Дежурный день в суде

Адвокат в Москве все регионы РФ

Вступать в длительную переписку с гражданами, не являющимися нашими клиентами мы не имеем физической возможности.

Стоит учитывать при этом, что мы не имеем возможности публикаций всех реальных дел, так как всегда получаем письменные разрешения клиентов на публикацию. Не все люди готовы дать такое разрешение (даже при максимальном обезличивании персональных данных). А по некоторым статьям

Адвокаты Москвы

Благодаря наличию возможности у клиента своевременно проконсультироваться или вызвать адвоката для получения юридической помощи, в рамках реализации данных программ удалось достичь достаточно серьезных результатов по организации защиты правового поля абонента.

«Юридическая Защита» и Коллегия адвокатов Москвы рада предложить Вам стать абонентом одной из комплексных

Бесплатный адвокат: где его найти

Даже тогда, когда на рынке мы искали виноград, груши и т.п. дешевле, — далеко не всегда качество этой «дешевизны» себя в последующем оправдывало. Вспомнить же, когда Вас полностью удовлетворило качество того, что Вы получили бесплатно, в большинстве случаев будет еще сложнее.

Так, Вы действительно, в том числе на данном сайте, можете получить короткую бесплатную консультацию. Не спорю, в некоторых случаях, когда Ваш вопрос носит чисто справочный характер и предполагает ответ «да» либо «нет», такая юридическая помощь и отсутствие за нее предусмотренной платы себя определенным образом оправдывает.

Дежурный адвокат в суде

Порядок участия адвоката в судопроизводстве по назначению в порядке ст. 50-51 УПК РФ, 50 ГПК РФ в Хабаровском крае определяется Советом Адвокатской палаты Хабаровского края.

В адвокатскую палату края поступают обращения адвокатов, осуществляющих свою деятельность в районах Хабаровского края, об упорядочении участия адвокатов в судопроизводстве по назначению должностных лиц органов дознания, предварительного следствия и суда.

Дежурный адвокат

+7 (495) 748-00-32, +7 (985) 767-94-86.

Для того, чтобы иметь возможность звонить адвокату в любое время, нужно заключить Соглашение на оказание специальных адвокатских услуг по категории «Юридический полис».

Пожалуйста, не сомневайтесь, дежурный адвокат и дежурный юрист обладают необходимой квалификацией для оказания юридической помощи в момент вашего

Как отказаться от назначенного судом Адвоката?

и ответы на эти жалобы. Прокурор внес ходатайство о назначении мне дежурного адвоката за счет Ф.бюджета.и суд назначил мне дежурного адвоката.

Посоветуйте каким образом мне можно избавится от такой медвежьей услуги суда. так как судья с самого начала придерживается стороны обвинения. первые три заседания и допрос потерпевшего прошли и не было ни каких нарушений а сейчас вдруг усматривает

Положен ли бесплатный дежурный адвокат (на суде) матери, у которой хотят отнять детей? и где его достать?

Москва Просмотрен 68 раз. Задан 2012-04-21 11:56:49 +0400 в тематике «Уголовное право» Почему этой категории граждан положен бесплатный проезд в метро (Москва)? — Почему этой категории граждан положен бесплатный проезд в метро (Москва). далее

1 ответ. Москва Просмотрен 87 раз. Задан 2012-02-13 08:29:11 +0400 в тематике «Другие вопросы» Могут ли отнять квартиру в которой прописано трое несовершеннолетних детей.

Юридическая консультация

претензия, жалоба, заключение). Клиентам доступна услуга адвоката по уголовным делам и новая возможность — задать вопрос он-лайн .

Жизнь в крупном городе часто вынуждает людей пользоваться услугами адвоката и юриста. Оснований для этого может быть много: недобросовестные работодатели, превышающие свои полномочия, семейные споры. право получения наследства, налоговые вопросы.

Юридическая помощь гражданам!

И помните, что гарантии дают только мошенники! Поэтому будте осторожны с теми и юристами которые обещают неверояные результаты. Обратившись к нам вы получите квалифицированную юридическую помощь в суде, полную поддержку, объективный и честный прогноз по делу.

Представительство в суде москвы. Представительство в суде москва. Адвокат в суд москвы. Представитель в суде москва.

Юридические услуги и юридическая консультация

подробным описанием данных юридических услуг, законами , а также новостями , затрагивающими правовую сторону нашей жизни.

В адвокатском кабинете, возглавляемом Цепковым К.С. трудится сплоченный годами коллектив опытных адвокатов и юристов, которые на протяжении многих лет совместно защищают права и интересы своих доверителей и действуют в строгом соответствии с Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодексом чести.

Принято считать, что к услугам нужно прибегать только в экстренных случаях, например, при привлечении к уголовной ответственности, привлечении в качестве ответчиков по гражданскому делу.

В Мотовилихинском суде присяжные вынесли вердикт убийце пермячки

Виновен, и все тут! Присяжные заседатели Мотовилихинского районного суда единогласно признали подсудимого виновным и не заслуживающем снисхождения. Напомним, по материалам дела, пермяк убил пожилую женщину в своей квартире на Второй Вышке минувшей весной. Несмотря на целый ряд, казалось бы, очевидных доказательств, мужчина напрочь отрицал свою вину и ходатайствовал о назначении суда присяжных.

Татьяна Журавлева, председатель Мотовилихинского районного суда:

— С 1 июня текущего года в работу городских и районных судов введена такая новая форма уголовного судопроизводства, как рассмотрение уголовных дел с участием присяжных заседателей. Сегодня в Мотовилихинском районном суде впервые в крае рассматривается такое дело.

В итоге, после рассмотрения дела в совещательной комнате именно присяжные устанавливали: имел ли место факт убийства, причастен ли к нему подсудимый и доказана ли его вина. На все вопросы народные арбитры ответили утвердительно. Вердикт этот окончательный и оспариванию не подлежит. Окончательный приговор огласят на следующей неделе. Срок наказания подсудимому по статье «Убийство» должен назначать уже квалифицированный судья.

Иллюстрация: Анна Морозова / Медиазона

В Нальчикском гарнизонном военном суде рассматривается дело семерых силовиков, обвиняемых в применении пыток — большинство подсудимых служили в Центре противодействия экстремизму МВД Ингушетии (Центр «Э», ЦПЭ). Показания на процессе уже дала потерпевшая Марем Долиева, которая рассказала, как силовики сначала душили ее полиэтиленовым пакетом, а потом пытали током. «Медиазона» с некоторым сокращениями публикует расшифровку ее выступления.

Марем Долиева рассказывает, что 11 июля 2016 года произошло ограбление отделения «Россельхозбанка» в Сунже, где она работала кассиром. К окошку кассы подошел мужчина и, угрожая гранатой, заставил ее отдать наличные деньги.

