Адаптации осужденных к условиям отбывания наказания

Электронная библиотека

Процесс адаптации связан с адаптивной ситуацией, которая возникает в связи с произошедшими изменениями в социальной среде или переходом личности из одной социальной среды в другую, чем-либо для нее новую, когда привычные шаблоны поведения, стереотипы восприятия, установки личности становятся малоэффективными или недейственными (ненужными). Осужденному, по крайней мере, трижды приходится переживать весьма сложные адаптивные ситуации, каждый раз заново приспосабливаясь:

· к требованиям режима отбывания наказания, к условиям труда, среде осужденных, жизни и быту в исправительных учреждениях;

· при изменении условий отбывания уголовного наказания — к новым условиям труда и быта, требованиям режима, правилам внутреннего распорядка и т. п.;

· в связи с освобождением из исправительного учреждения — к условиям жизни на свободе, работы в коллективе свободных граждан, к жизни в семье и т. п.

Осужденный вынужден смириться со своей участью и приспособиться к тем условиям, в которых он находится. «Однако, по мнению А. Д. Глоточкиного и В. Ф. Пирожкова, он не оставляет попыток изменить их, приспособить к себе. Даже люди, не способные решительно противостоять внешним обстоятельствам (легко внушаемые, конформные), пытаются изменить эти обстоятельства, в какой-то мере привести их в соответствие со своими представлениями, понятиями, взглядами, стереотипами. «Бунт» против новых условий со стороны отдельных осужденных, внутренние конфликты, переживаемые ими из-за неспособности адаптироваться, могут порождать серьезные нервно-психические нарушения.

Осужденные адаптируются к условиям социальной изоляции адекватным или неадекватным образом. Основными признаками адекватной реакции являются: соответствие поведения осужденного реальной информации о перспективах его пребывания в местах лишения свободы; соблюдение им режима отбывания наказания, требований администрации; способность контролировать свое поведение и эмоции. Для неадекватной (патологической) реакции характерно проявление психопатологических признаков у лица, считавшегося до осуждения психически здоровым.

Встречаются осужденные, на которых лишение свободы не оказывает психотравмирующего воздействия. Для них исправительные учреждения стали «родным домом»: требования режима не являются новыми, воспринимаются с позиций целесообразного конформизма.

Неадекватные реакции характеризуются возникновением и проявлением под влиянием лишения свободы у ранее психически здоровых осужденных дезадаптивного поведения. А. Д. Глоточкин и В. Ф. Пирожков сюда относят фобии, тревожно-депрес-сивные, негативно-депрессивные и негативно-истерические реакции.

Клаустрофобическая реакция проявляется в боязни закрытого пространства — камеры следственного изолятора или тюрьмы. При нахождении в камере эти лица проявляют двигательное беспокойство, на прогулках — повышенную двигательную активность. Указанные реакции более выражены у сельских жителей.

Тревожно-депрессивная реакция проявляется в преобладании угнетенного, подавленного настроения, чувства безнадежности, отчаяния, пессимистического отношения к жизненным перспективам: «жизнь кончилась», «жизнь загублена». Такие осужденные отличаются раздражительностью, тревогой за оставленную семью, беспокойством за «незавершенные дела» на свободе. У них часто наблюдаются нарушения сна, длительная бессонница, тоска по дому.

Негативно-депрессивная реакция характеризуется наличием всех вышеуказанных признаков в сочетании с внутренним негативным отношением к факту лишения свободы, непризнанием себя виновным, отсутствием раскаяния за содеянное,

нарушением режима отбывания наказания, игнорированием указаний и требований воспитателей, отсутствием установки на исправление при внешне подавленном настроении, апатии и безразличии.

Негативно-истерическая реакция проявляется в демонстративно-негативном поведении, стремлении привлечь к себе внимание окружающих как к лицу, «невинно пострадавшему от правосудия». Для значительной части таких лиц характерно стремление к сутяжничеству, жалобам на неправильное отношение со стороны следователей, суда, воспитателей, администрации колонии. Отличительной чертой указанных лиц является эгоцентризм, бравада своим преступным прошлым с целью завоевать авторитет у других осужденных, подчинить их себе.

Выделяются определенные фазы (стадии) адаптации осужденных к условиям лишения свободы.

Особенно ответственной является фаза первоначальной адаптации вновь прибывшего осужденного, когда он сталкивается с многочисленными трудностями, новыми требованиями к его поведению. Сумеет ли он адаптироваться к особым условиям, найдет ли друзей, как отнесутся к нему воспитатели, какую работу ему поручат на производстве в исправительном учреждении, — все эти вопросы требуют от осужденных немедленного ответа, вызывают состояние тревоги, снижают настроение, нарушают сон.

Первоначальная фаза — фаза общей ориентировки. Она состоит в том, что прибывший в исправительное учреждение осужденный на месте знакомится с условиями отбывания наказания, выявляет степень соответствия фактической ситуации той информации, которую он получил в период пребывания в следственном изоляторе и в ходе психологической подготовки. Степень его ориентированности зависит от источников информации — осужденных-«старожилов» и воспитателей, которые его опекают с первых дней.

Нередко осужденные, напуганные «бывалыми» преступниками, начинают с опаской и недоверием относиться к требованиям администрации исправительного учреждения. Это ведет к возникновению психологического барьера между воспитателями и осужденными, создает определенные трудности для правильного поведения осужденных.

Примерно через 5 — 6 месяцев пребывания в исправительном учреждении наступает вторая фаза адаптации — фаза нивелировки, когда личностные реакции осужденных на факт социальной изоляции нивелируются. Осужденные приобретают устойчивый «синдром лишенного свободы», который делает их как бы похожими друг на друга, что проявляется в походке, в мимике, жестах, в отношении к персоналу учреждения и т. д. В дальнейшем в личностной динамике осужденного стабилизируются две тенденции: первая состоит в успешном завершении приспособления к условиям социальной изоляции, вторая характеризуется углублением и нарастанием негативных изменений в личности, их закреплением, что препятствует успешной адаптации к условиям лишения свободы, а следовательно, исправлению и перевоспитанию.

Третья фаза — фаза завершения адаптации, когда осужденный ставит перед собой цели, которые он стремится реализовать в новых условиях. В основной период пребывания в исправительном учреждении происходит адаптация к последствиям социальной изоляции, когда осужденный начинает жить настоящим, надеждой на будущее.

Адаптация осужденного будет проходить успешнее, если персоналу исправительного учреждения удастся снять его внутреннее сопротивление новым требованиям и направить его активность на достижение социально значимых целей. Определенное значение имеет степень различия между новыми и старыми требованиями. Как правило, осужденные, направляемые для отбывания наказания в исправительном учреждении, быстрее адаптируются к условиям общего режима и значительно труднее — к условиям особого режима или тюрьмы.

Система отношений и связей, сложившихся в среде осужденных конкретного исправительного учреждения, тюрьмы, а также характер взаимоотношений сотрудников с осужденными образует социально-психологический климат, который может благоприятствовать позитивной адаптации осужденных или препятствовать ей. Если система отношений построена на принципиальной и доброжелательной основе, если в исправительном учреждении проявляется забота о новичках, созданы условия, оберегающие их от отрицательного влияния «уголовных авторитетов», то процесс адаптации идет успешнее.

