Интеллектуальная собственность и вто

Публикации

Ольга Безрукова
Алексей Пашинский
(с) Сквайр Сандерс Москва ЛЛС

22 августа 2012 года стала полноценным членом Всемирной Торговой Организации (далее ВТО), подписав Протокол о присоединении к Марракешскому соглашению об учреждении ВТО (далее – «Протокол»). Среди прочего, Россия взяла на себя обязательства соблюдать положения Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (далее – ТРИПС).

В Докладе рабочей группы по присоединению России к ВТО от 16-17 ноября 2011 года (далее – «Доклад») были озвучены замечания представителей ВТО к некоторым положениям российского законодательства в области интеллектуальной собственности, содержащимся главным образом в четвертой части Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее – «ГК РФ»). В соответствии с пунктом 2 Протокола, Россия приняла на себя обязательства устранить пробелы или соответствующим образом изменить законодательство в соответствии с положениями Доклада.

В настоящей статье мы анализируем наиболее важные, на наш взгляд, аспекты, связанные с выполнением Россией своих обязательств по приведению национального законодательства в соответствие с требованиями ВТО.

Запрет организациям по коллективному управлению правами работать без договора с правообладателями

Озабоченность у рабочей группы вызвал тот факт, что в соответствии с российским законодательством деятельность организаций по управлению правами на коллективной основе, имеющих государственную аккредитацию, осуществляется без заключения соглашения с правообладателями (пункт 3 статьи 1244 ГК РФ).

Россия приняла на себя обязательство пересмотреть систему коллективного управления правами, а именно, отменить недоговорное управление правами в течение пяти лет после вступления в силу четвертой части ГК РФ. Пятилетний срок истек в январе 2013 года, однако, соответствующие изменения по-прежнему не приняты, как и не введены меры по контролю деятельности таких организаций и привлечения их к ответственности.

Стоит отметить, что в рамках Таможенного Союза (Россия, Белоруссия, Казахстан) Евразийская Экономическая Комиссия в июле 2013 года подготовила проект Соглашения о едином порядке управления авторскими и смежными правами на коллективной основе. В нем не предусмотрены права организаций по коллективному управлению, позволяющие таким организациям работать без договоров с правообладателями. 1

Однако в России соответствующие изменения в законодательство вероятно вноситься не будут. В частности, законопроект N 47538-6, находящийся на рассмотрении в Государственной Думе Российской Федерации (принят в первом чтении 27 апреля 2012 года), о внесении изменений, в том числе в четвертую часть ГК РФ, не содержит положений, отменяющих бездоговорное коллективное управление правами авторов.

Соответственно, обязательство, данное ВТО, Россия пока не выполнила. Это впоследствии может грозить ей санкциями из-за жалоб, которые уже поступают в орган по решению споров ВТО от других стран-участниц.

Обязательство уравнять патентные пошлины для иностранных заявителей

До 2011 года патентные пошлины для нерезидентов были выше, чем для резидентов, что, по мнению рабочей группы, создавало дискриминацию иностранных заявителей. Россия пообещала исправить ситуацию и в сентябре 2011 года в «Положение о патентных и иных пошлинах» были внесены соответствующие изменения.

Размер пошлин стал единообразным для отечественных и иностранных заявителей.

Доменное имя не должно иметь приоритет над товарным знаком

До октября 2010 года в соответствии с российским законодательством заявителям могли отказать в регистрации товарного знака, если он был тождественен доменному имени, права на которое у другого лица возникли раньше, чем права на товарный знак. Следует отметить, что на практике при проведении экспертизы по заявкам на регистрацию товарных знаков наличие тождественных или сходных до степени смешения доменных имен не проверялось.

Однако по Соглашению ТРИПС доменные имена не являются объектом интеллектуальной собственности и не могут иметь большую значимость в сравнении с товарным знаком. Россия приняла соответствующие поправки, и слова «доменному имени» были исключены из подпункта 3 пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

Соотношение фирменных наименований и товарных знаков.

Члены рабочей группы высказали озабоченность относительно возможного отказа в регистрации товарного знака в случае наличия в России схожих фирменных наименований или коммерческих обозначений, права на которые возникли ранее прав на такой товарный знак.

Представитель России, комментируя указанную выше позицию, заявил о том, что согласно действующему законодательству отказ в регистрации товарного знака может быть вынесен лишь в том случае, если товары, в отношении которых осуществляется регистрация данного товарного знака, являются однородными по отношению к товарам, в отношении которых используется фирменное наименование.

Однако в разделах ГК РФ, относящихся к вопросам регулирования прав, возникающих в связи с использованием данных объектов, отсутствует четкая и однозначная формулировка указанной нормы. Каких-либо более определенных комментариев российским представителем предоставлено не было.

Охрана наименования места происхождения товара (НМПТ) должна предоставляться независимо от его регистрации в стране происхождения наименования

Охрана наименований географических объектов в некоторых странах ВТО регулируется нормами законодательства о недобросовестной конкуренции, о защите знаков сертификации и не всегда обеспечивается государственной регистрацией таких обозначений в качестве НМПТ. В России же для возникновения правовой охраны такие наименования должны быть зарегистрированы Роспатентом в качестве НМПТ.

В связи с этим был задан вопрос, будут ли охраняться в России такие наименования, в случае если, например, наименование географического объекта, который находится в иностранном государстве, в нем не зарегистрировано как НМПТ, но защищено иным образом, например сертификацией, решением суда или по другим основаниям.

Представитель России подтвердил, что такое наименование будет регистрироваться в России в качестве НМПТ, даже если оно не зарегистрировано в качестве такого объекта в странах происхождения.

Несмотря на то, что напрямую из нормы пункта 2 статьи 1517 ГК РФ этого не следует, данный вывод подтверждается пунктом 7.3.6.3 Приказа Минобрнауки РФ от 29.10.2008 №328, где говорится, что в качестве доказательства, подтверждающего право заявителя на заявленное НМПТ могут быть представлены, в том числе, свидетельства или сертификаты на право пользования НМПТ, выданные компетентным органом страны происхождения товаров.

Размер гарантии, требуемый от правообладателя таможенными органами, не должен препятствовать обращению правообладателей за защитой прав

Как известно в России имеется возможность для внесения сведений о некоторых объектах интеллектуальной собственности, в частности, товарных знаках в специальный таможенный реестр с целью предотвращения ввоза на территорию России контрафактной продукции и, таким образом, нарушения прав на товарные знаки.

Согласно статье 53 Соглашения ТРИПС, таможенный орган имеет право потребовать от заявителя предоставления залога или равноценной гарантии, достаточной для защиты лица, осуществляющего ввоз товара, и таможенного органа в случае предотвращения злоупотребления правом со стороны владельца товарного знака.

Представитель России заявил, что в настоящее время гарантии, предусмотренные таможенным законодательством, не должны создавать препятствия заявителям для защиты интеллектуальных прав. Сумма гарантий составляет минимум 300 000 рублей. 2 Ранее, Таможенный Кодекс РФ (ныне утратил силу) предусматривал размер гарантии не менее 500 000 рублей.

Вместе с тем, сумма в 300 000 рублей может оказаться значительной и явиться препятствием для представителей малого бизнеса или физических лиц в использовании процедуры, описанной выше.

Обязательство пресекать изготовление пиратских товаров на оптических носителях и контрафактных товаров

Указанное обязательство касается мер, направленных против изготовителей пиратских копий объектов ИС на оптических носителях (например, диски с фильмами, музыкой, программным обеспечением), и отдельно против лиц, занимающихся перевозкой и сбытом контрафактной продукции, то есть товарами, на которых незаконно размещены товарные знаки.

Выполнению указанного обязательства должно способствовать принятие закона, ужесточающего ответственность за сбыт контрафакта. 3 В частности, реализация товара, содержащего незаконное воспроизведение чужого товарного знака, повлечет наложение административного штрафа в размере, кратном стоимости товара.

В отношении оптических носителей, на которых нелегально размещены объекты ИС, представитель России заверил что «правоохранительные органы продолжат проводить неоднократные внеплановые проверки всех заводов, имеющих лицензию на производство оптических носителей, несущих содержимое, охраняемое авторскими и смежными правами. Такие проверки будут проходить регулярно, без предварительного уведомления и в любое время дня или ночи. При обнаружении доказательств незаконного производства оптических носителей с коммерческой целью, содержащих данные, охраняемые авторскими или смежными правами, возбуждается уголовное дело. Сотрудники правоохранительных органов также будут продолжать проводить действия для обнаружения и закрытия нелицензированных заводов, производящих оптические носители, содержащие данные, охраняемые авторскими или смежными правами, а также действия по выявлению и проверке товарных складов, на которых хранится значительное количество пиратских и контрафактных товаров. Если пиратские или контрафактные товары найдены в этих местах, товары будут изъяты и сохранены в качестве доказательства, начнется проведение расследований, включая расследования, направленные на выявление владельца, дистрибьютора и производителя таких товаров, и устанавливается преследование этих лиц в судебном порядке. В частности, уголовное дело будет возбуждено в случаях пиратства или контрафакции в коммерческих масштабах».