В тот день до двух часов ночи я находилась в Сунженском РОВД: составляли фоторобот разбойника, давали показания следователям, не выходила оттуда. Когда шел допрос, начальник Сунженского отдела Беков Магомед Исламович неоднократно срывал наш допрос, забегал к следователям в кабинет, кричал, что «я тебя с лица земли сотру, всех твоих родственников», что сейчас привезет всех шестерых братьев, всех посадит в тюрьму. Кричал так, что в кабинете находиться невозможно было. Я хотела возразить, что-то сказать, но меня следователь остановил, говорит, ты с ним не шути, он начальник. Я не знала, кто он по должности, я его в первый раз видела.

Он с угрозами, с матом, что только ни говорил. Тебя, говорит, так скроют… это все говорилось, конечно, на ингушском языке, я тебя так скрою, что ни одна живая душа не найдет. Были угрозы физической расправы, он себя вел неадекватно — вообще как сумасшедший человек. Я не могу даже найти подходящих слов. Неоднократно он забегал во время этого допроса в кабинет, давал указания, чтобы в эту ночь меня из здания не отпускали, чтобы меня задержали. До двух часов ночи я провела там, составили фоторобот, опрос, допрос и меня отпустили.

Потерпевшая вспоминает, как на следующий день к ней приехал сотрудник полиции и потребовал пройти исследование на полиграфе. Для этого Долиеву отвезли в здание республиканского управления МВД в Магасе. После полиграфа ее завели в кабинет Алишера Боротова (тогда он был замначальника полиции республики), который, по словам потерпевшей, попросил сообщать ему любую информацию об ограблении, если таковая у женщины появится.

После этого, рассказывает Долиева, пару дней ее не беспокоили, а около 12:30 15 июля, когда она была на работе в кассе, ей позвонил следователь и попросил подойти в его кабинет в Сунженском РОВД.

Я закрыла кабинет, вышла из здания «Россельхозбанка» и направилась в Сунженский РОВД. Он находится в одном квартале от нашего банка, идти минут пять. На посту меня встретил дежурный, когда заходишь в РОВД, там решетчатая дверь. На посту я говорю, так, и так мне позвонили и ждут. Он говорит, хорошо, идите.

Я прошла через эту дверь. Там проходишь этот пост, появляется двор, во дворе здание — в этом здании с левой стороны находятся следователи, у которых я была 11 числа до двух часов ночи. Я прошла через двор, захожу в это здание двухэтажное, а там, как только я подхожу к лестнице, меня встречает парень молодой, работник ихний, он говорит: «Вы Долиева, да? Вам не сюда, а в кабинет начальника».

Мы вышли из этого здания, прошли опять двор и зашли в первое здание, где находится проходной пункт. Поднялись на второй этаж, он открыл дверь, на табличке двери я заметила [надпись]: «Начальник Сунженского РОВД Беков Магомед Исламович». Тот, кто меня сопроводил, остался в коридоре. Я зашла, в кабинете было трое. Двоих я видела ранее — это был Боротов А.Н., который был в МВД после «детектора лжи», и Беков Магомед Исламович. Третьего я не узнала. Я его первый раз видела.

«Сейчас с тобой будут разговаривать по-другому»

Я зашла. Беков сказал сесть за стол. Я прошла, села на стул, он стоял с левой стороны у окна. Как только я села, начались крики, ругань, мат, угрозы, чуть ли… я думала, что меня вот-вот сожрут. Начались угрозы физической расправы. Начали очень сильно кричать — типа как вы это сделали, кто это сделал, это вы с мужем все организовали, признавайтесь, иначе мы с вам расправимся…

После этого… После всей этой ругани, после всего этого мата Хамхоев — оказывается, это был начальник ЦПЭ, Хамхоев Тимур Юсупович. После всего этого, вечером, я узнала, кто это был. Когда я села за стол, он стоял. Напротив меня через стол. Боротов прошел и встал с правой стороны, потому что выход у меня с правой стороны. А слева был стол, там находился Беков Магомед за своим рабочим местом.

Как только я села, они начали кричать, угрожать — и Хамхоев привстал, как бы опрокинулся через этот стол и ударил меня по лицу в левую щеку. Ладонью. И начал вовсю кричать и угрожать. После этого… они очень сильно кричали, я не понимала, что происходит.

После этого Беков Магомед Исламович взял, откуда я не поняла, потому что я была в шоке и не понимала, что происходит, кто эти люди, это правоохранительные органы или кто это? После этого Беков Магомед Исламович, я не поняла, откуда он взял пакет черный полиэтиленовый, он прошел через Хамхоева и Боротова, подошел ко мне сзади, с правой стороны, надел мне этот черный пакет на голову и начал затягивать и закручивать. После того, как надевали пакет, поступали удары по лицу и по голове.

Как только этот пакет начал прилипать к моему рту, я уже… они видят, когда пакет прилипает, что я тоже дышать не могу, он расслаблял пакет — и опять затягивал. И так пару раз он меня душил. При этом все кричали и угрожали расправой с жизнью.

Я, конечно, пыталась сопротивляться, но я поняла, что силы у меня с ними неравные и осеклась… думаю, как бы их еще не спровоцировать, чтобы их агрессию еще больше не вызвать. После того, как Беков Магомед меня душил и затягивал пакет, перекрывал мои дыхательные пути, он снял пакет с моей головы и когда он снимал пакет, у меня шарф с головы слетел. И я начала его поправлять. Потому что всю сознательную жизнь я себя не помню без косынки — и я начала ее поправлять. И вот он мне говорит: «Тебе не нужно шарф надевать. Тебе он больше не понадобится. Куда ты пойдешь, тебе косынка больше не нужна будет».

После этого опять начали поступать угрозы, кричали, спрашивали, где твой муж? Я говорю, если вы хотите его найти, то позвоните, он подойдет туда, куда вы скажете. Он или дома, или у родителей. Когда зазвонил телефон, я говорю: вот он звонит, дайте я отвечу. Нет, Хамхоев отодвинул телефон и… опять, как неадекватный человек, кричит: «Где твой муж?!».

Потерпевшая снова тяжело вздыхает. Она рассказывает, как Беков при ней звонил своим подчиненным и давал им приказ задержать ее мужа Магомеда Долиева.

После пыток Бекова Магомеда опять берет пакет в руки и подходит ко мне Хамхоев Тимур. Опять точно так же надевает на голову и затягивает на шее. Точно так же, когда начинаю сопротивляться или бездыханна остаюсь, он снимает пакет. Когда на моей голове находился пакет, поступали удары по голове и по лицу. Были удары не кулаком, а ладонью.

Пауза. Долиева вздыхает.

Было больно, конечно. Время от времени они снимали пакет, говорили «признавайся» и снова одевали. Поочередно. Сперва Беков Магомед Исламович, потом Хамхоев Тимур.

