Несовершеннолетние девочки голые

Миллион голых. Киевские пляжи советских времен (ФОТО)

После войны география киевских пляжей изменилась не слишком значительно, но их качество стало много лучше. Об этом пишет издательство ВАРТО, которое опубликовало архивные фотографии столичных пляжей времен расцвета СССР.

Во-первых, Труханов остров и бывшая Предмостная слободка (Гидропарк), потеряв статус жилых поселков, превратились в парковую зону. Во-вторых, со временем были построены мосты, которые облегчили доступ к их пляжам. В-третьих, обустроили пляжи на многих озерах и построили обводной канал на Русановке, вдоль которого тоже можно было купаться и загорать. После Чернобыльской катастрофы несколько лет киевские пляжи были полупустыми. А 1990-е и до наших дней — это уже другая история.

Это вторая часть фотоподборки об истории пляжей Киева. Первую читай здесь.

1950-е

Парк им. Примакова, расположенный вытянутой полосой между Набережным шоссе и правым берегом Днепра, был основательно реконструирован. Начиная с 1957 года, там расчистили территорию, сделали дорожки, приступили к посадке деревьев. Большие работы по благоустройству парка провели в 1959–1963 гг., построили поливочный водопровод, провели внешнее освещение, устроили альпийскую горку, оформили входы.

На фото внизу — каменный мысик возле парка. Там не только ловили рыбу, но и купались вплоть до начала 1990-х. В начале 80-х по утрам в теплое время года местные жители бегали по Старонаводницкой, а потом купались в районе причала.

1957 год

В этом году завершилось строительство Паркового пешеходного моста, по которому стало возможным быстро переправиться с правого берега на Центральный пляж.

В том же году вот такая красота украшала Центральный пляж. Некоторые остатки сохранились до сих пор – например, гипсовая фигура девушки-спортсменки.

Летом Парковый мост работал (и работает) с полной нагрузкой. Десятки тысяч людей в жару хотят отдохнуть в зеленой зоне возле Днепра. В конце 70-х были гости из Москвы и восхищались: «Где еще такое возможно – приехал на метро на Крещатик, прошелся по каштановой аллее центральной улицы, спустился по лестнице в живописном парке и через 15 минут оказался на благоустроенном пляже возле чистой проточной воды!»

1959 год

Так 50 с лишним лет назад выглядел Труханов остров со стороны Набережного шоссе.

Еще в 1945 году власти решили создать здесь парк культуры и отдыха. Площадь парка после полного освоения территории составила около 1000 гектаров, а архитектурно-планировочная композиция подразумевала сохранение природных ландшафтов.
Центральной частью парка стал пляж, расположенный с обеих сторон от пешеходного моста, соединяющего остров с городом, и спортивный городок. Дальше, в глубине острова — парковая зона тихого отдыха с живописными лужайками и отдельными рощицами.

1962 год

На фото – Пуща-Водицкий курортный парк. Его площадь в 1960-е составляла около 900 гектаров. Наиболее благоустроенная центральная часть размещалась между главным входом (в районе 7-ого трамвая) и системой водоемов с прилегающим лесопарком.

В парке были построены кинотеатр, библиотека-читальня, танцевальная площадка. На озерах были обустроены хорошие пляжи, летом работала прокатная лодочная станция, а зимой — станция проката лыж и коньков. Со стороны поселка парк был огорожен деревянной забором, а остальная территория сливалась с прилегающим лесом.

1969 год

Станция Алые паруса на Русановке предоставляла напрокат весельные лодки и одноместные гидропеды. На фотографии двое счастливчиков крутят педали, а несколько человек под козырьком станции ждут своей очереди. Справа видны свободные лодки, но публика, судя по всему, жаждет покататься именно на водном велосипеде.

1970 год

С тех пор, как правый и левый берег Киева в 1965 г. соединил Мост Метро с промежуточной станцией Гидропарк, эта зона отдыха стала самой популярной у киевлян.

До революции здесь была Предмостная слободка, где жили крестьяне, рабочие завода Арсенал и «обслуга» Цепного моста, хотя территориально район относился к Черниговской губернии. В 1920–1930-е гг. на острове начали достаточно крупное коммунальное строительство, проложили новые улицы. Уже тогда, в довоенные годы, Слободка привлекала отдыхающих. В 1941 г. мост, соединяющий правый берег и Слободку, был взорван отступающей Красной армией, а 1943 г. нацисты практически дотла сожгли поселок.

После войны власти решили не восстанавливать слободку, а отвести место под зону отдыха и создать здесь парк культуры и отдыха Гидропарк, который начал функционировать в 1960-е годы, хотя официально был открыт только 1 апреля 1973 года.

1970-е

Строительство Голосеевского парка началось в 1957 г. Как основа при его создании был использован пригородный лес. Площадь парка 155 гектаров.

Через весь парк протянулась так называемая Ореховатская долина, в которой были устроены четыре пруда, служащих архитектурно-композиционной осью парка.

В конце 1950-х возле первого пруда создали детский городок с аттракционами и спортивными площадками, здесь же организовали лодочную прокатную станцию.

Возле второго пруда построили летний кинотеатр и ресторан Дубки, у третьего и четвертого прудов устроили пляж и организовали прокат лодок. В центре парка располагался спортивный сектор, танцплощадка, бильярдные и шахматные павильоны.

1973 год

И опять — Центральный киевский пляж на Трухановом острове.

В трилогии для детей Тореадори з Васюківки Всеволода Нестайко один из юных героев, приехавший в Киев из села, так описывает свои впечатления от пляжа: «Я не можу собі точно уявити, що таке мільйон людей. Але якщо вже уявляти, то уявляти, мабуть, треба київський пляж. По-моєму, там було не менше мільйона. Хто не вірить, хай піде й порахує. То було схоже на якийсь велетенський базар. Тільки що всі голі і не торгують. Ніколи я не бачив стільки голих людей одразу. Ну, доводилось мені бачити одного, двох, трьох голих, ну, два-три десятки — у лазні. А тут — мільйон голих. Аж не віриться, що таке буває на світі».

1974 год

В 1970-е годы пляжи на озерах в Пуще-Водице продолжали «пользоваться спросом». Ведь добираться в Пущу на трамвае было очень удобно, пляжи были хорошо благоустроены, вода в озерах — чистая и быстро прогревалась (намного раньше, чем вода в Днепре). В начале 70-х годов купальный сезон тут был открыт вообще в середине апреля.

1978 год

Внизу — фонтаны на Русановском канале. К концу 1970-х канал уже «забрали в гранит».

А поначалу, когда массив строился и канал не был до конца благоустроен, откосы возле него были из намытого песка. Родители с детьми в жару часами играли на берегу, «освобождая ключи», — рыли небольшую ямку в песке, и оттуда начинал бить невысокий ключик воды.

10 очень смелых маленьких девочек (+ФОТО)

Художница Саша

Саша прожила на Земле всего 11 лет, но за это время она успела создать 2279 работ: 46 альбомов с рисунками, великое множество поделок и даже технических чертежей, которые должны были, по её мнению, помочь взрослым достичь Луны и сделать асфальтовое покрытие дорог без трещин. Рисование для Сашеньки было таким же естественным, как сон и еда, нередко оно заменяло ей друзей и детские игры.