Отметим, что «пиратскими» обычно называют товары, произведенные с нарушением авторских или смежных прав, а «контрафактными» — товары, в отношении которых несанкционированно используются товарные знаки (см. например, Международное соглашение о противодействии контрафакции АСТА).

Уголовная ответственность за нарушение авторских и смежных прав должна зависеть от рыночных условий

Статья 61 Соглашения ТРИПС в качестве основания наступления уголовной ответственности устанавливает факт совершения неправомерных действий с товарными знаками и авторскими правами в коммерческих масштабах. В статье ничего не говорится о каких-либо пороговых величинах (стоимости пиратских и контрафактных товаров). Вместе с тем, Уголовный Кодекс РФ устанавливает требование, по которому чтобы стать наказуемым деянием незаконное использование товарного знака или знака обслуживания должно причинить крупный ущерб.

Был поставлен вопрос о возможности замены любых пороговых величин в УК РФ общим условием коммерческого масштаба нарушения. Однако представитель России заявил, что пороговые величины определяют коммерческую цель умышленного незаконного использования товарного знака или нарушения авторского права, поэтому отменяться они не будут. Далее было заявлено, что в случаи привлечения лица к ответственности за нарушение прав интеллектуальной собственности, включая административную ответственность, не в первый раз – упомянутые пороговые величины не применяются.

Представитель Российской Федерации также заявил, что российские правоохранительные органы будут принимать в расчет то обстоятельство, что хранение пиратских копий произведений или фонограмм с целью продажи также считается уголовным преступлением.

Было сделано заверение о том, что «применение пороговых величин к деятельности будет учитывать стоимость проданных пиратских копий произведений или фонограмм, и стоимость пиратских копий, находящихся на хранении» и что «такой подход в отношении копий, находящихся на хранении, будет также применяться в случаях нарушения авторского права через Интернет».

Обязательство бороться с «пиратством» в сети Интернет

Члены рабочей группы задали вопрос о том, какие меры предпринимаются для предотвращения нарушения интеллектуальных прав в сети Интернет и каким образом привлекаются к ответственности нарушители.

Представитель России подтвердил, что «Правительство РФ продолжит принимать меры против функционирования на серверах, расположенных в РФ, сайтов, способствующих нелегальному распространению контента, охраняемого авторскими и смежными правами, такого как фонограммы (аудиозаписи), а также продолжит выявлять и преследовать в уголовном порядке организации, которые незаконно распространяют в Интернете объекты авторских и смежных прав».

Борьба с пиратством в сети Интернет с 1 августа 2013 года должна активизироваться, благодаря принятию так называемого «антипиратского закона», который устанавливает порядок блокировки интернет-сайтов. Вместе с тем, закон распространяется только на такие объекты ИС как «аудиовизуальные произведения и фонограммы». 4

Правообладатель, обнаружив в интернете ресурс, который без его согласия распространяет фильмы или, что очень важно, на котором размещена «информация, необходимая для получения фильма с использованием информационно-телекоммуникационных сетей», могут обратиться в Московский Городской Суд с требованием ограничить доступ к такому ресурсу. Получив определение Мосгорсуда о блокировке («предварительные обеспечительные меры»), правообладатель должен обратиться в уполномоченный орган (Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, далее – «Роскомндазор») с заявлением о временной блокировке ресурса.

В течение 15 дней с момента получения определения о временной блокировке правообладатель должен подать иск в Мосгорсуд для рассмотрения дела о нарушении интеллектуальных прав по существу. Если иск удовлетворен, владелец ресурса обязан удалить незаконно размещенную информацию. В противном случае к ресурсу блокирует доступ уже оператор связи по требованию Роскомнадзора.

Несмотря на то, что закон начал действовать только недавно, он уже подвергся резкой критике, в частности, со стороны крупнейших российских интернет-компаний, таких как «Яндекс», Mail.Ru и американской Google, а также Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК).

Суд по интеллектуальным правам

С 3 июля 2013 года в России в системе арбитражных судов был образован специализированный Суд по интеллектуальным правам. Стоит обратить внимание, что Суд по интеллектуальным правам рассматривает в качестве суда первой инстанции только споры об установлении или прекращении интеллектуальных прав и об оспаривании нормативных и ненормативных актов государственных органов, связанных с интеллектуальными правами (например, решение Роспатента о признании патента недействительным).

Защита авторских и смежных прав по-прежнему является прерогативой арбитражных судов и судов общей юрисдикции. Вместе с тем, патентные споры и споры по товарным знакам и иные споры по защите интеллектуальных прав будут рассматриваться Судом только в качестве суда кассационной инстанции.

Возможность обращения в надзорную инстанцию – в Высший Арбитражный Суд РФ сохранена.

Вывод

Несмотря на наличие определенного числа нерешенных проблем можно отметить, что Россия, став членом ВТО, сделала важные шаги по пути дальнейшей гармонизация российского и международного права в области защиты интеллектуальной собственности.

Развитие правоприменительной и судебной практики должно способствовать тому, что иностранные правообладатели из стран-участниц ВТО будут чувствовать себя в России более комфортно. В свою очередь, российский бизнес и правообладатели смогут рассчитывать на приток инвестиций, в том числе иностранных, для развития национальных проектов с использованием объектов интеллектуальной собственности.

2 — Пункт 2 статьи 307 Федерального закона от 27.11.2010 №311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации».

3 — Федеральный закон от 23.07.2013 N 194-ФЗ «О внесении изменений в статьи 14.7 и 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

4 — С 1 августа 2013 года в России вступил в силу Федеральный закон Российской Федерации от 2 июля 2013 г. N 187-ФЗ.

Права интеллектуальной собственности и ВТО

В рамках ВТО вопросы прав интеллектуальной собственности регулируются Соглашением ВТО о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (далее – ТРИПС).

Особенностью ТРИПС является то, что часть основных положений отражает нормы, уже содержащиеся в базовых многосторонних конвенциях и соглашениях по правам интеллектуальной собственности, и адекватна им, а часть идет дальше, выходя за рамки этих международных договоров.

ТРИПС делает акцент на правоприменение: то есть мало сказать, что «права на интеллектуальную собственность защищаются в судебном порядке», но нужно обеспечить высокий стандарт такой защиты от правонарушений. В рамках ВТО будет оцениваться эффективность процедур защиты и охраны прав на интеллектуальную собственность.

Степень отражения в ТРИПС основных принципов ГАТТ-94. ТРИПС содержит положения, отражающие основные принципы ГАТТ-94: национальный режим (ст. 3), режим наибольшего благоприятствования (ст. 4), транспарентность (ст. 63). Однако в отношении полного применения этих принципов имеются изъятия, которые соответствуют изъятиям из Бернской, Парижской и Римской конвенций.

Стандарты защиты в ТРИПС. Данное Соглашение имеет целью обеспечить защиту всех традиционных видов прав на интеллектуальную собственность: авторское право, смежные права, права на промышленную собственность, права на закрытую коммерческую информацию.

ТРИПС и авторское право. В отношении авторского права (ст. 9-14) ТРИПС требует соблюдения положений Бернской конвенции, но идет дальше ее положений. Так, компьютерные программы должны обладать такой же защитой, как и литературные произведения. При этом элементы программ должны быть оригинальными.

ТРИПС и смежные права. Обладатели смежных прав имеют право контроля за прокатом, исполнением своих произведений. Они должны быть защищены от несанкционированного тиражирования записей их выступлений или трансляции не менее чем в течение 50 лет.

