Первый генерал прокурор при петре 1

Генерал-прокурор

Генерал-прокурор — одна из высших государственных должностей в России, введённая Петром I 11 МЙ 1722. Должность генерал-прокурора была учреждена была при Сенате ещё 12 ЯН 1722. Генерал-прокурор следил «яко око» императора за исполнением закона всеми лицами и учреждениями, возглавлял Сенат. Подчинялся только императору. Введение новой должности было вызвано: 1) потребностью посредствующего органа м.Сенатом и верховной властью; 2) необходимостью надзора за деятельностью Сената, часто не оправдывавшего надежд Петра. На генерал-прокурора была возложена обязанность наблюдать, «дабы Сенат хранил свою должность». Он руководил сенатскими прениями, не допуская сенаторов до лишних разговоров, с бранившихся сенаторов брал штраф, в важных случаях доносил государю; останавливал неправильные, по его мнению, определения Сената и по своему усмотрению докладывал государю или давал Сенату новый срок для пересмотра дела.

В его управлении состояла канцелярия Сената. Одной из главных его обязанностей было «накрепко смотреть, чтобы дела самым действием по указам исполнялись, в чём он должен спрашивать у тех, кто на что указы получил». Он д.б. поддерживать законодательную деятельность Сената и «о которых делах указами не изъяснено, о тех предлагать сенату, чтобы учинили на те дела ясные указы. а как составят, доносить» государю. Получая сведения от подчиненных ему прокуроров при местных и др.установлениях, он обращал внимание Сената на упущения в администрации. Через него государь удостоверялся, правильно ли сенаторы понимают его предначертания. «Чин сей яко око наше и стряпчий о делах государственных», — говорил Петр I. Отправляясь в персидский поход, он первым генерал-прокурором назначил своего любимца Ягужинского П. И. (18 ЯН 1722). При ближайших преемниках Петра упадок Сената подорвал и значение генерал-прокурора. Императрица Анна Иоанновна, восстанавливая должность генерал-прокурора на прежних началах, говорила в Манифесте 20 ОК 1730: «каким указом оный чин по кончине дяди нашего отставлен и кем отрешен, о том нам неизвестно».

Генерал-прокурором вновь был назначен Ягужинский П.И., но по интригам Остермана А.И. уже в 1731 удалён от двора и отправлен послом в Берлин. Должность генерал-прокурора, звание которого Ягужинский П.И. продолжал носить номинально до самой своей смерти (1736), оставалась незамещённой до 1740, когда её получил князь Трубецкой Н.Ю., сохранивший её и при Елизавете Петровне (до 1760). За ним в той же должности следовали: князь Шаховской Я.П. — при Елизавете Петровне и Глебов А. Н. — при Петре III. Елизавета Петровна указом от 12 ДК 1741 восстановила прежнюю власть и значение Сената, а вместе с тем и генерал-прокурора. Радикально изменяется положение генерал-прокурора при Екатерине II. Генерал-прокурор (князь Вяземский А. А.) становится двигателем всего управления, соединяя в своём лице заведование юстицией, и финансами, государственным казначейством и контролем. Отсюда — ослабление связи генерал-прокурора с местной прокуратурой, да и при Сенате он только отчасти мог осуществлять свои прокурорские обязанности. В 1763 Сенат был разделён на шесть департаментов, из которых при первом, ведавшем «государственные, внутренние и политические дела», остался сам генерал-прокурор, а к прочим назначено 5 подведомственных ему обер-прокуроров.

В 1774 при 1-м департаменте был учреждён особый обер-прокурор, а генерал-прокурор сохранил за собой лишь: 1) дела общего собрания; 2) дела «государственные и интересные»; 3) дела секретные и 4) все те, которые он сочтёт нужным подчинить своему непосредственному надзору. В 1793 назначен был на место князя Вяземского граф Самойлов А. В., последний екатерининский генерал-прокурор. По вступлении на престол Павла I должность генерал-прокурора, сохранившую своё общегосударственное, министерское значение, занял один из наиболее близких к императору людей, князь Куракин А.Б., который вместе с тем назначен был главным директором ассигнационного банка, заведующим Тайной экспедицией, комиссией для сочинения Уложения и учреждёнными при Сенате экспедициями: государственного хозяйства, опекунства иностранных поселенцев и сельского домоводства. За ним последовали князь Лопухин П.В., Беклешев А А. и Обольянинов П Х. Характерны слова, сказанные Павлом I Беклешеву А.А. при его назначении: «ты да я, я да ты; вперед мы одни будем дело делать«. Но уже одна быстрая смена генерал-прокуроров (4 лица в течение 5 лет) указывает на то, что беспримерное возвышение этой должности было явлением случайным.

Иван Иванович Дмитриев — обер-прокурор сената, министр юстиции, действительный тайный советник (род.21 С Н 1760). Поэт, баснописец, признанный мастер сентиментальных песен, сатирических сказок и «поэтических мелочей» — мадригалов, эпиграмм, надписей. Печатался в журнале «Вестник Европы»

Уже Екатерина II высказывалась в том смысле, что центральное управление необходимо распределить м.несколькими лицами. Павел I значительно усилил значение генерал-прокурора Сената, придав ему фактически функции главы правительства, соединив их с функциями министров внутренних дел, юстиции и частично финансов. С 1802 одновременно стал и министром юстиции. Звание генерал-прокурора соединено было с должностью министра юстиции, что соответствовало и новому характеру Сената, который из правительствующего стал установлением судебным по преимуществу. Понятно, что Беклешев А. А., вновь назначенный генерал-прокурором по вступлении на престол императора Александра I, не пожелал сделаться министром юстиции, считая это понижением. Министр юстиции в качестве генеарл-прокурора — обязанности которого с ним разделяет и его товарищ, — является полным начальником прокуратуры, его циркулярные распоряжения имеют для неё руководящее значение. Затем ему принадлежит общий надзор за всеми судебными установлениями и должностными лицами судебного ведомства в империи. На обязанности министра юстиции, как генерал-прокурора, лежит также преследование преступлений и охранение законов.

