малого и среднего предпринимательства: с 01.08.2016 как малое предприятие Адрес: Г ВОЛГОГРАД,УЛ СОВЕТСКАЯ,28 Юридический адрес: 119620, МОСКВА Г, СОЛНЦЕВСКИЙ ПР-КТ, 14, VI ОКФС: 16 - […]
  • Что дает свидетельство о праве собственности С сегодняшнего дня свидетельства о праве собственности на недвижимость выдаваться не будут Подтвердить свое право собственности на недвижимый объект теперь можно будет только выпиской из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок […]
  • Правила безопасности 576 Постановление Правительства РФ от 12 мая 2018 г. № 576 “О внесении изменений в Правила предоставления субсидий из федерального бюджета российским производителям колесных транспортных средств на компенсацию части затрат, связанных с выпуском и поддержкой […]
  • Нотариус ул Чаянова Нотариусы у метро Менделеевская В Москве рядом со станцией метро Менделеевская находится 14 нотариальных контор. В них 6 нотариусов работают после 6 вечера в будние дни, 6 нотариусов работают в субботу и ни один нотариус не работает по воскресеньям. Ниже […]
  • Заявление водоотведения Подключение к централизованным сетям водоотведения Порядок получения технических условий (рассмотрение возможности подключения) Для подключения к системам водоснабжения и водоотведения объектов капитального строительства или реконструируемых объектов в […]