Было такое ощущение, что всем этим заправлял и руководил Хамхоев Тимур. Как будто Беков Магомед и Боротов Алишер как бы боялись его ослушаться. После этого Боротов тоже берет пакет, надевает на голову и душит. И после того, как Боротов Алишер снял пакет с моей головы, он мне говорит:

— Помнишь, когда ты ко мне в Магас в кабинет заходила?

— Тогда я с тобой красиво разговаривал?

— Вот сейчас с тобой будут разговаривать по-другому, ты другого языка не понимаешь.

Долиева начинает плакать.

Где-то час это продолжалось. Эти пытки, ругательства, угрозы физической расправы и пытки. После этого в кабинет Бекова Магомеда заходят двое русских. Жестом говорят: пройдите. Я вместе с ними вышла. один вышел вперед, второй за мной. Мы спустились на первый этаж. Я, конечно, хотела сопротивляться, но поняла, что это бесполезно.

Я глазами все осматривала — кого бы из знакомых найти и расспросить, что происходит, потому что была в шоке и недоумении, что они делают. Я понимала, что они поступают незаконно, но из-за того, что их было много и у меня не было никаких шансов из кабинета выйти, я пыталась не спровоцировать их, ихнюю агрессию, как бы они мне еще больнее не сделали. Думала, вот-вот это все закончится.

После того, как вышли во двор — втроем, я и двое русских, которые меня сопровождали Мы подошли к рядом стоящей машине, один из них открыл заднюю дверь и потребовал, чтобы я села на сиденье. Я, конечно же, не могла ослушаться, потому что очень сильно боялась. В дальнейшем я узнала, что это были [заместитель главы Центра «Э» Сергей] Хандогин и [оперативник Андрей] Безносюк. Как только я села, Безносюк надел на мою голову пакет и сразу же, как только я хотела хотя бы поднять руку и убрать пот с лица, меня били по рукам, чтобы я до пакета не дотрагивалась, чтобы им я не мешала.

С двух сторон ко мне присели еще двое. Спереди тоже двое было, всего в машине были четверо. Мы тронулись. Я сперва, когда садилась в машину, думала: как 12 числа возили на следственный эксперимент, точно так же и будет. Я не думала, вообще даже представления не было, что такое ЦПЭ, что такое черный пакет и что такое пытки.

После того, как они вчетвером сели в машину, машина тронулась, мы ехали минут 30-40 без остановки. Всю дорогу меня били, я не могла дотронуться до лица. Положила руки на переднее сиденье и не могла шевельнуться даже — били очень сильно по рукам. Начали опять угрозы физической расправы: признавайся, как вы это сделали, что вы сделали, как вы это организовали, кто соучастник ограбления банка. Спереди сидящие очень сильно кричали, начали угрожать расправой. Один говорит, давай признавайся, пока мы не доехали до места, если доедем — будет уже поздно, оттуда ты живой уже не вернешься. Мы тебя отправим во Владикавказ, в тюрьму, посадим тебя к преступницам, проституткам, с тобой сделаем то, что надо, живой оттуда уже не вернешься, лучше признаться.

«Я думала, у меня все тело разорвется»

Как только машина остановилась, поверх черного пакета мне начали затягивать скотч вокруг глаз и до носа, чтобы я могла дышать, но ничего не видела и никого не опознала. После того, как обмотали скотчем пакет, меня вывели из машины. Зашли в какое-то здание и поднялись на второй этаж; все это время на мне был надет полиэтиленовый пакет. Когда я выходила из машины, один меня держал за плечи, в таком сопровождении завели меня в какой-то кабинет на второй этаж. Рядом со мной все это время находились какие-то люди.

Когда мы зашли в кабинет, меня посадили на стул, и стул оказался чуть-чуть сломанный. Я в дальнейшем уже опознала Безносюка, что это он был. Его голос говорит: «Поменяйте стул. Он, мне кажется, слабый, не выдержит». Пересадили на другой стул. Потом один из них связал мои руки за спиной скотчем и надел какие-то провода на пальцы рук. Все это время рядом со мной находились голоса Безносюка и Хандогина, все голоса, которые угрожали в машине — и [сотрудник ЦПЭ Андрей Овада] и [сотрудник ЦПЭ Виталий Донин] (ни тому, ни другому обвинения по делу не предъявлены — МЗ), в дальнейшем я узнала, что это они были. Сильнее всех кричали Хандогин и Безносюк.

Они заломали мои руки за спину, надели на пальцы рук провода и начали бить током. Удары были такой силы, что я не могла себя сдерживать и кричала громко, во весь рот. После этого Безносюк говорит: «По ходу, это для нее слабое, давайте поменяем, примените другое насилие». Они сняли провода с моих рук, сняли босоножки, носочки и надели провода на большие пальцы ног. Там были такие удары, что я думала, у меня все тело разорвется.

Все это время рядом со мной находились голоса Безносюка и Хандогина; Хандогин угрожал физической расправой, говорил, что если вы признаетесь, то я поговорю с руководством, сделаем вам загранпаспорта, договоримся, чтобы у вас был условный срок, и отпустим вас с мужем в Европу. Типа мы берем вас под свою опеку, только признайтесь в ограблении банка.

Все это происходило в районе 5-6 часов. После этого ко мне подошел Безносюк и протягивает два стакана, говорит: «Пей». Я говорю: «Что это?». Подношу к лицу, а там было спиртосодержащее вещество какое-то. Я говорю, не буду, я никогда не пила водку и не буду пить. Примерно это была водка. Он кричит вовсю: «Пей!». Я говорю, что не могу, меня тошнит. Один из них взял меня за лицо и открыл рот, а второй заливал водку. Я все это не видела, но все это время во время пыток рядом находились голоса этих четверых, которые были в машине, особенно Безносюка и Хандогина — я на тысячу процентов уверена, что это были они.

После этого один из них кричит, Хандогин: «Ты хочешь услышать снова своего мужа?».

Кричит: «Его задержали! С изъятием двух гранат в вашем шкафу». Я, конечно, не хотела в это все верить. Он кричит: «Он находится в соседнем кабинете». Приоткрывает дверь: «Слышишь голос его, как он стонет, кричит? То же самое будет с тобой».

Марем Долиева плачет.

После всех этих пыток мне развязали руки, размотали скотч. Один из присутствующих подошел ко мне и сел на стул. Говорит на ингушском уже, а все пытки проходили на русском языке: «Не плачь, с тобой уже ничего не сделают, все уже закончилось». Когда я сидела и плакала, зашел один из сотрудников и говорит: «Поступило пополнение, нужна аппаратура». Они сняли с моих пальцев ног провода и унесли их. После этого заходит другой сотрудник и говорит на русском языке: «Это еще не закончилось, щас мы предпримем в отношении тебя еще более жесткие пытки». Я, конечно же, испугалась, начала плакать и не понимала, что происходит.

Когда на меня были надеты провода, и били током, временами по моему лицу и по голове поступали удары такой силы, что я очень сильно чувствовала боль. Били электрошоком по животу, били ногами по бедрам, по рукам, по локтям. Били твердым предметом. Все это время, когда проходили вот эти все пытки, рядом со мной были голоса этих четверых.