Первую функцию министр юстиции лично осуществляет при верховном уголовном суде; вторая возложена на него при Сенате. Он является главным начальником канцелярии Сената и имеет общий надзор как за правильностью решений Сената (кроме кассационных депутатов), так и за порядком производства дел, сохраняя право лично присутствовать в Сенате, но почти никогда не пользуясь им на самом деле. Во Франции генерал-прокурор назначается президентом республики с согласия СМ. Генерал-прокурор состоит при кассационном суде и при каждом из 27 апелляционных судов Франции (не считая колоний). Генерал-прокурор при кассационном суде, хотя и не считается начальником остальной прокуратуры, но имеет за генерал-прокурорами апелляционных судов общий надзор, чисто инструкционного свойства. Генерал-прокурор апелляционного суда в пределах своего округа является центром и источником прокурорской власти; все остальные чины прокурорского надзора считаются его заместителями (substituts). Должность генерал-прокурора существует ещё при кассационном суде Австрии.

Органы власти и управления Российской империей в 1720-1770е-е гг.

Светлейший князь (1799) Пётр Васильевич Лопухин (1753-6 апреля 1827) — русский государственный деятель, действительный тайный советник 1-го класса (1814), председатель Комитета министров Российской империи в 1816-1827. Особенно возвысился при дворе, когда его дочь Анна Гагарина стала фавориткой Павла I

О первом генерал-прокуроре Российской империи Павле Ивановиче Ягужинском1 написаны десятки работ (увенчанные очерком А. Звягинцева и Ю. Орлова в 1996 г.). Однако в биографии Павла Ивановича и поныне сохранилось немало «белых пятен». Выявленные в последние годы архивные документы позволили более подробно осветить жизненный путь Павла Ягужинского до назначения на должность генерал-прокурора Сената.

Будущий генерал-прокурор родился в 1683 г. в Польше в семье музыканта Иоганна Евгузинского (Johan Ewguzinsky).
В нашей стране Павел Иванович появился в 1687 г. вместе с отцом, прибывшим в Москву в качестве органиста лютеранской церкви. Поселившееся в Немецкой слободе семейство Евгузинских быстро освоилось на новом месте. Игру на органе Иоганн Евгузинский успешно совмещал с руководством детским хором и преподаванием в протестантской школе.
О раннем периоде жизни Павла Ягужинского известно немного. По молодости он вроде бы состоял пажом у главы Посольского приказа боярина Федора Головина, затем попал к Петру I. Не получив, судя по всему, никакого систематического образования, Павел Иванович впоследствии, по крайней мере, свободно изъяснялся на немецком и на редкость грамотно писал по-русски.
Первый документ, проливающий некоторый свет на обстоятельства начальной карьеры генерал-прокурора, относится к июню 1706 г., когда Пётр I пожаловал во владение «иноземцу Павлу Евгушинскому, которой живёт при дворе его, великого государя, за ево верную службу» остров на реке Яузе напротив Немецкой слободы2. Какие-либо подробности «верной службы» в документе, впрочем, не приводились.
Насколько можно понять, в первом десятилетии XVIII в. П. Ягужинский состоял при непрерывно перемещавшемся и непритязательном в быту Петре I в качестве полупридворного, полуслуги. Обладая живым умом и расторопностью, Ягужинский отличался притом компанейским нравом, коммуникабельностью и незаурядным обаянием. В силу своих качеств Павел Иванович оказался способен как повседневно обеспечивать царю эмоциональный комфорт, так и выполнять разнообразные высочайшие поручения бытового свойства.
С формальной стороны в положении П. Ягужинского до поры до времени имелась одна странность. Дело в том, что малолюдный, военно-походный по организации и личному составу двор царя 1700-х гг. составляли едва не поголовно гвардейцы. А вот Павел Иванович в гвардейских рядах долгое время не числился.
Эту ситуацию будущий император разрешил, в конце концов, радикальным образом: 26 ноября 1708 г. ни дня не служивший в армии П. Ягужинский был произведён сразу в капитаны Преображенского полка3. Таких чинопроизводственных щедрот не удостаивался, пожалуй, ни один «птенец гнезда Петрова». Виднейший царский фаворит Александр Меншиков, и тот многие годы номинально провёл в «солдатстве», прежде чем достиг в 1701 г. звания поручика гвардии.
Драматический Прутский поход доставил Павлу Ивановичу новое повышение. 3 августа 1711 г., вскоре после выхода русской армии из окружения, едва не сложивший голову на Пруте П. Ягужинский получил чин генерал-адъютанта.
С этого времени Павел Иванович начал всё чаще получать от царя задания государственного характера. Первое задание такого рода оказалось дипломатическим. В конце 1713 г. Ягужинский выехал со специальной миссией в Копенгаген. В его задачу входило (вместе с послом В. Долгоруковым) добиться заключения российско-датской военной конвенции о совместных действиях против Швеции. Проходившие весьма напряжённо переговоры завершились подписанием 6 марта 1714 г. долгожданной конвенции (не претворённой, правда, впоследствии в жизнь). В 1716–1717 гг. Павел Иванович сопровождал Петра I в длительной поездке по Западной Европе. Совместное путешествие с царём повлияло на служебный статус Павла Ягужинского самым благоприятным образом. В октябре 1717 г., сразу по возвращении в Россию, П. Ягужинский был произведён в генерал-майоры.
Далее последовало новое высочайшее поручение. 2 июня 1718 г. Пётр I возложил на Павла Ивановича контроль за созданием учреждений нового типа – коллегий, где Ягужинскому предстояло выступить отчасти в роли, как тогда говорили, «понудителя», отчасти – уже тогда – «государева ока». Согласно указу от 2 июня 1718 г. коллежские президенты ставились под надзор П. Ягужинского, перед которым они обязывались ежемесячно отчитываться о ходе формирования своих ведомств.
Учитывая дальнейшую карьеру Павла Ивановича, следует полагать, что поручение царя он исполнил успешно. Вслед за этим П. Ягужинского ожидало возвращение на дипломатическое поприще. В мае 1719 г. Петр I направил генерал-майора на Аландский конгресс.
На конгрессе на острове Аланд в Балтийском море в мае 1718 г. велись секретные российско-шведские мирные переговоры. Нашу страну представляли генерал Я. Брюс и кадровый дипломат
А. Остерман. Завязавшиеся вполне динамично аландские переговоры начали вскоре затягиваться шведской стороной. Поэтому для укреплен
ия российской делегации царь назначил на конгресс Павла Ягужинского. Прибыв на Аланд только 7 июля 1719 г., Павел Иванович объективно не имел возможности что-либо переменить на безнадёжно затухавших переговорах.
15 сентября 1719 г. российские уполномоченные покинули остров. Вопросами российско-шведских отношений снова занялись военные, обрушившие на Швецию осенью 1719 – весной 1720 г. череду опустошительных десантов.
Однако в то время, когда русские отряды громили шведские местечки на побережье Ботнического залива, П. Ягужинский оказался далеко от театра военных действий, в мирной Вене. В столице Австрийской империи Павел Иванович появился в последних числах апреля 1720 г. в ранге чрезвычайного посланника. Продлившееся чуть менее года пребывание Ягужинского в Вене так и не привело к заметным сдвигам в натянутых российско-австрийских отношениях.
Между тем наряду с исполнением официальных, протокольных обязанностей Павлу Ягужинскому довелось руководить одной из крупнейших тайных операций России XVIII в., обстоятельства которой доныне не освещались. В преддверии назначения генерал-прокурором перед Павлом Ягужинским была поставлена задача доставить в Россию бывшего резидента в Австрии А. Веселовского.
Не вдаваясь на этих страницах в подробности неординарной биографии Авраама Веселовского, следует лишь отметить, что посольство в Вене он возглавил в мае 1715 г. В феврале 1719 г. в ответ на высылку из России австрийского резидента имперские власти обязали А. Веселовского в течение восьми суток выехать из Вены.
Оставшись без должности, Веселовский сначала получил назначение резидентом ко двору ландграфа гессен-кассельского. Но очень скоро в Санкт-Петербурге передумали. Рескриптом от 3 апреля 1719 г. Аврааму Павловичу приказали возвращаться в Россию. В дороге Веселовский бесследно скрылся.
В марте 1720 г. канцлер Г. Головкин уведомил всех российских послов о бегстве Авраама Веселовского, распорядившись при первой возможности арестовать его «яко изменника». Послам также надлежало сменить употреблявшиеся в переписке с бывшим резидентом шифры. Между тем, резонно не полагаясь в таковом деле на дипломатов (равно как не рассчитывая добиться выдачи А. Веселовского официальным путём), Пётр I запланировал и другие меры.
Именно по инициативе и при решающем участии царя была разработана, выражаясь по-современному, специальная операция, имевшая целью принудительно доставить Авраама Веселовского в Россию. Проблема заключалась в том, что требовалось не только установить местонахождение Веселовского, но и негласно задержать его, а затем (также негласно) провезти через несколько государственных границ. Всё это грозило как столкновениями с местными правоохранительными и судебными органами, так и международными осложнениями.
Тем самым, операция нуждалась, с одной стороны, в надёжном дипломатическом прикрытии, с другой – в эффективном руководстве на месте. В итоге задача вернуть беглого резидента образовала секретную часть венской программы П. Ягужинского. Выработанный предположительно в марте 1720 г. сценарий тайной операции в дальнейшем не раз корректировался.
Так, 4 апреля 1720 г. Пётр I дополнительно предписал ещё не доехавшему до места назначения Павлу Ягужинскому попытаться блокировать счёт Веселовского в венском банке. В письме от 13 июня 1720 г. царь указал Ягужинскому обещать за содействие в поимке Авраама Павловича весьма значительную премию в двадцать тысяч золотых4. Для непосредственного же проведения розыскных и силовых мероприятий Пётр I командировал в распоряжение Павла Ивановича майора Ю. Гагарина (получившего на время операции псевдоним Вольский).