Айона – гимнастка на протезе

Не сразу осознаешь, что у этой радостно улыбающейся девчушки на правой ноге ниже колена – протез. Айона в полном восторге от открывшихся перед ней возможностей: «С обычным протезом заниматься спортом нелегко, а этот просто чудесный. Его сконструировали специально для меня, у него дополнительно укреплен каблук, и поэтому я лучше держу равновесие на бревне».

Когда Айоне было шесть лет, у нее обнаружили остеосаркому – одну из разновидностей рака костей, ту же болезнь, от которой за два года до этого умерла ее мать. В результате ей ампутировали правую ногу до колена.

Жизнерадостная перуанка

Маленькая перуанка Йована Йумбо Руис родилась с редким синдромом – тетра-амелия, т.е. без конечностей. Ее родители живут в маленькой бедной деревушке в перуанской глубинке. Но благодаря тому, что ее история была показана по телевидению, ее случаем заинтересовались столичные врачи, и сейчас девочка находится в медицинском центре адаптации в Лиме.

Замечательная пловчиха

В 13 лет англичанка Даниэлла Бейли по словам тренера демонстрировала результаты, которых можно было бы ожидать от здорового 16-летнего пловца. В возрасте четырех лет британка Даниэлла Бейли лишилась обеих рук и обеих ног в результате менингита.

Лиза, которая слышит счастье

Когда Лиза родилась, у нее почти не было ушей и совсем не было ушных раковин. Врачи говорили о полной глухоте. Но оказалось, что девочка слышит – костной проводимостью. Улучшения и ухудшения, многочасовая операция – теперь Лиза, которой врачи отказывали в перспективах, переслушивает любимую музыку, чтобы поймать недоступные ранее звуки

Прекрасная Апполинария

У девочки с ангельскими кудрями – синдром Дауна. При этом она занимается вокалом, играет на флейте, чемпионка по конному спорту… Родители говорят, что постоянно учатся у нее.

Мария Иовлева, которую бросила мама

Эта девочка из детского дома заставила восхищаться собой весь мир. 24 года назад мама спортсменки Марии Иовлевой вернулась из роддома одна, сообщив, что девочка умерла при родах…

Сегодня Маша — одна из самых знаменитых спортсменок российской паралимпийской сборной

Когда Маша уже принимала участие в соревнованиях, она еще не умела писать. Алфавит Маша учила сама, по видеокассете, которую нашла у воспитателей. Просмотрев ее 15 раз, девочка смогла читать. Также Маша очень плохо слышит, и до сих пор никто не знает, насколько. В ее родном Сыктывкаре таких как она, больше нет. Развитие Маши остановилось на уровне 1-2 класса.

У Сони Шаталовой – аутизм. В восемь лет она, бывало, не могла начать есть без команды мамы, сидя перед тарелкой супа, но в том же возрасте смогла написать: «Зачем живут люди? Бог каждому, когда посылает в этот мир, говорит: «Трудись и прославляй Меня делами своими». Я так думаю, для меня это стихи. Мне невозможно их не писать, иначе я умру от боли, лопну от напора слов в голове».

После смерти она спасла тысячи жизней

Девятилетняя Рейчел собирала деньги на чистую питьевую воду для бедствующей Африки и отдавала свои волосы на парики для детей, больных раком. Она погибла в страшном ДТП, но ее последнее желание стало спасением для 60 тысяч человек.

Девочки 13 и 14 лет упились коньяком до потери сознания под жд мостом в Хабаровске

14 января 2016, AmurMedia. Инспекторами ОПДН Хабаровского ЛУ МВД России на транспорте на железнодорожных путях в районе вокзала Хабаровске выявлены три несовершеннолетние девушки в возрасте 13-14 лет, которые находились в состоянии алкогольного опьянения. Таким необычным способом они решили отметить день рождения одной из них, сообщили ИА AmurMedia в пресс-службе УТ МВД России по ДФО.

По предварительной информации установлено, две хабаровчанки и жительница Амурска, прогулявшись по городу, решили отпраздновать день рождение с коньяком и шампанским. Они уединились под железнодорожным мостом и устроили импровизированное застолье в зоне повышенной опасности.

В то время как инспектор ОПДН Хабаровского ЛУ МВД России на транспорте совместно с представителями стрелковой команды ст. Хабаровск-1 отправились на место пешими, на ст. Хабаровск-1 производил маневры грузовой локомотив. Машинист состава увидел одну из девушек на земле без сознания и принял решение поднять подростков на «борт», чтобы довезти на железнодорожную станцию для оказания помощи.

Общими усилиями железнодорожников и транспортных полицейских несовершеннолетняя, находящаяся в бессознательном состоянии, была доставлена в медицинский пункт на железнодорожном вокзале. Из здравпункта девушка на карете «скорой помощи» доставлена в городскую клиническую больницу в токсикологическое отделение.

С родителями девушек, а также несовершеннолетними инспекторами ОПДН Хабаровского ЛУ МВД России на транспорте проведены беседы профилактического характера о недопущении употребления алкогольной продукции подростками. Так как девушки не достигли возраста привлечения к административной ответственности, к административной ответственности привлечены их родители по ст. 20.22 КоАП РФ. Материалы для рассмотрения и принятия решения направлены на КДН и ЗП. Проинформированы заинтересованные органы системы профилактики.

Феминизм и двойные стандарты

Здравствуйте, уважаемые пикабушники. Хотелось бы осветить очень скользкую тему.
Ещё недавно был воздвигнут некий табор из актрис, который обвинял повально всех актеров и голливудских деятелей, а-ля Харви Вайнштейна в «сексуальных домогательствах» «сколько то там» летней давности? Кто не в курсе, движение — #MeToo
Так вот, буквально на днях начал разгораться новый скандал на этой почве, только, ВНИМАНИЕ, его обвиняемой фигуранткой является основательница этого движения MeToo, заклеймившего бездоказательно десятки мужчин-актеров, нанеся вред мировому кино, попортив некоторым карьеру, которая одна из первых начала кидаться в удобный момент обвинениями в домогательствах — Азия Ардженто. И в отличии от её обвинений и обвинений большинства женщин — это обвинение подкреплено уже пруфами.

Начнем с того, что эта лицемерная дама с феминистким душком не слабо поймала хайп, породив своим примером тонну бурлений вещеста. Также начала кидаться бездоказательными обвинениями налево и направо в актеров мужского пола. Лицемерное бщество/СМИ это, естественн,о подхватило и начало холить и лелеять этих «обиженных» дам. У многих появляется вопрос. КАКОГО ХРЕНА бездоказательные обвинения набрали широкий резонанс, а актеров за безобидный взгляд уже начинают обвинять в домогательствах? ТУТ НЕОБХОДИМО (!) сделать небольшое лирическое отступление. На Западе, а особенно в США и Швеции существует так называемая «культура вины» (White guilt), суть которой в том, что белые люди сильно сожалеют и извиняются за действия своих предков в период колонизации/рабства/сегрегации/андрократии/гомофобии/какой-нибудь_другой_фигни. То бишь во всём виноват белый гетеросексуальный мужчина. Именно он является угнетателем и главным козлом отпущения. Жертвами всегда и везде выставляются для начала женщины и темнокожие. Это всё и есть результат всего этого бреда, который коротко на наш язык «Лево-либерализм». Само собой, «жертвы домогательств» не против и пользуются своим положением по полной, пиарясь на обвинениях, зная, что завтра из-за парочки этих самых безосновательных обвинений твоё имя будет украшать заголовки журналов, как «НОВАЯ ЖЕРТВА КРОВАВОГО ПАТРИАРХАТА», а толпы людей будут заниматься перед тобой самобичеванием и сострадать тебе будто ты: голодный ребенок переживший войну, соответственно, если ты очередная актриса обвинившая какого-нибудь продюсера в домогательствах — ты получаешь профит в виде бесплатной рекламки. Изнасилования и домогательства — это безусловно плохо. Но ещё хуже — общество, которое верит во все это бездоказательно, портя людям жизнь. Это аналогично посадке за мем в закрытом альбоме. С этим разобрались? Вот и славненько.