После того, как они унесли эту свою «аппаратуру», как они назвали, по истечении определенного времени заходит один из сотрудников, надевает опять мои носочки, босоножки и выводит меня из кабинета. Когда я еще сидела на стуле и ждала, что будет, заходит один из сотрудников и говорит: «Что у тебя на пальце?». Я говорю, кольцо. Подходит и снимает кольцо с моей руки. Это был голос Безносюка.

Меня вывели после пыток обратно во двор здания ЦПЭ и посадили в машину, привезли обратно в Сунжу. Ехали минут 30-40 обратно. Когда мы остановились, один из них снял пакет с моей головы и скотч и говорит: «На, вот тебе салфетки, почисти свое лицо». После этого я посмотрела по сторонам. Когда мы ехали туда, их было четверо в машине; на обратном пути их было только трое. Когда сняли пакет с моей головы, рядом и спереди сидящие были в масках; за рулем который был, оказывается, Безносюк.

Я немножко почистила лицо, руки, и обнаружила, что мы стоим рядом с Сунженским РОВД, рядом с парком. Где-то простояли минут пять, почистила лицо-руки, и мы поехали в РОВД. Когда мы заезжали, там был пост. Мы остановились, Безносюк вышел, с охранником о чем-то поговорил, сел опять в машину, и мы заехали во двор. После этого меня пригласили пройти в здание следователей, где я была ранее. Эти трое меня до дверей довели и ушли; в сопровождении местного следователя я поднялась на второй этаж и зашла в кабинет. Там заходили и выходили [люди], я их поименно не знаю. Одному из них я сказала: «У меня с пальца руки сняли кольцо». Он начал звонить и по истечении получаса Безносюк принес и отдал мне мое кольцо.

Когда в сопровождении местного следователя мы стояли в лестничном пролете, мимо меня пробежал, пулей прямо пролетел Беков Магомед. Оказывается, моего мужа они убили в ЦПЭ, и из-за этого все всполошились.

«Я и на сегодняшний день боюсь»

Долиева рассказывает, что из отдела полиции ее выпустили лишь к ночи. У выхода ее встретил брат, вместе с которым они поехали в больницу, где врачи зафиксировали у Марем телесные повреждения. Дома, сняв запачканные кровью вещи и переодевшись в чистое, она обнаружила, что кто-то похитил деньги из тумбочки — 70 тысяч рублей и 1 700 долларов. Перед этим в квартире Долиевых прошел обыск. От брата Марем узнала о смерти своего мужа Магомеда Долиева.

Судья Андрей Лазарев. У вас все?

Долиева (почти шепотом, всхлипывая). Сейчас. После того, как… меня обследовали в больнице, я неделю-две провела дома до окончания этих похорон, я не могла ходить, у меня очень сильно понижалось давление, мы в день по два, по три раза вызывали скорую. После того как похороны… все это немножко улеглось, меня отвезли в больницу, я там пролечилась. И по сегодняшний день я состою на учете у психиатра.

Судья объявляет перерыв и просит потерпевшую собраться с мыслями. После перерыва он говорит: «Если есть что добавить, то продолжайте».

Долиева. У меня есть еще добавить, что во время следственных действий, во время очных ставок неоднократно со стороны Хамхоева, Бекова поступали угрозы расправы. Даже они не постеснялись этого в присутствии следователя. Все эти угрозы поступали в отношении меня и в здании суда Магасского, и со стороны родственников Бекова Магомеда, и со стороны родственников Хамхоева Тимура — кричали вслед, что мы тебя зарежем, убьем, если ты хоть слово скажешь против них.

Кстати, Боротов Алишер (потерпевшая вздыхает) по сегодняшний день не привлечен, я не знаю, за какие такие заслуги, как он умудрился ускользнуть… Не знаю я, как это даже выразить. По отношению ко мне точно так же, как Беков и Хамхоев Тимур, Боротов Алишер применял насилие в кабинете Бекова Магомеда, надевал пакет и душил, затягивал на шее с правой стороны и закручивал. Единственное, что я могу сказать, что не было мата и ругани. Единственное, что он сказал: «С тобой до сих пор красиво разговаривали, дальше с тобой так не будут разговаривать, теперь с тобой будут разговаривать по-другому». А со стороны Бекова Магомеда и Хамхоева Тимура поступали только так — угрозы, мат. Я даже представить не могу, что из человека может такое исходить.

Адвокат Хеди Ибриева, представитель потерпевших. Скажите, пожалуйста, после потери мужа как дальше вы проживали, у вас была возможность прожить ту же полноценную жизнь, что и до того, как в отношении вас было совершено преступление?

Долиева. Если это можно назвать жизнью, то проживала, вернее, существовала — то в Чечне, то в Кабарде, то еще где-то — как лягушка-путешественница, с одного места на другое, потому что постоянно со стороны обвиняемых поступали угрозы.

Адвокат Сергей Гриднев, защитник Сергея Хандогина. Скажите, пожалуйста, вы сообщили о наличии множества угроз в ваш адрес. Вы конкретно реагировали в соответствии с законом по поводу них?

Долиева. Как вы думаете, как я могу реагировать, если с кабинета начальника начинаются пытки, угрозы расправы с жизнью? Я была просто в шоке, начиная с руководства, если руководство такое, какие будут их подчиненные? Я боялась их агрессии и пыталась хотя бы не возражать, не противостоять, потому что их было много, я была одна. Я не могла никого видеть из своих родственников или знакомых, везде вокруг были только оперативники и угрожающие. Как вы думаете, как я могу себя вести?

Адвокат Гриднев. Следующий вопрос — очень существенный, считаю. Вы всегда в течение сегодняшних показаний и ранее говорили, что вы очень сильно боялись. Когда вы перестали бояться?

Долиева. Я и на сегодняшний день боюсь. Потому что угрозы поступают постоянно.

Адвокат Гриднев. Я не по поводу угроз, я спросил — когда вы перестали бояться?

Долиева. Я еще раз говорю — по сегодняшний день продолжаю бояться. Хоть они и за решеткой, но я их боюсь, потому что как только я вижу их лица, как только слышу их голоса, меня в дрожь бросает. Я по сегодняшний день боюсь. И я не могу находиться спокойно у себя дома.

Адвокат Гриднев. Скажите пожалуйста, вы сообщили, что вы боялись. А о том, что у вас пропало кольцо, тут же сделали заявление по поводу пропажи вашего кольца. Что вам было ближе — то, что надевали пакет, или то, что пропало кольцо?