Служивший с 1715 г. добровольцем в прусской армии, а с 1717 г. состоявший в качестве военного наблюдателя – при австрийской, Юрий Гагарин вполне подходил для роли «очей», «ушей» и «кулаков» будущего генерал-прокурора в деле поимки беглого резидента. Действовать Гагарину-Вольскому предстояло, впрочем, не в одиночку. Под началом майора была сформирована группа по меньшей мере из трёх человек.
Уже в конце июня 1720 г. П. Ягужинскому удалось получить сведения, что беглый резидент пребывает в окрестностях Франкфурта-на-Майне. Не теряя времени, Павел Иванович направил туда Ю. Гагарина с его группой. Вероятно, щедро оплаченная из секретных сумм российского посольства информация оказалась верной.
В середине июля 1720 г. в указанном районе один из сотрудников группы полковник Энслин (псевдоним Бердышевский) вышел на след Авраама Веселовского. В окончательной идентификации укрывшегося под вымышленным именем беглеца Энслину помог встреченный им на постоялом дворе некий майор Шенк, служивший когда-то в российской армии. В шифрованном донесении Павлу Ягужинскому от 28 июля 1720 г. полковник сообщил, что в проезжем «кавалере Фрелихе» Шенк уверенно опознал Веселовского, который «в его время был секретарём у князя Меншикова»5.
Энслин установил маршрут «кавалера Фрелиха» до местечка Бирген. Оттуда Авраам Павлович переместился в Гессен-Кассель. Кольцо вокруг Веселовского сжималось. В августе 1720 г. царские агенты вели за ним уже постоянное наблюдение. Со дня на день капкан должен был захлопнуться. П. Ягужинский успел даже санкционировать раздачу участникам захвата бывшего резидента части имевшихся при нём денег.
И всё-таки Авраам Веселовский выпутался. Предупреждённый кем-то в последний момент о западне, он спешно выехал в Гамбург, где сумел скрыться от преследователей. Тайная операция провалилась.
Сложившаяся неудачно не только в секретной, но и в официальной своей части венская миссия оказалась последним дипломатическим опытом Павла Ягужинского допрокурорского периода. Вернувшись в Россию в апреле 1721 г., Павел Иванович не получил никакого назначения. Так продолжалось до 18 января 1722 г., когда Пётр I собственноручно и по обыкновению торопливо начертал: «В генералы-прокуроры Павла Ягузинского…»6.