А суть главной новости на сегодня в том, что в 2013 году, когда некому музыканту — Джимми Беннетту исполнилось тогда только 17 лет, наша бравая воительница против сексуальных домогательств — сексуально домогалась до него в отельном номере Калифорнии. Возраст согласия в этом штате наступает в 18 лет. Небезызвестная газетенка «The New York Times» опубликовала пруфы, в которых Ардженто сделала откуп в 380к зеленых спустив дело на тормоза, на сегодняшний день, она объясняет это тем, что она решила помочь парню, тупа переведя ему 380к зеленых. Вы видели хоть одну женщину, которая решила бы кому-то помочь закинув бабки, на которые можно купить Lamborghini Murcielago и спортивный байк к нему? Не стоит искать тут загвоздку, потому что была опубликована старая переписка. В сообщениях основательница MeToo признается, что занималась сексом с несовершеннолетним. Но на сегодняшний день она оправдывает это тем, что была пьяна/переписка фейк. Классика. Но каково было её «удивление», когда сегодня в сеть просочилась фотография на которой эта , кхм, женщина, лежит обнаженная рядом с 17-ти летним на тот момент парнем — остается загадкой.

Сами новостные порталы уже второй день пестрят этой новостью, в которой есть все доказательства, и фото обнаженного вида, где эта мадам лежит голая в одной постели с 17-ти летним чуваком, и факт того, что она перевела $380к пытаясь закрыть рот парню, чтобы дело не дошло до суда, а фото не попало в интернет. И ВОТ. ТАЙНА СТАЛА ЯВЬЮ. ДОМОГАТЕЛЬНИЦА РАЗОБЛАЧЕНА! ВСЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА НАЛИЦО. Но что-то мы не видим открытых демонстраций бравых идеолооисток из MeToo, которая так жутко не одобряет педофилию и домогательства. НУ КОНЕЧНО, ВЕДЬ ЭТО ЖЕ НЕ ДЕВОЧКА! А ПАРЕНЬ. Вот вам и всё отношение.

Я очень надеюсь, что:
1) Наказание наконец настигнет свою заслуженную владелицу и она попадет в выгребную яму, которую она сама и вырыла. (На законном уровне)
2) Что после этого инцидента, который уже приобрел широкий резонанс — люди наконец протрут зенки и всё движение MeToo полностью будет дискредитированно и их безосновательные визги не будут новостными хит-парадами и уж тем более не будут восприниматься всерьез и обсуждаться на общественном уровне. Ибо какой основатель, такое у него и движение. А какой у него основатель, вы только что прочитали выше. Спасибо.

«Мы вдесятером насиловали немецкую двенадцатилетнюю девочку. Боялись только, чтобы наши медсестры не узнали – стыдно». Из запрещенной книги Алексиевич

Светлана Алексиевич родилась в Станиславе (нынешний Ивано-Франковск. – «ГОРДОН»). Работала учителем истории и немецкого языка, журналистом, в 1983 году стала членом Союза писателей СССР. Автор книг «У войны не женское лицо», «Зачарованные смертью», «Цинковые мальчики», «Чернобыльская молитва». Эксперты считают Алексиевич блестящим мастером художественно-документальной прозы.

Книга «У войны не женское лицо», написанная в 1985 году, стала своеобразным репортажем с фронта. Обычно в книгах о войне говорится о героических подвигах, которые совершают мужчины. Между тем в боевых действиях советской армии принимали участие более миллиона женщин, столько же – в подполье и в партизанских отрядах. Они были летчицами и снайперами, пулеметчицами и зенитчицами. После войны многим из них пришлось скрывать факт пребывания на фронте, поскольку считалось, что женщины в армии вели себя легкомысленно в отношениях с мужчинами.

«Мужчины говорили о подвигах, о движении фронтов и военачальниках, а женщины говорили о другом – о том, как страшно первый раз убить, идти после боя по полю, где лежат убитые. Они лежат рассыпанные, как картошка. Все молодые, и жалко всех – и немцев, и своих русских солдат. После войны у женщин была еще одна война. Они прятали свои военные книжки, свои справки о ранениях – потому что надо было снова научиться улыбаться, ходить на высоких каблуках и выходить замуж. А мужчины забыли о своих боевых подругах, предали их. Украли у них Победу. Не разделили», – написала в предисловии к книге Алексиевич.

Она опросила более 800 воевавших женщин, практически все их интервью вошли в книгу. После ее опубликования к писательнице хлынул поток писем, в которых не только женщины, но и мужчины-фронтовики описывали происходившее с ними во время войны. Часть отрывков из писем читателей, которые не вошли в книгу по соображениям цензуры, напечатал в День Победы сайт «БУКНИК». «Нам казалось, что слова правды послужат не только данью памяти всем, кому не повезло жить в то страшное время, но и станут противоядием от новой лжи, трескучих слов и фальшивого патриотизма, которых сегодня даже больше, чем в годы моей юности. Нам хотелось бы, чтобы люди, которые кричат: «Если надо – повторим!», прочитали, как сами фронтовики описывали свой военный опыт. Честное слово, они не хотели повторять», – написал в предисловии писатель, главный редактор сайта Сергей Кузнецов.

Читаю свой старый дневник.

Пытаюсь вспомнить человека, каким я была, когда писала книгу. Того человека уже нет, и даже нет страны, в которой мы тогда жили. А это ее защищали и во имя ее умирали в сорок первом — сорок пятом. За окном уже все другое: новое тысячелетие, новые войны, новые идеи, новое оружие и совершенно неожиданным образом изменившийся русский (точнее, русско-советский) человек.

Началась горбачевская перестройка. Мою книгу сходу напечатали, у нее был удивительный тираж — два миллиона экземпляров. То было время, когда происходило много потрясающих вещей, мы опять куда-то яростно рванули. Опять — в будущее. Мы еще не знали (или забыли), что революция — это всегда иллюзия, особенно в нашей истории. Но это будет потом, а тогда я стала получать ежедневно десятки писем, мои папки разбухали. Люди захотели говорить. Договорить. Они стали свободнее и откровеннее. У меня не оставалось сомнений, что я обречена бесконечно дописывать свои книги. Не переписывать, а дописывать. Поставишь точку, а она тут же превращается в многоточие.