В процессе руководства адаптацией осужденных, как считают А. Д. Глоточкин и В. Ф. Пирожков, следует учитывать психологическую и криминальную совместимость, которая особое значение имеет при размещении осужденных по первичным коллективам (отрядам, звеньям, бригадам и т. п.). В среде осужденных отверженными, несовместимыми чаще всего являются лица с психическими и физическими недостатками, дурными привычками, нечистоплотные, опустившиеся, с которыми никто не хочет жить в одной комнате, есть за одним столом, работать в одной бригаде.

При этом необходимо иметь в виду следующую закономерность: чем малочисленнее группа (или коллектив), тем сильнее дает о себе знать несовместимость между отдельными ее членами. Это происходит потому, что возникшая несовместимость не может быть компенсирована за счет общения с другими членами коллектива [7].

Быстрая и коренная ломка жизненных планов, образа жизни путем социальной изоляции порождает у человека комплекс специфических проявлений, называемых «синдромом лишенного свободы» («тюремным синдромом»). Преодолеть эти тягостные состояния осужденный может путем адаптации, приспособления к новым правилам и нормам общежития, к новым условиям жизнедеятельности.

к требованиям режима отбывания наказания, к условиям труда, среде осужденных, жизни и быту в исправительных учреждениях;

при изменении условий отбывания уголовного наказания — к новым условиям труда и быта, требованиям режима, правилам внутреннего распорядка и т. п.;

в связи с освобождением из исправительного учреждения — к условиям жизни на свободе, работы в коллективе свободных граждан, к жизни в семье и т. п.

Успешность процесса адаптации к условиям лишения свободы зависит от ряда факторов: понимания смысла и необходимости правоограничений, которым человек подвергается; осознания серьезности своего нового положения; включения в деятельность для поиска путей, которые могли бы законным способом облегчить положение; влияния других осужденных.

Нормальная адаптация характеризуется таким психическим состоянием осужденного, которое ничем существенным не отличается от обычного для него состояния до лишения свободы. Лицо объективно оценивает свой статус, прогноз дальнейшего пребывания в исправительном учреждении; он включен в активную коллективную жизнь, трудится, учится в школе, участвует в самодеятельности. У него отсутствует внутреннее сопротивление воспитательным воздействиям.

Встречаются осужденные, на которых лишение свободы не оказывает психотравмирующего воздействия. Для них колония стала «родным домом»: требования режима не являются новыми, требования воспитателей воспринимаются с позиций целесообразного конформизма.

Неадекватные реакции характеризуются возникновением и проявлением под влиянием лишения свободы у ранее психически здоровых осужденных дезадаптивного поведения. А. Д. Глоточкин и В. Ф. Пирожков сюда относят фобии, тревожно-депрессивные, негативно-депрессивные и негативно-истерические реакции.

«Общая ориентированность является предпосылкой формирования определенного отношения осужденного к режиму отбывания наказания, представителям администрации и воспитателям, к конкретным лицам и группам осужденных, т. е. к тому, что называется осознанием себя членом определенной общности («мы») и противопоставлением себя всем остальным общностям («не мы»)».

Примерно через 5 — 6 месяцев пребывания в исправительном учреждении наступает вторая фаза адаптации — фаза нивелировки, когда личностные реакции осужденных на факт социальной изоляции нивелируются. Осужденные приобретают устойчивый «синдром лишенного свободы», который делает их как бы похожими друг на друга («все на одно лицо»), что проявляется в походке, в мимике, жестах, в отношении к воспитателям и т. д. В дальнейшем в личностной динамике осужденного стабилизируются две тенденции: первая состоит в успешном завершении приспособления к условиям социальной изоляции. Вторая характеризуется углублением и нарастанием негативных изменений в личности, их закреплением, что препятствует успешной адаптации к условиям лишения свободы, а следовательно, исправлению и перевоспитанию.

Третья фаза — фаза завершения адаптации, когда осужденный ставит перед собой цели, которые он стремится реализовать в новых условиях. В основной период пребывания в исправительном учреждении происходит адаптация к последствиям социальной изоляции, когда осужденный начинает жить настоящим, надеждой на будущее.

Система отношений и связей, сложившихся в среде осужденных конкретной колонии, тюрьмы, а также характер взаимоотношений сотрудников с осужденными образует социально-психологический климат, который может благоприятствовать позитивной адаптации осужденных или препятствовать ей. Если система отношений построена на принципиальной и доброжелательной основе, если в исправительном учреждении проявляется забота о новичках, созданы условия, оберегающие их от отрицательного влияния «уголовных авторитетов», то процесс адаптации идет успешнее.

При этом необходимо иметь в виду следующую закономерность: чем малочисленное группа (или коллектив), тем сильнее дает о себе знать несовместимость между отдельными ее членами. Это происходит потому, что возникшая несовместимость не может быть компенсирована за счет общения с другими членами коллектива.

Раздел VII. Исправительная (пенитенциарная) психология

§ 2. Адаптация осужденных к условиям лишения свободы

Процесс адаптации связан с адаптивной ситуацией, которая возникает в связи с произошедшими изменениями в социальной среде или переходом личности из одной социальной среды в другую, чем-либо для нее новую, когда привычные шаблоны поведения, стереотипы восприятия, установки личности становятся малоэффективными или недейственными (ненужными). Осужденному по крайней мере трижды приходится переживать весьма сложные адаптивные ситуации, каждый раз заново приспосабливаясь:

Осужденный вынужден смириться со своей участью и приспособиться к тем условиям, в которых он находится. «Однако, — пишут А. Д. Глоточкин и В. Ф. Пирожков, — он не оставляет попыток изменить их, приспособить к себе. Даже люди, не способные решительно противостоять внешним обстоятельствам (легко внушаемые, конформные), пытаются изменить эти обстоятельства, в какой-то мере привести их в соответствие со своими представлениями, понятиями, взглядами, стереотипами. «Бунт» против новых условий со стороны отдельных осужденных, внутренние конфликты, переживаемые ими из-за неспособности адаптироваться, могут порождать серьезные нервно-психические нарушения».

Осужденные адаптируются к условиям социальной изоляции адекватным или неадекватным образом. Основными признаками адекватной реакции являются: соответствие поведения осужденного реальной информации о перспективах его пребывания в местах лишения свободы; соблюдение им режима отбывания наказания, требований администрации; способность контролировать свое поведение и эмоции. Для неадекватной (патологической) реакции характерно проявление психопатологических признаков у лица, считавшегося до осуждения психически здоровым.

Клаустрофобическая реакция проявляется в боязни закрытого пространства — камеры следственного изолятора или тюрьмы. При нахождении в камере эти лица проявляют двигательное беспокойство, на прогулках — повышенную двигательную активность. Указанные реакции более выражены у сельских жителей.

Тревожно-депрессивная реакция проявляется в преобладании угнетенного, подавленного настроения, чувства безнадежности, отчаяния, пессимистического отношения к жизненным перспективам: «жизнь кончилась», «жизнь загублена». Такие осужденные отличаются раздражительностью, тревогой за оставленную семью, беспокойством за «незавершенные дела» на свободе. У них часто наблюдаются нарушения сна, длительная бессонница, тоска по дому.