ТРИПС и товарные знаки (знаки обслуживания). В отношении товарных знаков и знаков обслуживания (ст. 15-21) ТРИПС также идет дальше Парижской конвенции. Так, минимальный срок защиты указанных знаков — не менее семи лет и должен возобновляться. При этом в ТРИПС усилена защита общеизвестных товарных знаков и общеизвестных знаков обслуживания. Владелец зарегистрированного знака имеет исключительное право не разрешать третьим лицам без его согласия в ходе торговли использовать идентичные или подобные обозначения для товаров или услуг. Однако это правило не действует, если идентичное или подобное обозначение существовало ранее, до регистрации знака в какой-либо стране. При неиспользовании зарегистрированного знака в течение трех лет регистрация может быть аннулирована, если не доказаны веские причины неиспользования. Не допускается принудительного предоставления лицензий на использование иностранных товарных знаков. Владелец товарного знака вправе передать его вместе с передачей предприятия, которому принадлежит знак, но может и не делать этого.

ТРИПС и географические обозначения. В отношении географического обозначения (ст. 22-24) ТРИПС предписывает, чтобы такое обозначение не вводило в заблуждение, не являлось фальсифицированной информацией, то есть не представляло собой недобросовестную конкуренцию. Не допускаются слова на этикетках «как», «типа». Однако если доказано, что ссылка на происхождение товара использовалась не менее 10 лет до принятия ТРИПС, то страна не обязана прекращать ее использование.

ТРИПС и промышленные образцы. В отношении промышленных образцов (ст. 25-26) ТРИПС требует, чтобы страны предоставляли защиту новым или оригинальным образцам на 10 лет, в течение которых нельзя без разрешения правообладателя производить и продавать товары, являющиеся копией промышленного образца.

ТРИПС и патенты. В отношении патентов (ст. 27-34) ТРИПС требует, чтобы страны предоставляли патентную защиту в течение 20 лет, если продукция является инновацией, применяемой в промышленности. Не должно быть дискриминации по сфере применения или месту изобретения. В ряде случаев государство может в своем законодательстве предусмотреть использование объекта патента без согласия и разрешения правообладателя, в том числе использование его самим государством. Так, в ст. 31 ТРИПС учтено, что в силу законодательства ряда стран объект патента может использоваться без разрешения патентовладельца, например для государственных нужд. Оговорены условия такого использования, в частности необходимость выплаты вознаграждения, ограничение срока и объема такого использования, возможность судебного обжалования.

Согласно ст. 28 ТРИПС патентовладельцу должно быть предоставлено исключительное право на воспрепятствование изготовления, использования и продажи другими лицами запатентованного продукта. Патенты на процессы (методы) производства должны предоставлять аналогичное право на продукцию, изготавливаемую с использованием данного процесса (метода) производства. Патентовладелец вправе совершить уступку патента и передать его на условиях лицензионного соглашения.
ТРИПС, как видим, выступает за широкие рамки патентоспособности нововведений, изобретений. И все же имеется исключение. Страна-член ВТО вправе исключить из объектов патентования по соображениям публичного правопорядка, морали, зашиты здоровья и окружающей среды методы лечения человека и животных (кроме микроорганизмов). Новые виды растений охраняются либо патентами, либо специально применяемой для этого системой охраны.

ТРИПС и интегральные микросхемы. В отношении интегральных микросхем (ст. 35-38) ТРИПС предусматривает примерно такую же защиту, что и в отношении патентов. В отличие от патентов, неумышленное нарушение прощается при условии уплаты нарушителями роялти за пользование в разумных пределах.

ТРИПС и закрытая коммерческая информация. В отношении закрытой коммерческой информации (ст. 39), то есть информации, представляющей коммерческую ценность вследствие того, что она другим предпринимателям не известна, в ТРИПС сказано, что она охраняется при соблюдении условий, указанных в ст. 10 Парижской конвенции. Без согласия обладателя такой информации она не должна раскрываться.

ТРИПС и стандарты эффективного правоприменения. Они предусмотрены в ст. 41 — 44 ТРИПС. Соглашение предписывает, чтобы национальное законодательство предусматривало эффективные действия против нарушения прав на интеллектуальную собственность, такие как уголовные и административные наказания правонарушителей, восстановление нарушенных прав.
Оно должно исходить из недопущения необоснованной задержки и усложненной процедуры. При этом административные и судебные процедуры не должны быть дорогостоящими, их целью является предотвращение правонарушений в будущем. Должна быть предусмот¬рена возможность пересмотра административного решения в судебном порядке.
Суды должны иметь полномочия выносить решения о прекращении нарушения прав на интеллектуальную собственность, приостанавливать проникновение пиратских, контрафактных товаров на рынок, прежде чем экономическая ценность нарушаемого интеллектуального права будет значительно уменьшена. Такое приостановление может иметь место в форме не только решения суда по делу, но и определения суда о предварительной, обеспечительной мере. Суды должны иметь полномочия принять решение о возмещении не только прямого ущерба, но и упущенной выгоды.
Кроме указанной компетенции суда национальное законодательство должно предусматривать предотвращение импорта поддельной, контрафактной продукции средствами таможенных органов вплоть до права их конфискации, а правообладатель — иметь возможность добиваться запрета пропуска таких товаров на таможенную территорию страны для свободного обращения, правда, под гарантию или депозит на случай, если жалоба против предполагаемого нарушителя не будет удовлетворена.

Право обращения государств-членов ВТО в специализированный орган ВТО по разрешению споров между государствами-членами ВТО. Практически важное правовое последствие повышенных стандартов, о которых говорилось ранее, заключается в том, что государство-член ВТО может начать процедуру спора в органе ВТО по разрешению споров, заявив о несоответствии национального за¬конодательства другого государства-члена ВТО положениям ТРИПС, хотя, по мнению многих специалистов по вопросам ВТО, указанные положения ТРИПС являются неоправданным вмешательством в национальное законодательство государств.

ВЛИЯНИЕ ПРАВА ВТО НА СФЕРУ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ РОССИИ

22 августа 2012 г. Российская Федерация стала членом Всемирной торговой организации – вступил в силу протокол о присоединении нашей страны к Марракешскому соглашению, учреждающему данную международную организацию. Процесс вступления России во Всемирную торговую организацию длился в течение восемнадцати лет, начавшись еще в 1993 г., с составления заявки на присоединение к Генеральному соглашению по тарифам и торговле.

Одним из основных требований к стране, присоединяющейся к Всемирной торговой организации, является приведение ее законодательства в соответствие с правилами Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности, входящего в пакет документов Всемирной торговой организации и обязательного к принятию для всех стран, вступающих в нее. При этом в отличие от других обязательств, взятых нашей страной в отношении различных секторов экономики, данное Соглашение должно применяться с момента вступления России во Всемирную торговую организацию без каких бы то ни было переходных периодов. В связи с этим необходимо провести анализ норм национального законодательства в области права интеллектуальной собственности и его защиты с точки зрения тех изменений, которые были в него внесены в процессе вступления России во Всемирную торговую организацию.

В научной литературе, посвященной вопросам изучения влияния законодательства Всемирной торговой организации и, в частности Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности, на правовое регулирование данной сферы в Российской Федерации, отмечается, что законодательство нашего государства на сегодняшний день в целом соответствует нормам и принципам, содержащимся в указанных документах.

Для этого компетентными органами государственной власти был принят целый комплекс мер по обеспечению выполнения требований, которые предъявляются в Соглашении к регулированию и защите прав интеллектуальной собственности, а именно:

– «была проведена гармонизация российского законодательства с положениями Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности;

– принята и вступила в силу IV часть Гражданского кодекса Российской Федерации;

– в системе Министерства внутренних дел создано специальное подразделение по борьбе с нарушениями прав интеллектуальной собственности;

– в системе арбитражных судов создан суд по интеллектуальным правам;

– увеличение количества рассматриваемых судами общей юрисдикции и арбитражными судами дел, связанных с нарушением прав интеллектуальной собственности;

– приняты отдельные нормативные документы, касающиеся использования прав на интеллектуальную собственность, созданную за счет государственных средств; учета и налогообложения хозяйственных операций с интеллектуальной собственностью; регистрации договоров о распоряжении исключительными правами»[1] и т. д.

Все эти меры были предприняты на различных этапах длительного процесса вступления России во Всемирную торговую организацию. При этом особое внимание уделялось приведению норм национального законодательства в соответствие с требованиями и целями основных международных договоров в области интеллектуальной собственности и, в том числе, с Соглашением по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности, результатом чего стало создание IV части Гражданского кодекса Российской Федерации. До принятия данного документа правовое регулирование отношений, связанных с правами на результаты интеллектуальной деятельности, носило достаточно разрозненный характер. В соответствии с существующими на международном уровне формами охраны и защиты прав интеллектуальной собственности были приняты специальные федеральные законы:

– Закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 года № 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров»;

– Закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 года № 3523-1 «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных»;

– Закон Российской Федерации от 9 июля 1993 года № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах»;

– Патентный закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 года № 3517-1;

– Закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 года № 3526-1 «О правовой охране топологий интегральных микросхем» и ряд других.