Долиева. Это все проходило вечером того же дня, когда меня пытали и привезли в Сунженский РОВД. Меня подняли на второй этаж, я хотела уйти, меня не отпускали, говорили, что пока не поступит телефонный звонок, они там чего-то регулируют; когда поступит телефонный звонок, мы тебя отпустим. Я говорю: «А чего я здесь нахожусь?». Они молчали. Это подчиненные Бекова Магомеда, оперативники. Я зашла в кабинет, там их было двое, заходили, выходили, предлагали кофе, чтобы я пришла в себя. Они спрашивали — где ты была, что ты делала, как, что, почему. Вот эти двое сотрудников мне и сказали, что в кабинете Бекова Магомеда третий был Хамхоев Тимур. Я его в лицо даже не видела, я его не знала, первый раз тогда видела. И больше я его не видела. В тот день. И когда мы разговаривали с этими оперативниками, я так смотрю — восемь-девять лет это кольцо с моего пальца не снималось. Я сидела и нервничала и перебирала пальцы, когда с ними разговаривала, рассказывала, что случилось. И я обнаружила — раз, у меня кольцо пропало, сняли с пальца. Вот они начали звонить, и через полчаса Безносюк принес кольцо.

Адвокат Гриднев. Скажите, пожалуйста, я несколько иной вопрос задал. Что вам было дороже — кольцо или те переживания, которые вы на себе испытали?

Судья. Давайте уже по существу, а не издеваться над потерпевшей.

Дежурный день в суде

В Нальчикском гарнизонном военном суде идет процесс семерых силовиков, обвиняемых в применении пыток — большинство подсудимых служили в Центре противодействия экстремизму МВД Ингушетии (Центр «Э», ЦПЭ). Зелимхан Муцольгов рассказал суду, как в августе 2010 года сотрудники ЦПЭ пять дней избивали его, пытали током и подвешиванием, требуя признаться в покушении на жизнь их коллеги. «Медиазона» с незначительными сокращениями публикует расшифровку его выступления.

Пятого августа, утром, в 5:30 приблизительно, я проснулся оттого, что в наш дом, в двери, ломились. Я проснулся, успел одеть штаны. Вышел из своей спальной комнаты, я бежал с футболкой в руках — еще не успел одеть ее. Когда я из комнаты вышел, дверь открылась, и в коридор ворвались эти. люди в масках в форме, с автоматами. Я сказал: «Что вы творите!? Что происходит?». Они на меня накинулись с автоматами. Я понял, что это задержание.

Футболку я одеть не успел, она была у меня в руках. Я поднял руки, и меня повалили прямо перед комнатой спальной. Положили меня на живот на пол, руки назад отвели, сняли ремень с моих штанов и руки завязали назад. И потом надели пакет мне [на голову], до этого меня схватили за волосы сзади и ударили голову об пол. Минуты две все это происходило, не больше. Били немножко потом, ну так, не сильно. Потом меня схватили с собой и вывели из дома.

Выводя из дома, перед воротами, меня посадили в легковую машину. На мне пакет висел, но я видел, что меня посадили в легковую машину. С обеих сторон они присели и быстро мы поехали. Минут через пятнадцать… Мы ехали, скорость была сильная, машина не притормаживала. В машине не разговаривали они, естественно. Прижали мне голову между сидениями. Кто-то положил мне руку на голову, грубо толкнул, чтобы я голову между ногами опустил. В таком положении мы доехали туда. Машина подъехала, посигналила. И чувствую, что открываются ворота, и машина заехала туда. Потом, как заехала, меня из машины вывели, завели в здание какое-то, помещение, и посадили на стул. И ушли они оттуда, те, кто меня туда завели.

Часа два-три ко мне никто не подходил, как меня посадили, так и сидел. Потом ко мне зашли. Открывается дверь, решетка, слышно щелчки вот эти, как они заходят. И, короче, я сидел на стуле. Кто зашел, сказал: «Что он здесь расселся?». Меня скинул со стула, я упал. Потом они меня схватили, сперва скотчем вокруг глаз обвязали пакет, повалили животом вниз на пол. Сняли ремень и завязали руки скотчем в том же положении. Ну, и потом начали проверять содержимое моих карманов в штанах, сняли с пальца перстень серебряный. Ну и как бы начали: «Рассказывай!». Я без понятия, че рассказывать? Они говорят: «Все». Начали потом бить.

Изначально меня не так сильно били. Пощечины, по затылку там. Ну, не так уж сильно изначально. Потом сказали: «Ну рассказывай, где оружие, там всякие разбои, схроны, так и так вот». Били меня. И, получается, через некоторое время, ну, как я помню. Они поставили «звонок» и еще там аппарат принесли, поставили. Облили меня водой, потом я попил, сколько мне надо. Потом мне сказали: «Еще пей». Я говорю: «Не хочу больше». Они сильно нажали, влили в меня воду. Потом зацепили провода сзади на мизинцы. Начали крутить провода. И при этом, ну, начали бить током. Говоря, что на сотрудника Нальгиева покушение было совершено с нашего села. Чтобы я рассказывал об этом.

И меня били током, периодически останавливались. Вопросы задавали, потом опять били. И потом, получается, они вышли. Просто я не могу каждую минуту. вот эти физические страдания. А так, по мелочам. Ну, для меня это мелочи. Били так, сяк, по шее.

Муцольгов, стоя за свидетельской кафедрой, показывает, куда пришлись удары.

И потом. В первый день человек пришел когда, ночью, тишина была. Дежурный или кто он там был, сказал: «Тебе че-нибудь надо?». Я сказал, что мне нужно в туалет. Он меня отвел в туалет, развязал руки. Пакет не снял с головы. Ну, он меня отвел в туалет. И обратно привел, посадил, руки завязал. И сказал: «Не говори никому, что я даже заглядывал к тебе». Ну хорошо, не скажу. У меня и не спрашивали.

Примерно на второй день то же самое, пришли. И положили на пол тоже, вопросы начали задавать, избивать. Потом еще дополнительно мне завязали ноги.

Ноги завязали, руки завязали — и как-то вместе за спину стянули, просунули трубу и меня подвесили. И говорили, чтобы я признался в покушении на сотрудника Нальгиева Ильяса, что я знаю его, чтобы сказал, что я причастен, с кем я это совершал, кто-то еще говорил, что я звонил куда-то якобы… Вот эти вопросы задавались и избивали меня. Мне нечего было сказать в тот момент, я любую бумагу был готов подписать, чтобы прекратить страдания. Я сказал, что я подпишу, только мне сказать нечего, я сказал: если вы бумагу какую-то принесете, я подпишу, я согласен, все возьму. Они мне начали подсказывать схему — где, как… И, получается, они вышли, сказали: «Мы через час вернемся». И когда они уже уходили, я думал, что у меня спина сейчас переломается, так они меня повесили. Я уже терпеть эту боль не мог.

Через некоторое время они зашли, то же самое, вот эту трубу вздернули, и я упал на пол. Я головой вниз упал, пол там был бетонный. Они меня еще вот этой бутылкой с водой часто били в лицо, пинали, когда я лежал, ногами туда-сюда кидали по помещению. И, получается, в ту же ночь они, как меня закинули, они ушли. Я предполагаю, что это была ночь, потому что тишина такая была.

