Наказания по новгородской и псковской грамоте

Преступление и наказание в Псковской Судной грамоте

Главными в «Псковской Судной грамоте» являются такие юридические вопросы как преступление и наказание.

В современном юридическом учебнике эти определения звучат так:

в ст. 14 УК РФ преступление определяется как виновно совершенное общественно опасное деяние (действие или бездействие), запрещенное уголовным законом под угрозой наказания.

ст. 43 УК РФ: «Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренном настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица».

1. преступление против государства (измена)

2. преступление против судебных органов (взятка судье)

3. посягательство на имущество (татьба)

4. преступление против личности (побои и «бой»)

Тягчайшие преступления, которые знает ПСГ, указаны в ст. 7: «А кримскому татю и коневому, и переветнику и зажигалнику тем живота не дати». «Кримский тать» — это вор, совершивший кражу в Кремле, где хранилась казна, государственные акты и др. Это похититель, покушившийся на государственное достояние. Такой преступник приравнивается в грамоте к «переветнику» — перебежчику на сторону врага, государственному изменнику. Приравнивается к ним и «зажигалник» — человек, умышленно совершивший поджог в Пскове, вызвавший своим действием одно из самых страшных бедствий для средневекового города.

«Казна государственный архив – хранилище псковских «пошлин», исторические реликвии и гробницы псковских святых в Троицком соборе, наконец, имущество псковичей в клетях под защитой Святой Троицы – вот что оберегалось на Крому и вот почему кража здесь была святотатством и жестоко каралась.» Особое внимание в грамоте уделено «коневому татю» (конокраду) как наиболее опасному татю средневекового города.

Вторая часть ст. 1 ПСГ относит к суду княжему разбой, наход и грабеж. В ст. 1 разбой приравнивается к грабежу к бою и грабежу, т. е. К злостному избиению, но без убийства, сопровождаемому насильственным отнятием имущества. ПСГ назначает за разбой 70 гривен – компенсацию потерпевшему, не связанную с размером материального ущерба.

К тягчайшим преступлениям людей друг против друга относятся наряду с разбоем наход и грабеж. Наход – вооруженное нападение на чужую землю с целью её захвата (присвоения). Для того, чтобы появилась возможность такого преступления, необходимо прежде всего наличие достаточно развитой и ограниченной земельной собственности.

В отличие от находа бой – это преступление против личности «человека». Бой рассматривается и как отдельное преступление, и в сочетании с грабежом. Статья 20 ПСГ говорит о том, что процесс о бое или грабеже начинается с допроса послуха (свидетеля), которого выставляет истец, с целью установить степень осведомленности послуха о конкретных обстоятельствах разбираемого дела. 2 Истец во время допроса должен ссылаться на тех людей, которым он сразу же сообщил о преступлении. После этого слово предоставляется послуху. Если он подтвердит версию истца, то обвиняемый может либо вступить в поединок с послухом, либо признать себя виновным: возвратить награбленное и выплатить штраф – продажу. Если послух « не станет на суд или, став на суде не договорит в ты ж речи, или переговорит» — истец проиграл процесс (ст. 22).

В деле о тягчайшем оскорблении действием — повреждении бороды (ст. 117) бой послуха с обидчиком решает судьбу иск: «послух изнеможет – ино за бороду присудить два рубля, и за бои». Этот штраф – самое высокое денежное взыскание. Это свидетельствует о том, что во времена ПФР сохранилось высокое представление о чести человека. Еще примечательно то, что наказание за оскорбление в ПСГ не зависит от социального положения оскорбленного.

Имущественные сделки и имущественные преступления

Центральное место в ПСГ занимают дела гражданские – имущественные сделки и споры о них. Согласно ст.14, если после смерти владельца нет заклада и записи, а есть только старинная «доска» и этот долг покойного не упомянут в его «рукописании», наследники по завещанию такой долг возвращать не обязаны и суд не принимает иска к ним.«Рукописание» — заверенное письменное завещание, содержащее все имущественные распоряжения завещателя, в том числе и по долгам. При спорах об имуществе, переходящем по наследству, «рукописание» решающий аргумент.

Статьи ПСГ, связанные с землей, распадаются на два слоя: статьи первого слоя не знают земельного акта (ст. 9); статьи второго слоя основаны на этом акте (ст.13).Грамота показывает старый общинный суд и новый суд по грамотам, показывает тот момент, когда действуют оба суда. Это важный момент в истории поземельных отношений.

Правовое положение наймита

Наймиту ПСГ посвящает статьи 39 – 41. Ст. 39 определяет, что наймит – это мастер или плотник. Наймит – это тот, кто «на государех и взакличь сочит своего найма».Статья объединяет мастера, получающего мзду за свое дело и урочного наймита, порядившегося на срок.

Государь – тот, кто присваивает результат труда работающего на него наймита. Найм – вознаграждение, обусловленное заранее и следующее наймиту после выполнения взятых им на себя обязательств.

Таким образом, именно гибкость позволяет ему распространяться среди свободных мелких землевладельцев и горожан, составляющих основу псковского общества Х1У века. Развитие найма в этой среде свидетельствует о процессе имущественного расслоения, перерастающего затем в расслоение социальное.

Особенности отношений изорника и его государя.

Изорнику в ПСГ посвящены три группы статей 42 – 45, 75 – 76, 84 – 87 и две отдельные статьи 51 и 63.

Ст. 42 знакомит нас с изорником и кочетником («А которой государь захочет отрод дати своему изорнику … или кочетнику …»).Они живут не на своей земле, а в селе государя. Основное условие хозяйственной деятельности изорника – предоставление ему земли государем. Таким образом, изорник – это пахарь.

Ст. 42 рассматривает конфликт изорника и государя в связи с отроком. В результате проигрыша процесса об отроке «государь не доискался четверти или огородной части».Запереться «отрока государева» — значит отказаться от платежей по расчету, сделанному государем. Ответчиком в данном случае выступает изорник, поэтому ему и « правда дать», т. е. очистить себя крестоцелованием или возложить тяжесть этого действия на государя.