Д. СЕРОВ,
заведующий кафедрой теории
и истории государства и права
Новосибирского государственного
университета экономики и управления, доктор исторических наук.

1 В первой трети XVIII в. фамилия П. Ягужинского писалась вариативно. В документах 1700-х – 1710-х гг. он фигурировал как «Егузинской», как «Ягузинской», как «Ягушинской» или реже как «Евгушинской». В известных автору по архивным делам автографах Павла Ивановича он подписывался неизменно «Ягушинской». Идентично «Ягушинским» Павел Иванович поименован и в указе от 18 января 1722 г. о назначении его генерал-прокурором. Отчего впоследствии в литературе написание фамилии первого российского генерал-прокурора закрепилось как «Ягужинский», неясно.
2 Российский государственный архив древних актов (далее РГАДА), ф. 154, оп. 2, № 38, л. 2, об. 3.
3 Российский государственный военно-исторический архив, ф. 2583, оп. 1, № 47, л. 6, 8 об.
4 РГАДА, ф. 9, отд. 1, кн. 59, л. 8, 26.
5 РГАДА, ф. 9, отд. 1, кн. 59, л. 64–65 об.
6 Законодательные акты Петра I / сост. Н. А. Воскресенский. М.; Л., 1945, т. 1, с. 248.

«Государево око». Двенадцать генерал-прокуроров империи

12 января 1722 года Пётр I издал указ об учреждении в России прокуратуры. Во главе нового органа государственной власти стал генерал-прокурор. За период с 1722 по 1917 год эту должность занимали 30 человек. Расскажем вкратце о двенадцати самых выдающихся генерал-прокурорах Российской империи.

1

Первым генерал-прокурором империи стал граф Павел Ягужинский. 18 января 1722 года Пётр I, представляя Ягужинского Сенату, заявил: «Вот око мое, коим я буду все видеть». В этой короткой фразе изложена главная задача органов прокуратуры: надзирать за работой государственного аппарата и своевременно докладывать царю о выявленных нарушениях.

Граф Ягужинский с этой задачей справлялся блестяще. Быстро поняв, что именно от него требует монарх, Павел Иванович энергично занялся созданием органов прокурорского надзора, подбором кадров и в короткие сроки стал, по сути, вторым человеком в государстве.

Пётр I уважал Ягужинского, ценил его незаурядный ум и работоспособность. По свидетельствам современников, Ягужинский умудрялся сутками напролёт пропадать на службе и делать за один день столько, сколько иные не успевали и за неделю.

Заслуги графа в деле строительства новой государственной службы Пётр I отметил чином действительного статского советника и орденом Святого Андрея Первозванного.

Вообще Павел Ягужинский — типичный выдвиженец Петровской эпохи. Сын бедного прибалтийского музыканта, 18-летним юношей Павел случайно попал в поле зрения государя. Тот обратил внимание на складную речь и широкую эрудицию молодого человека и тут же зачислил его в Преображенский полк.
Через восемь лет Ягужинский уже камер-юнкер и капитан гвардии, ещё через несколько лет — генерал-майор.

Пользуясь безграничным доверием царя, Ягужинский неоднократно выполнял всякого рода секретные дипломатические поручения Петра, вёл переговоры с европейскими монархами, частенько сопровождал государя в его поездках за границу. Генерал-прокурором Российской империи Павел Ягужинский стал в неполные 39 лет.

2

Князь Никита Трубецкой возглавлял российскую прокуратуру с 1740 по 1760 год. Свою карьеру начал при Петре I, последовательно прошёл путь от сержанта Преображенского полка до генерал-майора. А в 1740 году был назначен генерал-прокурором.

Ему пришлось, по сути, заново выстраивать систему прокурорской власти. Дело в том, что после смерти Петра I прокуратура утратила своё былое влияние. Преемники Петра считали прокуратуру опасной помехой в борьбе за верховную власть и сделали всё, чтобы свести функции прокуратуры к минимуму.

Вошедшая на престол Елизавета Петровна попыталась вернуть прокуратуре то значение, которое она имела при Петре I. И в этом деле большую помощь государыне оказал Никита Юрьевич, человек инициативный, деятельный, требовательный к себе и другим. При нём прокуратура снова стала «оком государевым».

Князь Александр Вяземский был назначен генерал-прокурором в 1764 году и занимал этот пост почти тридцать лет. Практически все преобразования Екатерины II в области государственного управления так или иначе связаны с деятельностью Вяземского на посту генерал-прокурора.

Кроме того, Вяземский последовательно, с первых шагов на прокурорском поприще расширял свои полномочия и возможности и к концу карьеры стал самым влиятельным человеком в империи. Он практически единолично руководил всесильной Тайной экспедицией, которая занималась политическим сыском.

Через его руки прошли все самые известные политические дела Екатерининской эпохи: Емельяна Пугачёва, Александра Радищева, Николая Новикова и многие другие.

За свою неутомимую деятельность князь Вяземский удостоился всех высших наград Российской империи: орденов Святого Андрея Первозванного, Святого Александра Невского, Святой Анны, Святого Владимира I степени, Белого Орла и других.

В отставку Александр Алексеевич вышел в сентябре 1792 года в связи с тяжёлой болезнью и вскоре скончался.

4

Известный русский поэт и государственный деятель Гавриил Державин занимал пост генерал-прокурора в 1802–1803 годах.

Причём, назначая Державина генерал-прокурором, Александр I повелел ему возглавить и только что созданное Министерство юстиции. Таким образом, Гавриил Романович стал первым в истории России министром юстиции. Правда, ненадолго.

Взявшись рьяно выполнять возложенные на него функции, Державин вызвал неудовольствие царя. И уже через год последовала отставка. На прямой вопрос Державина «За что?» Александр I якобы ответил: «Ты слишком ревностно служишь!».

Выйдя в отставку, Державин занялся литературным трудом и больше никогда не занимал должностей на государственной службе.

Генерал-прокурором успел побывать и другой известный поэт того времени — Иван Дмитриев.

