Картины процессы суда

Каждая революция – репетиция Страшного суда

Евгений Ихлов: Цивилизационная Камера Обскура, идеологическая матрешка и популизм

update: 04-07-2018 (23:36)

Тема межцивилизационной «мембраны» (А.А.Пелипенко, И.Г.Яковенко, «Культура как система»), выполняющей функции Камеры Обскуры, к которой я обращался многократно, как мне кажется, имеет довольно злободневное политическое преломление.

Ранее я выдвигал предположение что эффект социокультурной «перевёрнутости» при прохождении рубежа между «материнской» и «дочерней» локальными цивилизациями может создавать предельное сужение «зазора» для проникновения чужих мемов (в смысле квантов инокультурного заимствования).

Это, кстати, создаёт парадоксальные эффекты – цензурные барьеры, которые строят тоталитарные режимы на пути западного влияния приводят лишь к тому, что в итоге у них образуется пародия на западное общество.

Теперь я хочу ещё раз рассмотреть последствия эффекта зеркальности межкультурных границ, который я называю «вертикальной зеркальностью».

Отдельно я выделяю «горизонтальную зеркальность» — тот эффект, только не между цивилизациями, а между инверсионными историческими циклами, которые я именую «хроноцивилизациями», и при котором наблюдаются схожие закономерности. Например, цензурные барьеры, рассекающие «старый» и «новый» порядки, приводят к проявлению в новую эпоху карикатурных, «перевёрнутых» черт прошлого.

Выдвигаю гипотезу, что в рамках общей системы цивилизаций, включающей и «материнскую» и её расходящиеся как лепестки «дочки» (Г.С.Померанц, «Теория субэкумен и проблема своеобразия стыковых культур» и «Роль масштабов времени и пространства в моделировании исторического процесса»), существует и общая метакультурная система, которая образует общую ценностно-идеологическую матрицу.

Однако дальше и начинаются расхождения и различия.

Например, условно говоря, есть некий ценностный набор, который в Западной Европе (серцевине Европейской субэкумены) сегодня разделяют 2/3 населения. А в России (не в Федерации) его разделяет в 100 раз меньшая часть.
Зато идеологии, близкие 2/3 российских жителей, в Западной Европе маргинальны и их поддержка колеблется около 1%.

В других «лепестках» — Восточной Европе, Северной и
Латинской Америке, на Балканах, в Израиле – соотношения несколько иные. Но тон задаёт, конечно, «крест» осей Стокгольм-Мадрид и Лондон-Париж.
В этом и возможный секрет социокультурной инверсии, отмеченной А.С.Ахиезером («Россия: критика исторического опыта»), каждая следующая эпоха основана на перевёрнутом соотношении ценностных кластеров.

Я полагаю, что причина изменения идеологический пропорций вызвана дистанцией удаления социума от традиционализма (в данном случае -феодализм и ранний модерн) или наоборот, непреодалённой архаикой (В.М.Хачатурян, «Вторая жизнь архаики: архаизирующие тенденции в цивилизационном процессе»).

Представляя себе социально-исторические процессы, почти все в общем без внутреннего сопротивления принимают схему ИНЬ-ЯН, при которой внутри доминанты находится его альтернатива.
В динамике альтернатива разрастается и маргинализирует бывшую доминанту.

Только происходит это не постепенно, а дискретно («коса инверсии» А.С.Ахиезера). «Святая» Русь, за год ставшая «Коминтерновской» и «Советская» Россия, ещё быстрее ставшая Антикоммунистической, примеры, которые многократно и всесторонне описаны.
Можно лишь добавить к этому перечню не менее стремительный переход от «симфониального» патриаршества к Синоду («Минцеркви» по-нашему) в начале 18 столетия.

Однако я предлагаю усложнить эту схему, которую я неоднократно приводил, сравниваю смену социальных парадигм с поворотом сцены, когда выезжают декорации уже следующей картины.
Настоящее формировалось в предыдущих десятилетиях в достаточно целостную альтернативную систему и вдруг выявляется.

Ещё я предлагаю допустить, что не только внутри ИНЬ есть ЯН (внутри брежневизма складывался «дикий капитализм»), но и внутри этого ЯН есть ИНЬ-штрих и наоборот, и так несколько этапов.

Если продолжить нашу систему образов, то внутри латентного «дикого капитализма», описанного почти 60 лет назад Носовым («Незнайка на Луне»») и Стругацкими («Хищные вещи века»), таился «рыночный сталинизм», обернувшийся путинизмом, и прекрасно показанный в «Обитаемом острове», совершенно не похожем на реалии советского 1968 года, памфлетом на который он считается.

Но в этом «сталинизме» сидит «перестроечный ген», только на этот раз это может быть не «квазибухаринизм» Горбачёва-Яковлева, а какой-нибудь «псевдотроцкизм». Такая вот идеологическая матрёшка-неваляшка…

Год назад я выдвинул предположение, что пресловутое деление 86:14% отражает базовое ментальное расслоение российского социума (я сравнил его известным химикам явлением, что вода состоит из двух различных жидкостей с различными физико-химическими свойствами).

Это значит, что при следующей социально-политической инверсии 86% станут, допустим, «твёрдыми навальнианцами» (имея в качестве ядра ту часть нынешних оппозиционных 14%, что не являются левоимперскими антагонистами путинизма, например, «стрелковцы» или нео-неосталинисты), но тут же образуется новая 14%-ая контрреволюционную оппозиция.

И вот уже выгреб в актуальность.

Те деятели, которые, стремясь обеспечить себе поддержку, заигрывают с нынешними господствующими настроениями, по-моему, совершают «политически-самоубийственную» ошибку.

Они ведь будут бороться за власть уже «за горизонтом» (в историческом «зазеркалье»).
А там всё нынешнее славное будет профанировано, а униженное – прославлено. Как у Галича: «Виноватые – станут судьями».
Каждая революция – это репетиция Страшного суда.

Сахаров из ссылки в Горьком радующийся олимпийским достижениям 1980 года («надо быть с народом») был бы комичен.