Отрок, как особый акт сопровождается обязательными платежами изорника, не входящими в состав обычного оброка.

В ст. 76 рассматривается ситуация бегства изорника с села, характеризующая подневольное положение работника на селе у государя. Наиболее вероятная причина его бегства — невозможность или нежелание выплатить полученную ссуду. От платежей бежит, как правило, именно не состоятельный, не удачливый изорник.

Согласно ст. 84 претензии государя по покруте подлежат обязательносу и первоочередному удовлетворению из « живота изрнича» и в случае, если изорник « по умереть у государя на сели».Таким образом, покрута – это ссуда особого рода, она связана с отношениями поземельной зависимости.

Преступление и наказание в «Псковской Судной грамоте»

МОУ « Милицейско — правовой лицей»

по отечественной истории

Тема « Преступление и наказание

в «Псковской Судной грамоте».

Ученицы 11 класса

Глава 1 «Источники «Псковской Судной грамоты»

1.1 История открытия и публикации «Псковской Судной грамоты»

1.2 Почему грамота названа Псковской

1.3 Структура «Псковской Судной грамоты»

Глава 2 «Историография»

2.1 Дореволюционный этап развития историографии

2.2 Современный этап развития историографии

Глава 3 « История телесных наказаний в России»

3.1 История телесных наказаний в России

3.2 История пыток в России

Глава 4 «Преступление и наказание в «Псковской Судной грамоте»

4.1 Уголовные преступления

4.2 Имущественные сделки и имущественные преступления

4.4 Правовое положение наймита

4.5 Особенности отношений изорника и его государя

Глава 5 «Судопроизводство в «Псковской Судной грамоте»

5.1 Псковской вече – судебный и законодательный орган

5.5 Церковный суд

Список использованных источников и литературы

Период Х1У – ХУ в.в. – время бурного развития феодальных отношений в Псковской феодальной республике.

Согласно « Философскому энциклопедическому словарю»

Феодализм- система экономических, социальных и политико-правовых отношений, характеризующихся следующими признаками:

условное право собственности на землю

наличие феодальной иерархии, юридически неравных и социально замкнутых сословий.

В этот период происходит формирование основных классов феодального общества: феодалов и феодально зависимого крестьянства. Закрепляются привилегии феодалов и зависимость эксплуатируемых слоев населения. Создается феодальное право – право землевладельца (феодала) владеть землей (феодом) и передавать её по наследству.

Феодальное право постепенно вытесняет нормы обычного права. Но отпечатки обычного права заметны не только в «Русской Правде», «Псковской Судной грамоте», но и в общерусских судебниках.

В первой половине Х1У в. складывались основные черты Псковской феодальной республике, просуществовавшей с 40-х гг. Х1У в. по 1510 г. «Псковскую Судную грамоту», принятую на Псковском вече, исследователи называют «Псковской правдой». Она повлияла на общерусское законодательство (Судебник Ивана 111. 1497 г.)

Глава1 «Источники «Псковской Судной грамоты»

1.1 История открытия и публикации «Псковской Судной грамоты»

Само заглавие «Псковской Судной грамоты» гласит: «Сия грамота выписана из великого князя Александровы грамоты и из княж Константиновы грамоты». По мнению Ю.Г. Алексеева, одного из современных исследователей «Псковской Судной грамоты», речь идет об Александре Невском, о чем свидетельствуют следующие аргументы:

1. из всех князей по имени Александр, связанных с Псковом, только Александр Невский был Великим князем;

2. по стилю грамота отличается от документов Х1У – ХУ в в.;

3. изображения на печати, скреплявшей грамоту Александра, характерны для печатей Александра Невского.

«Псковская Судная грамота» (далее ПСГ) является «прямой наследницей « Русской Правды» – утверждал Ю.Г. Алексеев. Грамота опиралась на фундамент русского феодального права, заложенный «Русской Правдой» и освещала вопросы, не вошедшие в Правду. Но она и корректировала уже решенные Правдой вопросы в соответствии с местными условиями правопорядка.

Одним из первых исследователей ПСГ был Н. М. Карамзин. В У-ом томе его «Истории государства Российского» был опубликован отрывок грамоты, состоящий из 10 последовательных статей ( ст. 109 – 120 кроме пропущенной 112 –ой статьи). Этот отрывок не имел начального листа ( в 1-ой статье которого говорилось о происхождении грамоты), т. к. автор предположил, что «сия грамота есть только отрывок или прибавление к иным уставам».

Профессор лицея в Одессе Мурзакевич в библиотеке князя Воронцова нашел среди рукописей полный текст ПСГ, который опубликовал в 1847 г. Грамота напечатана слово в слово, написанные переписчиком слитно слова разделены по смыслу, расставлены знаки препинания.

В основу деления ПСГ на статьи у Мурзакевича положен принцип выделения логически законченных грамматических конструкций. Начало и конец статьи определяются логически.

В 1893 г. вышла в свет книга Я. Северцова «Памятники древнерусского законодательства», где опубликован текст ПСГ по Мурзакевичу. В конце книги помещен словарь слов, требующих пояснения, дано толкование использованных автором юридических терминов.

По мнению Ю.Г. Алексеева, «логическое осмысление текста грамоты издателями Х1Х в. может не совпадать с пониманием этого текста его современниками и составителями. Мнение последних первостепенно важно для издателя и исследователя и не может игнорироваться ими».

1.2 Почему грамота названа Псковской

Как указано в заголовке грамоты, она выписана из княжеских грамот и « из всех приписков псковских пошлин… всем Псковом на вечи …». Но даже если бы заголовок не сохранился в силу исторических причин или ветхости документа территориальная принадлежность грамоты не вызывала бы сомнений.