Выходец из старинного дворянского рода, Дмитриев в 14 лет поступил на службу в гвардейский Семёновский полк. Впрочем, военная служба не приносила ему особой радости. С гораздо большим удовольствием Дмитриев занимался сочинительством.

Его первые поэтические опыты были напечатаны в 1777 году. А в 1790-е годы Дмитриев — уже известный поэт, водивший дружбу с Державиным, Карамзиным, Фонвизиным и другими знаменитыми литераторами того времени.

В 1796 году Иван Дмитриев вышел в отставку в чине полковника и намеревался заняться литературным трудом. Однако вошедший на престол Павел I повелел Дмитриеву вернуться на государственную службу и назначил поэта обер-прокурором 3-го департамента Сената.

Впрочем, служба продолжалась недолго: в 1799 году Иван Иванович опять подал в отставку и, прикупив домик недалеко от Красных Ворот в Москве, вновь занялся литературным творчеством.

На государеву службу поэта в 1808 году призвал Александр I, предложив ему должность сенатора. А в 1810 году Дмитриева назначили министром юстиции и генерал-прокурором России.

На этой должности Иван Дмитриев продержался четыре с половиной года, успев нажить себе немало врагов в высших эшелонах власти. Многие члены кабинета министров откровенно выражали своё неудовольствие деятельностью Дмитриева на посту генерал-прокурора и добились в конце концов его отставки.

30 августа 1814 года Дмитриев ушёл со всех постов и больше на государственную службу не возвращался.

6

Десять лет, с 1829 по 1839 год, генерал-прокурором империи был Дмитрий Дашков.

Государственную службу он начинал при генерал-прокуроре Дмитриеве. Тот оценил способности молодого человека и всячески ему покровительствовал. Очевидно, немалую роль в этом сыграли и литературный талант Дашкова, его репутация блестящего полемиста.

Карьера Дашкова на государственном поприще быстро пошла в гору. В 1816 году он перешёл на дипломатическую службу и несколько лет провёл в Константинополе в должности второго советника русского посольства.

Вернувшись в Россию, Дмитрий Васильевич последовательно сменил несколько должностей в Министерстве внутренних дел и юстиции. А в 1829 году Николай I назначил Дашкова генерал-прокурором России и министром юстиции. На генерал-прокурорском посту Дашков проявил себя как блестящий организатор и знаток права.

Именно при нём была закончена работа по составлению Полного собрания законов Российской империи. Дашков стал инициатором открытия в Петербурге первого в России училища правоведения, которое впоследствии окончили многие выдающиеся отечественные юристы.

Не боялся Дашков и спорить с императором, если того требовали интересы государства. И Николай, кстати, ценил в Дашкове это качество. Несмотря на возникающие между царём и генерал-прокурором трения, Николай I всегда считал Дашкова своим другом.

7

Граф Виктор Панин вошёл в историю отечественной прокуратуры как непревзойдённый знаток законодательства. Говорят, он наизусть знал многие статьи Полного собрания законов Российской империи, которое, как известно, включало в себя 56 объёмных томов.

Однако в непосредственной работе на посту генерал-прокурора Панин снискал себе славу «совершенного деспота», по выражению современников. Виктор Никитич не терпел никаких возражений и, если принимал какое-либо решение, упорно следовал ему, даже если через какое-то время сам убеждался в его абсурдности.

Поэтому когда в 1862 году Панина освободили от должности генерал-прокурора и министра юстиции, радости чиновников обоих ведомств не было предела. Пост генерал-прокурора граф Панин занимал 23 года.

8

Судебная реформа 1860-х годов немыслима без реформаторской деятельности Дмитрия Замятнина.

Находясь на посту генерал-прокурора с 1862 по 1867 год, Замятнин весь свой незаурядный организаторский талант и энергию направлял на глубокое реформирование судопроизводства в России.

Ему удалось привлечь к работе лучших юристов того времени: Сергея Зарудного, Николая Стояновского, Константина Победоносцева, Дмитрия Ровинского и других.

В течение двух лет шла работа над составлением Судебных уставов. Дмитрий Николаевич лично вникал во все тонкости, редактировал статьи уставов, готовил их для дальнейшего представления царю.

Этот колоссальная работа была закончена в ноябре 1864 года, когда Александр II утвердил Судебные уставы.

Введение их в жизнь кардинально изменило всю систему судопроизводства в стране: судебные органы полностью отделялись от административных и законодательных, создавались суды присяжных, в самом процессе вводились гласность и состязательность.

С тех пор началась новая эпоха в истории отечественного судопроизводства, и труды Замятнина в качестве одного из его реформаторов невозможно переоценить.

Кроме того, генерал-прокурор Замятнин контролировал расследование многих важнейших политических дел того времени. Например, по делу Каракозова, стрелявшего в царя, Дмитрий Николаевич лично поддерживал обвинение в суде.

9

Политику Замятнина продолжил Дмитрий Набоков. 30 мая 1878 года его назначили министром юстиции и, по сложившейся к тому времени традиции, генерал-прокурором России (в XIX веке эти две должности, как правило, совмещались).

Отличный знаток права и ярый приверженец судебной реформы, Дмитрий Николаевич энергично взялся за дело. При нём открылись два новых судебных округа: Киевский и Виленский.

Он лично поддерживал обвинение по делу террориста Александра Соловьёва, а после убийства Александра II активно занимался подготовкой процесса по «делу первомартовцев».

В период последовавших после убийства Александра II контрреформ Набоков, оставшись на своём посту, умудрился сохранить все основные достижения в области судопроизводства, поступившись лишь незначительными деталями.

Это были вынуждены признать и такие либеральные правоведы, как небезызвестный Анатолий Кони.

Дмитрий Набоков ушёл в отставку с поста генерал-прокурора в 1885 году, однако ещё почти двадцать лет, вплоть до самой кончины, выполнял обязанности члена Государственного совета и сенатора.

10

Николай Манассеин снискал себе славу «безупречно честного» человека, одержимого «гуманным отношением к людям».