Андрей Дмитриевич в 1989 году воспринимался «народным» не потому, что старательно соблюдал политтехнологический баланс (поругать закрытые распределители и цензуру, поругать войну в Афганистане за издержки, но не хаять воюющих там «наших мальчиков», и вместе со всеми радоваться за наших чемпионов), а потому что был в ссылке, объявлял голодовку и подвергался искусственному кормлению, т.е. «пострадал за правду».
А иначе был бы он в глазах ширнармасс «завистливым академиком», «рвущимся в президенты».

При антикоммунистических революциях потерпели неудачу все те, кто пытался выстроить отлогую кривую идеологической эволюции (от Сталина к к Ленину и Бухарину, от них – к Плеханову и раннему Марксу, от них к какому-нибудь Прудону, Бакунину и Лассалю), а победили именно те, кто сходу рубил: Нет — коммуне и даешь австрийскую экономическую школу!

Понимавший эти закономерности «неостолыпинец» Солженицын стал 44 года назад «аятоллой антикоммунизма», а разрабатывающий компромиссные схемы социал-демократизации или «патриотизации» Соввласти оказались обречены на кружковщину.

Хотя молодые социологи из фадинского «Левого поворота», предрекавшие что посткоммунистическую Россию ждёт вовсе не «думская монархия», а «латиноамериканизация», были куда точнее в оценках реальностей.

И еще, я хочу обратить внимание на коренное отличие современного западного постмарксистского понимания феномена «популизма» от отечественного.
Принято считать, что популизм – это значит идти на поводу у предрассудков толпы, стремится к идеологической архаизации, призывать к тому, что я называю «магическая политика», т.е. обещать исправить сложнейшие проблемы простыми, сильными, волевыми действиями, по волшебству.

Но есть представления, что «популизм» — это такое социально-политическое «народничество», т.е. интегральный набор конкретных требований, выдвигаемых и правыми, и левыми радикалами (естественно, дополняющими их своими доктринальными предпочтениями), и поэтому для получения широкой общественной поддержки надо уметь этот набор вычленить и очистить от «психотерапевтической», но конфликтогенной партийной мифологии.

! Орфография и стилистика автора сохранены

Office for Anti-Propaganda

Post navigation

Open call // Рисуем суд-2


«Надя Толоконникова рассказывает о проблемах со здоровьем».
28 апреля 2013 года

Готовится выставка «Рисуем суд-2»

Экспозиция работ проекта «Рисуем суд-2» в поддержку узников 6 мая, откроется в Москве в сентябре. Кураторы выставки – Виктория Ломаско и Злата Понировская.

Цель выставки — показать графические работы, иллюстрирующие политические и другие имеющие важное общественное значение судебные процессы, создать убедительный и достоверный образ современного российского суда. Одной из главных задач выставки является привлечение внимания общества к процессам над узниками 6 мая.

На выставке «Рисуем суд-2» будут представлены работы не только профессиональных художников и самих подсудимых, но также и тех, кто присутствуя на процессе, и не имея разрешения на фотосъемку, впервые берется за карандаш.

Прием работ продолжается. К рассмотрению принимаются работы в различных жанрах — рисунки из зала суда; комиксы, в которых происходящее в судебном зале и за его пределами реконструируется с использованием текста; картины; инсталляции; проекты работ с применением любых средств современных медиа.

В фокусе выставки — не только столичные суды, но и политические процессы во всех городах России и стран СНГ. Обязательное условие подачи работ — текст с описанием сути процесса.

Уже сейчас на сайте risuemsud.ru опубликованы работы по процессам:

Судебные рисунки помогают понять суть дела, увидеть воочию коррумпированных или послушных властям судей и прокуроров, донести до широкой аудитории информацию о происходящем в постсоветских судебных системах.

Первая выставка «Рисуем суд» была организована компанией SKCG и Сахаровским центром, и состоялась в сентябре 2009 года. Выставка проходила в Москве, а затем была показана в Лондоне, Брюсселе, Париже, Нью-Йорке и Вашингтоне. На ней были представлены работы участников конкурса, посвященного судебному процессу по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

Нюрнбергский процесс

14 декабря 1961

В главных ролях:

Роли дублировали:

показать всех »