Многие статьи указывают на место, где происходили судебные тяжбы или возникали законодательные вопросы – это Псков: «кто с кем побьется во Пскове», «хотети Пскову добра» и т. д.

В грамоте также упоминается о жителях города: « селянин псковитин», «псковитину послать». Учитывая, что грамота проникнута духом вечевого законодательства, что в ней имеются языковые особенности, присущие только Псковской феодальной республике, принадлежность грамоты Пскову не вызывает сомнений.

Таким образом, дошедший до нас вариант ПСГ надолго стал основным юридическим документом вечевого города.

1.3 Структура «Псковской Судной грамоты»

Общепринятое деление ПСГ на 120 статей опирается на заглавные буквы – инициалы, написанные киноварью. Статьи грамоты распадаются на 3 части:

1 часть (ст. 1-50) – характеризуется систематизированным текстом, т. е. сведенным в тематические разделы

11 часть (ст. 51 – 98) – характеризуется тем, что тематические разделы, занимающие три четверти общего числа статей этой части, нередко возвращаются к сходным сюжетам и постоянно перебиваются самостоятельными статьями.

В 111 части (ст. 99 – 120) – полностью господствуют несистематизированные статьи.

Как мы видим, степень систематизации грамоты убывает по мере приближения к концу документа. Эта особенность – специфическое свойство ПСГ.

Глава 2 «Историография»

Юридические вопросы о преступлении и наказании составляют один из важных аспектов изучения истории России. Всю российскую историографию можно разделить на 2 этапа: дореволюционный этап и советский (современный) этапы развития историографии.

2.1 Дореволюционный этап развития историографии

В этот период изучение вопросов о преступлении и наказании связано в основном с публикацией и комментированием найденных документов.

Н.М. Карамзин при написании «Истории государства Российского» в собрании Московской Синодальной библиотеки обнаружил «Уваровскую летопись», написанную в середине ХУ1 века. Рукопись начиналась с отрывка из ПСГ (ст. 109 – 120 кроме 112 –ой статьи). Этот отрывок Карамзин поместил в У-ом томе его «Истории…», впервые ознакомив историков, занимающихся старинным русским законодательством, с местным псковским судопроизводством.

Определяя место ПСГ, автор утверждает, что Русская Правда «знает только кровную месть и денежную систему выкупа».

Профессор Мурзакевич в 1843 г. нашел текст ПСГ в библиотеке князя Воронцова, а издал его в 1847 г. В предисловии профессор писал: « Грамота отыскана в «Сборнике», писанном в лист, на бумаге, которая, по имеющемуся в листах фабричному клейму, может быть отнесена к 1638 г.».

В 1871 г. была издана «Хрестоматия по истории Русского права» профессора Владимирского – Буданова. Там была опубликована полная дошедшая до нас ПСГ (по Мурзакевичу), а также ценные замечания, поясняющие как правильность чтения текста, так и гражданскую обстановку в Пскове времен появления грамоты.

В 1893 г. Северцов издал свою книгу «Памятники древнерусского законодательства», включавшую ПСГ по списку Мурзакевича и словарь, поясняющий все приведенные в книге юридические термины.

Таким образом, ПСГ – это новый этап в развитии вопроса о результатах преступлений и форме наказаний.

2.2 Современный этап развития историографии

Интерес историков к вопросам о преступлении и наказании возрос с новой силой в годы советской власти и продолжает расти в настоящее время. Эти вопросы рассматриваются как в связи с исследованием отдельных юридических памятников, так и в связи с изучением истории государства и права в целом.

Ю.Г. Алексеев в своей книге «Псковская Судная грамота» и её время», проанализировав уголовные статьи ПСГ, пришел к выводу о том, что «развитие преступности в условиях феодального строя определяется… ростом социального и имущественного неравенства, процессом ослабления и распада старых общинных связей».

Сравнив ПСГ и «Русскую Правду» автор выявил основное отличие документов в вопросе о разбое. ПСГ заменяет «поток и разграбление» высокой денежной компенсацией – это говорит, по мнению Алексеева, о новом этапе развития социальных отношений.

Таким образом, можно сказать, что «Если Правда в своих уголовных статьях подходит к людям с позиций князя, то ПСГ рассматривает уголовные казусы внутри самой общины, между самими людьми, не противопоставляя никого этим людям».

Основные итоги изучения вопроса о преступлении и наказании были отражены в учебных курсах. В учебнике Ю.П. Титова и др. «История государства и права России» дается следующее определение: « Преступление в ПСГ — нанесение морального ( материального) ущерба лицам и причинение вреда государству». Там же говорится и о том, что в Пскове применялись денежные штрафы и смертная казнь.

Подобное толкование определения преступления в ПСГ дает и Исаев в «Истории государства и права России». Он же указывает на то, что «высшая мера наказания по Русской Правде поток и разграбление Наказание включало конфискацию имущества и выдачу преступника (вместе с семьей) в рабство».4

Ю.Г. Алексеев в книге «Псковская Судная грамота». Текст. Комментарий. Исследование.» пишет, что ПСГ — один из важнейших источников истории русского права, т. к. « грамота освещает такие стороны русской жизни Х1У – ХУ в в., какие не отразились ни в одном другом памятнике».1

Из всего сказанного можно сделать вывод: вопросы о преступлении и наказании в русском праве одинаково глубоко интересовали и продолжают волновать как исследователей Х1Х века, так и наших современников.

Глава 3 «История телесных наказаний в России»

3.1 История телесных наказаний в России

Несомненно, что для современного читателя история телесных наказаний интересна и поучительна. Черты варварства, жестокости, душевной развращенности, присущие любой нации, в том числе и русскому народу, четко прослеживаются в телесных наказаниях – мерах устрашения и принуждения.

Возможность телесно наказывать превращалась на Руси нередко в настоящую страсть к истязанию, находящую себе полное объяснение лишь в планомерной истории развития телесных наказаний в России.