В дальнейшем работа по совершенствованию законодательной базы в рассматриваемой сфере велась практически непрерывно. Так, 20 февраля 1995 г. был принят Федеральный закон № 24-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации», определивший понятие конфиденциальности информации. В 1996 г. вступил в силу Уголовный кодекс Российской Федерации, предусматривающий уголовное наказание за нарушения прав интеллектуальной собственности. Кроме того, велась работа по совершенствованию уже существующих законодательных актов.

Однако, «несмотря на существенную работу, проделанную законодателями, положения специальных законодательных актов носили обобщенный характер, что приводило к недостаточности и противоречивости правового урегулирования в рассматриваемой сфере общественных отношений. Кроме того, на законодательном уровне не было установлено каких-либо общих подходов к регулированию отношений, охране и защите права интеллектуальной собственности. Все это порождало множество проблем и в правоприменительной практике».[2]

Представители Всемирной торговой организации выразили свое неприятие норм Гражданского кодекса Российской Федерации, «позволяющих организациям по коллективному управлению правами, получившим государственную аккредитацию, представлять интересы даже тех правообладателей, которые не давали на это согласия. Они увидели в этом опасность серьезных злоупотреблений со стороны подобных организаций, имеющих возможность собирать вознаграждение и, например, не выплачивать его авторам, которые даже не знают о таком сборе средств».[3] В связи с этим Российская Федерация приняла на себя обязательство в течение 5 лет после вступления в силу части четвертой Гражданского кодекса (то есть до конца 2012 года) пересмотреть систему коллективного управления и отменить недоговорное управление правами. Кроме того, Российская Федерация обязалась принять необходимые меры для контроля и привлечения к ответственности организаций, занимающихся коллективным управлением правами, чтобы гарантировать правообладателям получение вознаграждения, которое им причитается. Для достижения этих целей в отношении деятельности таких организаций осуществляется контроль со стороны уполномоченного федерального органа исполнительной власти (Министерства культуры России). Кроме того, они обязаны ежегодно представлять в уполномоченный федеральный орган исполнительной власти отчет о своей деятельности. Далее необходимо охарактеризовать те требования, которые предъявлялись к нормам Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующим отдельные виды прав интеллектуальной собственности. Так, изменениям подверглись положения статьи 1299 Гражданского кодекса, касающиеся технических средств защиты авторских прав. Включенная в пункт 3 данной статьи «оговорка о неприменении мер ответственности за нарушение технических средств защиты авторского права в случаях, когда закон допускает использование соответствующего произведения без разрешения правообладателя, западными экспертами рассматривалась как искусственное вторжение в сферу охраны технологий, которое не позволит обеспечить требуемый уровень защиты».[4]

Российская Федерация согласилась на исключение рассматриваемой оговорки. Ряд представителей Всемирной торговой организации указали на необходимость внесения изменений в статью 1273 Гражданского кодекса, которая создала общее исключение, разрешающее воспроизведение «гражданами, исключительно в личных целях, работы, ставшей общедоступной на законных основаниях… без согласия автора или иного владельца права…и без компенсации».[5] Данная норма, по их мнению, не в полной мере соответствует требованию статьи 13 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности, которая предписывает сведение ограничений или изъятий «в отношении исключительных прав до некоторых особых случаев, которые не вступают в противоречие с обычным использованием произведения и необоснованно не ущемляют законные интересы владельца прав»[6]

Российская Федерация обязалась в соответствии с требованиями Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности принимать необходимые меры, чтобы гражданское судопроизводство обеспечивало правообладателям эффективную защиту от действий нарушителей прав интеллектуальной собственности. Еще одно общее обязательство нашего государства предусматривает принятие эффективных и незамедлительных мер против нарушений прав интеллектуальной собственности на основании жалоб, поданных правообладателями или иными лицами для прекращения таких нарушений на территории России. Российская Федерация также подтвердила обязательство результативно и качественно применять законодательство, касающееся нарушений прав интеллектуальной собственности, включая наложение штрафов с учетом высокого уровня общественной опасности таких нарушений, их конкретных обстоятельств и цели предотвращений будущих правонарушений.

Наше национальное законодательство предусматривает принудительное обеспечение прав интеллектуальной собственности посредством судебного производства, а также допускается защита гражданских прав в административном порядке, но лишь в случаях, предусмотренных законом. При этом в соответствии с требованием Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности стороны имеют возможность требовать пересмотра окончательных административных решений судебным органом».[7] Статья 41 Соглашения не предусматривает каких-либо обязательств по созданию судебной системы для обеспечения соблюдения прав интеллектуальной собственности, отличной от судебной системы, обеспечивающей соблюдение законодательства в целом.

Однако в целях профессионального и качественного рассмотрения соответствующих споров, повышения эффективности системы защиты интеллектуальных прав с учетом международных стандартов в нашем государстве в 2011 году был учрежден Суд по интеллектуальным правам, который является специализированным арбитражным судом, рассматривающим в пределах своей компетенции дела по спорам, связанным с защитой интеллектуальных прав.

Кроме этого, представители Всемирной торговой организации потребовали, чтобы Россия «обеспечивала конфискацию и уничтожение оборудования и других приспособлений, используемых для совершения противозаконной деятельности в области интеллектуальной собственности, даже если их владельцами являются третьи лица».[8] Данное требование было реализовано в пунктах 4 и 5 статьи 1252 Гражданского кодекса, в которых дается определение контрафактных материальных носителей, а также предусматривается возможность их изъятия из оборота и уничтожения за счет нарушителя, если законом не предусмотрено их обращение в доход государства.

В связи с тем, что усиление борьбы с пиратством озвучивается как одна из главных тенденций модернизации интеллектуального права, Российская Федерация в рамках Соглашения взяла на себя обязательство по усилению борьбы с изготовлением нелегальных копий охраняемых результатов интеллектуальной деятельности. В частности, представители Всемирной торговой организации настаивали на необходимости «интенсификации усилий по осуществлению проверок предприятий, задействованных в производстве оптических дисков».[9]

Итак, в данной статье были рассмотрены основные требования, предъявляемые к законодательству Российской Федерации в области регулирования и защиты права интеллектуальной собственности представителями Всемирной торговой организации в соответствии с положениями Соглашения по торговым аспектам права интеллектуальной собственности в рамках заседаний рабочей группы по вступлению нашего государства в данную международную организацию.

На основании этого материала можно сделать вывод, прежде всего о том, что число данных замечаний позволяет говорить о достаточной степени соответствия IV части Гражданского кодекса указанному международному соглашению. Также, необходимо отметить, что с содержательной точки зрения ряд замечаний был связан не расхождением российского закона с положениями Соглашения, а с затруднениями в толковании иностранными экспертами содержания российских правовых понятий (например, понятие «личные цели» в условиях свободного использовании произведения) или с расширительным толкованием текста международного обязательства, сложившимся в теории и на практике (например, при соотношении понятий «наименование места происхождения товаров» и «географическое наименование»).

Во многом такая ситуация связана с различиями между правопорядками тех стран, представители которых входили в рабочую группу, и нашим национальным правопорядком. Однако устранение данных противоречий имеет положительное значение, так как влечет за собой сведение к минимуму определенных непониманий и вопросов, которые могут возникнуть у иностранных правообладателей при применении норм IV части Гражданского кодекса.

Но правила и нормы Соглашения потребовали серьезного реформирования системы правовой охраны интеллектуальной собственности, так как вызывали наибольшее количество критических отзывов. В качестве негативных примеров неэффективности защиты прав интеллектуальной собственности чаще всего называлось нарушение авторских прав: проблемы контрафактной продукции и пиратства в различных сферах культуры, в сфере программного обеспечения, а также в сети Интернет.

Карпова Н. Н. Интеллектуальная собственность и ВТО / Н. Н. Карпова // Российской предпринимательство.— 2012. – № 2 (200). – С. 21.

2 Филимонов А. Е. Россия, ВТО и права интеллектуальной собственности / А. Е. Филимонов // Законотворческая деятельность, безопасность, правопорядок; бюджетный, финансовый и налоговый контроль, банки; экономика; внешнеэкономическая политика; промышленность, сельское хозяйство; опыт, проблемы, перспективы; социальная сфера: сб. научн. ст., Выпуск 17. – М.: ЗАО «Родина-Про», 2005. – С. 131.