  • Роль адвоката Ганса Ролфа хотел сыграть Марлон Брандо (1924-2004). Актёр даже обратился с просьбой утвердить его на роль к режиссёру Стэнли Крамеру (1913-2001), что для Брандо было совершенно не характерно. Крамеру и автору сценария Эбби Манну польстило, что на роль просится актёр такого уровня, однако оба находились под впечатлением игры в этой роли Максимилиана Шелла (1930-2014) в проекте на эту же тему 1959 года. Ролфа к конечном итоге сыграл относительно малоизвестный в то время Шелл и получил за неё «Оскар» в номинации «Лучшая мужская роль».
  • К моменту окончания съёмок все осуждённые нацистские преступники, содержавшиеся в американской зоне оккупации Германии, были уже освобождены.
  • Всегда уделявшая огромное внимание своему внешнему виду, Марлен Дитрих (1901-1992) сделала перед съёмками пластическую операцию (не первую в своей жизни). Результат съёмок с «новым лицом» её крайне разочаровал.
  • Песня, о которой фрау Бертхольд рассказывает старшему судье Хейвуду, это «Лили Марлен». В годы Второй мировой войны она пользовалась большой популярностью как у немецких солдат, так и у противостоявших им армий союзников. В 1940-е и 1950-е годы эту песню записала и Марлен Дитрих, исполнительница роли фрау Бертхольд.
  • Некоторые эпизоды в зале суда включают в себя демонстрацию киноплёнок о творившихся в концентрационных лагерях зверствах.
  • Марлен Дитрих никак не давалась сцена диалога с судьёй Хейвудом, где её героиня утверждает, будто простые немцы понятия не имели о зверствах, творимых нацистам во время войны. В годы войны Дитрих сама была на стороне союзных держав и занимала антигерманскую позицию. Заявление её героини фрау Бертхольт казалось ей настолько лицемерным и отвратительным, что актриса никак не могла произнести её убедительно. Это получилось только после беседы со Спенсером Трэйси. Внук актрисы впоследствии рассказывал, что после игры в этой сцене Дитрих чувствовала себя плохо. Однажды дочь актрисы Мария Рива посоветовала ей «изобразить собственную мать». Дитрих к совету прислушалась. Её фрау Бертхольт является экранным воплощением матери Марлен Дитрих.
  • Фильм снят в Нюрнберге, Германия.
  • С момента выхода на экраны её предыдущего мюзикла «Звезда родилась» (Джордж Кьюкор, 1954), Джуди Гарлэнд (1922-1969) набрала вес. Актриса намеревалась похудеть, но режиссёр Стэнли Крамер её от этой идеи отговорил.
  • Чтобы как-то оживить монотонные сцены в зале суда, Стэнли Крамер попробовал сделать съёмку в движении. В одной сцене, например, он решил сделать камерой круг вокруг Ричарда Уидмарка (1914-2008), пока его герой произносил речь. Времени на это ушло много, так как персонал надо было натренировать в перемещении вокруг актёра съёмочного оборудования и проводов.
  • Несмотря на серьёзные проблемы, вызванные чрезмерным пристрастием к алкоголю, Спенсер Трэйси выехал на продолжительные съёмки в Германию, а затем работал не покладая рук в голливудской студии. Считается, что за ним постоянно присматривала Кэтрин Хепберн (1907-2003), чей творческий и любовный союз с актёром длился 26 лет до самой его смерти. Трэйси больше всего боялся забыть свои реплики. Режиссёр составил график съёмок таким образом, чтобы Трэйси не успевал устать. В контракте Трэйси даже был пункт, согласно которому его съёмочный день заканчивался ровно в 5 часов.
  • Марлен Дитрих придавала значение каждой мелочи. Она потребовала, к примеру, чтобы все её наряды для роли сшил модельер Жан Луи (1907-1997). По её же требованию был заново нарисован портрет мужа её героини. Каждое утро она приходила на съёмочную площадку и немедленно начинала отдавать распоряжения о том, как должен ложиться свет и где следует установить камеры.
  • Стэнли Крамер мечтал снять фильм в том же зале заседаний, где и проходил Нюрнбергский процесс, однако в этом ему было отказано, так как там ещё проводились судебные заседания. На студии была построена копия зала заседаний, только чуть меньших размеров — для удобства съёмок.
  • В настоящем зале заседаний расстояние между местом, где находился прокурор, и местом для дачи свидетельских показаний равнялось 12 метрам, однако в выстроенном для съёмок зале его сократили до 8 метров. Для того чтобы сидящие вдали актёры оставались в фокусе, на них приходилось направлять множество софитов, от чего актёры сильно потели.
  • Внимание! Дальнейший список фактов о фильме содержит спойлеры. Будьте осторожны.
  • Финальную речь Спенсера Трэйси (1900-1967) продолжительностью 11 минут сняли с первого дубля.
  • еще 11 фактов

  • Все:24
  • Положительные:21
  • Отрицательные:0
  • Процент:93.8%
  • Нейтральные:3
  • Имя ему — Человек

    Нюрнбергский процесс — фильм, который определенно стоит того, чтобы потратить на него 186 мин своего бесценного времени.

    Очень долго собиралась посмотреть этот фильм. Видела, что и рейтинг высокий и рецензии хорошие, но очень смущал 1961 год выпуска. Зачастую фильмы, снятые в середине прошлого века, высоко ценятся критиками и профессионалами кино, но для среднестатистического зрителя довольно тяжелы для восприятия. И всё-таки решиться на просмотр подтолкнуло участие в фильме прекрасной Марлен Дитрих.

    В фильме представлен судебный процесс над судьями, которые работали в Германии во времена Гитлера и часто выносили решения абсолютно дикие для цивилизованного общества: медицинская стерилизация и отправка в концентрационные лагеря неугодных.

    Основная дилемма в том, как должен вести себя судья в условиях, когда страной правят фашисты и когда закон и общечеловеческая мораль идут совсем не в ногу? Виноват ли судья в том, что в соответствии с действующим законодательством выносил обвинительные приговоры людям только на основе их национальности? Когда добросовестное выполнение своих должностных обязанностей переходит грань и становится преступлением?

    В фильме прекрасно то, что процесс представлен как состязание сторон: не только осуждение фашизма, но и попытка разобраться в том, как чувствует себя человек в системе, как принимает решения. Не так то просто в условиях, когда массово казнят несогласных, отказаться от пусть и аморальной, но законной работы и подвергнуть себя и свою семью смертельной опасности. Что нужно делать человеку — выживать или оставаться Человеком.

    На мой взгляд фильм как никогда актуален сейчас в нашей стране, в текущих условиях, в текущей системе. Выживать или оставаться Человеком?

    С точки зрения показа судебного процесса — смотрится интересно, местами завораживающе, и тема далеко не безызвестная, подчеркну — полезная к изучению.

    Хронометраж картины подобран верно, особо лишнего ничего не имеется, отвлекаться фильм практически не дает, иначе можно что-то важное упустить. Но так же вовремя сбрасывается градус напряжения сценами вне суда. Качество съемочного процесса в то время и сопоставляя на сегодняшнее, даже делая любые скидки — трудно. Камера иногда дрожит, двигается не симметрично, но акцентировать внимание на этом конечно же — не стоит.

    Фильм рассказывает о ужасах бытия и псевдо-справедливости судебной системы во время правления в Германии такой идеологии как фашизм. Так или иначе, во время просмотра лично оцениваешь деяния подсудимых, от этого становится еще интереснее. Картина заставляет проникнуться скорбью и сочувствием. Вновь вспомнить все те ужасы, которые происходили во времена правления третьего рейха. Фильм играет филигранно на ваших эмоциях.

    Советую просматривать без перевода (звукового), а именно с субтитрами.

    А как бы Вы судили?

    Я отвечу, почему не хочу быть менеджером по работе с людьми, инженером(я о настоящих, а не о тех, что мнят себя инженерами, не поднимаясь от компьютера и книги, не ведя беседу с рабочим и, не участвуя лично в тех процессе), бригадиром, любым лидером, вообщем. Потому как, когда ты ошибаешься, обычно страдаешь ты один. Когда же ты в ответе за людей, то страдают именно они за твои ошибки. И пусть даже за всю твою «праведную» жизнь ты допустишь всего одну ошибку, она может перекосить всю твою судьбу. Быть лидером или же вершить судьбы многих — это, скорее, дар от Бога. Как, к примеру, было и с Ноем, и с Моисеем, в свое время. Да и первые судьи, упомянутые в заветной книге, были вершителями от Бога. Другой вопрос: «кто и как исполняет свои обязанности?»