Негативно-депрессивная реакция характеризуется наличием всех вышеуказанных признаков в сочетании с внутренним негативным отношением к факту лишения свободы, непризнанием себя виновным, отсутствием раскаяния за содеянное, нарушением режима отбывания наказания, игнорированием указаний и требований воспитателей, отсутствием установки на исправление при внешне подавленном настроении, апатии и безразличии.

Негативно-истерическая реакция проявляется в демонстративно-негативном поведении, стремлении привлечь к себе внимание окружающих как к лицу, «невинно пострадавшему от правосудия». Для значительной части таких лиц характерно стремление к сутяжничеству, жалобам на неправильное отношение со стороны следователей, суда, воспитателей., администрации колонии. Отличительной чертой указанных лиц является эгоцентризм, бравада своим преступным прошлым с целью завоевать авторитет у других осужденных, подчинить их себе.

Особенно ответственной является фаза первоначальной адаптации вновь прибывшего осужденного, когда он сталкивается с многочисленными трудностями, новыми требованиями к его поведению. Сумеет ли он адаптироваться к особым условиям, найдет ли друзей, как отнесутся к нему воспитатели, какую работу ему поручат на производстве в исправительном учреждении — все эти вопросы требуют от осужденных немедленного ответа, вызывают состояние тревоги, снижают настроение, нарушают сон.

Первоначальная фаза — общей ориентировки. Она состоит в том, что прибывший в исправительное учреждение осужденный на месте знакомится с условиями отбывания наказания, выявляет степень соответствия фактической ситуации той информации, которую он получил в период пребывания в следственном изоляторе и в ходе психологической подготовки. Степень его ориентированности зависит от источников информации, т. е. тех осужденных — «старожилов» и воспитателей, которые его опекают с первых дней.

Адаптация осужденного будет проходить успешнее, если воспитателям удастся снять его внутреннее сопротивление новым требованиям и направить его активность на достижение социально значимых целей. Определенное значение имеет степень различия между новыми и старыми требованиями. Как правило, осужденные, направляемые для отбывания наказания в исправительном учреждении, быстрее адаптируются к условиям общего режима и значительно труднее — к условиям особого режима или тюрьмы.

«В процессе руководства адаптацией осужденных, — отмечают А. Д. Глоточкин и В. Ф. Пирожков, — следует учитывать психологическую и криминальную совместимость, которая особое значение имеет при размещении осужденных по первичным коллективам (отрядам, звеньям, бригадам и т. п.). В среде осужденных отверженными, несовместимыми чаще всего являются лица с психическими и физическими недостатками, дурными привычками, нечистоплотные, опустившиеся, с которыми никто не хочет жить в одной комнате, есть за одним столом, работать в одной бригаде».

Статья 79. Прием осужденных к лишению свободы в исправительные учреждения

1. Прием осужденных к лишению свободы в исправительные учреждения осуществляется администрацией указанных учреждений в порядке, установленном Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений.
2. Осужденные, прибывшие в исправительные учреждения, помещаются в карантинное отделение на срок до 15 суток. В период пребывания в карантинном отделение осужденные находятся в обычных условиях отбывания наказания.

Комментарий к статье 79 УИК РФ

1. Процесс отбывания наказания в виде лишения свободы ограничен временным периодом, который определяет суд. В зависимости от времени пребывания осужденного в местах лишения свободы принято выделять три этапа отбывания наказания: 1) первоначальный (или адаптационный); 2) основной, когда к осужденному применяются все средства исправительного воздействия; 3) заключительный, связанный с подготовкой осужденного к жизни на свободе.
2. Для успешной организации исполнения наказания в виде лишения свободы исключительно важное значение имеет его первоначальный этап, связанный с приемом осужденного в ИУ, проведением с ним определенной работы по адаптации к условиям отбывания наказания.
Порядок такого приема регламентируется Правилами внутреннего распорядка ИУ. Прежде всего устанавливается соответствие личности осужденного документам, которые обязательно должны содержаться в его личном деле. Основанием для приема в ИУ является приговор суда, вступивший в законную силу, а также решение о направлении осужденного из СИЗО в данное ИУ. Прием осужденного и сверку документов осуществляет оперативный дежурный по ИУ, а также начальник специального отдела ИУ.
3. Прибывшие осужденные в обязательном порядке подвергаются медицинскому осмотру и личному обыску. Одежда гражданского образца, запрещенная к ношению в ИУ, сдается на склад. Осужденным выдаются комплекты специально установленной одежды и постельные принадлежности.
4. В целях адаптации к условиям отбывания наказания вновь прибывшие осужденные находятся в карантинном отделении до 15 суток. В этот период с ними проводится работа по специально составленной программе, предусматривающей ознакомление с правовым положением осужденных, требованиями, которые установлены в ИУ.
После прохождения адаптационного периода осужденные распределяются по отрядам. Для этого в каждом ИУ создается распределительная комиссия, возглавляемая начальником ИУ, который в приказном порядке оформляет решения комиссии.
5. Администрация ИУ после прибытия осужденного в течение 10 суток направляет извещения о прибытии осужденного его родственникам с указанием адреса ИУ, порядка предоставления свиданий, а также получения посылок и передач. Извещение о месте отбывания наказания осужденным направляется также в суд, который вынес в отношении его приговор.
6. Прием осужденных в ИУ имеет не только правовое, но и воспитательное значение. Многое здесь зависит от вида ИУ. Естественно, что наиболее сложно происходит адаптация к условиям отбывания наказания в виде лишения свободы впервые осужденных. Поэтому в работе с осужденными, находящимися на карантине, значительная роль отводится психологам, опытным сотрудникам, которые проводят первоначальное изучение личности осужденного, составляют программу его воспитания.

Психические расстройства у осужденных, требующие стационарного психиатрического лечения. освобождение от наказания осужденных с психическими расстройствами

Распространенность психических расстройств в уголовно-исполнительной системе

Количество лиц, страдающих различными психическими расстройствами, в учреждениях уголовно-исполнительной системы значительно и составляет, по данным разных авторов, от 3 до 85% осужденных [Агаларзаде, I990; Качнова, 1999; Обросов, 2004; Cote, Hodgins, 1990; Prevalence of ICD-Ю psychiatric morbidity. 1996; Teplin, 1994; Teplin, Abram, McClelland, 1996; Comparative examination. 2000; Brink, Doherty, Boer, 2001; Fazel, Danesh, 2002; Jacobs, Reinhold, 2004; Nedopil, 2007].

Согласно официальным данным Минюста России на конец 2009 г. в исправительных учреждениях и следственных изоляторах УИС содержалось около 153 тыс. осужденных с психическими расстройствами, т.е. почти каждый пятый осужденный имел патологию психики. Всего же за 2009 г. в целом в УИС было зарегистрировано около 268 тыс. заключенных с патологией психики. В последние годы отчетливо проявилась тенденция к увеличению числа осужденных с психическими расстройствами (рост с 2004 г. составил 58,7%). Кроме того, внутри группы осужденных с психическими расстройствами отмечается рост числа лиц, страдающих психическими расстройствами и расстройствами поведения в связи с употреблением ПАВ (наркологическими расстройствами) (см. табл. 6).