3 Тарасов Д. А. Изменения в интеллектуальном праве России после присоединения к ВТО [Электронный ресурс] // Интеллектуальная собственность в интернете: [web-сайт]. – URL: http://lexdigital.ru/2012/061/. Дата обращения: 31.08.2016.

4 Павлова, Е. А. Четвертая часть ГК: итоги переговоров по ВТО / Е. А. Павлова, О. Ю. Шилохвост // Патенты и лицензии. – 2008. — № 7. – С. 4.

5 Российская Федерация. Законы. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая): от 18 декабря 2006 г. № 230-ФЗ (ред. от 03.07.2016) // Российская газета. — 2006. – 22 декабря. – Ст. 1273.

6 Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности от 15.04.1994 [Электронный

ресурс] – Документ опубликован не был. – Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс». – Ст. 13.

7 Зуева И. А. Вступление России в ВТО: защита правообладателей / И. А. Зуева // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. — 2011. – № 6 (1). – С. 307.

8Доклад Рабочей группы по присоединению Российской Федерации к Всемирной торговой организации от 16.11.2011 [Электронный ресурс] – Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс». – п. 1304.

9 Доклад Рабочей группы по присоединению Российской Федерации к Всемирной торговой организации от 16.11.2011 [Электронный ресурс] – Доступ из справочно- правовой системы «КонсультантПлюс». – п. 1336.

Список литературы

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая): от 18 декабря 2006 г. № 230- ФЗ (ред. от 03.07.2016) // Российская газета. — 2006. – 22 декабря. – Ст. 1273.

2. Доклад Рабочей группы по присоединению Российской Федерации к Всемирной торговой организации от 16.11.2011 [Электронный ресурс]. – Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс».

3. Зуева И. А. Вступление России в ВТО: защита правообладателей / И. А. Зуева // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. — 2011. – № 6 (1). – С. 305-314.

4. Карпова Н. Н. Интеллектуальная собственность и ВТО / Н. Н. Карпова // Российской предпринимательство. — 2012. – № 2 (200). – С. 16-26.

5. Павлова, Е. А. Четвертая часть ГК: итоги переговоров по ВТО / Е. А. Павлова, О. Ю. Шилохвост // Патенты и лицензии. – 2008. — № 7. — С. 2 — 9.

6. Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности от 15.04.1994 [Электронный ресурс] – Документ опубликован не был. – Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс». – Ст. 13.

7. Тарасов Д. А. Изменения в интеллектуальном праве России после присоединения к ВТО [Электронный ресурс] // Интеллектуальная собственность в интернете: [web-сайт]. – URL: http://lexdigital.ru/2012/061/. Дата обращения: 31.08.2016.

8. Филимонов А. Е. Россия, ВТО и права интеллектуальной собственности / А. Е. Филимонов // Законотворческая деятельность, безопасность, правопорядок; бюджетный, финансовый и налоговый контроль, банки; экономика; внешнеэкономическая политика; промышленность, сельское хозяйство; опыт, проблемы, перспективы; социальная сфера: сб. научн. ст., Выпуск 17. – М.: ЗАО «Родина-Про», 2005. – С. 131-135.

Выпускные квалификационные работы (ВКР) в НИУ ВШЭ выполняют все студенты в соответствии с университетским Положением и Правилами, определенными каждой образовательной программой.

Аннотации всех ВКР в обязательном порядке публикуются в свободном доступе на корпоративном портале НИУ ВШЭ.

Полный текст ВКР размещается в свободном доступе на портале НИУ ВШЭ только при наличии согласия студента – автора (правообладателя) работы либо, в случае выполнения работы коллективом студентов, при наличии согласия всех соавторов (правообладателей) работы. ВКР после размещения на портале НИУ ВШЭ приобретает статус электронной публикации.

ВКР являются объектами авторских прав, на их использование распространяются ограничения, предусмотренные законодательством Российской Федерации об интеллектуальной собственности.

В случае использования ВКР, в том числе путем цитирования, указание имени автора и источника заимствования обязательно.

Интеллектуальная собственность и вто

Требования ВТО к интеллектуальной собственности

Для вступления в ВТО надо привести национальное законодательство в соответствие с соглашением по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности.

В 1997 г . Республика Казахстан подала заявку на вступление во Всемирную торговую организацию. В настоящее время в стране происходит оживленное обсуждение возможных преимуществ и потерь от вступления Казахстана в эту организацию. Заведующий кафедрой граждан­ского права АЮ ВШП «АДИЛЕТ» Т. Каудыров предлагает рассмотреть вопросы соответствия действующего законодательства по охране объектов интеллектуальной собственности (ИС) требованиям этой организации, а также о влиянии членства в ВТО на дальнейшее развитие системы охраны объектов ИС.

Уругвайский раунд переговоров стран — участниц торгового соглашения, проходивший с 1986 г . по 1994 г ., принял заключительный акт, вместивший в себя два важнейших акта — Соглашение о формировании ВТО и Trade Related Aspects of Intellectual Property Rights — Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (TRIPS). Последнее соглашение также является составной частью учредительного договора ВТО, который был подписан в Марракеше (Марокко) 15 апреля 1994 г . и вступил в силу 1 января 1995 г .

Соглашение TRIPS — основной документ, определяющий параметры соответствия национального законодательства страны, вступающей в ВТО, требованиям этой организации, а также выявляющий готовность страны на проведение реформ в данной области.

TRIPS устанавливает минимальные стандарты, которые должны выполняться членами ВТО по предоставлению прав на объекты ИС и обеспечению этих прав. Минимальный характер прав означает их необходимость и достаточность для охраны авторских и смежных прав, товарных знаков, географических указаний, промышленных образцов, топологий интегральных микросхем, конфиденциальной информации.

Особенность соглашения TRIPS заключается в том, что его требования должны быть выполнены до вступления страны в ВТО. Невыполнение минимальных требований приведет к тому, что страну не примут в ВТО. Таким образом, данное соглашение выполняет функции своеобразного первого пропуска страны в ВТО.

TRIPS требует наличия соответствующего законодательства и институциональных образований (органов и организаций), способных эффективно его реализовать. Но сложность выполнения его требований заключается не только в необходимости законодательства об охране ИС, но и в высоких стандартах конкурентной практики, особенно в области обеспечения прав, а также в наличии процедур по принудительному осуществлению прав.

Выгодной для страны стороной TRIPS является наличие положений о сотрудничестве и технической помощи между вступившей страной и старыми членами ВТО.

Принятие Казахстаном решения вступить в ВТО породило ряд вопросов по поводу положения дел с охраной интеллектуальной собственности в республике. Важнейшими вопросами сегодняшнего дня являются: насколько правовой режим охраны интеллектуальной собственности Казахстана отвечает требованиям TRIPS, и что следует сделать для совершенствования такой охраны?

Право интеллектуальной собственности, как особая подотрасль гражданского права, начало формироваться гораздо раньше процесса движения РК в ВТО, фактически в 1992 г ., с принятием Патентного закона и Закона о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров. За годы государственной независимости Казахстан присоединился к 12 мировым конвенциям в области интеллектуальной собственности. Тем не менее создание ВТО и выработка TRIPS внесли новые элементы и придали больший динамизм не только казахстанской, но и всей мировой системе охраны объектов ИС.

Процесс вступления РК в ВТО длится уже более 5 лет и сводится к выполнению Правительством РК требований участников переговорного процесса. При этом главным переговорщиком являются США — страна, для которой соблюдение прав ее обладателей ИС возведено в ранг государственной политики. Стоимость таких объектов в экономике этой страны огромна — около 5 процентов всего ВВП. Ежегодные потери только от несанкционированного использования объектов авторского права и смежных прав по всему миру составляют несколько сот миллионов долларов. Именно поэтому американские изобретатели, авторы и исполнители оказываются в прямом выигрыше от неукоснительного соблюдения TRIPS в каждой стране мира. При этом охрана прав ИС напрямую увязывается правительством этой страны с соблюдением экономических и политических свобод.

С 1997 г . начались наши консультации с представителями американского агентства ЮСАИД о приведении законодательства РК в соответствие с требованиями TRIPS. От одного этого процесса национальное законодательство по ИС получило сильнейший стимул для пересмотра и совершенствования. За это время удалось полностью пересмотреть саму систему законодательства РК об ИС: ввести в ГК РК новый раздел V «Право интеллектуальной собственности», состоящий из 77 статей; принять новые Патентный закон РК от 16 июля 1999 г ., Закон о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров от 26 июля 1999 г ., Закон об охране селекционных достижений от 13 июля 1999 г ., Закон о правовой охране топологий интегральных микросхем от 29 июля 2001 г ., а также присоединиться к ряду международных конвенций в области авторского права и объектов промышленной собственности.

Насколько полно с точки зрения других стран — членов ВТО современное законодательство РК отвечает требованиям TRIPS, чтобы принять страну в состав ее членов, как мы полагаем, точно не знает никто. Судя по выступлениям членов нынешней Государственной комиссии по вступлению в ВТО, в июле 2002 г . при очередной встрече нашей делегации со странами-переговорщиками ими было заявлено об отсутствии претензий к РК в данной области. Но это было устное заявление, нам же представляется, что некоторые проблемы еще остались не решенными. В частности, в июне 2003 г . пришло известие, что Казахстан наряду с некоторыми другими странами СНГ остается в контрольном списке 301 государственного департамента США, куда он был включен в 2001 г . как кандидат для объявления страной-пиратом в области ИС. В этом году озабоченность США вызывают, в частности, отсутствие ретроактивной охраны авторских прав и трудность применения уголовных санкций к производителям контрафактных товаров.

Являясь некоторое время членом первой комиссии Правительства РК по вступлению в ВТО, автор данной статьи в полной мере ощутил трудности первых лет движения в ВТО. Мы полагаем, что процесс приведения казахстанского законодательства в соответствие с TRIPS кроме общих имел и специфические правовые трудности, объясняемые прежде всего различиями в западной (прецедентной) и романо-германской (кодифицированной) системах права, а также разными представлениями западных и бывших советских юристов о законодательной технике. Советники ЮСАИД не всегда учитывали нашу правовую специфику и требовали, чтобы законы и иные нормативные акты были бы написаны в привычной им манере, а именно без отсылок на другие нормативные акты с множеством подробностей, вариантов и оговорок. Это, естественно, вызывало неприятие казахстанских юристов, ученых и практиков. Например, по нашей законодательной традиции административные и уголовные санкции не содержатся в законах по интеллектуальной собственности, а отсылаются ими к Кодексу РК об административных правонарушениях и Уголовному кодексу. Это приводило западных консультантов к мнению, что наши законы в данной области декларативны и вообще не имеют санкций за нарушение прав. Разногласия устранялись по мере понимания их причин.

Выполнение Казахстаном раздела TRIPS «Общие положения и основополагающие принципы»

В этом разделе, состоящем из 8 статей, указываются наиболее принципиальные положения, определяющие параметры национальной охраны объектов ИС. Практически ничего нового, выходящего за пределы действующих мировых конвенций в данной области, этот раздел не содержит. Его нормы почти целиком отсылочного характера. В частности, восприняты из Парижской, Бернской и Римской конвенций основные принципы предоставления охраны на основе гражданства, национальный режим для граждан и организаций стран — членов ВТО (ст. 3).

Введен совершенно новый принцип, не содержащийся в Парижской и Бернской конвенциях, — режим наибольшего благоприятствования нации, правда, только в отношении объектов, упомянутых в самом TRIPS (ст. 4), и с исключением процедур многосторонних соглашений под эгидой Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) «в связи с приобретением и сохранением в силе прав интеллектуальной собственности». Известный из Парижской конвенции принцип национального режима, таким образом, значительно расширен.

Есть еще ряд исключений, т.е. вопросов, которые не урегулированы TRIPS, а остаются в руках каждого государства — члена ВТО (статьи 6, 8 TRIPS). Это нормы об исчерпании прав, возможности установления требований по охране общественного питания и здоровья народа и о мерах по предотвращению злоупотребления правами ИС.

Значение и особенность норм данного раздела таковы, что они должны быть приняты страной безоговорочно и не могут быть изменены в ходе переговорного процесса.

Казахстанское законодательство полностью учло эти требования. Соответствующие положения изложены в ст. 38 Патентного закона РК от 16 июля 1999 г . и ст. 48 Закона РК 26 июля 1999 г . «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях места происхождения товара». Ст. 5 Закона РК от 10 июня 1996 г . «Об авторском праве и смежных правах» также предусматривает предоставление иностранным физическим и юридическим лицам национального правового режима.

Поскольку TRIPS в данном своем разделе требует от страны-кандидата наличия инфраструктуры охраны ИС, рассмотрим имеющуюся в РК систему органов, ответственных за управление правами интеллектуальной собственности.

В самом общем плане руководство данной системой возложено на Министерство юстиции РК. Подразделением Минюста, специализирующимся в данной области государственного управления, является Комитет по правам интеллектуальной собственности (далее — комитет). Комитет был создан постановлением Правительства Республики Казахстан от 29 марта 2001 г . «Вопросы Комитета по правам интеллектуальной собственности Министерства юстиции Республики Казахстан». Комитет осуществляет специальные исполнительные и контрольно-надзорные функции, а также руководство в сфере охраны прав ИС. Именно ему переданы функции и полномочия по управлению имуществом и делами упраздненного Комитета по авторским правам Министерства юстиции Республики Казахстан и Республиканского государственного предприятия по патентам и товарным знакам «Казпатент» Министерства юстиции Республики Казахстан.

В целях совершенствования государственной системы охраны прав ИС постановлением Правительства от 11 июля 2002 г . создано Республиканское государственное казенное предприятие «Национальный институт интеллектуальной собственности Комитета по правам интеллектуальной собственности Министерства юстиции Республики Казахстан», основным предметом деятельности которого определено «осуществление производственно-хозяйственной деятельности в сфере науки по вопросам интеллектуальной собственности».

Таким образом, сложилась управленческая система, которая сегодня представлена Комитетом по правам интеллектуальной собственности Министерства юстиции Республики Казахстан. Указанный комитет сосредоточил в своих руках функции уполномоченного органа по всем основным объектам ИС: авторским, смежным правам, объектам промышленной собственности, селекционным достижениям, топологиям интегральных микросхем.

Соответствие требованиям TRIPS режима правовой охраны отдельных объектов ИС

Следует сразу отметить, что круг объектов охраны сужен по сравнению с количеством обычно охраняемых в странах объектов — в TRIPS ничего не говорится о полезных моделях. Это означает, что Казахстан или иная страна — кандидат в ВТО может осуществлять их охрану по своему усмотрению.

Основные параметры охраны отдельных объектов ИС, соблюдение которых обязательно для страны — члена ВТО, а также для кандидата на вступление, выявленные нами из текста TRIPS, выделены курсивом. После изложения указанных параметров мы ссылаемся на нормативные правовые акты Казахстана, учитывающие данные требования, или на обстоятельства, указывающие на их невыполнение.

Авторское право и смежные права (ст. ст. 9 — 14 TRIPS):

соблюдать положения Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений, за исключением норм и положений по моральным правам;

охранять компьютерные программы как литературные произведения и базы данных как компиляции произведений;

предоставить владельцам компьютерных программ и производителям фонограмм (звукозаписи) право санкционировать или запрещать использование их продуктов (коммерческий прокат);

установить 50-летний срок охраны звукозаписей и требовать предоставления охраны звукозаписей;

установить минимальный 50-летний срок охраны фильмов и других работ, где имеются права компаний.

Законодательное определение объектов авторского права, включая права в отношении кинематографа и компьютерных программ, предусмотренных ст. ст. 6 — 8 Закона РК от 10 июня 1996 г . «Об авторском праве и смежных правах», значительно расширено с тем, чтобы учесть все формы авторского права, ст. ст. 9 — 12 Соглашения TRIPS и ст. ст. 2 и 2-bis Бернской конвенции.

В соответствии с положениями Бернской конвенции и Соглашением TRIPS Закон РК «Об авторском праве и смежных правах» предоставляет авторам и их преемникам эксклюзивное право на: воспроизведение, вещание, публичное воспроизведение, кинематографическую или другую адаптацию, изменение или соглашение, публичное исполнение их работ. В соответствии со ст. ст. 12 — 14 Соглашения TRIPS и ст. 7 Бернской конвенции охрана произведений сохраняется в течение жизни автора плюс 50 лет после его смерти.

В соответствии со ст. 14(1) Соглашения TRIPS, ст. 37 Закона РК «Об авторском праве и смежных правах» прежде всего исполнителям предоставляется право на защиту от записи ранее не записанного исполнения или постановки и передачи в эфир или другого вещания их произведения.