Даже занимая высокий пост генерал-прокурора России, Манассеин оставался совершенно простым в общении и доступным человеком. Вход в его прокурорский кабинет был открыт для любого просителя.

Генерал-прокурором Николай Авксентьевич служил более восьми лет — с 1885 по 1894 год. За эти годы был реорганизован центральный аппарат прокуратуры и Минюста, проведена судебная реформа в Прибалтике, существенно укрепились прокурорские и судебные органы по всей стране.

11

Генерал-прокурором и министром юстиции России Иван Щегловитов стал в непростой для страны период: весной 1906 года. В России бушевала революция, недавно закончилась война с Японией.

Требовались чрезвычайные меры, чтобы сбить волну социального протеста, восстановить порядок и спокойствие. И Щегловитов, получив назначение, резво взялся за работу.

Наводить порядок новый генерал-прокурор начал в своём собственном ведомстве. В короткие сроки из прокурорских и судебных органов были изгнаны все, кто скомпрометировал себя связями с революционным и либеральным движением.

На руководящие должности Иван Григорьевич старался подбирать людей с ярко выраженной монархической, консервативной ориентацией. Неудивительно, что деятельность Щегловитова на посту генерал-прокурора вызывала неоднозначную реакцию в обществе: от сочувствия до полного неприятия.

Особенно усердствовали в своей критике Щегловитова думские либералы и демократы всех мастей. Впрочем, это не помешало Ивану Григорьевичу оставаться на своём посту девять лет, невзирая на частую смену правительства и министров. И лишь летом 1915 года под давлением левых сил Николай II отправил Щегловитова в отставку.

Первым, кто был арестован новой властью в феврале 1917 года, стал именно Щегловитов, хотя он к тому времени и не занимал никаких государственных постов. Ему предъявили нелепые обвинения в злоупотреблении служебным положением и почти год продержали в Петропавловской крепости.
Расстреляли Щегловитова уже большевики 5 сентября 1918 года.

12

Николай Добровольский стал последним генерал-прокурором Российской империи. Он занимал этот пост всего два месяца: с 20 декабря 1916 по 28 февраля 1917 года.

Во время Февральской революции Добровольский пытался укрыться в посольстве Италии, но затем добровольно сдался новой власти.

Чрезвычайная следственная комиссия, созданная Временным правительством, предъявила Добровольскому целый букет обвинений, из которых самым безобидным явилось получение взятки от купца Якова Нахимова.

Однако, когда Николай Александрович сам предложил членам Чрезвычайной комиссии крупную сумму денег за освобождение, предложение было принято. Добровольского выпустили из Петропавловской крепости и даже разрешили уехать на Северный Кавказ.

Там бывшего генерал-прокурора застала Октябрьская революция. Добровольского заключили в концлагерь близ Пятигорска и в октябре 1918 года расстреляли в числе других бывших царских сановников.

Внутренняя деятельность Петра с 1700 года

(продолжение)

Во главе всего управления с 1711 г. стоит Сенат. Около 1700 г. старая Боярская дума исчезает как постоянное учреждение и заменяется ближней канцелярией государя, в которой, как в старину, происходит иногда совещание бояр. Во время своих беспрестанных поездок ведение государственных дел в Москве Петр I поручал не учреждению, а нескольким доверенным лицам из старых думных чинов (Петр никому не давал этих чинов, но и не отнимал их у имевших) и лицам новых чинов и званий. Но в 1711 г., отправляясь в Прутский поход, Петр I вверяет государство не лицам, а вновь основанному учреждению. Это учреждение – Сенат. Его существование, как объявлял сам Петр, вызвано именно «отлучками» государя, и Петр повелевал всем слушаться Сената, как его самого. Таким образом, миссия Сената первоначально была временной. Он заменял собой: 1) старые думские комиссии, назначаемые для того, чтобы в отсутствие государя «Москву ведать», и 2) постоянную «Расправную палату», бывшую как бы судебным департаментом Боярской думы. Но с возвращением Петра к делам Сенат не был упразднен, а стал постоянным учреждением, в организации которого при Петре I замечают три фазиса. С 1711 до 1718 г. Сенат был собранием лиц, назначенных специально для присутствования в нем; с 1718 по 1722 г. Сенат делается собранием президентов коллегий; с 1722 г. Сенат получает смешанный состав, в него входят некоторые президенты коллегий (военной, морской, иностранной) и в то же время в нем есть сенаторы, чуждые коллегиям.

Заседание Сената при Петре I

Ведомство Сената состояло в контроле над администрацией, в разрешении дел, выходящих из компетенции коллегий, и в общем направлении административного механизма. Сенат был, таким образом, высшим административным органом в государстве. Ему, в последние годы Петра, присвоена была и судебная функция: Сенат стал высшей судебной инстанцией. Относительно того, присуща ли была Сенату законодательная деятельность, существуют разные оттенки взглядов. Одни (Петровский «О Сенате в царствование Петра Великого») полагают, что Сенат в первое время имел законодательную власть и иногда даже отменял указы самого Петра. Другие (Владимирский-Буданов в критической статье «Учреждение Правит. Сената») доказывают, что законодательная функция никогда Сенату не принадлежала. Но все признают, что Петр I, видоизменяя положение Сената в 1722 г., лишил его законодательной власти; ясно, что Петр рядом с собою, как с единственным источником законодательной власти в государстве, не мог поставить собрания с законодательными правами. Поэтому, если и признавать за Сенатом законодательную функцию, то следует считать ее случайным и исключительным явлением.

От разницы представлений о компетенции Сената зависит и разница в представлениях о государственном значении его. Одни считают Сенат безусловно высшим учреждением в государстве, объединяющим и направляющим всю администрацию и не знающим над собой иной власти, кроме государевой (Градовский, Петровский). Другие полагают, что, контролируя и направляя администрацию, Сенат сам подвергался контролю и зависел от «верховных господ министров» (т. е. приближенных к Петру I лиц, управляющих войсками, флотом и иностранными делами) и от генерал-прокурора, представителя особы государя в Сенате (Владим.-Буданов, Дмитриев).