Обследование осужденных свидетельствует, что наиболее острые негативные психические состояния они испытывают в фазе первоначальной адаптации к условиям отбывания наказания (первые 3–5 месяцев). Так, для лиц, впервые лишившихся свободы, типичны состояния фрустрации, депрессии, тоски. Внешне это может проявляться в апатии, отрешенности или в повышенной раздражительности по мелочам, агрессивности в отношении к окружающим (в том числе к сотрудникам учреждения) или к самому себе. Подобные проявления обусловлены как ломкой сложившихся стереотипов, так и затруднениями в общей ориентировке и утверждении в среде осужденных. При этом в зависимости от уровня криминализации личности, источников информации и субъектов «адаптационной поддержки» осужденные могут избрать различные тактики адаптации и вхождения в коллектив исправительного учреждения: тактику поддержки актива и администрации; тактику борьбы за лидерство и самоутверждение на негативной основе; тактику выжидания; тактику нейтралитета; тактику поиска покровителей.

Нозологический состав осужденных с психическими расстройствами в целом по УИС, %

Психические и поведенческие расстройства, связанные с употреблением ПАВ

Органические психические расстройства

Расстройства личности и поведения в зрелом возрасте

Учитывая возможность использования осужденными указанных тактик, сотрудники исправительных учреждений и должны строить индивидуальную работу с ними. При этом внимательное отслеживание направленности внешней активности и характера переживаний осужденных позволит предотвратить, во-первых, межличностные или личностно-групповые конфликты, во-вторых, суицидальные попытки, в-третьих, оказывать поддержку в приспособлении к конкретным условиям, средствам исправления и ситуациям отбывания наказания.

Примерно через 5–6 месяцев пребывания в исправительном учреждении (причем в зависимости от меры преодоления внутриличностных конфликтов и освоения требований внешней среды) для осужденных типичен выход на вторую фазу адаптации – «нивелировка». Ее особенностью является то, что личностные реакции многих осужденных на факт социальной изоляции и воздействия внешней среды нивелируются, и в типовых ситуациях они все больше становятся похожими по внешним проявлениям (походка, позы, жесты, жаргон в речи, обращение к персоналу и т.д.) на других осужденных. Это свидетельствует о том, что происходит усвоение стереотипов «зоновского ролевого поведения». Но наряду с указанной тенденцией осужденные проявляют интерес и индивидуальные особенности на производстве, во время досуга, в построении отношений с «близкими по линии судьбы» осужденными («земляками», «сверстниками» и т.п.).

Третья фаза – «завершение адаптации» – наступает обычно к концу первого года отбывания наказания и характеризуется тем, что осужденные начинают ставить перед собой конкретные цели и стремятся их реализовывать в условиях учреждения, а также жить не только прошлым и настоящим, но и надеждой на будущее. На данной фазе главная задача сотрудников исправительного учреждения состоит в том, чтобы в жизненных планах осужденного нашло отражение нс только стремление любыми путями отбыть наказание, но и выработалось желание позитивно изменить себя, преодолеть асоциальные стереотипы (преступный образ мыслей, негативизм к людям и социальным институтам, аморальные привычки и пр.). Кроме индивидуальной воспитательной работы с осужденными сотрудники исправительных учреждений (воспитатели, начальники отрядов и др.) должны воздействовать на них и через позитивные социальнопсихологические явления (ритуалы, традиции, обычаи и т.д.), имеющие место в первичных общностях и коллективе учреждения.

Особую значимость микросоциальные факторы приобретают для осужденных в кризисные периоды отбывания наказания: начало срока, период ожидания пересмотра дела и освобождение.

Комплекс специфических для уголовно-исполнительной системы психотравмирующих факторов принято обозначать как пенитенциарный стресс. И. Ф. Обросов (2004) указывает, что в местах лишения свободы, наряду с общеизвестными психогенными факторами, существует специфический и широкий набор патогенных факторов и микросоциальных условий, которые предъявляют повышенные требования к адаптационным ресурсам осужденных с личностной патологией. К ним относятся: атрибуты территориальной и социальной изоляции; сенсорная депривация; ограничение в удовлетворении потребностей; жесткая режимная регламентация жизни, быта и поведения; вынужденное проживание в однополом окружении; высокая концентрация лиц с криминальной направленностью и антигуманными установками; своеобразие интерперсональных отношений и субкультуры контингента осужденных.

Социально-психологическая адаптация осужденных к условиям исправительного учреждения протекает неравномерно во времени, и ее уровень меняется в зависимости от периода пребывания в местах лишения свободы. По наблюдениям Г. Г. Шиханцева (1991), к каждому периоду жизни в неволе осужденному приходится приспосабливаться заново, а ломка привычных жизненных стереотипов, образа жизни, крушение планов в первый период адаптации сопровождаются комплексом переживаний в виде «тюремного синдрома» или «синдрома лишенного свободы», который проявляется состоянием угнетенности, подавленности, безнадежности, обреченности, тоской по дому, родным и близким с чувством вины перед ними, неверием в свои силы, в том числе в возможность снова обрести прежний статус. Это влечет за собой пассивность, апатию, снижение жизненного тонуса и влечений, расстройство сна, потерю интереса к жизни, безразличие к себе, психологическую отчужденность. Тоскливо-тревожное состояние осложняется постоянной нервно-психической напряженностью с недоверием к окружающим вплоть до подозрительности из-за необходимости постоянно быть начеку, сдерживать свои чувства и эмоции в условиях «вынужденного общего сожительства». Эмоциональная напряженность, частые фрустрации требуют разрядки. При превышении барьера резистентности имеют место аффективные реакции с возбуждением, напряженным отношением к окружающим, раздражительностью, нетерпимостью, повышенной ранимостью, обидчивостью и завышенной реактивностью. Расширяется поле возможных конфликтных ситуаций, которые заканчиваются агрессией, аутоагрессией или нарушениями режима.

Степень и скорость социально-психологической адаптации зависят от личностных особенностей, микроклимата конкретной исправительной колонии, повторности интернирования и режима содержания: осужденные быстрее адаптируются в условиях общего режима, труднее проходит адаптация в условиях строгого режима, наиболее трудно – в условиях особого режима и тюрьмы. В. Л. Васильев (1991) считает, что на пути осужденных имеется «шесть наиболее значимых точек или моментов»: 1) арест, 2) вступление приговора в законную силу, 3) прибытие в колонию, 4) первые 6–8 месяцев пребывания в исправительном учреждении, 5) последние 3–8 месяцев до освобождения и 6) собственно освобождение с последующим периодом ресоциализации в обществе. А. В. Дулов (1975) выделяет четыре основных периода пребывания осужденных в исправительном учреждении:

• адаптации (3–4 месяца) с отсутствием перспективы и очерченной линии поведения, переживанием утраты прежних ценностей и жизненных стереотипов, падением активности, постоянной напряженностью, стремлением понять и оценить все окружающее;

• стабилизации – с формированием основных отношений, развитием новых интересов, появлением положительных эмоций, вовлечением в общественную жизнь колонии, группы, установлением новых стереотипов и появлением референтной группы общения;

• целеполагания – с относительно устойчивым статусом, планированием достижения целей и активным участием в жизни;

• подготовки к освобождению и планирования последующей жизни.