    Я, на самом деле, повидал за свои годы многих руководителей. И в школе, и в высшем учебном заведении, в гос органах, в частном секторе, даже среди криминальных элементов (приходилось сталкиваться и думаю многим тоже, если не почти всем, на постсоветском пространстве, хоть раз в жизни). Всех их объединяет одно: это не случайные люди на своем месте. Я не говорю о тех, кто не может и три месяца на кресле удержаться или ставленниках по знакомству и т. п. О других речь. Есть в них что-то от рождения. Дар, что ли. Они как будто знают и понимают всё наперед. Словно орел в небе видит зорко всё на километры вдаль От их речей не бывает расстройств, как после испортившейся пищи, наоборот, они вдохновляют и поднимают мораль. Что бы не злословили некоторые индивидуумы (недоброжелатели), мы любим наших руководителей, которые заботятся не только о результатах работы, но и о нас.

    Но, как раз-таки, к таким людям больше требований и претензий, вполне обоснованных, если что-то идет не так. Кому больше дано, с того больше и спросится. Но что же до конкретно этого фильма. Можно ли приложить эту формулу и к нему. Да, а почему бы и нет. Причем, упомянутые в фильме подсудимые, представляют, одновременно, как исполнительную так и законодательную систему. И это не мальчики «на побегушках», а «светлейшие умы и вершители судеб сотен тысяч людей». Постепенно ты понимаешь, почему и здесь «рука руку моет».

    Фильм уникален в том, что представляет доводы, весьма весомые, как бы там ни было, и «за», и «против». А судьями, на самом деле, окажемся мы с вами. Так как, по большей части, будем смотреть фильм от лица судьи. Хоть и ненавязчиво. Нас заставят выбирать. А согласитесь ли Вы лично или нет с каждым доводом по отдельности — это Ваше личное дело. Лишь с вердиктом «виновен» или «не виновен», думаю, несогласных не будет

    «Нюрнбергский процесс» — военная, историческая драма 1961 года американского режиссера Стэнли Крамера. Сказать что это хороший фильм, значит ничего не сказать. Кино более чем хорошее, оно сильное и глубокое, трогает до глубины души. Нюрнбергский процесс был очень важным событием послевоенным и крайне сложным процессом. Передать его всю противоречивость, эмоциональность и истину очень сложно, но данному режиссеру это удалось.

    Эта трехчасовая драма уносит нас в суд над нацистами. Суд над судьями служивших нацистскому режиму. Главный герой этой непростой истории — американский, пожилой судья, который прилетел в Германию, чтобы принять, пожалуй, самое важное решение в своей жизни и выслушать всех и вынести достойный и самый верный приговор

    Данное черно-белое трехчасовое кино шокирует своей историей, и этот фильм очень важный и нужный. Он показывает правду спустя десятилетия, и эту картину обязательно нужно смотреть новым поколения зрителям. Кино эмоциональное и тревожное. Обладатель двух премий Оскар и множество номинаций за лучшую мужскую роль Спенсер Трэйси замечательный, американский актер, и он идеально подошел на роль судьи. Мы видим, как его героя гложет данная непростая ситуация и давление и критика со всех сторон, но не смотря ни на что, он принимает вердикт по совести и так, как и должно быть. Берт Ланкастер играл сложную роль нациста, который раскаивался, и его ситуация намного глубже, чем кажется на первый взгляд, но он был фашистом и человеком преданным нацисткой системе, принимающим решения и убивая тысячи людей, и поэтому лично у меня никаких сожалений и эмоций он не вызывает. Роль адвоката была тоже очень эмоционально сложной, и Максимилиан Шелл справился с ней достойно и сыграл чисто и убедительно, все внимание было на нем. Не могу не сказать, что было приятно увидеть в этой картине Марлен Дитрих, которая играла гордую, но сломанную немецкую женщину. «Нюрнбергский процесс» для меня входит в список самых нужных, достойных и сильных фильмов. Кино вызывает бурю эмоций, мнений и мыслей, и в какой-то степени эта картина является шедевром своего времени.

    P.S. Запомнился на всю жизнь последний диалог героя Трэйси и раскаявшегося нациста, который убеждал судью, что он не думал, что будет столько много жертв и преступлений в дальнейшим и хаос, а герой Трэйси ему сказал, что это началось тогда, когда он осудил первый раз на смертную казнь невиновного одного еврея, о котором ранее говорилось

    Раскаяние нациста? Не верю!

    В фильме есть эпизод с «судом» над стариком-евреем, «осквернившем» немку путем совокупления. Чисто документальный факт — немку в реальности звали фру Зайлер. Она получила на том суде 2 года. А 69(. )-летнего «сожителя» Кацельбергера гильотнировали.

    Судьи настолько хотели угодить «фюреру», что даже превысили лимит, предусмотренный данной статьей (смертной казни не предусматривавшей).

    После разгрома «третьего райха» судьи этого (и множества подобных) «процессов» слились в нацистский заповедник, организованный в Шлезвиге. В 1969 году двое из них (Гофман и Феребер) были-таки осуждены.

    Хотя, это был скорее фарс, уступка общественному мнению.

    Обратил внимание на сей момент потому, что процесс над нацистскими судьями Фербером и Гофманом состоялся после выхода фильма на экран. В том же самом зале.

    И еще пара уточнений — прототипом Янинга послужил Освальд Ротхауг. До прихода нацистов к власти он прозябал на четвертых ролях, а при новом «порядке» сдедал быструю карьеру на «нюрнбергских» делах (преследование инакомыслящих и «неарийцев»). В отличие от экранного альтерэго, раскаяние его не постигло. Отсидел 12 лет, затем был выпущен и через два года «помилован».

    Самой Ирэны Зайлер на заседании трибунала не было. Она прислала из ГДР письменные показания. Так что, нацистского повтора в исполнении «суперадвоката» не произошло.

    Впрочем, перед авторами фильма стояла задача усидеть на двух стульях — показать всю мерзость падения немцев и не попасть под раздачу «ястребов», считавших, что даже недобитое нацистское отребье пригодится в противостоянии с Советским союзом.