Телесные наказания появились на Руси в глубокой древности вместе с возвышением власти киевских князей. Правда, многие доказывают, что широкие карательные меры уголовного права заимствованы от татар и что до монгольского нашествия телесных наказаний на Руси не было. Например, Карамзин утверждает, что законодательный сборник Х11 – Х111 вв. – «Русская Правда» знает только кровную месть и денежную систему выкупа. Единственным наказанием, налагаемым князем вместо штрафа, было « поток или разграбление», что означает изгнание, отдачу в рабство, выдачу народу. «Русская Правда» прямо запрещает телесные наказания: «если кто кого ударит без княжего слова, за ту муку 80 гривен.» Слова «поток или разграбление» означали не только изгнание и др., так назывались и телесные наказания, т. к. в некоторых списках «Русской Правды» « на поток» заменено словами «на бой».

С принятием христианства распространению телесных наказаний на Руси начало способствовать греческое духовенство. Самые тяжкие преступления были подсудны в древности церковным судам, как то: оскорбление делом женщины, поджег, кровосмешение с сестрой и др.

Телесные наказания в Киевской Руси были рабьими наказаниями. По «Русской Правде», холоп – вещь, полная собственность господина, который может делать с ним все, что хочет.

Начиная с Х111 в. все чаще назначается телесное наказание. В ПСГ указано: за татьбу (кражу) посадить виновного на дыбу и взять штраф.2

Самый распространенный вид наказания – битье кнутом на торговой площади. Членовредительные наказания (урезание ушей, языка, клеймение) выполняли функцию устрашения и выделения преступника из толпы.

Таким образом, проследив историю телесных наказаний в России, можно сказать о том, что с течением времени формы телесных наказаний ужесточались. Все телесные наказания служили методом выделения преступника из толпы и методом устрашения.

3.2 История пыток в России

Пытки как меры предшествующие наказанию, широко применялись во все времена. Впервые о пытках говорится в судебнике Ивана 111 (1497 г.): применить их можно было только по делам о татьбе с поличным, разбое, душегубстве, поджоге и др.

Пыткам подвергались «лихие люди» на « повальном обыске» (т. е. те лица, которых население города во время специального расследования признало опасными преступниками); крестьяне и холопы, обвиненные своими хозяевами в татьбе или разбое; лица, пойманные с поличным на месте преступления не в первый раз; бродяги, оговоренные в разбое и татьбе.

В 1556 году при Иване Грозном книга Разбойного приказа распространила применение пытки на всех людей, приведенных с поличным и «лихих людей».

В ХУ1 – ХУ11 вв. пытки производились палачами, под «пыточными башнями» и «в застенках», показания обвиняемых записывались дьяками. Тяжесть пыток зависела от тяжести обвинения, но в любом случае обвиняемый подвергался не более чем трем пыткам с недельными промежутками. От признания, данного на пытке, впоследствии можно было отказаться и добиться освобождения, если обвиняемый перенесет новые пытки. В ХУ111 в. такой отказ от признания уже не принимался во внимание.

Наиболее популярными были дыба и пытка огнем. Иногда применялась так называемая стряска: к ногам подвешенного на дыбу привязывали бревно, а потом несколько раз встряхивали. Пытка огнем состояла в жжении спины горящим веником.

Воинский артикул 1716 г. принятый при Петре 1, разрешал применять пытки только в очевидных преступлениях и в важных делах. За злоупотребление пыткой судья мог быть строго наказан и даже казнен. От пыток освобождались дворяне, лица старше 70 лет, недоросли, беременные женщины, «но это не распространялось на обвиненных в убийстве и государственном преступлении, тем более что и вообще запреты на пытки часто нарушались: например, Екатерина 11 выступали против пыток, однако, при подавлении пугачевского восстания 1773 – 1775 гг. пытки широко применялись.»

В Х1Х веке пытки применялись в провинции (особенно помещиками в отношении своих крестьян). А в 1847 г. в Костроме были подвергнуты жестоким истязаниям обвиняемые в поджоге ссыльные поляки.

В ХХ же веке пытки не исчезли, они видоизменились. В СССР после Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг., когда военнопленные и увезенные фашистами на работы в Европу возвращались домой, создавались специальные лагеря, куда ссылались политические преступники и неугодные МВД СССР простые граждане. Все подобные лагеря носили общее название ГУЛАГ. Попадая туда, люди в большинстве своем гибли от невыносимых издевательств и пыток следователей. Семьи заключенных, часто ни в чем не повинных людей, тоже страдали. Все ужасы лагерей описаны в книге А.И. Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ», проведшего там 11 лет.

Из этой книги мы узнаем, что перед допросом применялось психологическое давление (запугивание, унижение, ложь и т. д.), а во время допроса и после него людей заставляли стоять на коленях, не давали пить, мучили бессонницей по 3 –5 суток… Можно перечислять до бесконечности, но этот факт – драматическая страница истории нашей страны. Солженицын говорит о том, что обычные граждане не замечали исчезновения таких людей и не задумывались об их несчастных судьбах.

Таких, как Солженицын, было мало. Поэтому советские люди ничего не знали о существовании ГУЛАГа. Только начиная с 1990 –х гг. широкий круг читателей смог узнать всю правду о прошлом своей страны.

Подводя итог всему сказанному, можно отметить, что в России на протяжении столетий страсть к пыткам и к телесным наказаниям не угасла. Хотя общество стало более цивилизованным, но страх и тяга к «бою» остались в душах русских людей надолго.

Глава 4 «Преступление и наказание в «Псковской Судной грамоте»

К преступлениям ПСГ относит причинение ущерба не только частным лицам, но и государству.

Виды преступлений по ПСГ:

преступление против государства (измена)

преступление против судебных органов (взятка судье)

посягательство на имущество (татьба)

преступление против личности (побои и «бой»)

В качестве наказаний в Пскове применялись денежные штрафы и смертная казнь – высшая мера наказания.