Я думаю о том, что, наверное, сегодня задавала бы другие вопросы и услышала бы другие ответы. И написала бы другую книгу, не совсем другую, но все-таки другую. Документы (с которыми я имею дело) — живые свидетельства, не застывают, как охладевшая глина. Не немеют. Они движутся вместе с нами. О чем бы я больше расспрашивала сейчас? Что хотела бы добавить? Меня бы очень интересовал. подыскиваю слово. биологический человек, а не только человек времени и идеи. Я попыталась бы заглянуть глубже в человеческую природу, во тьму, в подсознание.

Я написала бы о том, как пришла к бывшей партизанке. Грузная, но еще красивая женщина — и она мне рассказывала, как их группа (она старшая и двое подростков) вышли в разведку и случайно захватили в плен четверых немцев. Долго с ними кружили по лесу. Но к вечеру третьего дня их окружили. Ясно, что с пленными они уже не прорвутся, не уйдут, и тут решение — их надо убить. Подростки убить не смогут: уже три дня они ходят по лесу вместе, а если три дня ты рядом с человеком, даже чужим, все равно к нему привыкаешь, он приближается — уже знаешь, как он ест, как он спит, какие у него глаза, руки. Нет, подростки не смогут. Это ей понятно. Значит, убить должна она. И вот она вспоминала, как их убивала. Пришлось обманывать и тех, и других. С одним немцем пошла якобы за водой и выстрелила сзади. В затылок. Другого за хворостом повела. Меня потрясло, как спокойно она об этом рассказывала.

Те, кто был на войне, вспоминают, что гражданский человек превращается в военного за три дня. Почему достаточно всего трех дней? Или это тоже миф? Скорее всего. Человек там — куда незнакомее и непонятнее.

Во всех письмах я читала: «Я вам не все рассказала тогда, потому что другое было время. Мы привыкли о многом молчать. «; «Не все вам доверила. Еще недавно об этом стыдно было говорить. «, «Знаю приговор врачей: у меня страшный диагноз. Хочу рассказать всю правду. «.

А недавно пришло такое письмо: «Нам, старикам, трудно жить. Но не из-за маленьких и унизительных пенсий мы страдаем. Больше всего ранит то, что мы изгнаны из большого прошлого в невыносимо маленькое настоящее. Уже никто нас не зовет выступать в школы, в музеи, уже мы не нужны. Нас уже нет, а мы еще живы. Страшно пережить свое время. «. Я по-прежнему их люблю. Не люблю их время, а их люблю.

* * *
Все может стать литературой. Больше всего меня заинтересовал в моих архивах блокнот, где я записывала те эпизоды, которые вычеркнула цензура. А также — мои разговоры с цензором. Там же я нашла страницы, которые выбросила сама. Моя самоцензура, мой собственный запрет. И мое объяснение — почему я это выбросила? Многое из того и другого уже восстановлено в книге, но эти несколько страниц хочу дать отдельно — это уже тоже документ. Мой путь.

Из того, что выбросила цензура

«Я ночью сейчас проснусь. Как будто кто-то, ну. плачет рядом. Я — на войне.
Мы отступаем. За Смоленском какая-то женщина выносит мне свое платье, я успеваю переодеться. Иду одна. Одна среди мужчин. То я была в брюках, а то иду в летнем платье. У меня вдруг начались эти дела. Женские. Раньше начались, наверное, от волнений. От переживаний, от обиды. Где ты тут что найдешь? Под кустами, в канавах, в лесу на пнях спали. Столько нас было, что места в лесу всем не хватало. Шли мы растерянные, обманутые, никому уже не верящие. Где наша авиация, где наши танки? То, что летает, ползает, гремит, — все немецкое.

Такая я попала в плен. В последний день перед пленом перебило еще обе ноги. Лежала и под себя мочилась. Не знаю, какими силами уползла ночью. Уползла к партизанам. Мне жалко тех, кто эту книгу прочитает и кто ее не прочитает. «.

* * *
«У меня было ночное дежурство. Зашла в палату тяжелораненых. Лежит капитан. Врачи предупредили меня перед дежурством, что ночью он умрет. Не дотянет до утра. Спрашиваю его: «Ну, как? Чем тебе помочь?» Никогда не забуду. Он вдруг улыбнулся, такая светлая улыбка на измученном лице: «Расстегни халат. Покажи мне свою грудь. Я давно не видел жену. «. Мне стало стыдно, я что-то там ему отвечала. Ушла и вернулась через час. Он лежит мертвый. И та улыбка у него на лице. «

* * *
«Под Керчью. Ночью под обстрелом шли мы на барже. Загорелась носовая часть. И от огня. Огонь полез по палубе. Взорвались боеприпасы. Мощный взрыв! Взрыв такой силы, что баржа накренилась на правый бок и начала тонуть. А берег уже недалеко, мы понимаем, что берег где-то рядом, и солдаты кинулись в воду. С берега застучали минометы. Крики, стоны, мат. Я хорошо плавала, я хотела хотя бы одного спасти. Хотя бы одного раненого.

Это же вода, а не земля — человек погибнет сразу. Вода. Слышу — кто-то рядом то вынырнет наверх, то опять под воду уйдет. Наверх — под воду. Я улучила момент, схватила его. Что-то холодное, скользкое. Я решила, что это раненый, а одежду с него сорвало взрывом. Потому, что я сама голая. В белье осталась. Темнотища. Глаз выколи. Вокруг: «Э-эх! Ай-я-я!» И мат.

Добралась я с ним как-то до берега. В небе как раз в этот миг вспыхнула ракета, и я увидела, что притянула на себе большую раненую рыбу. Рыба большая, с человеческий рост. Белуга. Она умирает. Я упала возле нее и заломила такой трехэтажный мат. Заплакала от обиды. И от того, что все страдают. «

* * *
«Выходили из окружения. Куда ни кинемся — везде немцы. Решаем: утром будем прорываться с боем. Все равно погибнем, так лучше погибнем достойно. В бою. У нас было три девушки. Они приходили ночью к каждому, кто мог. Не все, конечно, были способны. Нервы, сами понимаете. Такое дело. Каждый готовился умереть.

Вырвались утром единицы. Мало. Ну, человек семь, а было пятьдесят. Посекли немцы пулеметами. Я вспоминаю тех девчонок с благодарностью. Ни одной утром не нашел среди живых. Никогда не встретил. «

* * *
Из разговора с цензором:

– Кто пойдет после таких книг воевать? Вы унижаете женщину примитивным натурализмом. Женщину-героиню. Развенчиваете. Делаете ее обыкновенной женщиной. Самкой. А они у нас — святые.

– Наш героизм стерильный, он не хочет считаться ни с физиологией, ни с биологией. Ему не веришь. А испытывался не только дух, но и тело. Материальная оболочка.

– Откуда у вас эти мысли? Чужие мысли. Не советские. Вы смеетесь над теми, кто в братских могилах. Ремарка начитались. У нас ремаркизм не пройдет. Советская женщина — не животное.

* * *
«Кто-то нас выдал. Немцы узнали, где стоянка партизанского отряда. Оцепили лес и подходы к нему со всех сторон. Прятались мы в диких чащах, нас спасали болота, куда каратели не заходили. Трясина. И технику, и людей она затягивала намертво. По несколько дней, неделями мы стояли по горло в воде.

С нами была радистка, она недавно родила. Ребенок голодный. Просит грудь. Но мама сама голодная, молока нет, и ребенок плачет. Каратели рядом. С собаками. Собаки услышат, все погибнем. Вся группа — человек тридцать. Вам понятно?

