Беспомощное состояние к ст 131 ук рф

Беспомощное состояние потерпевшего лица при насильственных действиях сексуального характера и изнасиловании

В данной статье адвокат по убийствам и изнасилованию анализирует особенности толкования беспомощного состояния потерпевших от насильственных сексуальных преступлений. Подробно исследуются сексуальные преступления. Рассматриваются научные определения беспомощного состояния.

Помимо насилия, к числу объективных признаков насильственных действий сексуального характера и изнасилования относится использование беспомощного состояния жертвы, совершение преступлений, предусмотренных ст. ст. 132 и 131 УК РФ. По нашим данным, использование беспомощного состояния потерпевшего лица имеет место в 9 — 10% случаев совершения таких деяний.

Под беспомощным состоянием следует понимать такое состояние лица, при котором оно не могло по тем или иным обстоятельствам оказать сопротивление виновному либо не понимало характера и значения совершаемых с ним сексуальных действий (в силу малолетнего возраста или психического расстройства). Под таким состоянием необходимо понимать не только психофизическую беспомощность человека (детерминированную, например, возрастом или физическими недостатками), но также случаи, когда он оказался в такой ситуации, в силу которой не может самостоятельно принять меры по самосохранению (состояние сильного алкогольного опьянения). При этом лицо, совершающее насильственные действия сексуального характера или изнасилование, должно осознавать, что потерпевшее лицо находится в беспомощном состоянии.

Рассмотрим отдельные виды беспомощного состояния Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2004. N 4.

Беспомощные состояния, вызванные неблагоприятным стечением обстоятельств внешнего порядка: неудобным положением потерпевшего, придавливанием тяжестью или какими-либо другими подобными обстоятельствами. Так, М.И. Авдеев описывает следующий казус: «Женщина несла на спине тяжесть в рюкзаке с лямками, через которые были продеты ее руки. Остановившись отдохнуть, она, не снимая рюкзака, полулегла, отклонившись назад. В таком состоянии она была изнасилована проходившим мимо субъектом. Женщина оказалась в беспомощном состоянии и не могла сопротивляться вследствие того, что она сама и ее руки оттягивались тяжестью, находившейся на спине». М.Г. Сердюков также отмечает случай изнасилования женщины, которая была опрокинута на подоконник таким образом, что верхняя половина туловища у нее свешивалась за окно. В таком положении она и была изнасилована преступником.

Следующей разновидностью беспомощности является беспомощность, обусловленная физиологическим состоянием детей, стариков, дряхлых лиц. Для совершения изнасилования или действий сексуального характера в отношении малолетнего характерно отсутствие социальной, общей зрелости ребенка. Поэтому беспомощность здесь можно определить не столько возрастным цензом (в силу возраста ребенок не способен оказать противодействие преступнику), сколько непониманием значения сексуальных отношений, незнанием их последствий. Причем возраст жертвы не может служить единственным критерием, определяющим ее беспомощное состояние. Все зависит от особенностей развития ребенка, его воспитания, осведомленности о сексуальной жизни и ее последствиях и т.д. Практике, например, известны случаи, когда сексуальные действия с тринадцатилетней (и двенадцатилетней) девочкой квалифицировались по ст. 134 УК РФ (половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим четырнадцатилетнего возраста). Следовательно, если малолетний понимает характер, значение и последствия сексуальных отношений, то признавать его лицом, находящимся в беспомощном состоянии, нет никаких оснований.

Так, А. был осужден по ч. 4 ст. 117 и ч. 1 ст. 119 УК РСФСР. А. был признан виновным в том, что он в апреле 1985 г. совершил насильственный половой акт с малолетней П., а в июне 1985 г. вступил с ней в половую связь, хотя она не достигла половой зрелости. Заместитель Председателя Верховного Суда РСФСР в протесте поставил вопрос о переквалификации действий А. с ч. 4 ст. 117 на ч. 1 ст. 119 УК РСФСР. Президиум Верховного Суда РСФСР протест удовлетворил, указав следующее. Согласно материалам дела, А. показал, что дружил с П. и в апреле 1985 г. по согласию совершил с ней половой акт, зная о том, что ей еще не исполнилось 14 лет. Такие же показания были даны и потерпевшей. Расценивая действия А. как изнасилование, суд исходил лишь из того, что, по его мнению, потерпевшая в силу своего возраста не осознавала значения последствий действий А., т.е. половой акт был совершен с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Между тем в акте судебно-психологической экспертизы указывается, что у П. не установлено никакого психического заболевания. Она понимала характер совершаемых с ней действий и необходимость сокрытия этого обстоятельства. Аналогичные действия осужденного А., совершенные в июне 1985 г. (т.е. через два месяца), суд квалифицировал по ч. 1 ст. 119 УК РСФСР. Таким образом, не установив умысла на изнасилование потерпевшей, решая вопрос о юридической оценке действий осужденного, суд исходил лишь из возраста потерпевшей: ей не хватало одного месяца до 14 лет, и квалифицировал эти действия по ч. 4 ст. 117 УК РСФСР. Поскольку в первом эпизоде, так же как и во втором, половые акты с потерпевшей были совершены А. по согласию с ней и потерпевшая осознавала характер этих действий, суд эти действия должен квалифицировать также по ч. 1 ст. 119 УК РСФСР, т.е. как половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости.

В науке встречаются мнения и о признании обычного сна беспомощным состоянием. Так, Л.А. Андреева утверждает: «Представляется, что не только сон в состоянии алкогольного или наркотического опьянения должен рассматриваться как беспомощное состояние потерпевшей, но и обычный глубокий сон. Решающим является то обстоятельство, что потерпевшая в таком состоянии не способна осознавать происходящее и оказывать сопротивление, и это охватывается умыслом виновного, позволяя ему совершить половое сношение помимо воли женщины. Аналогично следует решать вопрос о признании изнасилованием с использованием беспомощного состояния совершение полового акта в случаях, когда мужчина, сознательно используя заблуждение женщины, выдает себя за того, с кем она согласна на половую близость, и поэтому не оказывает сопротивления».

В литературе имеются описания примеров такого состояния. В большинстве случаев речь идет о женщинах, которые подвергались изнасилованию в состоянии глубокого сна, нередко после тяжелой физической работы. В ряде случаев женщина и не просыпалась, а факт изнасилования устанавливался в дальнейшем по другим обстоятельствам. Описаны случаи изнасилования во сне и девушек, не живших сексуальной жизнью, — глубокий сон у них также имел место после тяжелой физической работы, предшествовавшего недосыпания.