Должность генерал-прокурора, учрежденная в 1722 г., должна была, по мысли Петра, служить связью между верховной властью и центральными органами управления и средством для контроля над Сенатом. Петр испытал много средств контроля: сперва за Сенатом смотрел генерал-ревизор (1715), затем в Сенате дежурили, с целью ускорения дел и охранения порядка в заседаниях, штаб-офицеры гвардии (1721); средством контроля были и обязательные протоколы заседаний; наконец, была учреждена прокуратура. Генерал-прокурор докладывал государю дела Сената, а Сенату передавал волю государя; он мог остановить решение Сената; указы Сената получали силу только с его согласия; он следил за исполнением этих указов (иначе говоря, за всей администрацией); он, наконец, начальствовал над канцелярией Сената. Под его прямым начальством действовали и другие агенты правительственного надзора: обер-прокуроры и прокуроры при коллегиях и в губерниях (параллельно с ними действовали и лица тайного надзора – обер-фискалы и фискалы). Такое значение генерал-прокурора сделало его самым властным лицом во всей администрации, тем более что первый генерал-прокурор Ягужинский, человек способный и деятельный, умел сообщить своей должности необыкновенный престиж. Современники считали генерал-прокурора начальником Сената и первым лицом в империи после монарха. Такой взгляд разделяется и теперь теми, кто склонен принижать значение Сената. Напротив, некоторые (Градовский в своей книге «Высшая администрация России XVIII в. и генерал-прокуроры») думают, что, сливаясь с Сенатом в органическое целое и вне Сената не имея никакого значения, генерал-прокурор только поднимал еще выше государственное значение самого Сената.

Первый генерал прокурор при петре 1

22 февраля (5 марта) 1711 г. в Петербурге по указу Петра I был учреждён Правительствующий Сенат — высший орган государственной власти и законодательства, подчинённый императору.

Постоянные отлучки Петра I из страны мешали ему заниматься текущими делами управления. На время своего отсутствия он поручал ведение дел нескольким доверенным лицам. 22 февраля (5 марта) 1711 г. эти полномочия были возложены на новое учреждение, названное Правительствующим Сенатом.

Сенат осуществлял всю полноту власти в стране в отсутствие государя и координировал работу других государственных учреждений.

В состав нового учреждения вошли девять человек: граф Иван Алексеевич Мусин-Пушкин, боярин Тихон Никитич Стрешнев, князь Петр Алексеевич Голицын, князь Михаил Владимирович Долгорукий, князь Григорий Андреевич Племянников, князь Григорий Иванович Волконский, генерал-кригсцальмейстер Михаил Михайлович Самарин, генерал-квартирмейстер Василий Андреевич Апухтин и Назарий Петрович Мельницкий. Обер-секретарем был назначен Анисим Щукин.

В первые годы существования Сенат заботился о государственных доходах и расходах, ведал явкой дворян на службу, являлся органом надзора за разветвлённым бюрократическим аппаратом. Через несколько дней после учреждения Сената 5 (16) марта 1711 г. в центре и на местах были введены должности фискалов, которые доносили обо всех нарушениях законов, взяточничестве, казнокрадстве и тому подобных действиях, наносящих вред государству. Указом императора от 28 марта 1714 г. «О должности фискалов» эта служба получила окончательное оформление.

В 1718-1722 гг. в состав Сената входили все президенты коллегий. Была введена должность генерал-прокурора, который контролировал всю работу Сената, его аппарата, канцелярии, принятие и исполнение всех его приговоров, их опротестование или приостановление. Генерал-прокурор и обер-прокурор Сената подчинялись только государю. Основной функцией прокурорского контроля была забота о соблюдении правопорядка. Первым генерал-прокурором был назначен Павел Иванович Ягужинский.

После смерти Петра I положение Сената, его роль и функции в системе государственного управления постепенно изменялись. Сенат вместо Правительствующего стал именоваться Высоким. В 1741 г. императрица Елизавета Петровна издала Указ «О восстановлении власти Сената в правлении внутренних государственных дел», но реальное значение Сената в делах внутреннего управления было невелико.

После учреждения в 1802 г. министерств за Сенатом остались функции высшего судебного органа и органа надзора.

22 ноября (5 декабря) 1917 г. декретом Совнаркома «О суде» было постановлено «упразднить доныне существующие общие судебные установления, как то: окружные суды, судебные палаты и Правительствующий сенат со всеми департаментами…».

Лит.: Гогель С. К. . Правительствующий сенат в XIX столетии: Компетенция. Делопроизводство. Уголовный процесс. Охранение прав личности / СПб., 1911; Указ об учреждении Правительствующего Сената и о персональном его составе // Российское законодательство X — XX вв. Т. 4. М., 1986; То же [Электронный ресурс]. URL : http :// www . hist . msu . ru / ER / Etext / senat 1. htm ; Филиппов А. Н. Правительствующий сенат при Петре Великом и его ближайших преемниках: (1711-1741 гг.). СПб., 1911.

12 (23) января 1722 г. Пётр I издал Указ об учреждении должности генерал-прокурора Российской Империи: «Быть при Сенате Генерал-прокурору и Обер-прокурору, также во всякой коллегии по прокурору, который должен рапортовать Генерал-прокурору».

В 1711 г. Пётр I, отправляясь в Прусский поход, учредил Правительствующий Сенат — высший орган государственной власти и законодательства, подчинённый императору. Сенат заботился о государственных доходах и расходах, ведал явкой дворян на службу, являлся органом надзора за разветвлённым бюрократическим аппаратом.

С 1711 по 1722 гг. в Сенате появились: Расправная палата для расследования служебных преступлений и злоупотреблений и для контроля над местными чиновниками в области суда; обер-фискал для негласного надзора за нижестоящими учреждениями и должностными лицами, а также для защиты казённых интересов при судебных исках; генерал-рекетмейстер для приёма и рассмотрения жалоб на центральные учреждения; позднее — генерал-ревизор и штаб-офицеры гвардии. Однако все эти учреждения и должности не смогли решить проблему единого и общего контроля над чиновничьим аппаратом в центре и на местах. Поэтому император издал Указ об учреждении должности генерал-прокурора. Вскоре началась разработка нормативных актов, определяющих статус нового государственного института.