Никто не решается передать приказ командира, но мать сама догадывается. Опускает сверток с ребенком в воду и долго там держит. Ребенок больше не кричит. Ни звука. А мы не можем поднять глаза. Ни на мать, ни друг на друга. «

* * *
«Когда мы брали пленных, приводили в отряд. Их не расстреливали, слишком легкая смерть для них, мы закалывали их, как свиней, шомполами, резали по кусочкам. Я ходила на это смотреть. Ждала! Долго ждала того момента, когда от боли у них начнут лопаться глаза. Зрачки.

Что вы об этом знаете?! Они мою маму с сестричками сожгли на костре посреди деревни. «

* * *
«Я не запомнила в войну ни кошек, ни собак, помню крыс. Большие. С желто-синими глазами. Их было видимо-невидимо. Когда я поправилась после ранения, из госпиталя меня направили назад в мою часть. Часть стояла в окопах под Сталинградом. Командир приказал: «Отведите ее в девичью землянку». Я вошла в землянку и первым делом удивилась, что там нет никаких вещей. Пустые постели из хвойных веток, и все. Меня не предупредили. Я оставила в землянке свой рюкзак и вышла, когда вернулась через полчаса, рюкзак свой не нашла. Никаких следов вещей, ни расчески, ни карандаша.

Оказалось, что все мигом сожрали крысы. А утром мне показали обгрызенные руки у тяжелораненых.

Ни в каком самом страшном фильме я не видела, как крысы уходят перед артобстрелом из города. Это не в Сталинграде. Уже было под Вязьмой. Утром по городу шли стада крыс, они уходили в поля. Они чуяли смерть. Их были тысячи. Черные, серые. Люди в ужасе смотрели на это зловещее зрелище и жались к домам. И ровно в то время, когда они скрылись с наших глаз, начался обстрел. Налетели самолеты. Вместо домов и подвалов остался каменный песок. «

* * *
«Под Сталинградом было столько убитых, что лошади их уже не боялись. Обычно боятся. Лошадь никогда не наступит на мертвого человека. Своих убитых мы собрали, а немцы валялись всюду. Замерзшие. Ледяные. Я, шофер, возила ящики с артиллерийскими снарядами, я слышала, как под колесами трещали их черепа. Кости. И я была счастлива. «

– Да, нам тяжело далась Победа, но вы должны искать героические примеры. Их сотни. А вы показываете грязь войны. Нижнее белье. У вас наша Победа страшная. Чего вы добиваетесь?
– Правды.
– А вы думаете, что правда – это то, что в жизни. То, что на улице. Под ногами. Для вас она такая низкая. Земная. Нет, правда – это то, о чем мы мечтаем. Какими мы хотим быть!

* * *
«Наступаем. Первые немецкие поселки. Мы — молодые. Сильные. Четыре года без женщин. В погребах — вино. Закуска. Ловили немецких девушек и.

Десять человек насиловали одну. Женщин не хватало, население бежало от советской армии, брали юных. Девочек. Двенадцать-тринадцать лет. Если она плакала, били, что-нибудь заталкивали в рот. Ей больно, а нам смешно. Я сейчас не понимаю, как я мог. Мальчик из интеллигентной семьи. Но это был я.

Единственное, чего мы боялись, чтобы наши девушки об этом не узнали. Наши медсестры. Перед ними было стыдно. «

* * *
«Попали в окружение. Скитались по лесам, по болотам. Ели листья, ели кору деревьев. Какие-то корни. Нас было пятеро, один совсем мальчишка, только призвали в армию. Ночью мне сосед шепчет:
– Мальчишка полуживой, все равно умрет. Ты понимаешь.
– Ты о чем?
– Человеческое мясо съедобное. Мне один зэк рассказывал. Они из лагеря бежали через сибирский лес. Специально взяли с собой мальчишку. Так спаслись.
Ударить сил не хватило. Назавтра мы встретили партизан. «

* * *
«Партизаны днем приехали на конях в деревню. Вывели из дома старосту и его сына. Секли их по голове железными палками, пока они не упали. И на земле добивали. Я сидела у окна. Я все видела. Среди партизан был мой старший брат. Когда он вошел в наш дом и хотел меня обнять: «Сестренка!!», – я закричала: «Не подходи! Не подходи! Ты – убийца!». А потом онемела. Месяц не разговаривала. Брат погиб. А что было бы, останься он жив? И если бы домой вернулся. «

* * *
«Утром каратели подожгли нашу деревню. Спаслись только те люди, которые убежали в лес. Убежали без ничего, с пустыми руками, даже хлеба с собой не взяли. Ни яиц, ни сала. Ночью тетя Настя, наша соседка, била свою девочку, потому что та все время плакала. С тетей Настей было пятеро ее детей. Юлечка, моя подружка, сама слабенькая. Она всегда болела. И четыре мальчика, все маленькие, и все тоже просили есть. И тетя Настя сошла с ума: «У-у-у. У-у-у. » А ночью я услышала. Юлечка просила: «Мамочка, ты меня не топи. Я не буду. Я больше есточки просить у тебя не буду. Не буду. «.

Утром Юлечки я уже не увидела. Никто ее не нашел. Тетя Настя. Когда мы вернулись в деревню на угольки. Деревня сгорела. Тетя Настя повесилась на черной яблоне в своем саду. А дети стояли возле нее и просили есть. «.

– Это – ложь! Это клевета на нашего солдата, освободившего пол-Европы. На наших партизан. На наш народ-герой. Нам не нужна ваша маленькая история, нам нужна большая история. История Победы. Вы никого не любите! Вы не любите наши великие идеи. Идеи Маркса и Ленина.

– Да, я не люблю великие идеи. Я люблю маленького человека.

Из того, что выбросила я сама

«Нас окружили. С нами политрук Лунин. Он зачитал приказ, что советские солдаты врагу не сдаются. У нас, как сказал товарищ Сталин, пленных нет, а есть предатели. Ребята достали пистолеты. Политрук приказал: «Не надо. Живите, хлопцы, вы — молодые». А сам застрелился.

А когда мы вернулись, мы уже наступали. Помню маленького мальчика. Он выбежал к нам откуда-то из-под земли, из погреба, и кричал: «Убейте мою мамку. Убейте! Она немца любила. » У него были круглые от страха глаза. За ним бежала черная старуха. Вся в черном. Бежала и крестилась: «Не слушайте дитя. Дитя сбожеволило. «

* * *
«Вызвали меня в школу. Со мной разговаривала учительница, вернувшаяся из эвакуации:
– Я хочу перевести вашего сына в другой класс. В моем классе – самые лучшие ученики.
– Но у моего сына одни «пятерки».
– Это не важно. Мальчик жил под немцами.
– Да, нам было трудно.
– Я не об этом. Все, кто был в оккупации. Эти люди под подозрением. Вот и вы.
– Что? Я не понимаю.
– Мы не уверены в его правильном развитии. Вот он заикается.
– Я знаю. Это у него от страха. Его избил немецкий офицер, который жил у нас на квартире.
– Вот видите. Сами признаетесь. Вы жили рядом с врагом.
– А кто этого врага допустил до самой Москвы? Кто нас здесь оставил с нашими детьми?
Со мной – истерика. Два дня боялась, что учительница донесет на меня. Но она оставила сына в своем классе. «

* * *
«Днем мы боялись немцев и полицаев, а ночью — партизан. У меня последнюю коровку партизаны забрали, остался у нас один кот. Партизаны голодные, злые. Повели мою коровку, а я – за ними. Километров десять шла. Молила – отдайте. Трое детей в хате ждали. Попробуй найди в войну хорошего человека.