Человек ко мне заглянул, вопрос первый задал: «Живой?». Я сказал, что да, живой. Я сказал ему, что после того, как я висел, у меня скотч к руке прижался, я сказал, что я не чувствую рук, они опухшие были, и что было бы неплохо, если бы руки чуть-чуть расслабили. И он подошел, увидел, как я сидел, сам удивился и побежал оттуда. Потом ножницами он мне отрезал скотч, руки освободил, и я еще долго их не мог вперед вытянуть, они как упали, так и лежали. Он мне их переложил, сказал, помассируй руки, я через некоторое время вернусь и тебя завяжу. То же самое: «Не говори только, что тебя освобождали, что вообще я сюда заходил».

И, получается, я массировал, массировал руки, через некоторое время он пришел, обратно меня завязал скотчем, но не так туго, и оставил меня, ушел. Я немного поспал, потом проснулся и чувствую, что скотч слабый — и так как у меня голова чесалась, я, получается, руки смог высвободить, снял пакет с головы с трудом, потому что он плотно был завязан. Я снял пакет с головы, через некоторое время смог видеть, потому что было светло уже в кабинете. Потом я огляделся — комната 3 на 4, с решетками, одно окно было заложено кирпичами, два сейфа стояли, дверь железная с глазком. Потом я посмотрел, подошел, в глазок заглянул, там увидел помещение дежурной части. Там сидел человек и [оперативник ЦПЭ Иса] Аспиев стоял — ранее мне знакомый, мы учились вместе в колледже. Дружеских отношений не было, но я знал его лицо. И он, который в дежурной части сидел, хвастался, что получил новый пистолет Ярыгина, смотрел его, крутил туда-сюда.

На мониторе было видно пять-шесть делений, камеры разные, и возле здания ЦПЭ, расположенного в Назрани, снаружи, там круговое движение. Я узнал это место — когда учился, ходил пешком по этой улице. Минут пять я понаблюдал, и потом он как-то меня увидел. Он встал и начал идти на меня — я обратно быстро сел, пытаясь обратно завязать скотчем пакет, и — бах! — хлопнула дверь. Как дверь хлопнула, тишина стала, я пытался пакет надеть, но не смог, потому что их уже два было. Я не помню точно, когда мне второй надели на голову.

После хлопка дверью тишина, ничего не происходило. Я снова встал, подошел к глазку, а там уже темно, ничего не видно. Я отошел, прислушивался, походил немного по комнате. В туалет меня не пускали первые сутки, я один пакет снял, дело сделал и скинул пакет, спрятал его. Второй пакет надеть у меня не получилось, и я ногами-руками начал его растягивать, чтобы он на голову обратно поместился. Растягивал-растягивал, при этом у меня скотч где-то порвался. В итоге я смог натянуть пакет, обратно загнул руки и так сидел.

Через некоторое время услышал, что ко мне кто-то идет — решетка, дверь и прочее. Я уже с пакетом сидел. Зашли три-четыре человека примерно, мне так показалось. Через правый глаз, где у пакеты дырка была, я их видел. Нечетко, но видел. «Рассказывать будешь?» — началось вот это движение.

И ко мне подошел человек, короче, ему стало, ну, как бы… Я сидел — я встал, у меня синяки. Он спрашивает: «Почему синяки?». Я: «Да отлежал, отсидел». Он: «Ну че ты?». И он меня развернул, дал по ногам, я, естественно, встал на растяжку. И, короче, начал меня бить по бедрам, по внутренней части, по телу, по суставам. Начал один человек по этим местам.

Мугольгов снова показывает на себе места ударов.

И требовали признаться в покушении в отношении Нальгиева. И, получается, когда меня туда-сюда били, три-четыре удара делали, а следующий был прямо снизу — ну, между ног, я имею в виду. И после этого я, естественно, падал на колени, на пол, постоянно падал. И в тот момент я обратил внимание, что человек, который меня бил — это, ну, возраст 40-45 лет, потом я узнал, что это Хамхоев Тимур — когда я его в интернете увидел (после новостей о задержании главы ЦПЭ в декабре 2016 года — МЗ). И он меня избивал, вставал, кричал, и потом еще немного, когда я лежал. После пахового удара некоторое время вообще я лежал, не двигался. «Рассказывай!» И он наклонился и говорит: «Я сейчас тебя убивать буду».

Я когда еще лежал, я тоже четко Хамхоева увидел, он поставил меня к стенке и развернул. Он когда ко мне приблизился, наклоняясь, на меня… И получается, начал: «Я сейчас тебя покалечу, убью». Ну, матерились там, конечно. И там кто-то из них… ну я работал тренером по тхэквондо. И он мне кричит: «Ну как ты там, как тебе наше тхэквондо?». Я ничего не говорил, молчал все.

Таким образом меня много раз били, опять и в пах, туда-сюда, по бедрам, потом в пах, я падал, меня обратно ставили. Били меня гораздо больше, но, по крайней мере, 8-10 ударов Хамхоев мне наносил, я видел его непосредственно, когда я оборачивался. Когда он там с товарищем там еще говорили: «Сейчас обрадуешься, сейчас мучеником будешь, ты должен радоваться». Вот так меня избивали. И потом тоже били, били… Я лежал на полу, тогда как упал после очередного удара в пах. Ну, тогда я более-менее дольше лежал, минуты три или четыре я пролежал так.

Хамхоев в тот момент отмел от меня, я чувствовал, что он отошел и никого нет рядом. Я лежал на боку и вижу, как стоящий вот Аспиев… Ну, когда я говорил, когда в дежурной части он был не в форме военной был, просто спортивная кофта, белая олимпийка. Ну, и он подошел и сказал: «Поворачивайся, если собираешься говорить, короче». Потом последовали угрозы: «Мы тебя сейчас убьем, мы тебя сейчас убьем, закопаем». И ногой меня по плечу вот так вот сделал движение, чтобы я повернулся на живот.

«Убивать будем, убью, инвалидом останешься в лучшем случае» — вот такие были разговоры. «Я тебе сейчас спину переломаю». Вот так я лежал на животе, руки за спиной связанные, и он залез мне на спину. И, получается, раза три или четыре он одновременно на меня ногами прыгнул. Они раз, два, три и на четвертый он мне пробил легкие, дыхание… Ну, задохнулся, короче.

Муцольгов резко и шумно втягивает воздух, показывая, как он задыхался.

И после того как я перевернулся на спину, возле стенки была решетка… там две или три стены с решетками были. И он, держась за эту решетку, вот так вот стоял и на меня смотрел в тот момент. И как бы снизу тогда я его тоже еще раз увидел.