Пётр I , создавая прокуратуру, поставил задачу «уничтожить или ослабить зло, проистекающее из беспорядков в делах, неправосудия, взяточничества и беззакония». Прокурор контролировал финансовую отчётность и ведомости коллегий. В соответствии с Указом от 18 (29) января 1722 г. «Об установлении должности прокуроров в надворных судах и о пределах компетенции надворных судов в делах и по доносам фискальским и прочих людей» прокуратура была поставлена над фискальными органами.

Первым генерал-прокурором Сената император назначил Павла Ивановича Ягужинского. Представляя сенаторам генерал-прокурора, Пётр произнёс: «Вот око моё, коим я буду всё видеть». Эту же мысль он повторил и в Указе от 27 апреля (8 мая) 1722 г. «О должности генерал-прокурора»: «И понеже сей чин — яко око наше и стряпчий о делах государственных». Указ устанавливал основные обязанности и полномочия генерал-прокурора по надзору за Сенатом и руководству подчинёнными органами прокуратуры.

После смерти Петра I в 1725 г. должность генерал-прокурора фактически была упразднена, а наибольшими полномочиями в этой сфере стал обладать Верховный Тайный Совет. В марте 1730 г., после упразднения Верховного Тайного Совета императрицей Анной Иоанновной, Сенат вновь был восстановлен, а в октябре того же года — восстановлена должность генерал-прокурора. Но уже через год, после учреждения нового центрального органа власти — Кабинета — влияние Сената снова упало. В декабре 1741 г., вскоре после вступления на престол, императрица Елизавета Петровна издала Указ об упразднении Кабинета и о восстановлении Правительствующего Сената. После восшествия на престол в 1762 г. Екатерина II существенно реформировала Сенат: теперь в круг обязанностей генерал-прокурора стало входить заведование юстицией, финансами, государственным казначейством и, как и прежде, государственным надзором за органами власти.

При реформе государственного управления, предпринятой Александром I, с 1802 г. должность главы Сената была соединена с должностью министра юстиции, что соответствовало и новому характеру Сената, за которым остались функции высшего судебного органа и органа надзора. В таком виде должность генерал-прокурора просуществовала вплоть до февральских событий 1917 г., после чего была упразднена.

Лит.: Бессарабов В. Г. Дореформенная (петровская) прокуратура (1772-1864 гг.) // Журнал российского права. 2002. № 8; Градовский А. Д. Высшая администрация России XVIII ст. и генерал-прокуроры. СПб., 1863; Ерошкин Н. П. История государственных учреждений дореволюционной России. М., 1968.

См. также в Президентской библиотеке:

Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений

Автор-составитель Вадим Серов

Око государево

Выражение сложилось на основе слов российского императора (с 1721) Петра 1 (1672—1725), сказанных им, когда он лично представил Сенату первого генерал-прокурора Павла Ивановича Ягужинского (1683— 1736): Вот мое око, коим я буду все видеть.

Указ о введении в России «должности генерал-прокурора» был издан Петром I 12 января 1722 г. Основная задача «ока государева» состояла в надзоре за Сенатом. (Во время военных походов царя или его поездок за границу Сенат замещал его, выступая в роли коллективного правителя

Сразу же после назначение генерал-прокурора Петр 1 начал составлять для него инструкцию (положение о должности). В Первой ее редакции он определил статус в самых возвышенных тонах: «Оный чин есть око наше и сердце всего Государства». Окончательно утвердил царь свою инструкцию только в пятой ее редакции, где генерал-прокурор именовался скромнее — только «оком».

18 января 1722 г. Петр I назначил первым генерал-прокурором Павла Ягужинского, а его заместителем, то есть обер-прокурором, — Григория Скорнякова-Писарева.

Шутливо о специальном представителе главы государства. Иногда по традиции — о прокуратуре.

Смотрите так же:

  • Международные правила по плаванию Правила международной федерации плавания FINA Международная Федерация плавания – FINA, основанная в 1908 году (штаб-квартира в швейцарской Лозанне), занимается координацией 4-х водных видов спорта: плавание синхронное плавание водное поло прыжки в […]
  • Возврат аванса договор услуг Как продавцу оформить возврат аванса при расторжении договора, чтобы вычесть авансовый НДС "Главная книга", 2011, N 12 Утром деньги - вечером стулья. Таков был уговор у вас с покупателем. Но уже к обеду ваш покупатель передумал: стулья ему не нужны. Или же […]
  • Что входит в стаж 2018г Автоправозащита.RU Автоправозащита.RU Как заполнить страховой стаж для больничного листа Практически каждый человек хоть раз в жизни был на больничном. Лист нетрудоспособности позволяет человеку получить компенсацию на рабочем месте за то время, пока […]
  • Местные налоги земельный налог 6. Местные налоги Использование земли в Российской Федерации является платным. Формами платы за землю являются земельный налог, арендная плата, а также нормативная цена земли. Собственники земли, землевладельцы и землепользователи, кроме арендаторов, […]
  • В каких случаях нет отработки при увольнении Сколько отрабатывать при увольнении по собственному желанию Актуально на: 24 ноября 2016 г. По общему правилу работник вправе расторгнуть трудовой договор со своим работодателем, предварительно уведомив его об этом в письменной форме минимум за 2 недели (ст. […]
  • Печать заявлений в гибдд Виды заявлений в ГИБДД 2018 – экономим время заполняем пошагово! Довольно большое число россиян не понаслышке знают, что заполнение заявлений в ГИБДД дело не из простых. Множество различных бланков, универсальных формулировок, нюансов внесения данных делают […]
  • В контакте о разводе Первый способ развода довольно старый и обычный, но, однако, находит широкое распространение. Сначала пользователь Контакта получает сообщение от одного из тех, кто находится в его списке друзей. 5 место — развод любителей компьютерных игр В ходе дальнейшего […]
  • Установление гражданства у ребенка Полезная информация для получения гражданства РФ на ребенка, образец заполнения заявления Законными представителями ребенка в разных областях жизни, в том числе и в вопросах получения гражданства, являются родители, усыновители, опекуны и другие лица, […]