Свой на своего шел. Дети кулаков вернулись из ссылки. Родители их погибли, и они служили немецкой власти. Мстили. Один застрелил в хате старого учителя. Нашего соседа. Тот когда-то донес на его отца, раскулачивал. Был ярый коммунист.

Немцы сначала распустили колхозы, дали людям землю. Люди вздохнули после Сталина. Мы платили оброк. Аккуратно платили. А потом стали нас жечь. Нас и дома наши. Скотину угоняли, а людей жгли.

Ой, доченька, я слов боюсь. Слова страшные. Я добром спасалась, никому не хотела зла. Всех жалела. «

* * *
«Я до Берлина с армией дошла.

Вернулась в свою деревню с двумя орденами Славы и медалями. Пожила три дня, а на четвертый мама поднимает меня с постели и говорит: «Доченька, я тебе собрала узелок. Уходи. Уходи. У тебя еще две младшие сестры растут. Кто их замуж возьмет? Все знают, что ты четыре года была на фронте, с мужчинами. «

Не трогайте мою душу. Напишите, как другие, о моих наградах. «

* * *
«На войне как на войне. Это вам не театр.

Выстроили на поляне отряд, мы стали кольцом. А посередине — Миша К. и Коля М., наши ребята. Миша был смелый разведчик, на гармошке играл. Никто лучше Коли не пел.

Приговор читали долго: в такой-то деревне потребовали две бутылки самогона, а ночью. двух девочек. А в такой-то деревне. У крестьянина. забрали пальто и швейную машинку, которую тут же пропили. У соседей. Приговариваются к расстрелу.

Кто будет расстреливать? Отряд молчит. Кто? Молчим. Командир сам привел приговор в исполнение. «

* * *
«Я была пулеметчицей. Я столько убила.

После войны боялась долго рожать. Родила, когда успокоилась. Через семь лет.

Но я до сих пор ничего не простила. И не прощу. Я радовалась, когда видела пленных немцев. Я радовалась, что на них жалко было смотреть: на ногах портянки вместо сапог, на голове портянки. Их ведут через деревню, они просят: «Мать, дай хлэба. Хлэба. » Меня поражало, что крестьяне выходили из хат и давали им, кто кусок хлеба, кто картошину. Мальчишки бежали за колонной и бросали камни. А женщины плакали.

Мне кажется, что я прожила две жизни: одну — мужскую, вторую — женскую. «

* * *
«После войны. После войны человеческая жизнь ничего не стоила. Дам один пример. Еду после работы в автобусе, вдруг начались крики: «Держите вора! Держите вора! Моя сумочка. » Автобус остановился. Сразу – толкучка. Молодой офицер выводит на улицу мальчишку, кладет его руку себе на колено и – бах! ломает ее пополам. Вскакивает назад. И мы едем. Никто не заступился за мальчишку, не позвал милиционера. Не вызвали врача. А у офицера вся грудь в боевых наградах. Я стала выходить на своей остановке, он соскочил и подал мне руку: «Проходите, девушка. » Такой галантный. Эх, да это еще война. Все — военные люди. «

* * *
«Пришла Красная армия. Нам разрешили раскапывать могилы, где наших людей постреляли. По нашим обычаям надо быть в белом — в белом платке, в белой сорочке. Люди шли с деревень все в белом и с белыми простынями. С белыми вышитыми полотенцами.

Копали. Кто что нашел-признал, то и забрал. Кто руку на тачке везет, кто на подводе голову. Человек долго целый в земле не лежит, они все перемешались друг с другом. С землей.

Я сестру не нашла, показалось мне, что один кусочек платья – это ее, что-то знакомое. Дед тоже сказал – заберем, будет что хоронить. Тот кусочек платья мы в гробик и положили.

На отца получили бумажку «пропал без вести». Другие что-то получали за тех, кто погиб, а нас с мамой в сельсовете напугали: «Вам никакой помощи не положено. А, может, он живет припеваючи с немецкой фрау. Враг народа».

Я стала искать отца при Хрущеве. Через сорок лет. Ответили мне при Горбачеве: «В списках не значится. » Но откликнулся его однополчанин, и я узнала, что погиб отец геройски. Под Могилевом бросился с гранатой под танк.

Жаль, что моя мама не дожила до этой вести. Она умерла с клеймом жены врага народа. Предателя. И таких, как она, было много. Не дожила она. Я сходила к ней на могилку с письмом. Прочитала. «

* * *
«Многие из нас верили. Мы думали, что после войны все изменится. Сталин поверит своему народу. Но еще война не кончилась, а эшелоны уже пошли в Магадан. Эшелоны с победителями. Арестовали тех, кто был в плену, выжил в немецких лагерях, кого увезли немцы на работу — всех, кто видел Европу. Мог рассказать, как там живет народ. Без коммунистов. Какие там дома и какие дороги. О том, что нигде нет колхозов.

После Победы все замолчали. Молчали и боялись, как до войны. «

* * *
«Мы уходим. А кто там следом?

Я – учитель истории. На моей памяти учебник истории переписывали три раза. Я учила по трем разным учебникам. Что после нас останется? Спросите нас, пока мы живы. Не придумывайте потом нас. Спросите.

Знаете, как трудно убить человека. Я работала в подполье. Через полгода получила задание — устроиться официанткой в офицерскую столовую. Молодая, красивая. Меня взяли. Я должна была насыпать яд в котел супа и в тот же день уйти к партизанам. А уже я к ним привыкла, они враги, но каждый день ты их видишь, они тебе говорят: «Данке шон. Данке шон. » Это – трудно.

Я всю жизнь преподавала историю, но я знала, что ни об одном историческом событии мы не знаем всего, до конца. Всех пережитых чувств.
Всей правды. «

***
У меня была своя война… Я прошла длинный путь вместе со своими героинями. Как и они, долго не верила, что у нашей Победы два лица – одно прекрасное, а другое страшное, все в рубцах – невыносимо смотреть. «В рукопашной, убивая человека, заглядывают ему в глаза. Это не бомбы сбрасывать или стрелять из окопа», – рассказывали мне. Слушать человека, как он убивал и умирал, то же самое – смотришь в глаза…

Малолетние палачи забили насмерть девочку в Севастополе

Пятеро на одного: в Севастополе дети до смерти замучили маленькую гостью. 4-летнюю девочку мать-одиночка на несколько месяцев оставила у подруги, а сама отправилась на заработки за границу. Приятельница же воспитывала пятерых собственных детей, а те враждебно отнеслись к временной жительнице.

Вечером в 9-этажку примчалась скорая — 4-летней девочке плохо! Но медики бессильны. Это не болезнь и не несчастный случай — причины гибели ребенка поражают опытных правоохранителей, которых вызвали врачи.