В целом соглашаясь с таким подходом к правовой оценке сексуальных действий с лицом, находящимся в состоянии сна, отметим, что в любом случае следует обязательно назначать комплексную психолого-психиатрическую экспертизу с целью определить, могло ли потерпевшее лицо находиться в таком состоянии. Кроме этого, последующее одобрение потерпевшим (потерпевшей) совершенных с ним (ней) действий, безусловно, исключает уголовную ответственность за такие действия.

Нередко встречается в судебной практике и беспомощное состояние, вызванное психическим заболеванием потерпевшего (потерпевшей). Следует подчеркнуть, что по ст. ст. 132 и 131 УК РФ наказуемы сексуальные действия с такими психически больными лицами, которые в момент совершения преступления не давали отчета своим действиям или не руководили ими. Только в таком состоянии согласие психически больного человека не имеет юридического значения и, следовательно, не исключает ответственности виновного. Разумеется, если лицо не знало о психическом недуге сексуального партнера и не применяло к нему насилия, то его действия не могут оцениваться по ст. 132 и (или) ст. 131 УК РФ. В связи с вышеизложенным представляется убедительным мнение Б.А. Блиндера о том, что само по себе психическое расстройство не является основанием уголовно-правового запрета на вступление в сексуальные отношения: «Поскольку душевнобольная сохраняет способность отдавать отчет в своих действиях и руководить ими, даже если болезнь вызвала гиперболизацию полового чувства у нее, вступление с ней в половую связь с ее согласия изнасилованием не является. Только невменяемость женщины порождает ее психическую беспомощность».

Проблема уголовной ответственности за совершение насильственных сексуальных преступлений в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами, тесно связана с процессуальными особенностями доказывания. Уголовно-процессуальный кодекс не дает четкого ответа на вопрос, назначать или не назначать экспертизу. Полагаем, что в таких случаях, в соответствии с ч. 4 ст. 196 УПК РФ, комплексная психолого-психиатрическая экспертиза должна назначаться обязательно.Исключение, конечно, должны составлять случаи отношений между супругами, один из которых страдает психическим расстройством, и лицами, состоявшими в сексуальных отношениях до наступления такого расстройства у одного из них.

Очень часто встречается беспомощное состояние, вызванное испугом и эмоциональным шоком. Беспомощное состояние и отсутствие сопротивления нередко имеют место в случаях изнасилования подростков, чаще всего молодых девушек, когда потерпевшая в силу испуга и эмоционального шока может упасть в обморок, потерять сознание или, даже находясь в сознании, не оказывать никакого сопротивления насильнику вследствие сильного испуга.

Наконец, беспомощность как результат бессознательного состояния может быть в случаях гипнотического сна, а равно алкогольного или наркотического и токсического опьянения (около 45 — 50% потерпевших находятся в момент совершения исследуемых преступлений в состоянии алкогольного опьянения).

Беспомощное состояние вследствие гипноза в практике не встречается. В старой литературе имеются лишь отдельные описания гипнотического состояния, использованного с преступной целью для изнасилования. При таких заявлениях нужно думать, что чаще всего имеется ложное обвинение.

В последнем случае беспомощным состоянием признается лишь тяжелая степень опьянения, которая действительно лишала жертву возможности осознавать окружающую обстановку, понимать значение совершаемых в отношении ее сексуальных действий и оказывать сопротивление. Беспомощное состояние, вызванное приемом алкоголя, и ссылка на это встречаются чаще всего. Но нередко бывает и так, что потерпевшая ссылается на опьянение в силу того, что желает как-то оправдать свое поведение, и поэтому делает заявление, что она была умышленно приведена в состояние опьянения. В подобных случаях надо иметь в виду следующее: если такое обстоятельство имело место в отношении подростка, молодой девушки или женщины, незнакомых с действием алкоголя, не употреблявших его ранее, то приведение в состояние опьянения и вызванная им беспомощность, как показывает практика, могли иметь целью последующее насильственное сексуальное действие. Опьянение и беспомощное состояние, снижение способности к сопротивлению могут быть вызваны у таких лиц сравнительно небольшим количеством алкоголя. В подобных ситуациях правоприменительные органы должны подходить к этим фактам с особой внимательностью относительно их уголовно-правовой оценки .

На наш взгляд, не потеряло актуальности высказанное Я.М. Яковлевым мнение том, что «взрослая женщина, согласившаяся на совместное употребление алкогольных напитков с мужчиной в обстановке, благоприятствующей физическому сближению, тем самым выражает согласие на возможные сексуальные действия». Так, ранее в своей работе мы приводили следующий пример: женщина согласилась провести с мужчиной вечер и, заснув вместе с ним в одной постели, впоследствии указала на факт совершенного в отношении ее насильственного полового сношения. Справедливости ради необходимо отметить, что мужчина был признан виновным по ч. 1 ст. 131 УК РФ, но наказание было назначено условно («в связи с виктимологией совершенного преступления»).

При оценке обстоятельств изнасилования, а также совершения насильственных действий сексуального характера в отношении потерпевшего лица, которое находилось в состоянии опьянения, суды должны исходить из того, что беспомощным состоянием в этих случаях может быть признана лишь такая степень опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств и других одурманивающих веществ, которая лишала это лицо, например потерпевшую женщину, возможности оказать сопротивление насильнику Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2004. N 4. Само по себе половое сношение с женщиной, находящейся в опьянении, без применения физического насилия или угроз его применения не является основанием рассматривать это как преступное деяние. Для подобной оценки содеянного необходимо, чтобы степень опьянения характеризовала состояние потерпевшей как беспомощное, т.е. лишало бы ее возможности осознавать окружающую обстановку, понимать значение совершаемых виновным действий или оказать ему сопротивление Бюллетень Верховного Суда СССР. 1967. N 2. С. 39 — 41.