    Отсюда и такие «шекспировские» страсти.

    Как то же раскаяние матерго нациста, в реальности сделавшего карьеру на трупах «врагов райха», и даже не понимавшего, в чем он виноват.

    Ключевой фразой фильма являются слова, сказанные полковником прокурору: «Если мы хотим получить поддержку немецкого народа, мы не должны строго судить немецких преступников»

    Этим самым он признавал коллективную ответственность и соучастие всего немецкого народа в чудовищных преступлениях «третьего райха».

    Тот же прокурор, совершенно верно подметил, что не эскимосы совершали все эти преступления, а сами немцы. Существовало 6 тысяч различных лагерей, «учреждений» СС, гестапо, «народных судов» и прочих мест по уничтожению «врагов райха». В них служило 100 тыс (!) немцев, исправно выполнявших свою «работу». И все остальные это знали, и одобряли или принимали как должное.

    Ученые, социологи, криминалисты, психиатры, философы размышляют: что же это? Что же — наследственность, воспитание, среда, внешние условия, историческое предопределение, преступная воля руководителей? Что это? Как случилось это? Эмбриональные черты расизма, казавшиеся комичными в высказываниях второсортных профессоров-шарлатанов и убогих провинциальных теоретиков Германии прошлого века, презренье немецкого обывателя к «русской свинье», к «польской скотине», к «прочесноченному еврею», к «развратному французу», к «торгашу англичанину», к «кривляке греку», к «болвану чеху» весь этот грошовый букет напыщенного, дешевого превосходства немца над остальными народами земли, добродушно осмеянный публицистами и юмористическими писателями, — все это внезапно, в течение нескольких лет из «детских» черт превратилось в смертельную угрозу человечеству, его жизни и свободе, стало источником невероятных и невиданных страданий, крови, преступлений. Тут есть над чем задуматься! Ужасны такие войны, как нынешняя. Огромна пролитая немцами невинная кровь.

    В. Гроссман, военный журналист, писатель, участник войны и свидетель событий.

    Немцам не следует строить иллюзий, ибо всему миру ясно, что вторая мировая война была использована для преступных действий, с которыми ничто не может сравниться в наше время. Невиданные по масштабам преступные убийства опозорили имя немцев в глазах всего мира.

    Вилли Брандт, канцлер ФРГ

    Юридическая кинодрама Стэнли Крамера «Нюрнбергский процесс» свидетельствует о том, что зло существует, что оно не просто недостаток добра, а мощная мировая сила. Для достижения сути нацистского явления режиссёр сводит к минимуму внешнюю эффектность действия, сосредотачиваясь на внутреннем состоянии человеческих реакций.

    Международный военный трибунал в Нюрнберге стал первым в истории опытом осуждения преступлений масштаба государства. После окончания процесса над главными политическими и военными деятелями проходит серия «малых» нюрнбергских процессов. В ходе одного из разбирательств, слушаются дела судей, занимавших видные посты в судебной системе нацистской Германии — на этом и сосредоточен сюжет фильма.

    Сердце медленно и упорно тяжелеет от эпизодов, включающих в себя демонстрацию творившихся зверств в концентрационных лагерях. Обвиняемые некогда допустили постыдный компромисс с совестью и пошли на поводу у правящего режима, стали соучастниками карательного института, опершись на смертельные станки. Разобраться в сложном деле предстоит американскому судье Хейвуду (Спенсер Трэйси).

    Судебная драма получила 11 номинаций на премию Оскар и две статуэтки, а также была признана американским институтом киноискусства одной из величайших юридических картин в истории. Лента камерно выражает сумрачную жизнь довоенной Германии, насильственную боль войны и упрёк послевоенной жизни.

    О судьбах, о выборе, о морали

    Кинокартина Нюрнбергский процесс — это страница истории, ужасной истории о том, как были жестоко истреблены миллионы людей, о том, как сотни, тысячи и сотни тысяч людей знали или догадывались о том ужасе, который происходит, и молчали, бездействовали, а некоторые и принимали активное участие в этих злодеяниях мирового масштаба.

    На самом деле, фильм далеко не о том, как судят кучку фашистских судей и других представителей власти, фильм о судьбах, о выборе, о морали и справедливости, о том, как понятие справедливости зачастую расходятся с политикой и политической выгодой страны или нескольких государств.

    С одной стороны, выслушивая искусные речи защиты, в данном процессе, можно удостовериться в невиновности Эрнста Яннинга, удостовериться в чистоте его помыслов или хотя бы в том, что вменяемые ему обвинения значительно превышают его реальную вину. В какой-то момент просмотра, я сама уже почти начала верить в его невиновность, ведь если виноват он, то виноват и весь немецкий народ, что, естественно, не может быть правдой, что противоречит любым представлениям о мироустройстве. Я всегда была убеждена в том, что в той ужасной войне, виновата лишь кучка экстремистов, ведь как можно простых людей, которые, безусловно, боялись, обвинять в их бездействии. Я и до сих пор сомневаюсь и не могу принять твердого решения по этому поводу, поскольку я ставлю себя на их место и не понимаю, как поступила бы я: по совести, или бы всеми силами попыталась бы сберечь свою жизнь и жизнь своих близких, а, зачастую, именно такой выбор и был поставлен перед немецкими гражданами.

    С другой стороны, нужно понимать, что обвиняемые в Нюрнбергском процессе — это не простые люди, это верхушка правительства третьего рейха, это люди, которые писали закон и претворяли его в жизнь, от их слова или от их подписи зависели реальные жизни реальных людей. У них не было в руках ружей, они не поворачивали кран со смертоносным ядом, но они истребляли пером. И правильно сказал Эрнст Яннинг о том, что они не могли не знать, они не могли не видеть того, что творят. Да, возможно они не знали о масштабах, возможно, они не знали об истреблении миллионов, но они знали о десятках, о сотнях, а может быть и о тысячах, что уже не умоляет их вины.