— Даже для работников милиции с таким опытом работы это вызывало шок — на полу в квартире лежал труп четырехлетней девочки, это было и лицо ребенка — синяки, ссадины — и ручки, ножки, все тело было, и даже в районе живота, все было в телесных повреждениях.

Ребенок умер от отека головного мозга — определили судмедэксперты. Кто забил ребенка до смерти — следствие даже не догадывалось. Девочка проживала в квартире временно. Через месяц-другой должна была приехать мама.

Константин Цыпкало, руководитель следственного управления УМВД Украины в г.Севастополе:

— Мать потерпевшей оставила своей ребенка своей подруге присмотреть, а сама в начале июля выехала на заработки в другое государство, в Чехию.

Подруга — мать-одиночка: пятеро детей, беременна шестым. Пока женщина на работе — дети дома одни. Порядки в доме наводила старшая, 11-летняя дочь.

Юрий Огняник, заместитель руководителя Гагаринского РО милиции Севастополя:

— Она фактически руководила детьми: когда им вставать, ложиться спать, кушать, умываться. Так как потерпевший ребенок четырех лет был из другой семьи, он фактически был в семье изгоем.

Чужачку воспитывали силой. Руку прилагали все — от старшей до самого младшего, годовалого ребенка. Били дверью, табуретом, диванной спинкой. Измордованная девочка молчала. Ее палачи старательно прятали синяки по длинной одеждой. С каждым днем ​​избиения становились более жестокими.

Юрий Огняник, заместитель руководителя Гагаринского РО милиции Севастополя:

— Активное воспитание перешло в ту стадию, что ребенку причинили значительные телесные повреждения, которые были уже несовместимы с жизнью. Ну, в настоящее время по уголовному делу проводятся большое количество следственных действий с привлечением психологов, педагогов.

Но результат следствия один — только ОЦЕНКА действий всех участников дела. Ведь наказывать некого — в уголовном кодексе для малолетних палачей статьи еще не прописаны.

15 самых «горячих» сцен в душе

Сцены в душе в кино. Думаете, они возможны только в романтических комедиях или эротических триллерах? Ничего подобного! Мы собрали для вас примеры из пятнадцати фильмов, которые изменят ваше представление о душе – в нем поют, готовятся отомстить, боятся за свою психику и даже борются за независимость. Так да здравствует мыло душистое и полотенце пушистое!

Ну, конечно, какая еще сцена в душе может открывать наш топ? Естественно, это знаменитый эпизод из фильма Альфреда Хичкока «Психо», исполненный на повышенных скрипичных тонах, с невероятной для своего времени монтажной энергетикой и фантастической по реализму игрой Джанет Ли. Целая неделя потребовалась великому режиссеру, чтобы снова и снова врываться в тесное пространство ванной комнаты, сначала до смерти пугать, а затем и убивать одну из самых ярких блондинок Голливуда. Интересно, что сам Хичкок планировал сделать сцену немой, но композитор фильма Бернард Херрманн все-таки написал тему эпизода, которая заставила режиссера изменить решение.

Не слишком притязательный вестерн Тома Грайза «Сто винтовок», возможно, никогда бы зацепился за память зрителей, не будь в нем одной восхитительной актрисы и одной впечатляющей сцены, ради которой, чего уж скрывать, мужчины и шли в кинозалы. Главную роль в «Винтовках» исполнила Рэкел Уэлч, несколькими годами ранее прогремевшая фильмом «Миллион лет до нашей эры», после которого актрису назвали «королевой бикини». Соответственно, нетрудно догадаться, что ключевым моментом фильма стала сцена в душе, но не простая. Героиня Рэкел принимает душ на улице, и не просто так, а отвлекая внимание солдат, которых поезд везет в ловушку повстанцев. Более героических водных процедур история кино не знает!

Как невозможно представить зарубежные сцены в душе без хичкоковского «Психо», так нет для советского человека более «мокрой» истории, чем печаль Ипполита из «Иронии судьбы» Эльдара Рязанова. Герой Юрия Яковлева искренне удивляется тому, что Лукашин и его приятели ходят в баню, в то время когда в каждой квартире есть ванна. И правда, кто бы пустил нетрезвого Ипполита в баню в полном «обмундировании»? А так дома можно забраться в душ в пальто и шапке, грустно рассуждать о несправедливости бытия, а затем уйти в ночь «мокрым от слез».

Снятая Брайаном Де Пальма по роману Стивена Кинга «Кэрри» впитала в себя достаточное количество страхов, чтобы стать одной из основополагающих картин жанра. Ужас школы и дома, непонимание, неумение постичь саму себя, неспособность удерживать в себе вдруг проявившиеся силы и способности – каждому подростку подобное пережить пришлось. В отличие от молодых людей, девушкам предстоит пережить на этапе взросления дополнительный непростой этап – пугающее изменение организма, окрашенное кровью. Слегка запоздавшая с первыми месячными Кэрри впервые сталкивается с ними в школьном душе – ужасная сцена, запустившая череду страшных событий фильма.

Даже в самом почтенном возрасте сложно себе представить иную мотивацию подростков создавать себе идеальную, но искусственную женщину, кроме как увидеть ее голой. Фривольная комедия Джона Хьюза рассказывает именно об этом – изобретательные вундеркинды собирают свое собственное «чудовище Франкенштейна», выгодно отличающееся от предшественников пышным бюстом и другими анатомическими подробностями. И конечно, с радостью отправляются вместе с ней в душевую кабину. Столько счастья в глазах мальчишек середины восьмидесятых сегодня не могут вызвать никакие Трансформеры или Мстители!

Еще одно экранизированное произведение Стивена Кинга, пробирающее до дрожи, – телевизионное «Оно», рассказывающее о противостоянии подростков древнему злу, скрывающемуся в обличии жуткого клоуна. Каждый из детей по-своему переживает свои страхи, каждого пугает что-то особенное, но если вы смотрели фильм, то наверняка вам запомнилась сцена в душевой комнате, где один из мальчиков становится пленником оживших водопроводных труб. Пугающий эпизод, заставляющий задуматься о том, а так ли плохо ходить мыться с кем-то вместе. Одному-то совсем страшно!

Душевая кабина – это не только место очищения, но и уголок уединения, где человек чувствует себя предельно защищенным, оставаясь максимально раскрытым. Так велят нам чувство такта, этикет и правила поведения при совместном проживании. Но страхам эти законы неведомы – ужасы любят подкрадываться к людям в тот момент, когда они начинают в душе что-то напевать. Хоррор Фрэнка Маршалла «Боязнь пауков» демонстрирует один из самых распространенных страхов тех, кто душ предпочитает приему ванны. Вы стоите под струями воды, и вдруг на голову вам валится сверху здоровенный паук – от такого завизжал бы даже самый накачанный мужик.

Кстати, о накачанных мужиках. Пожалуй, нет в мире человека, который не знал бы какой-то из бесчисленных интерпретаций шутки об оброненном в душевой комнате мужской тюрьмы мыле. Создатели третьего фильма франшизы «Голый пистолет» обыграли эту фобию с присущей им прямотой – герой Лесли Нильсена, оказавшийся за решеткой, противостоит местному насильнику с помощью шикарных металлических трусов. Так что его невинная обезоруживающая улыбка оказывается для злодея ложной приманкой – никакое мыло не поможет.