Так, тринадцатилетняя Г. была изнасилована С. при следующих обстоятельствах. Уйдя на дискотеку, она не пришла ночевать. Выпив большое количество спиртного на дискотеке, Г. в связи с провалом в памяти ничего не помнит. Когда она пришла домой, она была в грязной одежде в следах крови. Ее знакомый С. категорически отрицал насильственное половое сношение с Г., утверждая, что она добровольно совершила с ним половой акт на территории детского сада. По заключению экспертов, на теле потерпевшей обнаружены множественные телесные повреждения в виде царапин и ссадин и анатомическое нарушение девственной плевы. По заключению судебно-психологической экспертизы, Г. как личность с повышенной внушаемостью и без волевого начала не могла оказать сопротивления в ситуации воображаемого или реального насилия. Отсутствие привычки к употреблению алкоголя могло усугубить ее нерешительность и пассивность в ситуации насилия. Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу, что при таких обстоятельствах, свидетельствующих о беспомощном состоянии потерпевшей в силу алкогольного опьянения и возраста, выводы суда о беспомощном состоянии потерпевшей являются законными и обоснованными.

Беспомощное состояние, обусловленное приемом наркотических средств, психотропных и различных сильнодействующих веществ, в практике встречается исключительно редко, и, конечно, установление такого состояния требует назначения экспертизы. В литературе описан случай, когда врач-анестезиолог с помощью хлороформа усыпил медсестру и вступил с ней в половое сношение. В связи с вышеизложенным представляют научный интерес высказывания М.И. Авдеева, который отмечал: «Эфир, хлороформ и другие наркотические вещества не вызывают мгновенной потери сознания, от одного вздоха, чем объясняется практическая трудность хлороформирования людей».

В судебной практике встречаются случаи (даже описанные в литературе) совершения насильственных действий сексуального характера и (или) изнасилования с потерпевшими, которые были приведены в беспомощное состояние с помощью сильнодействующих и психотропных лекарственных препаратов, принятых добровольно, под воздействием обмана. Примером могут являться действия А., который совершил несколько таких преступлений. С будущими жертвами А. знакомился в центре Москвы. Любимое место «охоты» — магазин «Детский мир». Обладая импозантной внешностью и уверенностью, он представлялся продюсером или режиссером «Мосфильма». Затем, в зависимости от контактности собеседницы, предлагал съемки в кино и поездку в Венецию, Париж или Берлин. По отработанному сценарию А. привозил ничего не подозревавшую девушку на квартиру своей «ассистентки», сожительницы М., где и разворачивались основные события. Сожительница готовила киноаппаратуру и свет для съемок, а «режиссер» быстро варил крепкий кофе и галантно подносил его будущей звезде экрана. Перед этим А. подсыпал в чашечку смесь, состоящую из сильнодействующих психотропных препаратов. Жертва выпивала бодрящий напиток, отмечая его странно горький вкус, и впадала в полубессознательное состояние. А. использовал нейролептики, транквилизаторы, седативные препараты, антидепрессанты. В зависимости от цели он применял таблетки в различных сочетаниях и дозах. Первоначально один из препаратов подмешивался в кофе, а после того, как девушкам становилось плохо, А. под различными предлогами заставлял принять еще таблетки, чем окончательно одурманивал потерпевших. Дальше начинались «пробы». С потерпевшими, находящимися в беспомощном состоянии, А. совершал половые сношения и иные действия сексуального характера, которые впоследствии были квалифицированы по ст. 117 УК РСФСР.

В литературе советского периода и даже в новейших диссертационных исследованиях высказывались мнения о дополнении определения изнасилования (а для целей нашего исследования — и насильственных действий сексуального характера) таким способом совершения преступления, как обман: «…или обмана в отношении существенных обстоятельств, от которых зависело согласие женщины на вступление в половую связь». Мы считаем нецелесообразным введение такого уголовно-правового запрета (во-первых, ложь — достаточно распространенный способ приукрасить себя и тем самым показать себя, как говорится, «в выгодном свете» с целью привлечения внимания будущего сексуального партнера, и во-вторых, достаточно сложно ограничить число возможных случаев обманных действий, под которые могут подпасть и финансовое положение лица, и даже его социальный статус).

Таким образом, подводя итог проведенному в настоящей статье исследованию, считаем возможным сделать следующие основные выводы.

Под беспомощным состоянием при насильственных действиях сексуального характера и изнасиловании следует понимать такое состояние лица, при котором оно не могло по тем или иным обстоятельствам оказать сопротивление виновному либо не понимало характера и значения совершаемых с ним сексуальных действий.

Малолетний возраст потерпевших от насильственных действий сексуального характера и изнасилования сам по себе не может рассматриваться как беспомощное состояние, данный признак подразумевает непонимание значения сексуальных отношений и незнание последствий совершения таких действий.

Беспомощным состоянием, вызванным опьянением, может быть признана лишь такая степень опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств и других одурманивающих веществ, которая лишала это лицо возможности оказать сопротивление насильнику или осознать характер и значение сексуальных действий. Полагаем, что совершеннолетнее лицо, согласившееся на совместное употребление алкогольных напитков, в обстановке, благоприятствующей сексуальному контакту, в случае совершения в отношении его сексуальных действий без применения насилия и угроз, в беспомощном состоянии находиться не может.

Психическое расстройство потерпевшего лица можно рассматривать как беспомощное состояние только в том случае, если психическое расстройство является очевидным или когда виновный знал о наличии такого расстройства.

В случае совершения насильственных сексуальных преступлений в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами, должна обязательно назначаться комплексная психолого-психиатрическая экспертиза.

Статья 131 УК РФ. Изнасилование

1. Изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей, —

наказывается лишением свободы на срок от трех до шести лет.

а) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) соединенное с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенное с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или к другим лицам;

в) повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием, —

наказывается лишением свободы на срок от четырех до десяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

б) повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражение ее ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия, —

наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.

а) повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей;

б) потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста, —

наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.

5. Деяние, предусмотренное пунктом «б» части четвертой настоящей статьи, совершенное лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, —

наказывается лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет либо пожизненным лишением свободы.

Примечание. К преступлениям, предусмотренным пунктом «б» части четвертой настоящей статьи, а также пунктом «б» части четвертой статьи 132 настоящего Кодекса, относятся также деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных частями третьей — пятой статьи 134 и частями второй — четвертой статьи 135 настоящего Кодекса, совершенные в отношении лица, не достигшего двенадцатилетнего возраста, поскольку такое лицо в силу возраста находится в беспомощном состоянии, то есть не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий.