4.1 Уголовные преступления

Тягчайшие преступления, которые знает ПСГ, указаны в ст. 7: «А кримскому татю и коневому, и переветнику и зажигалнику тем живота не дати».1 «Кримский тать» — это вор, совершивший кражу в Кремле, где хранилась казна, государственные акты и др. Это похититель, покушившийся на государственное достояние. Такой преступник приравнивается в грамоте к «переветнику» — перебежчику на сторону врага, государственному изменнику. Приравнивается к ним и «зажигалник» — человек, умышленно совершивший поджог в Пскове, вызвавший своим действием одно из самых страшных бедствий для средневекового города.

Все они наказываются «потоком и разграблением» — лишением гражданских и политических прав: изгнанием, отдачей в рабство, выдачей народу.

В отличие от находа бой – это преступление против личности «человека». Бой рассматривается и как отдельное преступление, и в сочетании с грабежом. Статья 20 ПСГ говорит о том, что процесс о бое или грабеже начинается с допроса послуха (свидетеля), которого выставляет истец, с целью установить степень осведомленности послуха о конкретных обстоятельствах разбираемого дела.2 Истец во время допроса должен ссылаться на тех людей, которым он сразу же сообщил о преступлении. После этого слово предоставляется послуху. Если он подтвердит версию истца, то обвиняемый может либо вступить в поединок с послухом, либо признать себя виновным: возвратить награбленное и выплатить штраф – продажу. Если послух « не станет на суд или, став на суде не договорит в ты ж речи, или переговорит» — истец проиграл процесс (ст. 22).

В поединке с послухом ответчик может не признать авторитета послуха, выставленного истцом – тогда вопрос о правомочности послуха решает суд (ст. 23). Таким образом, послух – решающая фигура уголовного процесса.

В случае публичного избиения без грабежа (ст. 27) не требуется послуха, достаточно, чтобы очевидцы заявили о происшедшем. Виновник выдается «битому человеку» и платит князю продажу. Качество этого преступления и наказание за него не зависят от степени тяжести причиненных телесных повреждений.

В деле о тягчайшем оскорблении действием — повреждении бороды ( ст. 117) бой послуха с обидчиком решает судьбу иск: «послух изнеможет – ино за бороду присудить два рубля, и за бои». Этот штраф – самое высокое денежное взыскание. Это свидетельствует о том, что во времена ПФР сохранилось высокое представление о чести человека. Еще примечательно то, что наказание за оскорбление в ПСГ не зависит от социального положения оскорбленного.

В ст. 120 речь идет о драке участников пира или о свалке на улице (торгу). Такая драка вызывает вмешательство властей и суд только по жалобе потерпевших. Драка «на пиру», «у торгу» может закончится полюбовным соглашением. На суде по этому делу решающее значение имеют показания прямых свидетелей происшествия.

Если дело было на улице или на торгу – свидетелями могут быть и посторонние люди. От свидетелей требуется быть людьми «добрыми», т. е. иметь известную репутацию.

Братчина пир – важные социальные институты. На пиру сторонних людей нет. «Пивцы» возглавляемые « пировым старостой», принадлежат к одной и той же общине. « Пировой староста» — ответственное лицо на пире, ему необходимо сделать явку в случае каких – либо недоразумений. Братчина наделяется по ст. 113 судебными функциями.

В случае отсутствия улики в тягчайшем преступлении, за которое следует смертная казнь, назначается «вольная рота» — добровольная присяга группы лиц. Эта присяга упоминается в ПСГ при иске о татьбе и о поджоге. Для того, чтобы обвиняемый в «зажоге» человек мог оправдаться, он должен найти ротников – добровольцев, способных взять его на поруку. Статьи 34 и 35 запрещают такую присягу в случае тайного похищения имущества и предписывают индивидуальную присягу подозреваемых.

Говоря о княжем суде, статьи 1 и 2 ПСГ относят к его компетенции прежде всего дела о похищении имущества: « Оже клеть покрадут за зомком или сани под полостью или сена сверху стога имать, то все суд княжой, а продажи 9 денег».

Усиление влияния феодального государства остро чувствуется почти в каждой статье ПСГ. Значение родственных и соседских связей уменьшается по мере феодального перерождения общины. Именно об этом свидетельствуют статьи грамоты о татьбе и о разбое.

4.2 Имущественные сделки и имущественные преступления

Центральное место в ПСГ занимают дела гражданские – имущественные сделки и споры о них. Согласно ст.14, если после смерти владельца нет заклада и записи, а есть только старинная «доска» и этот долг покойного не упомянут в его «рукописании», наследники по завещанию такой долг возвращать не обязаны и суд не принимает иска к ним. «Рукописание» — заверенное письменное завещание, содержащее все имущественные распоряжения завещателя, в том числе и по долгам. При спорах об имуществе, переходящем по наследству, «рукописание» решающий аргумент.

Суд о ссуде по закладу, оформленному доской, предусматривает обязательную присягу истца или ответчика. Заклад освобождает от необходимости судебного поединка. Если заклада нет, а есть только не закладная доска, то спор о долге решается судебным поединком. Уклонение должника в записи от выплаты долга в срок рассматривается как преступление – он задерживается приставами и платит все издержки. Запись дает кредитору возможность обратиться к господе за приставами (ст.107) для поимки должника, который в данной ситуации приравнивается к татю.

Мы видим, что ПСГ уделяет большое внимание мелким сделкам горожан и сельских жителей. В этом основное отличие грамоты от « Русской Правды», а именно, проникновение её законов вглубь этой среды рядовых свободных людей.

Во Пскове Х1У – ХУ вв. преобладало мелкое землевладение. Власти запрещали псковичам и жителям пригородов продавать землю в чужие руки, иногородним, заставляли выкупать эти земли или выкупали сами за государственный счет.