Каждый период предъявляет к субъекту определенные требования (к его личностным ресурсам и качествам). Психологическая адаптация но многом зависит от сбалансированности в сознании осужденного прошлого, настоящего и будущего. Факторы успешности (или неуспешности) адаптации осужденных к условиям отбывания наказания можно объединить в две группы: субъективные и объективные. Субъективные личностные качества – это возраст, волевые особенности, эмоциональное реагирование, особые черты характера в виде находчивости, изворотливости, умение манипулировать интересами и потребностями людей, физическая сила, жизненный опыт и «бывалость», «стаж» преступной деятельности, количество судимостей, знание и выполнение требований неформальных законов, соучастие в прежних преступлениях, включая отношение осужденных к активу, администрации, исправительно-воспитательным мероприятиям, режиму, труду, учебе, и особенности поведения в период следствия, суда, в следственном изоляторе, карантине. К объективным факторам относятся: срок наказания по приговору, статья нарушенного закона, принадлежность к неформальной группе (особое значение имеет в некоторых исправительных учреждениях), система отношений и микроклимат в исправительном (воспитательном) учреждении, связь с «волей», физическое и психическое здоровье осужденного.

Содержание психогенных факторов несколько различается в зависимости от статуса (обвиняемый, подсудимый, осужденный) и места (СИЗО, колония, тюрьма) нахождения субъекта воздействия этих факторов. Так, в условиях судебно-следственной ситуации к психогенно травмирующим факторам можно отнести: ожидание наказания и страх перед ним; ломку жизненных стереотипов; отсутствие сведений от родственников; участие в судебно-следственных действиях; риск возникновения конфликтов между обвиняемыми в условиях вынужденной скученности в камере. А после осуждения (вступление в силу приговора и отбывание наказания) имеют значение такие факторы, как: отказ в помиловании или снижении срока наказания, отказ в условно-досрочном освобождении (УДО); ожидание аттестационных комиссий (2 раза в год), на которых рассматриваются вопросы о характеристике «степени исправления» и возможности представления к УДО, перевода на облегченные условия содержания и т.п.; отсутствие или неприятные известия из дома, связанные с болезнью или смертью родственников, расторжением брака, супружеской неверностью; изменение «микросоциального» статуса осужденного (понижение статуса в преступной иерархии и т.п.); свидание с родными и близкими, его ожидание и последующее состояние тревоги, вызванное подозрениями о неприятностях в семье; возвращение из отпуска после выезда за пределы колонии; конфликтные ситуации с другими осужденными.

Адаптации осужденных к условиям отбывания наказания

Условия адаптации

Объективным фактором адаптации осужденных в исправительной колонии №2 г. Екатеринбурга являются социально — педагогические условия, созданные и необходимые для эффективной воспитательной работы. Конечно, эти условия в полной мере объективны для всех групп осужденных. Другое дело, что социальному работнику, педагогу необходимо подчеркнуть для отдельных групп осужденных значимость этих условий.

Итак, в ИК-2 г. Екатеринбурга:

— решены вопросы обеспечения осужденных качественным питанием, одеждой, организации медицинской помощи, созданы благоприятные условия труда, быта, досуга, образования;

— организован попечительский совет «Возвращение» для привлечения общественности к решению вопросов жизнедеятельности исправительной колонии и воспитательной работы в ней;

— созданы средства массовой информации — кабельное телевидение, радио, многотиражная газета «Диалог»;

— к образовательному процессу среди осужденных и сотрудников исправительной колонии привлечены Уральский государственный колледж им. И.И. Ползунова и Академия социальной работы Московского государственного социального университета;

— построена православная церковь и мечеть, в отрядах оборудованы комнаты духовного общения, к работе в колонии привлечены православные священники, мусульманская община и методическая церковь;

— построены общежития облегченных условий отбывания наказания с комнатным проживанием по четыре человека;

— построен центр социальной реабилитации для постпенитенциарной деятельности;

— оборудованы комнаты-бары, комната психологической разгрузки, профилакторий, спортзал для снятия психологических стрессов;

— дифференцированы условия отбывания наказания осужденных в зависимости от степени их педагогической запущенности;

— осуществляются принципы воспитательной работы — единого коллектива, адекватного реагирования и расширенного стимулирования, а также общие принципы уголовно-исполнительного законодательства, предусмотренные ст. 8 УИК РФ.

Все вышеперечисленные социально-педагогические условия — это для осужденного в колонии система общественных отношений, окружающая его социальная среда, которая активно воздействует на формирование и развитие механизмов адаптации, отражает его место в этой системе.

Приобретая и осваивая какую-либо социальную роль, например, начинание обучение в школе, колледже, ПТУ или институте, осужденный осуществляет определенный вид деятельности, с помощью которого адаптируется в новых для него условиях.

Однако, кроме этого осужденный должен уметь осмысливать свою социальную роль, адекватно оценивать самого себя и свои социальные связи. От этого зависит быстрота и эффективность адаптационного процесса, то есть начинает действовать субъективный фактор. Как было отмечено в теоретической части важна активизирующая роль человека, его личностные качества, взгляды, убеждения, интеллектуальный, образовательный, психологический и социальный уровень развития. Есть ли у осужденного желание усвоить или изменить существующие в колонии ценности и нормы. Поэтому в ИК-2 уделяется большое внимание дифференциации осужденных с момента их прибытия.

Возвращаясь к первой группе осужденных необходимо отметить некоторые возможные дезадаптирующие факторы. Такими факторами, особенно на первоначальном этапе пребывания в колонии являются большой срок назначенного судом наказания, потеря или частичная утрата родственных связей.

Большой срок, осознание осужденным того, что «не видно света в конце тоннеля» резко снижает уровень оптимизма в оценке жизненной перспективы в целом, значительно усиливает переживания осужденного, может вызвать противоправное поведение. Работая с таким осужденным психологу очень важно найти для него категории настоящего, не позволять замыкаться в воспоминаниях о прошлом образе жизни. Также громадное значение здесь приобретает роль стимула, вселяющего надежду на сокращение срока отбывания наказания (условно-досрочное освобождение, перевод на бесконвойное передвижение, более частые встречи с родными, изменение условий отбывания наказания — отряд №18 с комнатным проживанием). То есть те стимулирующие факторы, которые в случае добросовестного отношения к труду и обучению, примерного поведения и активного участия в общественной жизни колонии облегчают условия отбывания наказания и в перспективе сокращают срок, приближая освобождение. При поступлении в отряд «КАРАНТИН» осужденные полностью информируются о системе стимулирования их поведения и перспективах отбывания наказания. В ходе проведенного в ИК-2 г. Екатеринбурга выборочного опроса осужденных с большими сроками назначенного судом наказания (8 лет лишения свободы и выше) выяснилось, что 100% опрошенных подтвердили положительное воздействие системы стимулирования на выбор линии поведения, оценку перспективы отбывания наказания в колонии, что способствовало быстрой адаптации в новых условиях.

Часто осужденные с большими сроками распределяются из отряда «КАРАНТИН» в ЛПУ, где с ними также работает психолог, подготавливая их к переводу в отряды самоконтроля.