Культовая кинодрама Тони Кея «Американская история Х» даже сегодня смотрится весьма внушительно не только из-за того, что в ней последнюю свою достойную роль сыграл Эдвард Ферлонг, и не из-за той физической формы, какую набрал для съемок Эдвард Нортон. Прежде всего, это крайне важный фильм-предостережение на пути слишком радикально настроенных подростков, грезящих мечтами о превосходстве одной расы над другой. Всегда нужно помнить, что любые убеждения могут быть деформированы, любые взгляды могут быть переосмыслены, любая жестокость может встретить на пути еще большую жестокость. Герой Нортона, убежденный нацист, свои «зубы сломал» в тюремной душевой, где его собратья по цвету кожи доходчиво объяснили умнику, с кем и когда можно и нужно дружить.

Какие ассоциации первыми приходят в голову при упоминании фильма Сэма Мендеса «Красота по-американски»? Правильно, знаменитая сцена фантазий героя Кевина Спейси о лежащей в ванне из лепестков роз Анджеле. Но помните ли вы, при каких обстоятельствах Лестер размечтался об обнаженной подружке своей дочери? Все верно, эта фантазия – повод мужчине укрыться от взглядов домашних в душевой кабине и заняться самоудовлетворением. Смотреть на онанизм мужика в душе, возможно, и не самое эстетически благостное занятие, но без этого «Красота» была бы совсем иной.

Радикально перестроенный новый фильм бондианы в 2006 году можно разбирать по косточкам бесконечно: новый актер в главной роли, «грязные» драки, интеллектуалы в роли злодеев – вот лишь самый поверхностный список нововведений. Но кто бы мог подумать, что в новой своей итерации Джеймс Бонд изменится не только внешне, но и внутренне – суперагент в «Казино “Рояль”» признается в любви своей очередной девушке! Немыслимо! Нам уже приходилось видеть, как Бонд обнимался с красотками в душе, но чтобы он при этом нежно облизывал пальцы рыдающей красавицы и чувственно говорил о любви – для этого действительно в бондиане должен был начаться новый век.

Как все, что снимается сейчас, уже когда-то было в «Симпсонах», так все, что было снято вчера, завтра непременно окажется в картинах-пародиях франшизы «Очень страшное кино». Не могли «страшные фильмы» пройти и мимо ужасов в душе, четвертый фильм посвятил этому отдельную сцену с героиней Анны Фэрис, которой наслаждаться водными струями помогают жуткие лапы, выбирающиеся из-за спины. «Очень страшное кино» в последние годы далеко не всегда бывает смешным, но некоторые эпизоды по-прежнему заставляют улыбаться. Фэрис в душе – один из таких светлых лучиков в темном царстве неудачных пародий.

Фильм о поющих а капелла девушках-студентках? Серьезно? Разве кто-то пойдет на это смотреть в кинотеатр? В 2012 году пошли, и еще как (это мы даже не упоминаем, что сиквел обходит в прокате «Безумного Макса», даже не сбив дыхания) – «Идеальный голос» оказался вполне миленькой штучкой. А поскольку фильм этот является продуктом исключительно «девчачьим», то и некоторые сцены в нем выглядят по-женски нелогично. Особенно выделяется наэлектризованная сексом сцена в душе – героиня Анны Кендрик намыливается, напевая, а к ней в кабинку врывается одна из ее будущих подруг-певиц. Хм… Ну да, они всего лишь вместе споют. Но ничто не мешает вам проявить фантазию, взбудораженную намеками авторов.

Раз уж мы рассказали о главной сцене в душе, снятой полвека назад Альфредом Хичкоком, то давайте упомянем и о куда более близком современному зрителю фильме, живописующем события, окружавшие съемочный процесс классического триллера. В 2012 году Саша Джерваси снял ленту о том, как Хичкок создавал свой шедевр, и это еще один повод погрузиться в атмосферу мотеля Нормана Бэйтса. Дополнительным стимулом для зрителя должно стать то, что роль Джанет Ли, сыгравшей в «Психо» блондинку в душе, исполнила в «Хичкоке» Скарлетт Йоханссон. Может быть, душа здесь не так много, но это же Йоханссон, Карл!

Не самое распространенное явление в наших топах, но в случае с фантастическим боевиком «Стартрек: Возмездие» мы предлагаем вам посмотреть не только сам фильм, но и дополнительные материалы к нему, в частности, удаленные сцены. Одна из таких удаленных сцен включает эпизод, в котором плененный герой Бенедикта Камбербетча принимает душ. Какие дьявольские силы заставили Джей Джей Абрамса лишить зрительниц удовольствия полюбоваться атлетичным телом Камбербетча, но при этом показать полуобнаженную героиню Элис Ив? Ну кто же этих режиссеров поймет? Абрамс объяснил свой выбор тем, что, по его мнению, герой в душе получился каким-то слишком сосредоточенным. Ну а что вы хотели? Он вообще-то месть задумал.

Смотрите так же:

  • Уголовная ответственность за экологические преступления состав преступления Уголовная ответственность за экологические преступления Как отмечалось в решениях XI Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, прошедшем в Каире в 1995 г., экологические преступления, приобретающие транснациональный […]
  • Приказ 700 мвс Приказ 700 мвс Ссылка не верна или страница была удалена Если Вы попали на эту страницу, перейдя по ссылке внутри нашего сайта, пожалуйста, сообщите нам неверный адрес. Для заказа бесплатной демонстрации возможностей информационно-правового обеспечения […]
  • Приложение 22 приказ 132 ПРИКАЗ Минздрава РСФСР от 02.08.91 N 132 "О СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ СЛУЖБЫ ЛУЧЕВОЙ ДИАГНОСТИКИ" Современные тенденции развития здравоохранения, направленные на наиболее эффективное использование ресурсов, внедрение новых медицинских технологий, значительное […]
  • Штрафа за нарушение санитарных норм Штрафа за нарушение санитарных норм Ссылка не верна или страница была удалена Если Вы попали на эту страницу, перейдя по ссылке внутри нашего сайта, пожалуйста, сообщите нам неверный адрес. Для заказа бесплатной демонстрации возможностей […]
  • Особенности собственности на землю в рф Право собственности на землю Текст работы . Субъекты права собственности на землю .1 Особенности права собственности на землю . Объекты права собственности на землю .1 Земельный участок как объект гражданского оборота .Содержание права собственности на […]
  • Приказом гособразования ссср от 01101990 639 (в ред. Приказа Гособразования СССР от 03.01.91 N 1) Во исполнение Постановления Госкомтруда СССР и Секретариата ВЦСПС от 15 мая 1990 г. N 193/7-69 "О совершенствовании организации заработной платы и введении новых ставок и должностных окладов работников […]
  • Закон ссср о печати и сми «Я выдавал свидетельство о прекращении крепостного права» Закон «О печати и других средствах массовой информации» был принят Верховным Советом СССР 12 июня 1990 года. Его первые строки гласили: «Печать и другие средства массовой информации свободны. Цензура […]
  • Федеральный закон 179 фз Федеральный закон 179 фз Ссылка не верна или страница была удалена Если Вы попали на эту страницу, перейдя по ссылке внутри нашего сайта, пожалуйста, сообщите нам неверный адрес. Для заказа бесплатной демонстрации возможностей информационно-правового […]