Права производителей фонограмм

В соответствии со ст. 14(2) Соглашения TRIPS, ст. ст. 34 — 38 Закона «Об авторском праве и смежных правах» предоставляется производителям фонограмм право, среди прочих, запрещать несанкционированное воспроизведение, повторное воспроизведение, сбыт или импорт фонограмм.

Право вещательных организаций

В соответствии со ст. 14(3) Соглашения TRIPS, ст. ст. 34 — 37 и 39 — 41 Закона РК «Об авторском праве и смежных правах» предоставляется право вещательным организациям запрещать следующие несанкционированные действия: исполнение, воспроизведение исполнения и вещания посредством беспроволочных средств вещания.

Условия защиты исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций

В соответствии со ст. 14(5) Соглашения TRIPS, ст. 42 Закона РК «Об авторском праве и смежных правах» предоставляются исполнителям, производителям фонограмм и вещательным организациям условия защиты в течение 50 лет после даты первого исполнения (или постановки), первой публикации фонограммы или первого вещания в эфир.

предоставить патентную охрану продуктам и способам по всем типам изобретений, за некоторым исключением (п. 3 ст. 27 TRIPS), при условии их новизны, изобретательского уровня и промышленной применимости;

установить 20-летний срок охраны всех изобретений;

предусмотреть быструю подачу и рассмотрение заявок на получение патентов;

установить пределы принудительных лицензий со стороны Правительства по использованию изобретений.

В соответствии с Патентным законом РК объектами промышленной собственности являются изобретения, промышленные образцы и полезные модели. Объектами изобретения могут быть: устройство, способ, вещество, штаммы микроорганизмов, клеток растений и животных, а также применение известного ранее устройства, способа, вещества, штамма по новому назначению. Изобретению предоставляется правовая охрана, если оно является новым, имеет изобретательский уровень и промышленно применимо (соответствует ст. 27(1) Соглашения TRIPS). В соответствии со ст. 27(2) и (3) Соглашения TRIPS Патентный закон РК предусматривает, что не признаются изобретениями научные теории, математические решения, методы экономической организации, условные обозначения и правила, методы выполнения умственных операций, программы для ЭВМ, проекты и схемы планировки зданий и сооружений, предложения в отношении лишь внешнего вида изделий, предложения, противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали.

Формальная экспертиза заявок на выдачу предварительных патентов осуществляется по прошествии двух месяцев с даты подачи заявки, в течение которых заявителю предоставляется право вносить исправления и уточнения без изменения сущности объекта промышленной собственности. В случае положительных результатов формальной экспертизы принимается решение о выдаче предварительного патента, и после уплаты соответствующих пошлин производится публикация в официальном бюллетене патентного ведомства. В течение трех лет с даты поступления заявки или пяти лет в случае продления срока действия предварительного патента заявитель или владелец предварительного патента может обратиться с ходатайством в патентное ведомство о проведении по этому предварительному патенту экспертизы по существу. В случае положительного результата экспертизы по существу принимается решение о выдаче патента на изобретение сроком на двадцать лет, отсчитываемым с даты подачи заявки (соответствие ст. 33 Соглашения TRIPS).

Заявитель имеет право обжаловать решение экспертизы об отказе в выдаче охранного документа в апелляционном совете комитета в досудебном порядке, что соответствует ст. 32 Соглашения TRIPS. Заявитель может обратиться в суд для судебного пересмотра решения апелляционного совета комитета.

Патентным законом предусмотрено исключительное право владельца предварительного патента или патента на использование объекта промышленной собственности по своему усмотрению (соответствие ст. 28 Соглашения TRIPS). Производство, использование, продажа, хранение и любое другое введение в гражданский оборот продукции, полученной в результате несанкционированного использования охраняемого изобретения, являются нарушением исключительных прав патентообладателя. Любое лицо, не являющееся патентообладателем, вправе использовать охраняемое изобретение лишь с разрешения патентообладателя на основе лицензионного договора, подлежащего обязательной регистрации в Комитете по правам интеллектуальной собственности. В то же время любое заинтересованное лицо может обратиться в суд с ходатайством о предоставлении ему принудительной лицензии на использование изобретения на основании фактов его неиспользования непрерывно в течение 4 лет, предшествовавших дате подачи такого ходатайства, зафиксированных после первой публикации сведений о выдаче на него охранного документа. Если суд выдаст такую принудительную лицензию, она должна быть неисключительной, а размеры лицензионных платежей должны быть установлены в размере рыночной цены лицензии, определенной судом в соответствии с установившейся практикой.

регистрировать наряду с товарными знаками знаки обслуживания;

охранять общеизвестные знаки;

распространять регистрацию как на однородные, так и на неоднородные товары и услуги;

запрещает обязательное лицензирование товарных знаков.

Закон РК «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» (далее — Закон о товарных знаках) был принят 26 июля 1999 г .

В данном законе были учтены все требования ст. ст. 15 — 24 Соглашения TRIPS. Так, в соответствии со ст. 15 Соглашения TRIPS регистрируются в качестве товарного знака изобразительные, словесные, буквенные, цифровые, объемные и иные обозначения или их комбинации, позволяющие различать товары и услуги одних лиц от однородных товаров или услуг других лиц. Товарным знакам предоставляется охрана на срок 10 лет с даты подачи заявки с правом продления на очередные десять лет. Закон о товарных знаках требует, чтобы владелец свидетельства на товарный знак использовал его на товарах или для обозначения услуг. Более того, заинтересованные лица могут подать возражение против действия регистрации в связи с его неиспользованием непрерывно в течение пяти лет с даты регистрации или пяти лет, предшествовавших подаче возражения. Таким образом, правовой режим охраны товарных знаков также соответствует ст. ст. 5(3) и 19 Соглашения TRIPS.

— запрещает использование индивидуальных географических указаний (не являющихся видовыми) для идентификации других вин и спиртных напитков.

В соответствии со ст. 22 Соглашения TRIPS географические указания, определяющие товар как имеющий происхождение на определенной территории и имеющий качество или характеристику, которая может быть отнесена к определенному местонахождению, могут быть зарегистрированы в патентном ведомстве. Процедура регистрации географических указаний или наименований мест происхождения аналогична процедурам, которые осуществляются при регистрации товарных знаков.

— обязательно предоставлять охрану новым и оригинальным промышленным образцам нормами о промышленных образцах или законодательством об авторском праве.

Права на промышленные oбpaзцы также регулируются Патентным законом РК и удостоверяются предварительными патентами и патентами при соответствии заявляемого промышленного образца условиям патентоспособности — новизне, оригинальности и промышленной применимости (соответствие ст. 25(1) Соглашения TRIPS). Предварительный патент на промышленный образец действует в течение пяти лет, а патент — в течение десяти лет с даты подачи заявки. Причем патенты выдаются с возможностью продления их действия по ходатайству их владельца, но не более чем на пять лет. Владелец патента на промышленный образец обладает исключительным правом его использования. Любое лицо, не являющееся патентообладателем, вправе использовать охраняемый промышленный образец лишь с разрешения патентообладателя и на основании лицензионного договора, подлежащего обязательной регистрации в комитете.

Топологии интегральных микросхем:

— поднимает минимальный срок их охраны до 10 лет.

Правовая охрана топологий интегральных микросхем в РК осуществляется Законом РК «О правовой охране топологий интегральных микросхем»,, в котором нашли отражения все требования Соглашения TRIPS, в том числе и по срокам охраны.

Сорта растений и породы животных

Охрана новых видов растений и пород животных осуществляется в порядке, установленном Законом РК от 13 июля 1999 г . «Об охране селекционных достижений». Указанный закон получил положительное экспертное заключение Международного союза по охране новых сортов растений (UPOV) на предмет его соответствия Международной конвенции по охране новых сортов растений от 2 декабря 1961 г . Принятием этого закона выполнено условие ст. 27(3) Соглашения TRIPS, согласно которому должна быть предусмотрена защита новых видов растений.

— предоставлять обязательную охрану, позволяющую их обладателям пресекать неправомерное использование или раскрытие такой информации.

В настоящее время отдельного закона по защите коммерческой тайны пока нет, тем не менее в соответствии со ст. 126 ГК РК информация, которая при условии неизвестности третьим лицам, сохранения условий конфиденциальности и отсутствия свободного доступа к ней на законных основаниях имеет действительную или коммерческую ценность, защищается гражданским законодательством. Таким образом, данные положения ГК РК соответствуют ст. 39(2) Соглашения TRIPS. Более того, соответствующее законодательство РК требует нераскрытия данных или информации в процессе одобрения, продажи или сбыта химических, фармацевтических или сельскохозяйственных продуктов, что также соответствует ст. 39(3) Соглашения TRIPS.

Правоприменение и пограничные меры:

предусматривать в законодательстве быстрые, справедливые и беспристрастные меры, пресекающие дальнейшее нарушение прав, с выдачей правообладателям письменных решений и возможностью судебного обжалования административных решений;

предусматривать достаточное возмещение ущерба и возможность судам предпринимать другие меры по принудительному осуществлению прав;

устанавливать пограничные и таможенные меры по приостановке ввоза контрафактной продукции и право инспектирования;

наличие уголовных процедур и санкций за нарушение прав ИС в коммерческом масштабе;

меры контроля, касающиеся нарушения прав интеллектуальной собственности.

Общим порядком защиты нарушенных прав интеллектуальной собственности является гражданско-правовая защита, реализуемая в рамках общего, т.е. судебного (искового) порядка. Кроме того, законодательством РК предусматривается уголовная и административная ответственность за нарушения авторских и смежных прав, установленная статьями 184, 199 УК РК, а также статьями 128, 129, 145 Кодекса РК об административных правонарушениях.

Меры по обеспечению права интеллектуальной собственности

Положения ст. 33 Патентного закона, ст. 42 Закона о товарных знаках, соответствующие положения Гражданского и Уголовно-процессуального кодексов РК предоставляют владельцу ИС возможность возбудить дело в суде соответствующей инстанции в случае возникновения споров:

— об авторстве на объект промышленной собственности и правомерности выдачи охранного документа на объект промышленной собственности;

— о нарушении исключительного права на использование охраняемого объекта промышленной собственности и других имущественных прав владельца охранного документа;

— об установлении патентообладателя;

— о выдаче принудительной лицензии;

— о заключении и исполнении лицензионных договоров на использование охраняемого объекта промышленной собственности;

— о выплате компенсаций и оплате убытков, понесенных в результате нарушения исключительных прав;

— других споров, связанных с охраной прав, вытекающих из охранного документа.

Владелец охранного документа на объект промышленной собственности имеет право обратиться за защитой своего нарушенного права к органу власти или управления, что не препятствует его обращению в суд за получением удовлетворения по вышеупомянутым случаям, если законодательством не предусмотрено иное.

суды должны иметь право издавать приказ, разрешающий применение мер пресечения нарушения прав ИС и сохранения соответствующих доказательств в отношении предполагаемых нарушений;

эти меры должны быть применены судом без заслушивания другой стороны;

суд должен удостовериться в наличии прав на ИС у заявителя и потребовать у него залога или равноценной гарантии, достаточной для защиты ответчика от злоупотреблений;

если меры приняты без заслушивания другой стороны, она должна быть поставлена в известность безотлагательно, после проведения мероприятия, с предоставлением ему права быть выслушанным.

Положения, предусмотренные ст. 50 Соглашения TRIPS, учтены в Таможенном кодексе РК от 5 апреля 2003 г ., раздел 10, гл. 52, ст. ст. 410 — 420.

Административные процедуры и средства

ГК РК и антимонопольное законодательство предусматривают различные меры юридической ответственности за действия, ограничивающие конкуренцию, составляющие нечестную конкуренцию и связанные со злоупотреблением доминирующим положением.

Специальные пограничные меры

В настоящее время нормативно-правовая база, регулирующая отношения в данной области, состоит из статей 410 — 420 Таможенного кодекса РК, в которых определены основные элементы схемы таможенного контроля при перемещении через границу РК товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности, а также предусмотрено принятие ряда нормативных правовых актов, обеспечивающих реализацию такого контроля.

В соответствии со ст. 184 УК РК незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а также незаконное использование изобретения, полезной модели или промышленного образца, разглашение без согласия автора или заявителя сущности научного открытия, изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации сведений о них, а равно присвоение авторства или принуждение к соавторству, если эти деяния совершены с целью извлечения прибыли и причинили крупный ущерб, — наказываются штрафом в размере от ста до пятисот месячных расчетных показателей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до пяти месяцев, либо привлечением к общественным работам на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Статьей 199 УК РК предусмотрена также ответственность за незаконное использование товарного знака. Согласно этой норме незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, фирменного наименования, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров или услуг, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб, — наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот месячных расчетных показателей или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо привлечением к общественным работам на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок до шести месяцев, либо исправительными работами на срок до двух лет.

Каждая страна самостоятельно принимает решение о вступлении в ВТО, и оно зависит от множества факторов экономического и политического характера. Сам процесс вступления — сложный и порой драматичный, ведь приходится открывать для всего мира многие сектора своей экономики, отказаться от поддержки национального производителя, в конечном итоге поступиться частью своего суверенитета в угоду правилам игры глобальной организации. Но в плане суверенитета в области объектов ИС вступающая в ВТО страна не проигрывает ничего или очень мало. Ведь стандарты TRIPS уже соблюдаются во всех странах СНГ, а выполнение их требований совпадает с естественным процессом совершенствования национальных систем охраны ИС.

Действительно, если обобщить все требования соглашения TRIPS по наличию в стране, претендующей быть членом ВТО, то она должна иметь те правовые нормы и институты, к которым стремится каждое современное государство. Это, в частности:

законодательство, соответствующее TRIPS, то есть минимальным современным требованиям;

ведомство по ИС, укомплектованное кадрами и хорошо оснащенное для предоставления охраны объектам ИС;

судебная система — хорошо подготовленная, беспристрастная и прозрачная, полномочная налагать запреты, штрафы и иные взыскания;

полиция — хорошо обученная, прозрачная в своей деятельности, полномочная налагать взыскания, способная распознавать и изымать контрафактную продукцию;

таможня — хорошо обученная, оснащенная оборудованием и умеющая квалифицированно распознавать и изымать контрафактную продукцию на границе;

корпус юристов в частном секторе, включая частный сыск и агентов, способных сотрудничать с официальными властями, умеющих распознавать контрафактную продукцию и ее производителей;

ассоциации и союзы производителей и правообладателей, иных лиц, специализирующихся в вопросах ИС.

Смотрите так же:

  • Адвокат в розовом Адвокат в розовом Акция «Свобода» в Санкт-Петербурге, 23 февраля 2014 года. Фото предоставлено Петром Павленским В Преображенском районном суде Москвы прошло второе выездное заседание по делу об акции Петра Павленского «Свобода»: судья Яна Никитина и адвокат […]
  • Переселение вопрос ответ Переселение с крайнего севера Здравствуйте!Можно ли средства субсидии(по программе "Переселения с Крайнего Севера)использовать для погашения ипотечного кредита,взятого для строительства квартиры в Санкт-Петербурге?.Являюсь супругом заявителя.В настоящее […]
  • Судебно-бухгалтерская экспертиза денежных средств Судебно-бухгалтерская экспертиза (стр. 1 из 4) 1. Понятие, сущность и задачи судебно-бухгалтерской экспертизы 2. Предмет, объекты исследования и методы судебно-бухгалтерской экспертизы 3. Процессуальные права, обязанности и ответственность […]
  • Подделанные осаго Стоимость зеленой карты в Россию из Украины и Беларусии Зелёная карта — международный полис автогражданской ответственности, действующий на территории стран-членов Соглашения договора «О страховании собственников транспортных средств». В России «Зелёная […]
  • Пенсия по инвалидности после инфаркта Как получить группу инвалидности после инфаркта миокарда? Жизнь после инфаркта миокарда — существует. Более того, она может быть наполнена привычными делами и обязанностями. Но, к сожалению, это исключительный случай. Большинству больных присваивают […]
  • Возврат банковской гарантии обеспечение заявки Обеспечение заявки по 44-ФЗ и 223-ФЗ: формы, размер и условия возврата денежных средств Заключение государственного (муниципального) контракта — важное событие в жизни любой компании, которое позитивно сказывается на ее имидже и подтверждает […]
  • Прокурор зайцев константин юрьевич Прокуратура Прокуратура города Тольятти 445037, г. Тольятти, ул. Юбилейная, 31-з Телефон: (8482) 35-00-13 Прокурор: Москалёв Альберт Николаевич Прокуратура Автозаводского района города Тольятти 445037, г. Тольятти, ул. Юбилейная, 31-а Телефон: […]
  • Федеральные законы май 2018 10 законов и НПА, которые изменят жизнь россиян в мае 2018 года В мае 1968 года в СССР вышел Указ об усилении мер по борьбе с тунеядством. Вот так: работа была, а желающих работать не хватало. Современную Россию волнуют немного другие проблемы: коррупция и […]