    Перед судьей стоял непростой выбор: поступить справедливо или поступить «правильно» в сложившей экономическо-политической остановке, но он понимал, что как раз в деле Фельденштайна и была допущена эта ошибка, когда представление о политической выгоде и представление о правильности решения в конкретной ситуации затмили представление о справедливости и об истине. Суд — это не политическая машина, и он не должен превратиться в инструмент политической борьбы и пропаганды, и, как мне кажется, именно за это и были осуждены Эрнст Яннинг, Эмиль Хан, Фридрих Хофштеттер, Вернер Лампе, за то, что поддались тому злу, что творили Гитлер и его приспешники, не отказались участвовать во всем этом безобразии, за то, что по их вине погиб хоть один невинный человек.

    После просмотра фильма передо мной до сих пор стоит дилемма правильного приговора для всех этих людей, но теперь я уже не смогу смотреть на эту войну однобоко, и не смогу однозначно винить или оправдывать немецких карателей.

    События прошлого с каждым годом скрываются туманом, их очертания тускнеют, а их смысл становится почти недосягаем. Вторая мировая война, разразившаяся на планете в 1939 году, без сомнения, является тем событием, которое до сих пор живо в воспоминаниях, мрачных, страшных. Она врезалась в память народов всех континентов, но даже такое событие не может избежать забвения.

    Многие знают о сторонах, воевавших тогда. Меньше людей могут сказать как соотносятся друг с другом Вторая мировая и Великая отечественная войны. Ещё меньше знают об условиях окончания войны. Немногие назовут, что такое Нюрнбергский процесс. Совсем горстка скажет, что на самом деле он был не один, а состоялся целый ряд судебных процессов, которые длились ещё несколько лет после победы над фашистско-нацистскими войсками. Одному из них и посвящена картина Стэнли Крамера «Нюрнбергский процесс».

    Тема, поднятая в фильме 1961 года, была для режиссёра очень близка. В годы войны Стэнли Крамер начал свой путь постановщика, снимая агитационные антифашистские ленты. В нём жил бунтарь и защитник свободы. Пусть он стал снимать в традиционной манере, неторопливо, степенно, его картины были острыми; порой попадало самому американскому обществу. К такому кино можно отнести и трёхчасовой «Нюрнбергский процесс».

    В центре сюжета сама по себе интересная ситуация: суд над судьями. Вот только эти судьи служили нацистскому режиму. Но все имена здесь сделали намеренно вымышленными. Авторам была важна не столько историческая достоверность, сколько посыл, который с помощью истории можно передать. Несмотря на обилие персонажей, в центре стоят три из них: судья, ведущий процесс, Дэн Хэйвуд (Спенсер Трэйси); обвиняемый трибуналом немецкий судья Эрнст Янинг (Берт Ланкастер) и его адвокат Ганс Рольф (Максимиллиан Шелл, премия Оскар за данную роль). Их взаимоотношения, их развитие и сшивают воедино картину, ставшую образцом судебной драмы.

    Зрителя сразу в курс дела, показывая, за что судьи сидят на лавке обвиняемых. Но сюжет не ограничивается поверхностным освещением событий. Сценарист и режиссёр ушли глубже: они через речи героев представили, что же произошло с людьми в Европе 1920-1940-х годов, отчего самые порядочные из них поступились общечеловеческими принципами и молча смотрели на происходящее или участвовали. Мало того, происходит сравнение с новой, послевоенной эпохой. Хорошо передана атмосфера времени, когда бывшие союзники отдаляются друг от друга и грозят войной. Зрителю дают понять, что такое же происходило и после Первой мировой войны. Фильм пропитан этой тревогой. Кажется, ещё немного — и снова начнётся поиск внутренних врагов. Намёк ясен: стерегитесь, ведь вы сами не так сильно отличаетесь от тех, кого осуждаете.

    Желая посмотреть этот фильм, я не ждал найти эстетический восторг или анализировать сложный путь развития синема. Мне важно было увидеть, как воспринимали и трактовали тему ВОВ в США в период холодной войны.

    Ответ — не однозначно.

    В первых же кадрах фильма судья нам подробно рассказывает, что необходимость самого процесса над фашистскими функционерами «многими» ставилась под сомнение, что судью (его самого) нашли почти случайно и что выбирали из тех, кто не откажется и он сам (судья т. е.) не считает себя ни лучшим ни выдающимся. Хорошее начало. Далее в том же духе: если обвинитель говорит, что принудительная стерилизация — преступление, защита «красноречиво» это утверждение опровергает, т. к. стерильная жертва фашизма (свидетель) действительно не Эйнштейн и «плохо учился в школе» (и, что?) и дескать на этом основании не очень то стерилизация и зверство. Марлен Дитрих всем своим обаянием старается доказать, что «не все немцы звери» (цитата) и более или менее скрыто как и прежде ненавидит «врагов», а своего мужа, казненного фашиста-генерала считает невинной жертвой, потому, дескать, что он был «просто солдатом». Обвинителя в этом фильме все не любят Иронично-презрительное отношение к нему окружающих ярче всего проявляется когда он показывает документальные кадры кинохроники — «а, опять он со своими кинокадрами , надоел уже ». Отчасти беззлобное отношение к фашизму объясняется в последней трети фильма — США в Европе нужен союзник в «борьбе» с коммунистами. Германия вполне может подойти. По ходу — разговоры о берлинской стене и о том, что надо быть на чеку.

    И, все таки, виновные признаны виновными! Правда, как то глупо свершается правосудие — просто один из подсудимых (нацистский гуру юриспруденции) признает себя виновным Вот и все. Вот и весь суд. Поговорили и вот так решили, потому что гуру раскаялся.

    С одной стороны, вопрос «гражданской ответственности» поднят верно: судьи, выносившие неправильные приговоры по указке партии — виновны. Заявления «время такое было» и «я лишь действовал согласно закона» их не оправдывают. Здесь можно и покраснеть, потому что мало героев тогда было и сейчас их больше не стало. И я уверен, что далеко не каждый, кто смотрел это кино может сказать — я бы так не сделал. Сделал бы и еще как. Но, с другой стороны, зло не клеймят позором, судья ведет милые беседы со вдовой фашистского генерала и никакого чувства исторической вины нет и в помине. Более того, ясно и четко в фильме говориться, что к гражданке, от которой нужны свидетельские показания против фашистских судей в обществе будет враждебное отношение! Т. е. признается и подтверждается, что общество послевоенной германии было весьма далеко от раскаяния. Увы

    Т. о., фильм я нахожу весьма познавательным и довольно хорошо сделанным. Он мне не нравится, но не потому что это не качественный продукт, а потому, что еще раз доказывает (мне, во всяком случае) гнусность человеческой природы.