Что касается утраты родственных связей, то в данном случае помимо работы психологической службы колонии с осужденным, программы центра социальной реабилитации предусматривают работу с родственниками осужденного. Взаимоотношения осужденного с родственниками является одной из сфер межличностного взаимодействия, которая в условиях лишения свободы приобретает колоссальное значение. Это сфера «любви и поддержки» за время всего срока отбывания наказания, сфера, с которой осужденный в большей части связывает свои надежды после освобождения. Поэтому поражение в этой сфере является практически всегда серьезным дезадаптирующим фактором.

К первой группе можно отнести такую категорию осужденных как «приспособленцы». Само название говорит о том, что в плане адаптации у них проблем не возникает. Это лица в большинстве грамотные, достаточно образованные и часто с «богатым» криминальным опытом. Внутренне они не признают систему норм и ценностей, существующую в колонии, однако внешне никак это не проявляют. Они знают, как себя вести в каких ситуациях. В плане выявления таких осужденных и дальнейшей воспитательной работы с ними администрация колонии, психологическая служба испытывает серьезные трудности. По всей вероятности, главная опасность здесь заключается в их дезадаптирующем влиянии на осужденных, неуверенных в себе, занимающих пассивную позицию, подверженных в значительной степени отрицательному влиянию.

Вторая группа осужденных по степени педагогической запущенности, обозначенная «поддающиеся воспитательному воздействию при определенных условиях». Системе взысканий и поощрений, методах психологического воздействия, (18, с. 33) пожалуй, самая большая по численности группа осужденных в ИК-2 г. Екатеринбурга. Объективные факторы адаптационного процесса для них те же самые — это социально — педагогические условия, созданные в колонии. Другое дело, что некоторые из них приобретают для данной группы лиц временный приоритет, особенно на первоначальном этапе пребывания в колонии.

Во-первых, резко возрастает роль применения к этим осужденным принципов воспитательной работы — единого коллектива, адекватного реагирования и расширенного стимулирования, а также общих принципов уголовно-исполнительного законодательства, предусмотренных ст. 8 УИК РФ.

Во-вторых, громадное значение имеет привлечение этой группы осужденных к образовательному и трудовому процессу, а также участие их в общественных формированиях, самодеятельных организациях. Все это направлено на формирование сознания, воли и поступков осужденных, принятие и освоение ими социальных ролей путем включения в соответствующие виды деятельности.

Но деятельность может иметь продуктивное, творческое, активное начало. Это связано с ее целенаправленностью, социальной ценностью. А может иметь принудительный характер, тогда деятельность не может стать основным фактором формирования социально значимых свойств осужденного. Рассмотрим следующий пример. Статья 112 УИК РФ п. 1 гласит: «В исправительных учреждениях организуется обязательное получение осужденными к лишению свободы, не достигшими возраста 30 лет, основного общего образования. Осужденным, желающим продолжить обучение в целях получения среднего (полного) общего образования, администрацией исправительного учреждения и соответствующими органами местного самоуправления создаются необходимые условия. (60, с. 74) Пункт 4 той же статьи говорит о том, что «получение осужденными основного общего и среднего (полного) образования поощряется и учитывается при определении степени их исправления». (60, с. 74)

Зачастую, осужденные второй группы по степени педагогической запущенности не имеют основного общего образования. Будучи включенными в образовательный процесс, казалось бы, не должны иметь серьезных барьеров для адаптации. Однако объективные требования учебной деятельности не совпадают в большинстве случаев с субъективными мотивами осужденного. То есть получение основного общего образования как объективное требование (значение деятельности) не совпадает со смыслом деятельности осужденного (желанием получить это образование, повысить свой интеллектуальный уровень). Поэтому в данном случае обучение в школе оказывается чисто внешним принуждением к продуктивной деятельности, не является в полной мере осознанным, и, следовательно, не способствует успешному адаптационному процессу, формированию постоянных и устойчивых отношений осужденного. Наоборот, может возникнуть угроза дезадаптации, если педагог, психолог не сумеют найти правильный метод воспитательного воздействия.

Дело в том, что осужденный в колонии входит сразу в несколько социальных групп. В большой группе — едином коллективе осужденных и администрации он играет одну социальную роль, в малых группах — это в первую очередь отряд, трудовая бригада, учебный класс или какая-нибудь самодеятельная организация — осужденный имеет другой статус и осуществляет другие социальные роли. Эффективность его средовой адаптации, как уже неоднократно подчеркивалось выше, зависит от того, насколько его представление о собственных ролях, которые он играет в основных сферах межличностного взаимодействия, соответствует его самооценке, уровню притязаний.

Осужденный оторван от семьи, от родных и близких для него людей, а иногда совсем потерял родственников, то есть эта сфера должна быть компенсирована успехами взаимодействия в других двух сферах: коллективе и среде неформального общения.

На первоначальном этапе пребывания в колонии осужденный в результате общения находит определенный круг людей, схожей с ним судьбы, одинаковыми интересами и идеалами. Таким образом, закономерности неформального общения становятся ведущим фактором его адаптации. Здесь также имеет место приспособленческая форма адаптации, поскольку рассматриваемую группу осужденных можно охарактеризовать как людей с низким интеллектуальным и образовательным уровнем, узким кругозором, отсутствием идеалов и жизненных принципов, утраченными социальными связями. Перечисленные факторы делают осужденного податливым разного рода влияниям из вне, часто отрицательным; неуверенным, угнетенным, что приводит к заискивающей позиции перед осужденными, имеющими высокий статус, как в сфере неформального объединения осужденных, например, перед «земляками», так и сфере формального: трудовая бригада, учебная группа и т.п.

Проведенный в исправительной колонии №2 г. Екатеринбурга выборочный опрос осужденных из отрядов самоконтроля показала следующее. На вопрос: «Уверенно ли Вы сейчас чувствуете себя в колонии?» 76,1% из числа опрошенных дали утвердительный ответ. А 23,5% из общего числа опрошенных на вопрос: «Что помогло Вам обрести эту уверенность?» ответили: «хорошие отношения с земляками, имеющими высокий статус в отряде, трудовой бригаде, самодеятельной организации (секции), а также хорошие отношения с представителями актива отряда, бригадами, мастерами, завхозами» (Приложение). Таким образом, можно сделать вывод, что четвертая часть осужденных из числа опрошенных обрели уверенность и устойчивые постоянные отношения не собственными усилиями и результатами какой — либо общественно — полезной деятельности, а приспособленческой позицией, заискиванием перед имеющими высокий статус осужденными.

Необходимо подчеркнуть, что в данном исследовании адаптационного процесса осужденных в исправительной колонии понятия «приспособленческая позиция», «приспособленец» приобретаю негативный оттенок, главным образом, по двум причинам. Во-первых, осужденный (неважно, к какой категории его отнести) приспособившись к новому для него микросоциальному окружению, удовлетворяя в нем свои интересы и потребности, и даже осуществляя какую-либо деятельность, тем не менее, не признает систему норм и ценностей окружающей его среды. Следовательно и его деятельность носит вынужденный характер, как и само нахождение в этой среде. Все это отрицательно сказывается на личностном развитии осужденного, тормозит процесс исправления, либо вообще останавливает его.