Комментарии к ст. 131 УК РФ

1. Непосредственный объект определяется в зависимости от потерпевшей. В случае изнасилования совершеннолетней женщины нарушается ее половая свобода, т.е. право самой, без какого-либо принуждения решать вопрос о выборе полового партнера. Если потерпевшая является несовершеннолетней или она находилась в беспомощном состоянии, то преступлением причиняется вред половой неприкосновенности.

Дополнительным объектом является нормальное физическое и нравственное развитие малолетних и несовершеннолетних. Факультативным объектом может выступать здоровье потерпевшей, т.к. физическое или психическое насилие могут причинить ей вред.

Для решения вопроса об уголовной ответственности не имеет значения предшествующее поведение жертвы изнасилования (виктимность, аморальный образ жизни, занятие проституцией и т.д.) и ранее сложившиеся с виновным взаимоотношения (вступление в добровольную половую связь, нахождение в браке, сожительство).

2. Объективная сторона изнасилования имеет сложный характер, она складывается из: а) полового сношения; б) физического насилия или угрозы его применения либо использования беспомощного состояния потерпевшей.

Под изнасилованием следует понимать совершение естественного гетеросексуального акта (полового акта, совокупления), характеризующегося наличием возможности зачатия (беременности) как части детородной функции. Удовлетворение половой страсти в иных формах (coitus per anum, coitus per os и др.) половым сношением не признается; при наличии необходимых оснований они должны квалифицироваться по ст. 132 УК.

3. Насилие направлено на преодоление оказываемого или ожидаемого сопротивления и реализуется в побоях, связывании, в насильственном удержании. Согласно п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» причинение потерпевшей легкого или средней тяжести вреда здоровью охватывается ч. 1 ст. 131 и дополнительной квалификации по статьям о преступлениях против личности не требуется .

См.: Судебная практика по уголовным делам. М., 2005. С. 179.

Если при изнасиловании либо покушении на него умышленно причиняется тяжкий вред здоровью, действия виновного следует квалифицировать по соответствующей части ст. 131 и по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 111 УК. Неосторожное причинение такого вреда здоровью исключает указанную совокупность.

Действия лица, умышленно причинившего в процессе изнасилования тяжкий вред здоровью потерпевшей, повлекший по неосторожности ее смерть, при отсутствии других квалифицирующих признаков подпадают под признаки преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 131 и ч. 4 ст. 111 УК.

Причинение вреда здоровью после совершения изнасилования квалифицируется как реальная совокупность преступлений, предусмотренных ст. 131 и соответствующей статьей о преступлениях против здоровья личности.

Судебная коллегия по уголовным делам Калужского областного суда и президиум этого же суда пришли к выводу, что умышленные действия Д., виновного в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшей Г., повлекшие по неосторожности ее смерть, непосредственно сопряжены с совершением насильственных половых актов и находятся в прямой причинной связи, поэтому полностью охватываются ст. 131 и дополнительной квалификации по ст. 111 УК не требуется.

Отменяя состоявшиеся судебные решения, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отметила, что по смыслу закона как сопряженное с изнасилованием следует рассматривать умышленное причинение вреда здоровью перед началом указанных действий или в процессе их совершения с целью преодоления сопротивления потерпевшей или его предотвращения, а также для подавления ее воли. Только при таких обстоятельствах применение насилия полностью охватывается ст. 131. Если же причинение вреда здоровью произошло после совершения изнасилования, то налицо реальная совокупность преступления, предусмотренного указанной статьей, и соответствующего деяния против здоровья личности .

БВС РФ. 2003. N 3. С. 8, 9.

Ц. с целью подавления сопротивления потерпевшей ударил ее кулаком по глазу, затем ее изнасиловал. После того как потерпевшая А. сказала, что сообщит в органы милиции о совершенном преступлении, он решил утопить жертву в реке, сбросив ее в воду. Потерпевшая упала на лед, поднялась и пыталась взойти на берег, но Ц. каждый раз сталкивал ее в воду. А. провалилась под лед и стала кричать о помощи. Ц. наблюдал за потерпевшей до тех пор, пока не убедился, что она ушла под воду.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала квалификацию действий виновного по ч. 1 ст. 131 и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК правильной (дело N 72-о04-55).

4. Под угрозой применения насилия следует понимать запугивание потерпевшей высказываниями немедленного причинения физического насилия. Она должна восприниматься реальной, представляющей опасность для жизни и здоровья, при этом не имеет значения, имел ли виновный намерения действительно реализовать свою угрозу или только рассчитывал на ее психологическое воздействие. Угроза применения насилия может быть адресована не только самой женщине, но и ее родным и близким (например, детям), а также иным лицам, в отношении которых у потерпевшей есть определенные обязательства, обусловленные, например, осуществлением попечительства, выполнением трудовых обязанностей (воспитательница, учительница и т.д.) и др. Однако в этом случае необходимо, чтобы цель виновного была направлена на преодоление сопротивления жертвы и таким образом заставить ее совершить половой акт. Насилие или угроза применить насилие должны предшествовать половому сношению.

Угроза физического насилия, направленная в будущее, а равно угроза распространения сведений, позорящих потерпевшую или ее близких, угроза повреждения или уничтожения имущества не являются признаками объективной стороны изнасилования.

5. Угрозу необходимо отличать от понуждения женщины к половому сношению, которое хотя также предусматривает определенное давление на психику потерпевшей, но не связано с возможным применением физического насилия.

6. Согласно п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 N 11 изнасилование следует признавать совершенным с использованием беспомощного состояния потерпевшей в тех случаях, когда она в силу своего физического или психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, физические недостатки, иное болезненное либо бессознательное состояние, малолетний или престарелый возраст и т.п.) не могла понимать характер и значение совершаемых с нею действий либо оказать сопротивления виновному, и последний, вступая в половое сношение, осознавал, что потерпевшая находится в таком состоянии.

Как беспомощное состояние может расцениваться и такая степень опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, которая лишила возможности оказать сопротивление виновному.

Для признания деяния изнасилованием не имеет значения, привел ли женщину в беспомощное состояние сам насильник (например, напоил спиртными напитками, дал наркотики, снотворное и т.п.) или она находилась в таком состоянии независимо от его действий.

В Определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу С. указано, что потерпевшая Г. как личность с повышенной внушаемостью и без волевого начала не могла оказать сопротивления в силу воображаемого или реального насилия. Отсутствие привычки в употреблении алкоголя могло усугубить ее нерешительность и пассивность в ситуации насилия. При таких данных, свидетельствующих о беспомощном состоянии потерпевшей в силу сильного алкогольного опьянения и возраста, суд правильно квалифицировал действия виновного по п. «в» ч. 3 ст. 131 .

БВС РФ. 1997. N 9. С. 17, 18.

При применении лекарственных препаратов, наркотических средств, сильнодействующих или ядовитых веществ с целью приведения потерпевшей в беспомощное состояние при определенных обстоятельствах виновному должны вменяться оба признака, указанных в ч. 1 ст. 131: физическое насилие, поскольку причиняется вред здоровью женщины, и использование ее беспомощного состояния. Свойства и характер действия указанных препаратов и веществ на организм человека могут быть установлены соответствующим экспертом, заключение которого следует учитывать при оценке состояния потерпевшей наряду с другими доказательствами.

Нахождение потерпевшей в сознании, при котором она понимала все происходящее с ней, как и неоказание сопротивления вследствие того, что была подавлена ее воля к сопротивлению применением насилия, исключает беспомощное состояние при изнасиловании.

Судогодским районным судом Владимирской области Е. осужден за изнасилование Ю., совершенное с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Президиум Владимирского суда изменил приговор, исключив из него ссылку на указанное обстоятельство, отметив, что при совершении половых актов Ю. находилась в сознании, просила не издеваться над ней. При совершении изнасилования она не оказывала сопротивления потому, что ее воля к сопротивлению была подавлена примененным в отношении нее насилием (избиение, угрозы) и она боялась насильника, а не потому, что была лишена возможности сопротивляться физически .

БВС РФ. 1995. N 4. С. 13, 14.

7. В законе дан исчерпывающий перечень форм совершения рассматриваемого преступления. Любые другие действия лица, добившегося согласия женщины на совершение полового акта путем обмана или злоупотребления доверием, например заведомо ложного обещания вступить с ней в брак, не могут рассматриваться как изнасилование.

8. Изнасилование следует считать оконченным преступлением с момента начала полового акта, независимо от его последствий.

9. Покушением на изнасилование признается фактическое совершение действий, направленных на половое сношение с потерпевшей помимо ее воли, если они не были доведены до конца по не зависящим от виновного обстоятельствам. При разрешении дел о покушении на изнасилование с применением физического или психического насилия следует устанавливать, действовал ли подсудимый с целью совершения полового акта и являлось ли примененное насилие средством достижения этой цели. Только при наличии данных обстоятельств действия виновного могут рассматриваться как покушение на изнасилование.

К. насильно привел Ф. к себе домой. Ее подруга, боясь, что Ф. изнасилуют, позвонила в милицию и сообщила о произошедшем. В это время К. заставил потерпевшую раздеться и повел ее в ванную комнату, где принудил ее помыть себя, а затем совершил с ней насильственные действия сексуального характера. После этого заявил, что он изнасилует потерпевшую. Последняя просила его не делать этого, говорила, что ей всего 14 лет и она девственница. Однако К., преодолевая сопротивление Ф., пытался совершить с ней половой акт, но умысел до конца довести не мог, так как в дверь позвонили работники милиции. К. был задержан. Районным судом Н. Новгорода его действия обоснованно были признаны покушением на изнасилование .

БВС РФ. 2002. N 11. С. 10, 11.

Необходимо отличать покушение на изнасилование от иных преступных посягательств, затрагивающих честь, достоинство и неприкосновенность личности женщины (хулиганство, причинение вреда здоровью, оскорбление и др.). Кроме того, надо проводить четкую грань между покушением на изнасилование и насильственными действиями сексуального характера (ст. 132 УК), понуждением к действиям сексуального характера (ст. 133 УК), половым сношением и иными действиями сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста (ст. 134 УК). Основное различие между ними заключается в содержании объективных и субъективных признаков соответствующих составов преступлений.

10. Добровольный отказ исключает уголовную ответственность за рассматриваемое преступление. Согласно ст. 31 УК он возможен на стадиях приготовления и неоконченного покушения. Иначе говоря, добровольный отказ может быть до начала полового сношения. Его мотивы могут быть различными: жалость, отвращение к жертве, брезгливость, боязнь наказания, опасение заразиться венерическими заболеваниями или ВИЧ-инфекцией. Для юридической оценки они значения не имеют. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что не может быть признан добровольным и, следовательно, устраняющим ответственность отказ, который вызван невозможностью дальнейшего продолжения преступных действий по обстоятельствам, не зависящим от преступника. В этом случае содеянное оценивается по правилам, указанным в ст. 30 УК, как приготовление или покушение на изнасилование.

Придя к выводу об отсутствии в действиях покушавшегося на изнасилование добровольного отказа от совершения преступления и квалифицируя его действия по ст. ст. 30 и 131 УК, суды не должны ограничиваться общей ссылкой в приговоре на то, что преступление не было доведено до конца вследствие причин, возникших помимо воли виновного, а обязаны указывать на установленные по делу конкретные причины, в силу которых он вынужден был отказаться от доведения преступления до конца.

Согласно ч. 3 ст. 31 УК лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления.

11. При совершении в одном случае покушения на изнасилование или соучастии в этом преступлении, а в другом — оконченного изнасилования (последовательность не имеет значения) действия по каждому из указанных эпизодов квалифицируются самостоятельно. Также надо квалифицировать и те случаи, когда два и более изнасилования подпадают под признаки различных частей ст. 131.

М. в течение двух лет неоднократно насиловал родную дочь. Его действия, соответственно, судом были квалифицированы: по 1 эпизоду (февраль 2003 г.) — по п. «в» ч. 3 ст. 131; по 2 эпизоду (март 2004 г.) — по п. «в» ч. 3 ст. 131; по 3 эпизоду (февраль 2005 г.) — по п. «д» ч. 2 ст. 131; по 4 эпизоду (май 2005 г.) — по п. «д» ч. 2 ст. 131. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ согласилась с такой юридической оценкой действий виновного (дело N 48-о05-118).

12. Насильственные половые акты, совершенные с двумя или более потерпевшими, подлежат самостоятельной квалификации.