    Был такой ученый — Стэнли Милгрэм, который поставил эксперимент, названный его именем, взорвавший научный мир. Впервые он описал его в 1963 году. Цель эксперимента: прояснить вопрос, как немецкие граждане в годы нацистского господства могли участвовать в уничтожении миллионов невинных людей в концентрационных лагерях. Милгрэм собирался отработать эксперимент в США и ехать в Германию, чтобы поставить его там. Но после эксперимента стало понятно, что никуда ехать не надо.

    Суть эксперимента. Нанимают человека якобы в помощники к экспериментатору, хотя на самом деле, это человек и есть объект эксперимента, просто он об этом не знает, будет называть его далее «помощником». Экспериментатор дает ему человека, которого представляет, как, якобы, объект эксперимента, хотя на самом деле это всего лишь актер, так и будем его называть. Помощника сажают за прибор, бьющий якобы электрическим током актера, на котором ряд кнопок, и под ними подписи, сколько какая кнопка дает напряжение. Актера помещают в другое месть, вне глаз помощника. Помощнику дают задание — проверить память актера, а за неправильный ответ бить его током, причем за каждый неправильный ответ увеличивать напряжение. Причем под последними кнопками подпись, что напряжение опасно для жизни. Естественно, актер дает неправильные ответы, за что помощник его наказывает, увеличивая напряжение. Актер кричит, стучит об стенку, а на последних кнопках перестает подавать признаки жизни. А экспериментатор требует от помощника продолжать эксперимент. Люди начинают протестовать, им становится плохо, они явно этого не хотят, но все равно продолжают эксперимент, потому что этого требует экспериментатор. Есть и такие, кто отказывается продолжать, но их всего 35% от общего числа. Остальные же продолжают истязать и убивать другого человека просто потому что этого требует экспериментатор, человек, которого они видят, возможно, в первый и в последний раз в жизни.

    Это эксперимент был повторен в Голландии, Германии, Испании, Италии, Австрии и Иордании, и результаты оказались такими же, как и в США. Подробнее о нем смотрите в Википедии.

    В фильме, который вышел до проведения данного эксперимента, людей судят за то, что они подчинялись приказам и законам. Да, кто-то это делал с большим усердием, чем того требовалось, кто-то переступал через себя. Но подчинение авторитету — фундаментальное свойство человеческой натуры, это то, чем мы являемся. Милгрэм доказал это.

    Нельзя судить человека за то, что он просто подчинился приказу или закону, это мое мнение.

    Если иначе, то что тогда делать с военными, точное исполнение приказов у которых — необходимая составляющая их службы? А преступные приказы во время боевых действий — выполнять их или срывать боевую операцию и рисковать своей жизнью и жизнью товарищей по оружию? А что делать человеку, начальник которого очевидно неправ, заставляя его совершать действия, которые противоречат его принципам? Увольняться и искать другую работу?

    И забавно звучит обвинитель США, который обвиняет судей в неправосудных приговорах, отправляющих людей на стерилизацию. Ни для кого не секрет и тогда и теперь, что с 1907 по 1974 гг. в некоторых штатах США действовали законы о стерилизации, по которым было стерилизовано тысячи «неполноценных». Подробнее можете узнать, посмотрев в Википедии дело Бак против Белла. И судья из США имеет наглость признавать виновными граждан другой страны за то, что в его стране вполне законно? И почему адвокат не использовал этот довод в защиту подсудимых, ограничившись зачитыванием мнения одного из членов верховного суда США?

    Но в целом фильм не плохой, ставит очень важные моральные вопросы, на которые до сих пор нет ответа, заставляет задуматься.

    В Новосибирске в местном областном суде прошло заседание по поводу картины «Великая прекрасная Россия». Ее нарисовал известный художник Алексей Куделин. Ранее картину признали экстремисткой и теперь суд высшей инстанции отметин это странное решение, но еще не все закончено.

    Вася Ложкин, а это псевдоним художника написавшего картину, пока не спешит радоваться, передает Therussiantimes.com. Дело отправили на пересмотр в суд первой инстанции. Получается, что временно решение отменено. Вне закона эту картину признали еще два года назад, когда было вынесено очень странное решение, которое грозило большими проблемами для художника.

    У картины есть и другое название, но в сети она прославилась именно, как ВПР. Она до сих пор находится в реестре экстремистках произведений. Туда ее внесли в Минюсте. Областной суд установил, что когда принималось первое решение, в процессе не участвовал сам Ложкин или его представители. Кроме этого не была проведена соответствующая экспертиза.

    Почему картину «Великая прекрасная Россия» запретили, причины

    В итоге дело вернули на прежнюю стадию для пересмотра, а это означает, что решение не отменено и судебные процессы продолжатся. Вообще Куделин известен своими работами в жанре сатиры и мультиреализма. Юрист же художника в интервью рассказал, что не понял, почему картину посчитали экстремисткой. По его мнению, в картине четко виден юмор и сатира. Если же смотреть на картину без этого, то она и впрямь незаконная.

    Юрист признает, что произведение не сильно этичное. Но экстремизм понятие очень растяжимое, по мнению адвоката. Если бы автор ставил себе цель унизить других, тогда другое дело, но такой цели не было. Сам художник говорит, что картина иронична и показывает отношение граждан к окружающим. Другого подтекста не было, тем более экстремизма, высказал мнение автор картины. Да и вообще он отметил, что картина ему не сильно нравилась и он ее даже удалил из Сети.

    Кому принадлежат права на картину «Великая прекрасная Россия», что будет дальше

    Первым за Васю Ложкина вступился правообладатель произведения. Московский предприниматель Алексей Ходорковский обжаловал решение суда в конце 2016 года. Адвокат Дамир Гайнутдинов, представляющий интересы Ходорковского, сообщил, что с 2010 года его клиенту принадлежат исключительные права на использование изображения. Адвокат апеллировал тем, что решение является незаконным и должно быть отменено, так как в судебном разбирательстве не принимали участия ни автор картины, ни правообладатель. В качестве ответчика по делу проходил Роман Быков, который разместил картину в Сети, а третьими лицами были Роскомнадзор и Минюст. Гайнутдинов заявил, что решение затрагивало права и интересы его клиента.