Статьи ПСГ, связанные с землей, распадаются на два слоя: статьи первого слоя не знают земельного акта (ст. 9) ; статьи второго слоя основаны на этом акте (ст.13).2 Грамота показывает старый общинный суд и новый суд по грамотам, показывает тот момент, когда действуют оба суда. Это важный момент в истории поземельных отношений.

4.4 Правовое положение наймита

Наймиту ПСГ посвящает статьи 39 – 41. Ст. 39 определяет, что наймит – это мастер или плотник. Наймит – это тот, кто «на государех и взакличь сочит своего найма».3 Статья объединяет мастера, получающего мзду за свое дело и урочного наймита, порядившегося на срок.

В ст. 39 упоминается термин «взакличь» — особое форма иска, не требующая предъявления письменных документов.

Ст. 40 целиком посвящена наймиту дворному, нанятому на определенное время (« урок») для выполнения работ во дворе государя. Наймит дворовый может пойти от государя, «не достояв своего урока», сохранив право на иск к государю о невыплаченном найме – он получает его по счету проработанных у государя лет, но только в течение года после ухода от государя.

Ст. 41 посвящена спору наймита – плотника и государя. В данной ситуации истец – наймит, а государь – ответчик, решающий, присягать ли ему или возложить присягу на наймита – истца. Весьма существенно здесь упоминание о записи.

4.5 Особенности отношений изорника и его государя.

Ст. 42 знакомит нас с изорником и кочетником ( «А которой государь захочет отрод дати своему изорнику … или кочетнику …»). Они живут не на своей земле, а в селе государя. Основное условие хозяйственной деятельности изорника – предоставление ему земли государем. Таким образом, изорник – это пахарь.

Согласно той же статье, изорник (кочетник) уходит с села не в любое время по своему желанию, а только раз в году и по окончании сельскохозяйственного года при соблюдении процедуры отрока – платежа по расчету.

Ст. 42 рассматривает конфликт изорника и государя в связи с отроком. В результате проигрыша процесса об отроке «государь не доискался четверти или огородной части». Запереться «отрока государева» — значит отказаться от платежей по расчету, сделанному государем. Ответчиком в данном случае выступает изорник, поэтому ему и « правда дать», т. е. очистить себя крестоцелованием или возложить тяжесть этого действия на государя.

Ст. 45 говорит о взыскании с изорника покруты – либо денег, либо семян. Уход с села без уплаты покруты не делает изорника полностью свободным человеком.

Согласно ст. 84 претензии государя по покруте подлежат обязательносу и первоочередному удовлетворению из « живота изрнича» и в случае,

Наказания по новгородской и псковской грамоте

Вопросы преступления и наказания в Новгородской судной грамоте

Правовую систему Новгородской феодальной республики, существовавшей с 1136 по 1478 г. на северо-западе Русской земли, составляли Пространная редакция Русской Правды, договорные грамоты Великого Новгорода с князьями и иностранными государствами, княжеские уставы, а также нормы канонического и обычного права («по старине»).

Особое место среди этих источников права занимает Новгородская судная грамота, открытая Н.М. Карамзиным в рукописном сборнике Новгородских и Двинских грамот и дошедшая до нас в единственном списке, причем не целиком. Вопрос о времени ее составления и содержании является спорным. Так, из вступления к Грамоте следует, что она была принята на вечевом собрании и представлена на утверждение великому князю Московскому Ивану III Васильевичу и его сыну. Упоминание этих имен позволяет предположить, что она составлена в 1471 г., когда Новгород после поражения на реке Шелонь покорился Москве. Эта дата зафиксирована также в двух мирных договорных грамотах новгородцев с Иваном III, которые вместе с Новгородской судной грамотой были утверждены взаимной присягой и скреплены подписью и печатью великого князя 11 августа 1471 г.

В то же время признавалось, что Новгородская судная грамота в 1471 г. не представляла собой оригинальный судебник, а была лишь переписана на имя великого князя Московского Ивана III Васильевича. Ее составление относят ко времени княжения Василия Васильевича Темного. По мнению одних ученых, годом ее принятия вечем следует считать 1440 г., по мнению других — 1456 г. Однако все исследователи согласны с тем, что во время принятия Грамоты новгородцы находились в вооруженном противостоянии с Москвой, стремящейся к объединению русских земель. В тот же период вся власть в Новгороде сосредоточилась в руках бояр и богатых купцов, что привело к стеснению «меньших», или беднейших людей. По этой причине и была составлена Грамота.

Весной 1471 г. Новгород заключил договор о военной помощи с литовским великим князем Казимиром IV. Часть боярства и крупного купечества высказалась против соглашения с Литвой. В это время на вечевых собраниях активно выступали «черные люди», городские ремесленники, одна часть которых была недовольна сношениями бояр с Литвой, а другая, напротив, видела в переходе под власть Литовского государства средство сохранить независимость Новгородской феодальной республики от великокняжеской власти.

В 1471 г. в Москве на специальном собрании был разработан план похода на Новгород. В этом походе участвовали войска русских княжеств и татарская конница. Боясь недовольства русских жителей Литвы, Казимир IV не оказал новгородскому боярству поддержки, и в битве с московской ратью наскоро собранное боярами новгородское ополчение, состоявшее в основном из ремесленников, потерпело сокрушительное поражение.

Завоевав Новгород, Иван III не стал менять содержание Грамоты и утвердил ее с условием, что она должна быть переписана на имя московских князей. До нас дошел договор Новгорода с Иваном III 1471 г., в котором закреплено это обязательство. Действительно, Новгородская судная грамота начинается словами: «Доложа господы великих князеи, великого князя Ивана Васильевича всея Руси, и сына его, великого князя Ивана Ивановича всея Руси. «. Данными, свидетельствующими о том, что текст Грамоты был переписан либо дополнен, мы не располагаем.