13. Субъективная сторона изнасилования характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что вопреки воле женщины совершает с ней половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием ее беспомощного состояния, и желает этого. Как правило, мотив рассматриваемого преступления — сексуальный, удовлетворение половой потребности, однако могут быть и иные мотивы: месть, стремление опозорить потерпевшую, принудить ее выйти замуж, по найму и т.д. Реже встречается изнасилование, совершенное из-за национальной и религиозной ненависти или вражды. Для квалификации преступления они не имеют значения, но могут учитываться при назначении наказания.

14. Субъект преступления специальный: лицо мужского пола, достигшее 14-летнего возраста. В качестве соисполнителя может выступать и женщина, совершившая насилие или высказавшая угрозы применения насилия к потерпевшей или иным лицам либо приведшая ее в бессознательное состояние с целью совершения полового сношения мужчиной. Ошибочным является утверждение о том, что «виновный 14 — 15 лет не подлежит уголовной ответственности по п. «а» ч. 3 ст. 131, поскольку ответственность за неосторожное причинение смерти наступает с 16 лет» .

См.: Уголовное право. Особенная часть / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. М., 1998. С. 130.

Во-первых, ст. 20 УК содержит прямое указание на 14-летний возраст субъекта изнасилования, не дифференцируя в зависимости от простого или квалифицированного его вида. Во-вторых, преступление, предусмотренное п. «а» ч. 3 ст. 131, совершается с двумя формами вины, однако в целом оно в соответствии со ст. 27 УК считается умышленным.

15. В ч. 2 ст. 131 содержится ряд квалифицирующих признаков. Пункт «б» ч. 2 комментируемой статьи охватывает изнасилование, совершенное: 1) группой лиц; 2) группой лиц по предварительному сговору; 3) организованной группой. В целом содержание названных квалифицирующих признаков раскрывается в ст. 35 УК, однако применительно к рассматриваемому преступлению они имеют некоторые особенности.

Под групповым изнасилованием понимается совершение данного деяния двумя или более исполнителями (соисполнителями) без предварительного сговора. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 15.06.2004 N 11 разъяснил (п. 10), что групповым изнасилованием должны признаваться не только действия лиц, непосредственно совершивших половой акт, но и действия лиц, содействовавших им путем применения физического или психического насилия. Лица, лично не вступавшие в половое сношение, но путем насилия к потерпевшей содействовавшие другим в ее изнасиловании, также должны привлекаться к ответственности за соисполнительство в групповом изнасиловании. В тех же случаях, когда несколько насилуют одну женщину, но при этом не оказывают друг другу содействия, преступление не может считаться совершенным группой лиц. Деяние каждого из них следует квалифицировать самостоятельно по ч. 1 ст. 131.

16. На практике встречаются случаи, когда виновные, действуя согласованно и применяя физическое насилие или угрозу в отношении нескольких женщин, затем совершают половой акт каждый лишь с одной из них. Подобные деяния должны признаваться как совершенные группой лиц.

17. Участие в групповом изнасиловании отличается от соучастия в совершении этого преступления. Организатор, подстрекатель или пособник не совершают действий, охватываемых объективной стороной рассматриваемого преступления. Указанные лица, исходя из их статуса:

а) организуют совершение изнасилования либо руководят исполнением преступления или создают организованную группу либо руководят ею;

б) склоняют лицо к совершению изнасилования;

в) содействуют совершению изнасилования советами, указаниями и т.д.

18. Совершение изнасилования группой лиц по предварительному сговору означает, что в преступлении участвовали лица, заранее, до начала посягательства договорившиеся об этом.

Соучастник, не оказавший другому лицу какого-либо содействия в преодолении сопротивления потерпевшей во время изнасилования, не может считаться соисполнителем.

Вахитовским районным судом Республики Татарстан М. и Г. осуждены по п. «б» ч. 2 ст. 131 УК. Президиум Верховного суда Республики Татарстан, изменяя приговор, в постановлении указал, что М. против воли потерпевшей затолкал ее в полуразрушенный дом, где какого-либо содействия Г. в преодолении сопротивления жертвы не оказывал, насилия к ней не применял, однако создал условия для изнасилования. В связи с этим действия Г. переквалифицированы на ч. 1 ст. 131, а действия М. как пособника — на ст. 33 и ч. 1 ст. 131 .

БВС РФ. 1997. N 5. С. 16.

19. Изнасилование, совершенное организованной группой лиц, характеризуется тем, что оно реализуется устойчивой группой лиц, заранее объединившейся для совершения одного или нескольких преступлений. Устойчивость в данном случае может проявляться в наличии постоянных и длительных связей между членами, специфических методах по подготовке совершения преступления, длительности преступной деятельности группы, в известной мере ее организации и т.д. Обязательными признаками устойчивости выступают предварительный сговор и организованность. Организованность может характеризоваться иерархичностью группы, распределением ролей, наличием лидера и т.п.

20. Действия участника группового изнасилования охватываются п. «б» ч. 2 указанной статьи независимо от того, что другие лица не могут быть привлечены к уголовной ответственности в силу различных обстоятельств: невменяемости, недостижения возраста уголовной ответственности или по другим предусмотренным законом основаниям.

21. Пункт «в» ч. 2 ст. 131 предусматривает ответственность за изнасилование, соединенное с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенное с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или к другим лицам.

Под угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью понимается явно выраженное словами, конкретными действиями, демонстрацией оружия или иных предметов намерение насильника лишить жизни или нанести указанный вред здоровью потерпевшей с целью подавления воли женщины к сопротивлению.

Саратовским областным судом С-ов и С-ев осуждены по п. «в» ч. 3 ст. 131. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, не согласившись с доводами адвоката о том, что при изнасиловании осужденные не угрожали потерпевшей убийством, в определении указала: «Под угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью следует понимать не только прямые высказывания, которые выражали намерение немедленного применения физического насилия к потерпевшей, но и, с учетом обстоятельств дела, такие угрожающие действия, как демонстрация ножа, что и было установлено материалами дела» .

БВС РФ. 1998. N 6. С. 16, 17.

Угроза должна быть реальной и предшествовать половому сношению. Потерпевшая осознает, что она может быть приведена к исполнению немедленно и служит средством преодоления ее сопротивления. Для квалификации не имеет значения, желал ли виновный реализовать высказанную угрозу или только рассчитывал на ее соответствующее психологическое воздействие.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 N 11 по этой категории дел подчеркивается (п. 11), что под угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью следует понимать не только прямые высказывания, которые выражали намерение немедленного применения физического насилия к самой потерпевшей, ее детям, близким родственникам или другим лицам, но и, с учетом обстоятельств дела, такие угрожающие действия, как, например, демонстрация оружия (пистолета, ножа, бритвы и т.п.). Указанные действия охватываются п. «в» ч. 2 ст. 131 УК и дополнительной квалификации по ст. 119 УК не требуют.

22. Если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью была выражена после изнасилования с той, например, целью, чтобы потерпевшая никому не сообщила о случившемся, то имеет место реальная совокупность преступлений, действия виновного, при отсутствии других квалифицирующих обстоятельств, подлежат квалификации по ч. 1 ст. 131, а также дополнительно по ст. 119 УК, если имелись основания опасаться этой угрозы.

23. Изнасилование следует признавать совершенным с особой жестокостью, если в процессе его совершения потерпевшей или другим лицам умышленно причинены физические или нравственные мучения и страдания. Особая жестокость может выражаться в издевательстве и глумлении над жертвой, истязании в процессе изнасилования, в причинении телесных повреждений, в совершении преступления в присутствии ее родных или близких, а также в способе подавления сопротивления, вызывающем тяжелые физические либо нравственные мучения и страдания самой потерпевшей или других лиц. При этом следует иметь в виду, что при квалификации таких действий по признаку особой жестокости необходимо устанавливать умысел виновного на причинение особых мучений и страданий (п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 N 11).

24. Содержание понятия «другие лица» аналогично такому же понятию, содержащемуся в ч. 1 ст. 131. В этом случае женщина поступается своей половой свободой ради спасения их от издевательств.

25. Особая жестокость, проявленная после изнасилования, требует самостоятельной квалификации как посягательства на жизнь или здоровье.

26. Изнасилованием, повлекшим заражение потерпевшей венерическим заболеванием, ответственность за которое предусмотрена п. «г» ч. 2 ст. 131, признается половое сношение, в результате которого женщина заражена инфекцией, передающейся половым путем: сифилисом, гонореей, мягким шанкром, паховым лимфогранулематозом и др. Для вменения указанного квалифицирующего признака необходимо проведение судебно-медицинской экспертизы. При этом следует установить наличие причинной связи между изнасилованием и заражением венерическим заболеванием.

Ответственность за рассматриваемый вид изнасилования может наступить лишь в том случае, если виновный знал о наличии у него такой болезни.

Если заражение потерпевшей венерическим заболеванием привело к наступлению тяжкого вреда здоровью, то содеянное квалифицируется по ч. 3 ст. 131, однако в вину вменяются оба квалифицирующих признака.

Тверским областным судом Е. признан виновным в изнасиловании Б., повлекшем тяжкие последствия в связи с заражением потерпевшей сифилисом. Квалификацию действий виновного по п. «б» ч. 3 ст. 131 Президиум Верховного Суда РФ признал правильной .

БВС РФ. 1994. N 1. С. 6.

27. Часть 3 комментируемой статьи предусматривает ответственность за изнасилование, совершенное при особо отягчающих обстоятельствах. Изнасилование несовершеннолетней охватывается п. «а» рассматриваемой части.

Изнасилование заведомо несовершеннолетней охватывается п. «а» ч. 2 ст. 131. В этом случае речь идет о половом сношении с потерпевшей, достигшей 14-летнего возраста, но не достигшей совершеннолетия. Половая зрелость жертвы насилия для юридической оценки деяния значения не имеет.

Милиционер роты патрульно-постовой службы милиции Верх-Исетского РУВД г. Екатеринбурга С., встретив в г. Ревде несовершеннолетних девочек, представившись сотрудником милиции, заявил о якобы совершенном хищении золотых сережек у малолетней девочки. Под этим предлогом он приказал О. идти за ним. Используя доверчивость последней, с применением обмана похитил ее. В квартире своей мамы, угрожая убийством, демонстрируя нож, дважды изнасиловал ее.

Президиум Верховного Суда РФ квалификацию действий виновного как изнасилования несовершеннолетней признал правильной, в то же время приговор в части осуждения С. за похищение человека посчитал необоснованным. Материалы дела свидетельствуют о том, что умысел виновного был направлен на изнасилование потерпевшей, а не на ее похищение. В связи с этим п. «д» ч. 2 ст. 126 УК исключил из обвинения (Постановление от 20.04.2005 N 122п05).

До внесения изменений в УК Федеральным законом от 27.07.2009 N 215-ФЗ закон связывал ответственность за данное преступление с заведомостью для виновного факта, что потерпевшая не достигла 18-летнего возраста, т.е. он достоверно знал о ее возрасте, исходя из сообщения, например, самой девочки, ее физических данных, поведения и т.д. Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 N 11 при применении закона об уголовной ответственности за изнасилование несовершеннолетней следует иметь в виду (п. 14), что квалификация преступления по ч. 2 ст. 131 возможна лишь в случае, когда виновный достоверно знал о возрасте потерпевшей (являлся родственником, знакомым, соседом) или когда внешний облик жертвы явно свидетельствовал о ее возрасте. Если виновный добросовестно заблуждался относительно возраста потерпевшей, то его действия в этом случае охватываются ч. 1 ст. 131.

Постановлением Президиума Самарского областного суда приговор Сызранского районного суда, которым Г. признан виновным в изнасиловании несовершеннолетней, изменен, действия виновного квалифицированы по ч. 1 ст. 131. Обстоятельства знакомства осужденного с потерпевшей, данные о ее физическом развитии и другие доказательства дают основание прийти к выводу о том, что Г. добросовестно заблуждался в оценке возраста жертвы .

Исключение признака заведомости из текста закона вряд ли можно признать обоснованным, оно создает предпосылки для объективного вменения.

28. Субъективная сторона данного преступления в силу прямого указания закона характеризуется неосторожностью. Виновный предвидит возможность наступления смерти потерпевшей, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на ее предотвращение либо не предвидит наступление смерти, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть.

Умышленное лишение жизни потерпевшей необходимо квалифицировать по совокупности ст. 131 и ст. 105 УК.

29. Изнасилование, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражение ее ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия, закреплено в п. «б» ч. 3 ст. 131.

О признаках тяжкого вреда здоровью, заражения ВИЧ-инфекцией см. коммент. к ст. 111 и 122.

30. Иными тяжкими последствиями признаются любые другие такого вида последствия, не относимые к тяжкому вреду здоровью и заражению ВИЧ-инфекцией. Это понятие является оценочным. Однако надо иметь в виду, что указанный вред должен наступить непосредственно от изнасилования или покушения на него. Отдаленная связь последствий от преступления (например, самоубийство родителей, узнавших о случившемся, самой потерпевшей в связи с изменившимся к ней отношением и т.д.) исключает их вменение в вину насильнику. В то же время, как указывается в литературе, самоубийство матери, не сумевшей предотвратить изнасилование малолетней дочери, с целью обращения внимания людей выбросившейся из окна, обоснованно было признано наступлением тяжких последствий. Виновный предвидел возможность такого развития событий (мать девочки его предупредила об этом), но легкомысленно рассчитывал, что этого не произойдет.

К числу анализируемых последствий относится и наступление в результате изнасилования беременности и т.д.

Вина в отношении названных последствий также характеризуется неосторожностью.

По п. «а» ч. 4 ст. 131 квалифицируется изнасилование, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей. Смерть может быть как последствием действий виновного, так и самой пострадавшей, которая, в силу сложившихся обстоятельств, стремясь избежать изнасилования, совершает действия, влекущие указанные последствия, либо, находясь в состоянии стресса, кончает жизнь самоубийством.

Верховным судом Республики Мордовия Ф. осужден по ч. 3 ст. 30 и ст. 131. На балконе, расположенном между восьмым и девятым этажами, он стал требовать от Ж. совершения с ним полового акта, начал срывать с нее одежду, разделся сам. Находившийся же здесь Р. также стал готовиться к изнасилованию потерпевшей. Ж., осознавая неотвратимость группового изнасилования и пытаясь спастись, влезла на окно декоративной решетки балкона, но, не удержавшись, упала на асфальт и разбилась насмерть.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ квалификацию действий виновного признала правильной .

БВС РФ. 1998. N 8. С. 5, 6.

Если смерть потерпевшей наступила не в результате изнасилования, а вследствие оставления ее в опасности, содеянное образует совокупность преступлений, квалифицируемых по ч. 1 ст. 131 и ст. 125 УК.

31. В ч. 4 ст. 131, как и в ч. 3 статьи, выделяется квалифицирующий признак, относящийся к возрасту потерпевшей, — изнасилование потерпевшей, не достигшей 14-летнего возраста (п. «в»).

В этом случае заведомость также исключена из характеристики рассматриваемого признака. Между тем, как и в отношении изнасилования несовершеннолетней, необходимо установить: виновный — достоверно знал, что жертвой насилия является девочка, не достигшая 14 лет. В судебной практике это обстоятельство устанавливается легче, исходя из внешнего облика и других критериев.

Так, по делу С., Х. и М., осужденных Курским областным судом по п. «в» ч. 3 ст. 131, установлено, что от самой потерпевшей насильникам был известен ее возраст (13 лет). По внешнему виду, физическому развитию она соответствует указанному возрасту. При таких обстоятельствах, как установила Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, действиям виновных дана правильная юридическая оценка .

БВС РФ. 1994. N 11. С. 3.

Если виновный добросовестно заблуждался в возрасте девочки, то действует то же самое правило: ошибка лица исключает квалификацию изнасилования как совершенного в отношении малолетней. Речь в этом случае должна идти о совершении преступления в отношении несовершеннолетней.

32. В тех случаях, когда вначале имело место изнасилование малолетней, а затем вступление с ней в половую связь без насилия, действия виновного подлежат квалификации по совокупности преступлений: по первому факту — по ст. 131, а по второму эпизоду — по ст. 134 УК. Ненасильственное половое сношение с лицом, достигшим 16 лет, не образует состава преступления.

Смотрите так же:

  • Налоги для ооо в 2014 году Какие налоги платит ООО в России в 2018 году Для того чтобы понять, какие налоги платит ООО в России в 2018 году, необходимо знать о каком режиме налогообложения идет речь. В Налоговом Кодексе установлено 3 режима налогообложения, которые обладают некоторыми […]
  • Встречный иск и предварительное судебное заседание Предварительное судебное заседание в гражданском процессе: задачи, цели и сроки проведения При нарушении прав или ущемлении интересов субъект может обратиться для их восстановления в разные инстанции. Наиболее распространенным способом защиты выступает […]
  • Переселение в 1941 Архив Александра Н. Яковлева СТАЛИНСКИЕ ДЕПОРТАЦИИ. 1928–1953 Превентивные тотальные депортации и депортации отступления (1941–1943) Указ ПВС № 21-60 «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» Президиума Верховного Совета СССР О переселении […]
  • Коэффициент осаго по регионам таблица Коэффициент осаго по регионам таблица Получите квалифицированную помощь прямо сейчас! Наши адвокаты проконсультируют вас по любым вопросам вне очереди. Таблица коэффициентов территории ОСАГО в 2018 году по регионам — территориальные коэффициенты […]
  • Кредитный юрист в смоленске Юридическая консультация. Помощь гражданского адвоката Высококвалифицированные юристы с многолетним опытом работы Самый надежный, быстрый и простой способ получения ответа на вопросы в случае возникновения спорных правовых ситуаций — юридическая […]
  • Депрессия у женщины после развода Депрессия после развода у женщин и мужчин "Рубить с плеча" конечно не стоит. Сначала надо убедиться, что это не очередной семейный кризис, который имеет привычку периодически повторяться и, потрепав нервы супругам, «рассасываться». Следует еще раз просчитать […]
  • Пенсия неработающим женам военнослужащих Правила назначения пенсии женам военнослужащих Быть женой военнослужащего даже в мирное время – дело непростое. Эти женщины понимают, что работа их супруга – «Родину защищать», и потому связана с трудностями и риском для жизни, а кроме того, зачастую и с […]
  • Список вопросов для экзамена на адвоката Экзаменационные вопросы ФПА РФ публикует документы о порядке сдачи квалификационного экзамена на получение статуса адвоката Как уже сообщала пресс-служба ФПА РФ, на состоявшемся 28 января заседании Совет ФПА РФ принял ряд важных решений, в том числе […]