Мне было трудно дышать, потому что он в легкие мне пару раз ударил, чего-то он сказал там про покушение на Нальгиева. Через некоторое время опять началось, опять бутылки, когда еще подвешенный был, били по пяткам, палками или прикладом, я не знаю. Я уже не чувствовал, так как все опухшее было. Я чувствовал, что бьют, но боли я не ощущал в тот момент, когда меня по пяткам били. И в тот момент, когда меня били и бутылка эта, которой по голове били… А там как получалось: я сижу, а они с одной стороны, с другой, ты ожидаешь удар с одной стороны, а они опять с другой стороны, а то сверху. И у меня пакет чуть-чуть в сторону скрутился, и я уже видеть не мог, поэтому дальше я вот этот промежуток избиения смог увидеть. Потому что дальше пакет ушел — и все, просвет ушел. Я с этого момента уже перестал видеть, кто бьет.

После этого… Вот эти дни я не могу сказать, я не могу сказать какой день там, несколько раз приходили, два-три раза. Непосредственно то, что синее болезненное, вот эти растяжки, растяжки, на спине… Эти угрозы, что сейчас жену сюда приведут, издеваться будут — вот такие разговоры тоже были, чтоб я сказал про покушение на Нальгиева.

Потерпевший рассказывает, как сотрудники ЦПЭ пытались убедить его, что он находится в Северной Осетии — хотя он мельком видел за окном знакомую назрановскую улицу, а из соседней мечети был слышен азан.

Получилось так, что избили меня и оставили. И, получается, на следующий день один зашел и сказал мне… Ну, короче, так как я в пакет сделал свое дело, там не было ни окна, ничего. Они открыли окно, вентилятор поставили, проветрили.«Ой, чего, в штаны обделался?». То, се, издевались еще. Поставили вентилятор, проветрили помещение. И зашел один и спросил: «Писать сможешь?». Я сказал: «Смогу писать». Я думал, что признательное показания, в тот момент что угодно я был готов был подписать. Я сказал, что попытаюсь, так как руки у меня были опухшие. Он ушел, через некоторое время вернулся, пакет снял с головы, руки освободил мои. Ну, время, пока я руки помассажировал, потому что они опухшие, я даже ручку не мог держать в руке. И говорит, что, вот сейчас надо написать расписку: «Я буду диктовать, ты пиши». Листа два или три я точно испортил, потому что не мог нормально писать, непонятно было, что я написал. Не было разборчиво.

Текст был такой — расписка, что я пятого августа был забран правоохранительными органами, тогда «милиция» называлась. Через три часа был допрошен, через три часа был отпущен, к правоохранительным органам претензии не имею. Ну вот эту бумажку я написал, потом он забрал бумажку и сказал: «Ты уже надоел, короче, убивать тебя вывозим. Тебе два или три часа на раздумье». И ушел. Через два или три часа он пришел обратно и сказал: «Ну, будешь говорить, вспомнишь?» Я говорю, что вспомнить нечего, но согласен подписать. Он сказал недовольно: «Заканчивайте. Давайте, берите, делайте свое дело».

Два человека в масках зашли, один мне на голову пакет надел, скотчем не обматывали, с обеих сторон меня взяли и потащили через коридор, и так через коридор вывели меня и закинули в машину, в багажник меня закинули. По сигналу ворота открылись и начала машина движения. Когда скорость машина начала набирать, я удостоверился, что она уехала со двора и в багажник никто не заглянет уже, я снял пакет с головы. И вижу, то я в багажнике машины серебристого цвета, там без колонок была машина, только отверстия для них. Через заднее стекло я видел крыши, бетон, столбы, чуть-чуть электричества… Минут 20-30 быстро ехали, не знаю, в каком направлении.

Потом я чувствую, что машина с асфальта, с трассы съехала и машина сильно в пыль вошла, в багажнике мне уже дышать трудно было. Через некоторое время, ну недалеко, минут пять по бездорожью мы ехали, и машина начала останавливаться. Я обратно на голову пакет одел, и на тот момент меня вынули из багажника и выкинули на землю. И сказали: «Если ты там в интернете чего-нибудь напишешь, если жаловаться будешь, то все — мы тебя убьем, не проблема». И уехала машина. Я посмотрел вслед, что это «Приора» серебристого цвета без номеров. И вторая машина неподалеку остановилась тоже стояла, белая четырнадцатая (вероятно, ВАЗ-2114 — МЗ) без номеров.

Муцольгов рассказывает, что 5 августа, когда люди в масках забрали его из дома, у него гостил племянник Ибрагим Точиев. Его тоже задержали силовики. «Я слышал через стену его крики мощные», — вспоминает потерпевший. По словам Муцольгова, он подумал, что из соседней машины точно так же выбросили Точиева — но на крики никто не откликнулся.

Я туда пошел в таком состоянии… За это время меня ни разу не кормили, даже пакет с головы не сняли. Только в один момент, когда я расписку писал десятого числа, меня одним куском торта накормили. Больше ничем. Воду давали периодически, но непостоянно, жажда меня тоже мучила. И голод, и жажда. И я был слабый, естественно, после этих издевательств. Я кричал, но понял, что со второй машины [племянника] не выкидывали.

В лесном массиве возле речки меня кинули, получается. И я вижу, как молодые люди на белой «семерке» моют машину. Я начал кричать, они меня не слышали. Потом я в овраг спустился, а это речка Асса, быстро течет эта речка. Ноги забирает. Я залез в речку, а стоять не могу, меня потащило, и так, и сяк — я машу руками, не могу речку эту перейти. Они обратили внимание, подбежали, меня схватили. Спросили что с тобой, я им объяснил что меня менты избили.

Когда они спрашивали, они сказали это на чеченском языке — ну, мы понимаем, чеченский-ингушский. Я подумал, что меня в Чечню отвезли. Я спросил, где мы находимся. Они сказали — Нестеровская. Станица у нас такая есть.

Потерпевший рассказывает, что попросил у молодых людей телефон, позвонил двоюродному брату и объяснил, как его найти.

Он подъехал, естественно, обрадовался, увидев меня, посадил свою машину, спасибо им сказал, поблагодарил. Мы поехали домой, я спрашиваю, а что Точиев, племянник мой? Не нашли еще. Они меня искали, потому что у нас похищений и убийств было на тот момент много. И на третий сутки если человека не находят, то все. Говорят, даже в лесу искали ваши трупы, потому что уже сутки пятые шли. Это, можно сказать, единственный случай, что я нашелся — обычно двое-трое суток, и уже вообще не находят.

Муцольгов вспоминает, что родственники отвезли его в больницу, где врачи осмотрели его и зафиксировали повреждения. Племянник Точиев, по его словам, нашелся через несколько дней — не выдержав пыток, он подписал признания в участии в незаконном вооруженном формировании (статья 208 УК) и два года провел в заключении. Родные Муцольгова обратились к правозащитникам, а сам он, опасаясь преследования, вскоре вместе с семьей уехал жить в Магаданскую область.

В Конституционном суде все судьи ушли в отпуск, остался только один дежурный

Все судьи Конституционного Суда ушли в отпуск до 18 августа. Об этом Украинским Новостям сообщили в пресс-службе.

«С сегодняшнего дня судьи в месячном отпуске», — сказала представитель пресс-службы.

При этом не ушел в отпуск один человек, Михаил Гультай остался дежурным судьей.

Таким образом, на данный момент в отпуске находятся 12 судей КС.

Как сообщала «Страна», мэр Киева Кличко заявил об уходе в отпуск с завтрашнего дня.

Кстати, на последней сессионой недели депутаты отдали президенту Конституционный суд, увеличили пенсионный возраст для украинцев, а взамен получили «деньги на округа».

Луценко заявил, что после каникул снова подаст представления на Дейдея и Лозового. «Если парламент не снял (депутатскую неприкосновенность — Ред.) в этот раз, значит, в сентябре будет вынужден рассматривать этот вопрос повторно», — добавил он.

Журналисты украинского оппозиционного издания «Голос Правды» со ссылкой на Страна.ua .

Будемо вдячні за будь-яку допомогу українському опозиційному проекту «Голос Правди». Ви можете переказати будь-яку суму – і 1 гривню, і 100 тис. Гроші ми витрачаємо на оплату хостингу, розвиток сайту, запуск нових розділів і організацію прямих трансляцій.

Читайте та обговорюйте найцікавіші публікації «Голосу Правди» в наших групах у «Facebook», «ВКонтакте», «Однокласники» і «Twitter». Щоранку ми розсилаємо популярні новини на пошту – підпишіться на розсилку. Ви можете зв’язатися з редакцією сайту через розділ «Повідомити Правду».

В США годовалый ребенок предстал в суде без родителей

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

В США годовалый ребенок предстал в суде по миграционным делам без присутствия родителей. Он пил молоко из бутылки, играл с маленьким мячом, а под конец слушаний громко расплакался.

Суд рассматривал право ребенка находиться на территории США. В итоге было принято решение о его добровольном отъезде из страны, которое дает властям возможность отправить его в Гондурас, куда уже был депортирован отец ребенка.

Рассматривавший дело судья сказал, что ему невероятно тяжело бывает скрыть свое смущение, когда ему приходится спрашивать у адвоката, понимает ли его подзащитный суть дела.

«Мне стыдно задавать такой вопрос, потому что я не знаю, кому вы будете это объяснять. Только если не предположить, что годовалый ребенок может усвоить закон о миграции», — сказал судья Джон Ричардсон адвокатам.

Помимо мальчика в тот день в суде штата Аризона без родителей предстали еще несколько детей. Один из них в ответ на вопрос о возрасте показал пять пальцев.

В США с мая продолжается скандал в связи с разлучением семей, задержанных при нелегальном пересечении границы. По новым правилам, введенным администрацией Дональда Трампа, детям из мигрантских семей, разлученным с родителями при попытке попасть в США, не назначают адвокатов. Они вынуждены сами представлять себя в суде, зачастую не зная английского языка, заявили правозащитники из техасской НКО Texas Civil Rights Project.

Как рассказал представитель НКО Карлос Гарсия, юридические процессы по делам мигрантов могут длиться несколько месяцев — после суда по уголовному делу по статье о незаконном проникновении в страну многие мигранты подают заявку на убежище, решение по которым принимается еще два-три месяца.

В течение этого времени взрослые и дети содержатся в разных миграционных центрах.

В отношении детей, незаконно переходящих границу США, не возбуждается уголовных дел, но может быть открыто дело по миграционной статье. В этом случае дети вынуждены сами представлять себя в суде.

Политика задержания семей на американской границе и отделения родителей от детей действует с начала мая, за это время в миграционных центрах для «лиц нежного возраста» — так их называют в США — оказалось около двух тысяч детей.

Изоляционные центры представляют собой переоборудованные склады или супермаркеты. На одной из фотографий, распространенных Таможенно-пограничной службой США, видно, что взрослые мигранты сидят на лавочках в пространстве, огороженном металлической сеткой. Журналисты говорят, что дети содержатся в похожих условиях.

Политику разъединения детей на границе продолжают критиковать во всем мире. Верховный комиссар ООН по делам беженцев Филиппо Гранди сказал Би-би-си, что политика «нулевой терпимости» к мигрантам неприемлема, прекратить ее призвал комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн.

Папа римский Франциск назвал разделение семей «противоречащим католическим ценностям» и «аморальным». «Популизм — это не решение», — сказал глава католической церкви.

Дональд Трамп в ответ на критику написал 18 июня, что США «не станут лагерем для мигрантов и не превратятся в приют для беженцев».

Смотрите так же:

  • Бух проводки налога на землю Проводки по начислению земельного налога Отправить на почту Начисление земельного налога проводки могут отражать несколькими способами — в зависимости от характера использования земельного участка в хозяйственной деятельности организации. Цель нашей статьи — […]
  • Закон тождества примеры нарушения Закон тождества примеры нарушения Основные законы логики Равна ли мысль самой себе (Закон тождества) Первый и наиболее важный закон логики – это закон тождества, который был сформулирован Аристотелем в трактате «Метафизика» следующим образом: «…иметь не […]
  • Материнский капитал на кредитном калькуляторе Ипотечный калькулятор с материнским капиталом: порядок расчета Ипотечный калькулятор с материнским капиталом — инструмент для расчета кредита и составления графика выплат. Порядок направления и реализации средств маткапитала регулируется ст.7 ФЗ «о […]
  • Земельный налог в 2018 году для юридических лиц в краснодарском крае Ставка транспортного налога для пенсионеров в 2018 году в Краснодарском крае Транспортный налог (далее – ТН) – региональный сбор, взимаемый с налогоплательщиков (физических или юридических лиц), имеющих в собственности ТС, зарегистрированные в установленном […]
  • Комментарии к мошенничество Комментарии к СТ 159 УК РФ Статья 159 УК РФ. Мошенничество Комментарий к статье 159 УК РФ: При квалификации мошенничества необходимо использовать Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. "О судебной практике по делам о мошенничестве, […]
  • Гражданство рф и молдавии Получение гражданства Молдовы Как получить паспорт Молдовы? Какие нужны документы и куда обращаться? Что такое ID карта? Ответы на все эти вопросы содержатся в этой статье. Удостоверение личности гражданина Молдавской Республики может быть двух видов: […]
  • Приказ в срок до передать Приказ о передаче товарно материальных ценностей другой организации в бюджете образец Приказ о приеме-передачи товарно-материальных средств в связи с отпуском кладовщика ГОСУДАРСТВЕННОЕ УНИТАРНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ о передаче-приеме материальных ценностей в связи […]
  • Образец квитанции госпошлины на развод Сколько стоит госпошлина за развод в России Количество разводов на территории России с каждым годом увеличивается. Более половины союзов распадаются. Бракоразводный процесс — неприятная и длительная процедура, которую сложно провести без консультации […]