Источниками Новгородской судной грамоты являлись нормы обычного права, прежде всего новгородская «старина» — обычай, а также предшествовавшие вечевые постановления и договорные грамоты с князьями.
В Новгородской судной грамоте суд декларировался как независимый субъект государственной власти и рассматривались вопросы судоустройства и судопроизводства. Грамота отличала духовный суд от суда светского. Первый, суд архиепископа, должен был производиться «по святых отецъ правилу, по манакануну», т.е. Номоканону. В свою очередь, светский суд разделялся на суд князя и посадника, причем посадник должен был «судити суд свой с намесники великого князя, по старине; а без намесников великого князя посаднику суда не кончати». К основным видам судебных инстанций относился и вечевой суд.

Среди низших судебных инстанций Грамота выделяла суд тысяцкого и суд докладчиков. Последний представлял собой суд выборных от каждого из пяти новгородских концов, т.е. частей города, и был высшей инстанцией для других судов.

Кроме вопросов, касающихся отправления правосудия, Новгородская судная грамота регулировала ответственность за отдельные виды преступлений. Уже тогда существовало представление о том, что основным условием функционирования самостоятельной и авторитетной судебной власти, беспристрастно осуществляющей правосудие, является подчинение судей только закону, без которого невозможна надежная защита прав и законных интересов личности. Грамота, возлагая на архиепископа Великого Новгорода и Пскова Феофила обязанность судить «по святых отецъ правилу» и Номоканону, требовала, чтобы «судити ему всех равно, как боярина, так и житьего, так и молодчего человека». В соответствии с этим положением по делам, относящимся к церковной юрисдикции, провозглашался принцип равенства всех перед законом.

Однако указанная норма не предполагала равной ответственности виновных лиц. Так, согласно ст. 10 Новгородской судной грамоты с того, «кого утяжут в наезде и в грабежи», надлежало взять «на боярине пятдесят рублев, а на житьем дватцать рублев, а на молодцем десять рублев. «. Очевидно, экономическое неравенство, уже сложившееся в эту эпоху, вынуждало законодателя устанавливать разные денежные штрафы в зависимости от материального положения преступников.

В то же время дореволюционные исследователи отмечали, что новгородские суды отличались несправедливостью решений, лихоимством и медлительностью. Например, рассмотрение дела московского государя по Двинской земле тянулось в новгородских судах 25 лет. Поэтому нередки были случаи, когда толпа недовольных судебным решением граждан нападала на судей и разгоняла суд. Чтобы оградить неприкосновенность судей, была введена специальная норма. В соответствии с ней за «наводку» — восстановление против суда тяжущихся сторон и населения, а также прямое нападение на суд в целях воздействия на его решения в том или ином, желательном для наводчиков смысле; нападение скопом и заговором с применением силы на соперника на суде или на месте судебного поединка; явку толпою на суд с целью произвести насилие; поклеп, донос, подстрекательство в общем смысле, ложное обвинение должностных лиц виновные платили в пользу князя и Новгорода («взять великим князем и Великому Ноугороду на виноватом») следующие штрафы: «на боярине 50 рублев, а на житьем дватцать рублев, а на молодшем 10 рублев за наводку; а истцю убытки подоймет». Понятие «наводка» не имеет однозначной трактовки в научной литературе. На наш взгляд, оно соотносимо с понятием «терроризирование суда».

В Грамоте упоминаются и так называемые имущественные преступления, а также виды и меры наказаний, применяемые к нарушителям. Например, были предусмотрены санкции за «наезд» (открытое истребление чужого имущества, вооруженное нападение на чужую землю с целью ее присвоения) и «грабеж» (насильственное изъятие чужого имущества, чаще совпадающее с понятием самоуправства).

Новгородская судная грамота содержит общий запрет на получение «посулов» — обещанной платы, выкупа, взятки, побора: «А докладшиком от доклада посула не взять. «. Однако сведения об ответственности за нарушение этого запрета до нас не дошли.

Достаточно сурово новгородский законодатель относился к несоблюдению сроков разрешения конфликта и волоките при рассмотрении того или иного дела. Так, Грамота требовала от лиц, наделенных судейскими полномочиями, «суда правого» по крестному целованию и предусматривала, можно сказать, уголовную ответственность в виде штрафа в 50 руб. судье, который уедет из города, не окончив судебного разбирательства по разрешению земельного спора: «А кой посадник. а поедет прочь из города не кончав того суда, ино великим князем и Великому Ноугороду на том посаднике пятьдесят рублев, а истцю убытки подоймет; или тысетцкой поедет прочь из города не кончав суда, или владычень наместник, ино взять великим князем и Великому Ноугороду пятьдесят рублев, а истцю убытки подоймет» (ст. 28). Появление такой нормы закономерно. К этому времени сформировался взгляд на преступление как деяние, опасное не только для того, против кого оно непосредственно направлено, но и для всего общества. В данном случае — это интересы истца по делу, а также интересы правосудия. Поэтому мы полагаем, что понятием уголовного наказания охватывался не только штраф в пользу государственной власти, но и возмещение материального ущерба пострадавшему («истцю убытки подоймет»).

Согласно Грамоте каждому гражданину было предоставлено право судебного иска и ответа на жалобы и доносы против него. Даже рабы и половники пользовались этим правом с тем только ограничением, что их судили в присутствии господ и без их позволения они не могли предъявлять иски. «По тому же самому правилу они не могли быть истцами противу господ своих. Законы Новгородские предоставляли обеим тяжущимся сторонам равное право на внимание судей, повелевая оказывать всем равное правосудие, без различия чина и звания». Наказывалась всякая попытка уклониться от оплаты судебных пошлин лицом, получившим судебное решение («а кто на кого возьмет грамоту судную»): «. а почнет хорониться от приставов, ино его казнить всим Великим Новымгородом». Следовательно, наказание определялось вечевым судом.