Вторую причину наглядно демонстрирует следующий пример. Осужденный из отряда «Карантин» переводится в отряд самоконтроля. Он, в силу своих умственных способностей, природных задатков, понимает, что может приблизить свое освобождение добросовестным трудом, примерным поведением, активным участием в общественной жизни отряда и колонии. Однако, ситуация складывается таким образом, что в отряде у него есть земляки, имеющие высокий статус, например, председатель совета коллектива отряда, бригадир или даже старший дневальный. Осужденный не имеет иска, поэтому не выводится на производство.

Основное общее образование у него есть. Для того, что бы освободиться условно-досрочно, ему необходимо проявить себя в какой-либо деятельности. Но прошлый иждивенческий образ жизни, ограниченные интересы, отсутствие каких-либо значительных навыков и умений подталкивают его к тому, что он занимает заискивающую позицию перед своими земляками, и последние, исходя из разного рода своих личных интересов позволяют ему «висеть» в отряде. Осужденный, попросту говоря, бездельничает, удовлетворяя лишь самые примитивные потребности.

Да, безусловно, он приспособился к новым условиям, общается с положительно характеризующимися осужденными. Но, как и в первом случае, в плане личностного развития, формирования и осознания им самим положительных социальных установок, он стоит на месте, поскольку не осуществляет никакой общественно значимой продуктивной деятельности. Повторяется образ жизни, который он вел на свободе, и который привел его в исправительную колонию. Разница лишь в том, что здесь в колонии он общается с осужденными, деятельность которых направлена в сторону исправления личности. А ведь ситуация могла сложиться иначе, так как в ИК-2 г. Екатеринбурга практически отсутствуют в чистом виде элементы уголовной субкультуры. В другой исправительной колонии его земляками могли оказаться отрицательные лидеры. И что тогда!? Тогда об исправлении личности не могло бы быть и речи.

Таким образом, ввиду слабости субъективного, положительно направленного адаптивного ресурса второй группы осужденных, большое значение приобретают методы воспитательного воздействия, но они должны быть в достаточной степени квалифицированными, что затруднено ввиду недостатка опытных педагогов. Большинство из исследуемой группы осужденных, столкнувшись на первоначальном этапе пребывания в колонии с проблемами средовой адаптации, занимает пассивную позицию, живут по принципу «главное чтобы меня не трогали», начинают противиться неумелым попыткам приобщения к социальной деятельности. Часто это приводит к противоправным действиям, серьезным конфликтам, сильно затягивает адаптационный процесс, а порой, оставленные без внимания начальника отряда, актива, не могут адаптироваться весь срок отбывания наказания, что после освобождения приводит к рецидиву преступлений, так как не происходит процесса ресоциализации.

Поэтому на первоначальном этапе правильным является осторожное ознакомление с личностными качествами осужденного, выяснение круга его интересов, потребностей, идеалов.

Создание определенной системы последовательных целей и стимулов, далеких и близких, благотворно отражается в перспективах личности, поддержание психологической напряженности, связанной со стремлением осужденного улучшить свое положение путем получения льгот, благоприятствует активной форме адаптации, более быстрому закреплению складывающихся положительных взглядов, социальных установок и форм поведения.

Начальнику отряда, психологу, педагогу, социальному работнику необходимо помочь осужденному положительным образом оценивать самого себя, свою жизненную позицию, свою деятельность. Ведь это стремление заложено природой в каждом человеке. Важно, чтобы осужденный не зацикливался на прошлом образе жизни, чтобы у него превалировала категория будущего и настоящего, чтобы осужденный осознавал, что лишь осуществлял социально — полезную деятельность, он сможет добиться поставленных целей. Возможно, эти цели — совершенно новые и, даже, первые по-настоящему серьезные: получение образования, овладение какой-либо специальностью, условно-досрочное освобождение.

Применяемый в ИК-2 г. Екатеринбурга принцип расширенного стимулирования дает осужденным возможности ставить цели, менее отдаленные, чем, скажем, получение образования или условно — досрочное освобождение, но способствующих достижению более глобальных целей. Это, например, проживание в комнатных условиях (отряд №18) или разрешение на длительное свидание с лицами, не предусмотренными ст. 89 УИК РФ.

Данные обстоятельства стимулируют осознанную продуктивную деятельность осужденного, запуская ведущий механизм адаптационного процесса — социальность деятельности.

На первоначальном этапе пребывания в колонии осужденного, сотрудники администрации разъяснительной работой (общие собрания, индивидуальные беседы, с помощью средств массовой информации) демонстрируют свое желание помочь ему исправиться, то есть приобрести положительные качества и избавиться от отрицательных, призывая его к сотрудничеству в этой деятельности. Далее, осужденный или группа осужденных, убеждаясь в искренности намерений администрации, начинает помогать ей в деятельности по его исправлению. При этом необходимо учитывать, что данная деятельность затрагивает все направления, от поддержания дисциплины и порядка, и до устройства быта, досуга и труда. (18, с. 31)

Таким образом осуществляется принцип единого коллектива — одно из социально педагогических условий воспитательной работы, обозначенное в данном исследовании как объективный фактор адаптации осужденного в исправительной колонии №2.

Осужденные третьей группы по степени педагогической запущенности (18, с. 33) по мере проявления своих глубоких антисоциальных привычек уже на первоначальном этапе пребывания в колонии, то есть в отряде «КАРАНТИН», распределяются в отряд усиленного контроля (отряд №5). Положение об этом отряде разрабатывалось с участием старших дневальных отрядов, как лиц, заинтересованных в поддержании порядка в своих отрядах, поскольку всегда в каждом отряде находится несколько человек, своим поведением дестабилизирующих обстановку.

Изучение личности таких осужденных показывает, что в большинстве случаев они невосприимчивы к воспитательному воздействию в связи с наличием тяжелого эмоционально — смыслового комплекса, вызванного конфликтными отношениями, окружавшими их в прошлом (оскорбления, унижения, грубость в семье, ближайшем окружении). Попадая в колонию со сложившимся и укрепившимся, но часто не осознанным эмоционально — психологическим комплексом неприязни к людям, они переносят его как на других осужденных, так и на сотрудников колонии. Это приводит к появлению таких мотивов поведения как жестокость, стремление унижать других осужденных, уклоняться от работы, властвовать с помощью силы и т.д.

Данная группа осужденных в силу своей крайней нервно — психической неустойчивости, интеллектуальной недоразвитости, слабости задатков не в состоянии адаптироваться к созданным в ИК-2 благоприятным социально — педагогическим условиям, поэтому их перевод или распределение в отряд усиленного контроля не только способствует их постепенной адаптации в колонии в условиях изолированного от других отрядов участка, но и укрепляет порядок в отрядах самоконтроля и в отряде «КАРАНТИН», оказывая профилактическое воздействие на других осужденных.

Вызванная средовой дезадаптацией потеря уверенности в себе, застойное переживание обиды, ощущение угнетенности, тяжелая форма депрессии, вызванная потерей родственных связей, большим сроком назначенного наказания нередко вызывают у осужденных желание облегчить тягостное состояние импульсивной реакцией. Речь идет об осужденных, склонных к побегу, захвату заложников, самоубийству. Мысли о самоубийстве могут сопровождать акт самоповреждения. Такие осужденные распределяются в локально — профилактический участок (ЛПУ), где с ними работает психолог, психиатр. Большое внимание уделяется методу убеждения, углубленному изучению личности осужденного, постепенному направлению деятельности в нужное, социально — полезное русло. Также большое внимание уделяется беседам с родственниками осужденных, что положительным образом сказывается на данной сфере межличностного взаимодействия, способствующей более эффективному восстановлению адаптивного ресурса осужденных.

Еще одна группа осужденных, которую полезно было бы рассмотреть с точки зрения адаптации в исправительной колонии — это осужденные, обладающие определенными профессиональными навыками. В ИК-2 г. Екатеринбурга существует дифференциация осужденных не только в соответствии с условиями отбывания наказания, но и, особенно на первоначальном этапе пребывания в колонии это имеет большое значение, в соответствии с наличием у них профессиональных навыков и умений, специальностей, имеющих важное значение для осуществления какого — либо из направлений деятельности колонии. В качестве примера возьмем отряд хозяйственной обслуги учреждения (отряд №1). Это отряд самоконтроля, то есть его режим и деятельность практически полностью поддерживается силами общественных формирований осужденных. По степени педагогической запущенности сюда распределяются осужденные первой и второй групп, и в смысле адаптации для них правомерны все вышеизложенные обстоятельства. Но есть один фактор, значительно ускоряющий и облегчающий процесс адаптации осужденных, распределяемых в этот отряд.

Дело в том, что отряд сформирован из осужденных, работающих в мастерских по ремонту и пошиву одежды и обуви, по ремонту телерадиоаппаратуры, в прачечном цехе, парикмахерской, столярной мастерской, медсанчасти, кролиководческой фермы, библиотеки, осужденных работающих малярами, обслуживающих баню, клуб учреждения, профессионально — техническое училище, школу. Все эти производства и трудовые объекты осуществляют деятельность в масштабе всего учреждения, что повышает у осужденных, работающих в них уровень самооценки от продуктивной социально значимой деятельности. Целенаправленное изучение личности осужденного, выявление у него профессиональных способностей (например, осужденный до ареста работал парикмахером или портным в ателье), дает возможность осужденному заниматься в колонии любимым делом, в котором он компетентен и способен принести существенную пользу в масштабе всего учреждения. Таким образом, запускается ведущий механизм адаптационного процесса уже на первоначальном этапе пребывания в колонии — социальность деятельности.

В исправительной колонии №2 г. Екатеринбурга осуществляется еще один вид дифференциации осужденных — по состоянию здоровья и возрасту. Созданы два отряда: №3 и №14, в которых отбывают наказание осужденные пенсионного возраста и инвалиды разных групп. Режим этих отрядов более мягкий, но также поддерживается практически полностью силами общественных формирований, которые участвуют в вопросах организации труда, быта и досуга данной группы осужденных. Распределение их в такие отряды удовлетворяет доминирующую на первоначальном этапе пребывания в колонии потребность в общении с людьми с аналогичными проблемами, аналогичной судьбой. Организуемое в отряде «КАРАНТИН» тщательное медицинское обследование влияет на распределение в «инвалидные» отряды. Конечно, бывает, что у некоторых осужденных болезнь развивается и прогрессирует уже в условиях исправительной колонии. В этих случаях заключение медицинского работника дает возможность для перевода осужденного в отряды: №3 или №14.

Сплошной опрос осужденных этих отрядов позволил выявить следующую важную в плане их адаптации к условиям исправительной колонии закономерность. На вопрос: «Сразу ли из отряда «КАРАНТИН» Вы были распределены в «инвалидный» отряд ?» 75% из числа опрошенных дали положительный ответ и соответственно 25% ответили, что сначала были распределены в отряды самоконтроля и лишь по прошествии определенного периода времени в связи с болезнью были переведены в отряды №3 и №14. Далее на вопрос: «Если нет, то после перевода в инвалидный отряд почувствовали ли Вы себя увереннее, спокойнее?» 94,4% дали утвердительный ответ (Приложение; Глава 2).

Таким образом, можно сделать вывод, что организованные по принципу взаимопомощи отряды №3 и №14, как в плане получения регулярной качественной медицинской помощи, так и в решении массы других проблем данной группы осужденных (пенсионное обеспечение, более мягкий режим отбывания наказания, социальная помощь, специфические культурно массовые мероприятия и др.) способствуют их быстрой и успешной адаптации в условиях ИК-2. Обусловлено это в первую очередь тем, что осужденные данной группы попадают в такое микросоциальное окружение, которое предъявляет им требования, соответствующие уровню их притязаний, самооценке. Они лучше осознают свою социальную роль, видят гуманное отношение к себе со стороны администрации, понимание, искренность намерения. Таким осужденным на первоначальном этапе необходимо включение механизма адаптации — социальное самосознание личности.

Подводя итог практическому исследованию адаптационного процесса в исправительной колонии №2 г. Екатеринбурга, хотелось бы отметить, что механизм социального общения присутствует во всех рассмотренных адаптационных процессах разных групп осужденных. Речь идет как о простой человеческой потребности, так и о совершенствовании навыков общения, чему способствует взаимодействие сотрудников администрации, психологов, педагогов с осужденными

Смотрите так же:

  • Приказы 1684 Страница не найдена Извините, запрашиваемый Вами ресурс не найден. Вы можете вернуться обратно, или перейти на главную страницу и воспользоваться поиском. Состояние базы Всего документов: 237685 На казахском языке: 119132 На русском языке: 118144 На […]
  • Оформить стишок В гостях у Мэри Поппинс Онлайн-журнал для родителей об обучении, воспитании и развитии детей. Как оформить первый альбом малыша: стихи Первый альбом малыша – это, как правило, не просто альбом, а целая книга о том, как прошел самый первый, самый сложный и […]
  • Заявления образцы в роддом Образец заявления на сохранение госномера (ГРЗ) автомобиля Есть различные причины, по которым собственник автомобиля стремится сохранить прежние регистрационные госномера. В частности, это «красивые» знаки были приобретены или достались по счастливой […]
  • Налог с роскошных автомобилей Перечень «роскошных» автомобилей может сократиться Отправить на почту Количество марок и моделей автомобилей, владельцы которых платят транспортный налог с повышающим коэффициентом (так называемый «налог на роскошь»), может сократиться на 10-15%. О таких […]
  • Налог на имущество физических лиц относится к каким налогам Какие налоги относятся к прямым и косвенным (таблица)? Отправить на почту Деление налогов на прямые и косвенные — это вариант их классификации в зависимости от метода взимания. Что такое прямые и косвенные налоги и как их разграничить, узнайте в материале […]
  • 1747 правила Монета этого типа производилась в 1730-1754 годах и является одной из самых массовых монет империи. На некоторых экземплярах частично может присутствовать кант по окружности лицевой и оборотной сторон, состоящий из крупных точек. На реверсе монеты […]
  • Спасательные жилеты на маломерных судах Под спасательными средствами понимается совокупность предусмотренных на маломерном судне средств для спасения людей при аварии (катастрофе) судна и попадании людей в воду. Разделяются они на коллективные - спасательные шлюпки, спасательные плоты, плотики - и […]
  • Штрафы массаж Грозит ли штраф за массаж у себя на дому? Добрый день. Я делаю массаж клиентам у себя на дому, как ИП и т.д. не зарегистрирована, налогов не плачу и прочее. Может ли мне грозить какой-нибудь штраф или иная ответственность, если узнает налоговая или другие […]