    Во Владимире в этом году публикация картины вылилась в уголовное дело. Региональный СК выдвинул обвинение по статье 282 УК «Возбуждение ненависти» активистке Виктории Лобовой, которая разместила произведение автора во «ВКонтакте».

    В центре «Сова», который занимался ее защитой, отметили, что признание произведения экстремистским они считают неправомерным. По словам представителей организации, не каждый способен отличать пародийные высказывания от серьезных. Для правоохранительной и судебной системы интерпретация художественных произведений порой оказывается слишком сложной задачей.

    На новость о том, что СПЧ удалось обжаловать решение суда, сразу откликнулись поклонники творчества художника. В соцсетях они разместили картину, названную экстремистской. Некоторые радовались, что справедливость восторжествовала, другие с опаской спрашивали, можно ли теперь ее размещать.

    Художник Вася Ложкин прокомментировал решение суда по «экстремистской» картине

    В Новосибирске в местном областном суде прошло заседание по поводу картины «Великая прекрасная Россия». Ее нарисовал известный художник Алексей Куделин. Ранее картину признали экстремисткой и теперь суд высшей инстанции отметин это странное решение, но еще не все закончено.

    Вася Ложкин, а это псевдоним художника написавшего картину, пока не спешит радоваться. Дело отправили на пересмотр в суд первой инстанции. Получается, что временно решение отменено. Вне закона эту картину признали еще два года назад, когда было вынесено очень странное решение, которое грозило большими проблемами для художника.

    На картине изображено подобие карты мира, где в центре красным цветом отмечена наша страна, с названием, как у картины. Окружающие страны же названы, в духе типичных националистических выражениях типа «хачи», «хохлы» и подобное. Все окружающее нашу страну окрашено в черный цвет.

    Главным оправданием для картины стало проведение экспертизы, которую провели эксперты в области лингвистики и психологии. В решении областного суда сказано, что в первом решении не учли сатиру картины, которая наоборот высмеивает национализм и такое явление, как ксенофобия. По мнению суда, два года назад служители Фемиды нарушили свободу творчества, которую Конституция страны гарантирует.

    По мнению Алексея Ходорковского, работа не только не имеет подтекста, а, наоборот, является поучительной.
    «По-моему, это одна из самых честных его картин, она иллюстрирует наш эгоцентризм, псевдопатриотизм и ксенофобию. Ничего оскорбительного в ней нет, она как раз очень поучительна», — отметил предприниматель.

    В начале февраля 2018 года СПЧ обратился в прокуратуру с просьбой обжаловать решение суда о признании картины Ложкина экстремистской. Правозащитники заявили, что не была проведена искусствоведческая экспертиза произведения и не оценивались его художественные характеристики. Ключевым доказательством по делу тогда стало заключение психолого-лингвистических экспертов.
    Художник Ложкин назвал судебное решение неокончательным. Он рассказал радиостанции «Говорит Москва», что до объявления результатов повторной экспертизы картина не вычеркнута из реестра запрещенных материалов.

    Из-за сатирического произведения Васи Ложкина пострадал не один человек. 24 октября 2016 года жителя Петербурга Сергея Березина вызвали на допрос в Следственный комитет. По словам следователей, на него поступил сигнал из Красноярска. Около года назад петербуржец разместил на странице «ВКонтакте» произведение Ложкина «Великая прекрасная Россия», а некий житель Красноярска сделал перепост. История закончилась легким испугом жителя Санкт-Петербурга.

    Во Владимире в этом году публикация картины вылилась в уголовное дело, передает Рос-Регистр. Региональный СК выдвинул обвинение по статье 282 УК «Возбуждение ненависти» активистке Виктории Лобовой, которая разместила произведение автора во «ВКонтакте».

    Смотрите так же:

    • 250 приказ фсин Приказ Федеральной службы исполнения наказаний от 10 июня 2009 г. N 250 "О дополнительном материальном стимулировании работников уголовно-исполнительной системы" Приказ Федеральной службы исполнения наказаний от 10 июня 2009 г. N 250"О дополнительном […]
    • Суды санкт-петербурга невского района Невский районный суд г. Санкт-Петербурга Место в судебной системе В соответствии со статьей 4 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации", районные суды относятся к судам системы федеральных […]
    • Какой стаж берется при расчете больничных Расчет стажа для оплаты больничного Актуально на: 27 декабря 2017 г. За период временной нетрудоспособности работника в связи с его болезнью или травмой, а также за период освобождения от работы в связи с уходом за больным членом семьи работник вправе […]
    • Правило ввоза сигарет Ввоз сигарет из России в Финляндию ограничили 72-часовым пребыванием С 15 августа вступают в силу новые поправки к антитабачному закону Финляндии, которые усложнят правила ввоза сигарет в страну. Новые правила коснутся и граждан Финляндии, и туристов. Как […]
    • Как грузят зерно на суда Как грузят зерно на суда Украинские порты постепенно привыкают принимать "кейпсайзы" (суда грузоподъемностью более 200 тыс. тонн). При этом "панамаксы" (до 80 тыс. тонн) уже считаются данностью. Пришло время научиться быстро обрабатывать "крутнотоннажники", […]
    • Расчет пенсии в полиции 2018 Онлайн калькулятор расчета пенсии сотрудников МВД с изменениями 2018 года Расчет пенсии сотрудников МВД отличается от расчета пенсии обычных работников. Но благодаря калькулятору, приведенному ниже, вы сможете без проблем рассчитать свои пенсионные выплаты. […]
    • Постановление о субсидиях на шлагбаум Размер субсидии на установку шлагбаумов во дворах увеличили в два раза Поделиться в социальных сетях: Фото: портал мэра и правительства Москвы/Роман Васильев Жители многоквартирных домов смогут получать субсидии на установку шлагбаумов во дворах по […]
    • Главные правила общения Основные правила общения Что в целом представляют собой правила общения и зачем они необходимы? Правила общения – это общепринятые в определенной лингвокультурной группе общества рамки, каноны и традиции, которые в той или иной степени вносят регламент […]