В ст. 33 Грамоты, регламентирующей процедуру привлечения к ответственности за наиболее тяжкие преступления, совершенные в новгородской земле, перечислены такие преступления, как татьба (воровство), разбой (насильственное похищение чужой собственности, совершаемое со злоумышленной, корыстной целью), грабеж, поджог, головщина (убийство). Также в летописях упоминались крестьянские выступления, бунты, разбои и душегубство, под которыми в рассматриваемый период часто понимались преступления, направленные против княжеских и боярских наместников, тиунов и приказчиков, т.е. против власти.

Недозволенными средствами объявлялись самосуд, частное самоуправство уполномоченных лиц при доставке в суд лица, совершившего в новгородских волостях такие тяжкие преступления, как воровство, разбой, грабеж, поджог либо убийство: «. а до суда над ним силы не деять, а кто силу доспеет ино тым его и обвинить» (ст. 36). Говоря современным юридическим языком, превышение властных полномочий путем применения насилия влекло уголовную ответственность в зависимости от наступивших последствий.

Грамота налагала общий запрет на внесудебный порядок разрешения споров с помощью насилия: «А кому будет о земле дело, о селе, или о дву, или болши, или менши: ино ему до суда на землю не наезщать, ни людеи своих не насылать, а о земле позвати к суду». В то же время новгородский законодатель оговаривал ситуацию, в которой самоуправство было правомерно, — после получения судебного акта о праве собственности на земельный участок. После этого новый владелец самостоятельно, без участия представителя власти, завладевал земельным участком: «А утяжет в земле, ино взяти ему грамота у судьи в земле и в убытке на истце; а от земли судье кун не взять».

Согласно ст. 37 Грамоты за попытку укрывательства лица, виновность которого установлена судом («кого утяжут»), установлен штраф («взять на том заклад по Ноугородской грамоте»).

Наказание — это естественная реакция государства на совершенное лицом преступление. Если сначала система наказаний на Руси базировалась на денежных взысканиях, выкупах и кровной мести, то постепенно наказание приобретало новый социальный смысл. Прежняя цель наказания — восстановить нарушенное социальное равновесие — заменялась возмездием, отражающим общественный и государственный интересы. При этом система восстановительного правосудия превращалась в откровенно карательную с сохранением прежних композиций в системе наказаний. Анализ содержания Новгородской судной грамоты позволяет говорить о том, что в Новгородской феодальной республике существовала достаточно развитая правовая система, в которой доминировали наказания в виде штрафов.

Смертная казнь как высшая мера наказания на Руси применялась издавна. Назначать ее имели право князья и вольные общины (Новгород и Псков) против лиц, почему-либо для них опасных, против врагов своих. Но такое право (если можно говорить здесь о праве), не определенное никаким общим законом, совершенно зависело от воли приводящего его в исполнение. Поэтому примеры применения смертной казни, приводимые летописями, должны рассматриваться не как наказание, а как произвольная месть врагам со стороны князя или веча.

Итак, в одном из ценнейших памятников русского права — Новгородской судной грамоте, точнее, в ее фрагменте, регламентирующем преимущественно судопроизводство и судоустройство Новгородской феодальной республики, содержатся нормы, которые с точки зрения современного уголовного права предусматривают ответственность за наиболее серьезные общественно опасные деяния.

Смотрите так же:

  • Пенсия в москве в декабре Минимальная пенсия в Москве повышена до 17,5 тысяч Москва. 1 января. INTERFAX.RU - Согласно постановлению правительства Москвы, с 1 января в столице размер городского социального стандарта пенсионера увеличен на 21% - с 14,5 тыс. рублей до 17,5 тыс. рублей в […]
  • Заявление акта сверки с налоговой образец Заявление на акт сверки с налоговой: образец Актуально на: 14 апреля 2017 г. Заявление на акт сверки с налоговой: образец В рамках сверки с налоговой по расчетам налогоплательщика в части налогов, сборов и страховых взносов сведения, имеющиеся у ИФНС, […]
  • Приказ 403 мвд Приказ МВД РФ от 5 мая 2012 г. № 403 “О полномочиях должностных лиц системы МВД России по составлению протоколов об административных правонарушениях и административному задержанию” В соответствии с частью 2 статьи 27.3, частью 4 статьи 28.3 Кодекса […]
  • Иск на прописку ребенка Как правильно заполнить по образцу заявление на прописку ребенка от матери или отца? Регистрация граждан, в том числе и несовершеннолетних, регламентируется Приказом ФМС No 288 от 11 сентября 2012 года и Гражданским Кодексом РФ. В соответствии со статьей 20 […]
  • Коллектор на газопроводе Насосный агрегат 1 – электромотор СТМ-1500; 2 – центробежный насос 14Н-12 Для предотвращения опасности взрыва нефтяных паров в здании насосной применяют: - асинхронные электромоторы с продувкой; - разделительную стену между насосной и дизельным […]
  • Какой налог на 400 лС сколько будет стоить налог на 300 лошадей в год? около 50 зависит от места проживания машинки Наименование объекта налогообложения Налоговая ставка (в рублях) Автомобили легковые с мощностью двигателя (с каждой лошадиной силы) : - до 100 л. с. (до 73,55 кВт) […]
  • Основы туристической техники правила безопасности во время экскурсии Основы туристической техники правила безопасности во время экскурсии Уважаемые коллеги, изменения в турах! Успейте подготовиться к майским праздникам. Закончились цены раннего бронирования. Ближайшие заезды Зилимское кольцо Конно-водный 10 дн. 100 км 18+ […]
  • Изменение возраста выхода на пенсию ЧТО ВАЖНО ЗНАТЬ О НОВОМ ЗАКОНОПРОЕКТЕ О ПЕНСИЯХ Государственная Дума Российской Федерации одобрила в первом чтении проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты […]