Потерпевший и жертва преступления

Понятие жертвы, ее виды и соотношение со смежными понятиями.

Жертва — это человек, понесший физический, моральный или имущественный ущерб от преступления, независимо от того, признан ли он потерпевшим в установленном законом порядке или же оценивает себя таковым субъективно.

Если с реальной жертвой все понятно, то исходя из чего мы будем прогнозировать возможность того или иного лица стать жертвой преступления и какого рода будет это преступление? В виктимологии используются такие термины, как «виктимность» и «виктимизация».

Под виктимностью понимается повышенная степень предрасположенности лица в силу присущих ему свойств, качеств либо выполняемых функций к тому, чтобы в определенной жизненной ситуации оказаться жертвой преступления.

— Индивидуальная — определяемая социальными и психофизическими, личностными и внеличностными факторами повышенная способность индивида стать в определенной жизненной ситуации жертвой того или иного преступления.

— Групповая — общая для отдельных категорий людей предрасположенность становиться в определенных условиях жертвами посягательств, обусловленная сходной совокупностью социальных и психофизических свойств и качеств.

— Виктимизация — это процесс превращения лица в реальную жертву преступления, а равно результат такого процесса

Виктимизация обуславливается результатом социализации жертвы (выбор профессии), личными качествами (пол, возраст), но большую роль в этом процессе играет поведение жертвы. В связи с этим выделяют ряд классификаций жертвы по ее поведению до и в процессе совершения преступления.

Одним из оснований классификации жертв по поведению выступает социальная оценка ее поведения, предшествовавшего преступлению:

— жертва с социально отрицательным поведением которое является способствующим условием для совершения преступления. Например кто-то, находясь в состоянии алкогольного опьянения, будучи не способным совершить какое-либо сопротивление, становится жертвой грабежа.

— жертва с социально нейтрально-положительным поведением, которое само по себе не способствует совершению в отношении данного лица преступления. Зачастую лица с таким поведением оказались просто не в то время не в том месте;

— жертва с социально активно-положительным поведением, выражающимся в препятствии совершению правонарушения преступника, в результате чегоим причиняется материальный, физический или моральный ущерб.

Следующим основанием является направленность поведения жертвы:

— агрессивные жертвы — лица, намеренно создающие конфликтные ситуации путем совершения явно противоправных или аморальных, насильственных и других недостойных деяний (физическое насилие, оскорбление и т.п.) в отношении будущих ответчиков;

— корыстные жертвы — лица, прибегающие к предосудительным способам удовлетворения некоторых своих материальных потребностей;

— неосторожные жертвы — лица, явно пренебрегающие элементарными правилами личной и имущественной безопасности.

Поведенческая классификация может также исходить из роли поведения жертвы в механизме совершения преступления:

— нейтральная — жертва, образ жизни и поведение которой соответствует нормам права, морали и нравственности. Их поведение не влияет на зарождение криминального умысла, а противоправное посягательство на них совершается потому, что они занимают определенное место в системе семейно-бытовых служебных и иных связей преступника и мешают его антиобщественному поведению;

— сочувствующая — жертва, которая сама принимает участие в противоправных деяниях, хотя терпит при этом физический, материальный или моральный ущерб. Без соучастия потерпевших данной категории само преступление было бы невозможно (например, лицо, не достигшее 18 лет, вовлекается взрослым в совершение преступления);

— провоцирующая — жертва, которая своими действиями толкает преступника на совершение противоправного деяния или создают благоприятную обстановку для этого.

Жертва преступления — понятие более широкое, чем «потерпевший». Жертва преступления — человек, понесший физический, моральный или имущественный вред от противоправного деяния, независимо от того, признан ли он в установленном законом порядке потерпевшим от данного преступления или нет. Другими словами, жертва — это понятие виктимологическое, а потерпевший — уголовно-процессуальное (или гражданско-процессуальное, в зависимости от правовых последствий вреда). Эти понятия могут и не совпадать, что бы быть «потерпевшим» пострадавший должен быть им признан в установленном законом порядке.

Потерпевший и жертва преступления

§ 6. Жертва преступления

В предмет криминологии входит и проблема жертвы преступления. Для более глубокого понимания причин преступного поведения криминология изучает не только лиц, совершивших преступления, но и потерпевших от них. В науке это направление получило название виктимология (от лат. victima– жертва). Виктимологическое понятие “жертва преступления” нетождественно уголовно-процессуальному понятию “потерпевший”. Оно шире по объему (включает не только потерпевших, но и потенциальных жертв) и применяется в других целях (для выявления причин преступлений и их предупреждения).

Как свидетельствует судебная практика, нередко поведение преступника обусловлено как поведением его жертвы, так и ее особыми качествами, а также взаимоотношениями преступника с потерпевшими, которые сложились ранее либо в процессе возникшего конфликта. Довольно часто преступное поведение провоцируется отрицательным, а то и противоправным поведением потерпевшего.

Одним из понятий виктимологии является виктимизация – процесс превращения в жертву преступления конкретного лица, а также определенной общности людей.

Виктимологические исследования оказали огромное влияние на общественное мнение, уголовную политику государств и уголовно-процессуальное законодательство. Ведь почти во всех правовых государствах традиционно основное внимание уделялось преступнику, а жертва оставалась на втором плане. Да и сейчас, когда правозащитники говорят о правах человека, то в первую очередь имеют в виду права преступника – обвиняемого, осужденного, а не потерпевшего.

Понятие жертвы преступления.

Б. Мендельсон отмечал недостаточность внимания долгое время в специальной литературе к фигуре потерпевшего в связи с тем, что она не представляла для общества, которой характеризовался преступник.

В теоретическом осмыслении понятия жертвы наметилось две тенденции к объяснению природы жертвы преступления и оценке ее роли в генезисе противоправного поведения.

Так, немецкий ученый Ф. Экснер считал, что во многих преступлениях жертва, черты ее характера, ее действия, отношения с преступником играют исключительно важную роль в преступной ситуации, он выделял личную предрасположенность отдельных граждан становиться жертвами определенных видов преступлений. Ганс фон Гентиг утверждал, что если люди могут быть прирожденными преступниками, то они также могут быть и прирожденными жертвами. А. Фаттах говорил, о привлекательности или притягательности людей для посягательств преступника.

Отечественные криминологи исходя из социальных причин преступности, поведение потерпевшего считают лишь одним из обстоятельств, влияющих – и порой весьма существенно – на возникновение и осуществление преступного замысла. Поведение это отнюдь не связано с биологической наследственностью индивида.

Жертва (лат. – victima, англ. – viktim, фр.- viktime)

Слова “жертва”, ”потерпевший”,”пострадавший” рассматриваются в русском языке как синонимы. Тем не менее понятие “жертва преступления” шире по содержанию, чем ”потерпевший от преступления” в уголовно-процессуальном смысле.

Виктимологам необходимо использовать понятие потерпевший в виктимологическом смысле, в данном случае речь будет идти о лице, которому вред причинен непосредственно преступлением, независимо от признания его таковым в уголовно-процессуальном смысле. Поэтому виктимологическое понятие потерпевшего шире, чем понятие потерпевшего в уголовно-процессуальном смысле, так как для признания лица по уголовному делу потерпевшим необходимо соблюсти процедуру предусмотренную уголовно-процессуальным законом.

В зарубежной виктимологии жертва трактуется в широком смысле, под ней понимаются не только реально потерпевшие, но и их родственники и близкие.

Потерпевшие по действующему российскому уголовно-процессуальному законодательству (ст.53 УПК) является лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред. Причем по российскому процессуальному законодательству потерпевшим может быть признано только физическое лицо, в установленном законом порядке.

В проекте УПК РФ (принятом во втором течении ГД РФ от 20 06 2001 г.), в ст. 42 дается более широкое понятие потерпевшего. Так, потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо — в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации, что оформляется постановлением дознавателя, следователя, прокурора и суда.

В «Толковом словаре русского языка» В. Даля (М., 1955. т. 1, с.260)

— вред определен как «последствия всякого повреждения, порчи, убытка, вещественного или нравственного, всякое нарушение прав личности или собственности».

Моральный вред – нарушение субъективных прав гражданина, оскорбляющее его честь, роняющее достоинство в глазах других людей, причиняющее нравственные страдания.

Физический вред – причинение телесных повреждений, побои, истязания, расстройство здоровья, физические страдания.

Имущественный вред – выражается в посягательстве на имущественные права и интересы, в результате чего лицо понесло убытки или лишилось материальных благ.

В виктимологическом смысле понятие потерпевшего, отражает реальное событие – наличие вреда, ущерба, причиненного преступлением.

В уголовно-правовом смысле потерпевший представлен с двух позиций: во-первых, с позиции “вины потерпевшего” в механизме преступного поведения, во-вторых, в зависимости от принадлежности его к объекту либо предмету преступления.

Необходимо определиться, что же понимать под жертвой преступления в виктимологическом смысле?

Так, украинский криминолог О.Н.

М. Бариль канадский исследователь определяет жертву без выделения субъективно-объективного критерия, который прослеживается у О.Н. Мойсюка, как лицо (или группу лиц), перенесшие непосредственное посягательство на свои основные права со стороны другого лица (или группы лиц), действующего сознательно.

Эмилио Виано, в свою очередь, определяет жертвой преступления лицо в любой интегративной форме (социальные группы, институт, общность), которому причинен вред или повреждения другим лицом, которое ощущает себя потерпевшим, сообщает об этом публично, и закрепляется в этом статусе, в порядке предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством, тем сильнее приобретая право на получение помощи от государственных, общественных или частных служб реабилитационного характера.

Обратимся к законодательному регламентированию жертвы преступления.

Так, в ст.1 Декларации ООН 1985 года “Об основных принципах отправления правосудия в отношении жертв преступлений и злоупотребления властью”

под жертвой понимаются лица, к которым индивидуально или коллективно был причинен вред, включая телесные повреждения или моральный ущерб или существенное ущемление их основных прав в результате действия или бездействия, нарушающего действующие национальные уголовные законы государств-членов, включая законы, запрещающие злоупотребление властью.

Согласно Декларации лицо может считаться «жертвой» независимо от того, был ли установлен, арестован, предан суду или осужден правонарушитель, а также независимо от родственных отношений между правонарушителем и жертвой.

Виктимологическое понятие жертвы преступления включает в себя две группы лиц. В первую группу входят лица, которых закон признал потерпевшими, а во вторую – те, кто не признаны таковыми в установленном законом порядке. Не каждая жертва преступления становится потерпевшим в уголовно-процессуальном смысле (пр. жертвы латентных преступлений, по тем или иным причинам не обращающиеся в правоохранительные органы).

Конституция РФ закрепила в ст.2: “Что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства”. Таким образом, защита прав жертв является обязанностью государства, особенно, надо отметить, в отношении тех жертв, которые были нарушены и требуют незамедлительного восстановления. В этой связи нужно отметить, что в принятой в 1991 году Декларации прав и свобод человека и гражданина в ст. 33 закреплено: “Права жертв преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает доступ к правосудию и скорейшую компенсацию причиненного ущерба”. Одновременно это положение (аналогично тому, которое имеется в декларации ООН 1985) было воспризведено в ст. 62 Конституции РСФСР 1991 года. Между тем это положение притерпело изменения содержательного характера в Конституции (1993 г.) в ст. 52 “Права потерпевших (вместо жертв) от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает им доступ к правосудию, компенсацию причиненного ущерба”.

Соотношение понятий «потерпевший», «пострадавший» и «жертва правонарушения» (Баранов М.С.)

Дата размещения статьи: 11.01.2016

Обеспечение личной неприкосновенности граждан по праву рассматривается как важнейшая государственная задача, решение которой неразрывно связано с минимизацией криминальных рисков и угроз, а также обеспечением важнейших прав человека на жизнь, здоровье и духовное благополучие. На решение данной задачи направлена деятельность органов власти и управления, судов, прокуратуры, следствия, адвокатуры, институтов гражданского общества, а также отдельных граждан.

В специальной научной литературе и в законодательстве Российской Федерации, включая нормативно-правовые акты при определении лиц, которым причиняется тот или иной вред, используют различные термины: «потерпевший», «пострадавший», «жертва». Например, в ст. 52 Конституции РФ применяется термин «потерпевший». Аналогичный термин используют уголовно-процессуальное (ст. 42 УПК РФ), административное (ст. 25.2 КоАП РФ), гражданское (ст. 1064, 1065, 1073 и др. ГК РФ), уголовное (п. «з», «к» ч. 1 ст. 61; п. «и» ч. 1 ст. 63; ст. 76, 107, 110, 111, 112, 113, 123, 126, 127, 128, 131, 132, 133, 162, 163, 302, 307, 308, 309, 311 и др. УК РФ) законодательства [10, с. 48].

В связи с этим уместно будет вспомнить слова Ю.А. Тихомирова, который подчеркивал важное значение нормативных понятий и терминов, применяемых в законодательстве [5, с. 48], и задаться вопросом об обоснованности и целесообразности использования таких дефиниций.

Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью, утвержденная Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 40/34 от 29 ноября 1985 г., в п. 1 дает понятие жертвы, понимая под ним лиц, которым индивидуально или коллективно был причинен вред, включая телесные повреждения или моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенное ущемление их основных прав в результате действия или бездействия, нарушающего действующие национальные уголовные законы государств-членов, включая законы, запрещающие преступное злоупотребление властью.

Также в Декларации закрепляется, что «жертва» может рассчитывать на скорейшую компенсацию в полном объеме от правонарушителя, а в случае если компенсацию за причиненный вред невозможно взыскать с правонарушителя, то государству следует принимать меры к компенсации [4] и оказанию медицинской, психологической и социальной помощи.

На наш взгляд, такое пристальное внимание мирового сообщества к возмещению вреда «жертвам преступлений» и оказанию помощи можно объяснить позицией немецких криминологов, которые отмечают, что «жертвы переживают три стадии травмирования:

1. Реакция на происходящее и ее развитие.

2. Осознание понесенного ущерба.

Для первой стадии травмирования характерны шок, сомнение и т.п., для второй — страх, огорчение, гнев. На третьей стадии жертва «вытесняет» нанесенный ей психологический вред, направляя свою энергию на другие сферы деятельности» [7, с. 27]. Неоказание психологической, медицинской, материальной помощи в данном случае может привести к девиантному поведению лица (пренебрежению нормами морали и закона, совершению преступлений и т.п.), что будет вызвано чувством не восстановленной социальной справедливости, а возможно и убеждением, что правоохранительные органы не в состоянии бороться с преступностью.

Хотя законодатель оперирует понятием «жертва преступления», но до сих пор на правоприменительном уровне не определено, какие условия необходимо соблюсти, чтобы лицу был придан данный статус, что создает определенные трудности в деятельности практических органов, ведь в основном им приходится оперировать таким понятием, как «потерпевший».

Данное понятие содержится в ч. 1 ст. 42 Уголовно-процессуального кодекса РФ [3] (далее — УПК РФ). Потерпевший — это физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя или суда.

Исходя из понятия, закрепленного в данной статье, можно говорить о том, что для приобретения статуса потерпевшего, в отличие от «жертвы», необходимо выполнение двух условий.

Во-первых, должен быть причинен вред от преступления, т.е. от виновного общественно опасного деяния, запрещенного Уголовным кодексом РФ [2] (далее — УК РФ) под угрозой наказания в соответствии с ч. 1 ст. 14 УК РФ. Однако сразу следует оговориться, что хотя в 10% от общего числа статей Особенной части УК РФ содержится термин «потерпевший от преступления», статус данного лица и определение в Законе отсутствуют. Таким образом, такое положение не позволяет говорить о наличии процессуальных прав лица, которому причинен вред в результате совершения преступления, ведь наряду с данной категорией используются такие, как: «человек» (ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 11 УК РФ); «лицо» (п. «а» ч. 2 ст. 105, п. «а» ч. 2 ст. 117, п. «б» ч. 2 ст. 117 УК РФ); «заложник» (п. «в» ч. 2 ст. 105); «несовершеннолетний» (ч. 1 ст. 150, ч. 1 ст. 151, ст. 156 УК РФ); «ребенок» (ст. 106, ст. 153 УК РФ); «дети» (ст. 154, ст. 157 УК РФ); «гражданин» (ч. 1 ст. 136, ч. 1 ст. 138, 209 УК РФ) и т.д.

Во-вторых, признается потерпевшим лишь после вынесения постановления уполномоченным на то должностным лицом.

Б.В. Сидоров в связи с этим отмечает, что «положение потерпевшего, его функции в уголовном праве и уголовном процессе специфичны, несхожи: в первом случае — это элемент преступления, важная структурная единица его состава, а во втором — это участник или субъект уголовно-процессуальной деятельности» [3, с. 63].

Для потерпевшего как субъекта уголовно-процессуальной деятельности требуется документальное признание его статуса, так как лицо, которому преступлением причинен уголовно наказуемый вред, может участвовать в качестве одной из сторон, что наделяет его соответствующими процессуальными правами и обязанности (ч. 2 ст. 42 УПК РФ).

Наличие же в содеянном необходимых уголовно-правовых признаков потерпевшего в соответствующей норме Особенной части УК РФ и установление их позволяет правильно квалифицировать совершенное преступление, отразить результаты этого процесса в процессуальном документе и признать жертву конкретного противоправного посягательства потерпевшим со всеми вытекающими процессуальными последствиями.

Считаем необходимым привести позицию А.Н. Красикова, который считал, что «. признание гражданина, пострадавшего от преступления, потерпевшим объясняется не только формальными требованиями закона, но прежде всего тем, что такое объективное явление, как преступление, порождает объективное следствие — потерпевшего» [6, с. 44]. Такое суждение, по нашему мнению, является наиболее приемлемым, так как нормы УПК РФ признаны регулировать уголовно-процессуальные отношения и не должны определять первичные по отношению к ним категории.

Однако в настоящее время позиция законодателя основана на том, что потерпевший в уголовно-правовом смысле существует объективно, независимо от признания жертвы преступления в качестве «потерпевшего» в процессуальном порядке.

В целом же, как нам представляется, необходимость терминологической упорядоченности в определении лиц, которым причинен вред, исходя из их материальной и процессуальной природы, не вызывает сомнения.

Различия же между материальным и процессуальным определениями потерпевшего — лица, пострадавшего от преступления и которому причинен вред, выражаются в том, что:

1) в уголовном праве признаки потерпевшего необходимы для регулирования ответственности виновного, а в уголовном процессе — для всестороннего, полного и объективного правосудия;

2) в уголовном праве им является лицо, непосредственно пострадавшее от совершения преступления, а в процессуальном праве допускается правопреемство;

3) в уголовном законодательстве России возникновение фигуры потерпевшего связано с моментом совершения преступления, а в уголовно-процессуальном — с производством процессуальных действий [8, с. 80 — 81].

Таким образом, в международно-правовых актах и российском законодательстве понятие «жертва» по материальному содержанию очень близко к понятию «потерпевший», но в отличие от «жертвы преступления» возникает только в рамках уголовного дела, при вынесении постановления уполномоченным должностным лицом, а возмещение причиненного вреда и оказание соответствующей помощи могут возникать только на определенных стадиях уголовного судопроизводства и в рамках иных правовых актов.

Последнее, на наш взгляд, формирует у сотрудников правоохранительных органов позицию, что потерпевший необходим исключительно для решения задач уголовного судопроизводства, и порождает формальный подход в сфере обеспечения ими прав и законных интересов человека и гражданина, закрепленных в Конституции Российской Федерации.

Подводя итоги вышесказанного, считаем необходимым отметить, что «жертва преступления» является внеправовой категорией и более широкой, чем уголовно-правовое и уголовно-процессуальное понятия потерпевшего, поскольку она охватывает не только причинение реально нанесенного ущерба, но и отражает состояние до, во время и после совершения преступления, что играет немаловажную роль в предупреждении девиантного поведения со стороны данных лиц.

Библиография:

1. Как готовить закон (научно-практическое пособие) / Ю.А. Тихомиров, А.С. Пиголкин, Т.Н. Рахманина. М., 1993.
2. Красиков А.Н. Сущность и значение согласия потерпевшего в советском уголовном праве. Саратов, 1976. С. 44.
3. Криминология: Словарь-справочник. М., 1989.
4. Сидоренко Э.Л. О статусе потерпевшего в уголовном праве // Журнал российского права. 2011. N 4.
5. Сидоров Б.В. Потерпевший в системе элементов состава преступления // Учен. зап. КГУ. 1996. Т. 132.
6. Сумачев А.В. Потерпевший в уголовном праве (анализ основных проблем): Монография. Нижневартовск: Филиал ЮУрГУ в г. Нижневартовске, 2005. С. 48.
7. Куракин А.В., Костенников М.В., Мышляев Н.П. Правовое регулирование деятельности полиции по профилактике правонарушений в зарубежных государствах // Полицейская деятельность. 2015. N 1. С. 24 — 34. DOI: 10.7256/2222-1964.2015.1.14255.
8. Куракин А.В., Костенников М.В., Мышляев Н.П. К вопросу о причинах и условиях административной деликтности // Административное и муниципальное право. 2015. N 2. С. 152 — 159. DOI: 10.7256/1999-2807.2015.2.14281.
9. Трунов И.Л. Проблемы безопасности дорожного движения // Административное и муниципальное право. 2013. N 8. С. 797 — 801. DOI: 10.7256/1999-2807.2013.8.9369.
10. Дорошенко О.М. Административно-правовое регулирование деятельности полиции по противодействию правонарушениям несовершеннолетних // Полицейская деятельность. 2013. N 4. С. 254 — 262. DOI: 10.7256/2222-1964.2013.4.9440.
11. Казак Б.Б., Михайлова Н.В., Столяренко В.М. Об организации профилактики правонарушений органами внутренних дел // Административное и муниципальное право. 2012. N 2. С. 39 — 42.

References (transliterated):

Жертвы преступлений

Жертвы преступлений – это наиболее разработанная часть преступных последствий, которая выкристаллизовалась в специальное и даже в определенной мере «автономное» криминологическое направление – виктимологическое [1] . Рассматривались: жертва как элемент механизма преступного поведения, ее роль в формировании и предупреждении преступного поведения; жертва как личность с ее характерологическими, социальными и криминогенными особенностями, которые могут способствовать мотивации преступников. Жертва преступления – более широкое понятие, чем потерпевший от преступления. Например, жертвой военного преступления может быть признана Хиросима – город, ставший 6 августа 1945 г. без всякой военной необходимости первой в истории жертвой применения ядерного оружия США против людей – уничтожено и искалечено более 140 тыс. человек, а город превращен в горящие руины.

Далеко не каждая жертва преступления (особенно побочная, отдаленная) признается потерпевшим. Понятие «потерпевший» – уголовно-процессуальное, формальное, а понятие «жертва преступления» – виктимологическое, криминологическое, сущностное. В этом заключена основная суть учения о жертве преступления в виктимологическом аспекте. В Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью, принятой на VIII Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, под термином «жертвы» понимаются лица, которым индивидуально или коллективно был причинен вред, включая телесные повреждения, моральный ущерб или существенное ущемление их основных прав в результате действия или бездействия, нарушающего действующие национальные уголовные законы государств-членов, включая законы, запрещающие преступное злоупотребление властью. Термин «жертва» в этих случаях включает в себя близких родственников или иждивенцев непосредственной жертвы, а также лиц, которым был причинен ущерб при попытке оказать помощь жертве, находящейся в бедственном положении, или пытающимся предотвратить виктимизацию.

С этой точки зрения лица, репрессированные в СССР, рассматриваются не как субъекты преступлений, а как жертвы политического произвола. По международным документам они приравнены к жертвам обычных преступлений [2] , а под политическими репрессиями по Закону РФ от 18 октября 1991 г. № 1761-1 «О реабилитации жертв политических репрессий» понимаются «различные меры принуждения, применяемые государством по политическим мотивам, в виде лишения жизни или свободы, помещения на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения, выдворения из страны и лишения гражданства, выселения групп населения из мест проживания, направления в ссылку, высылку и на спецпоселение, привлечения к принудительному труду в условиях ограничения свободы, а также иное лишение или ограничение прав и свобод лиц, признававшихся социально опасными для государства или политического строя по классовым, социальным, национальным, религиозным или иным признакам, осуществлявшееся по решениям судов и других органов, наделявшихся судебными функциями, либо в административном порядке органами исполнительной власти и должностными лицами и общественными организациями или их органами, наделявшимися административными полномочиями».

В сугубо криминологическом плане жертвы преступности целесообразно исследовать не только и не столько как элемент в системе механизма преступного поведения и его предупреждения. Важен иной подход к жертве, который отражал бы интегрированную статистико-криминологическую характеристику, когда изучается личностная характеристика потерпевших (пострадавших), их статистический уровень, динамика, структура и возможный прогноз, т.е. когда жертвы преступности исследуются как самое значимое и тяжкое последствие преступности на статистическом и математическом уровнях.

Виктимологический аспект относительно детально и успешно исследуется в специальном и самостоятельном разделе криминологии [3] . А вот другой аспект изучения жертв преступлений – на массовом криминолого-статистическом уровне – почти не анализируется. В России эту проблему просто игнорируют, ибо разработка ее вскрывает несовершенства. До последнего времени, например, в отечественных статистических учетах и отчетности не было сколько-нибудь объективных сведений о потерпевших. Они рассматривались лишь в качестве обычных социальных и физических последствий преступности, чему способствовало и уголовное законодательство. Например, совершение преступления, которое привело к огромному количеству жертв (теракт, взрыв в большой массе людей, умышленный поджог и т.д.), квалифицируется по ч. 3 ст. 205 и п. «а» и «е» ч. 2 ст. 105 УК как террористический акт и убийство двух или более лиц и учитывается как совокупность двух деяний. Поэтому в стране даже на государственном уровне нет точных данных о численности и характере жертв преступлений, потерпевших и убитых.

Кроме того, даже сейчас, после принятия нового УПК РФ, в нашем состязательном процессе потерпевший не всегда находится в равном положении с подсудимым. Например, при отказе государственного обвинителя от обвинения суд прекращает дело независимо от воли потерпевшего, что противоречит ст. 47 Конституции РФ, предоставляющей гражданину право на судебную защиту. Таким образом, потерпевший находится на обочине уголовного процесса и судебной статистики.

Заглянем в УК РФ. При статистическом учете в общее число убитых не включаются жертвы в результате совершения следующих деяний: убийство матерью новорожденного ребенка (в 2007 г. – 148); убийство, совершенное в состоянии аффекта (183); убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (532); убийство при превышении мер, необходимых для задержания (8); посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (445); причинение смерти по неосторожности (1749); доведение до самоубийства (113); неоказание помощи больному (122); оставление в опасности (984); бандитизм (348). А сколько человек гибнет при нарушении правил безопасности в различных сферах деятельности и на автомобильном, воздушном и водном транспорте (около 27 000), при отравлениях алкоголем, от наркотиков, некачественных лекарств (около 6000)! Если все это суммировать, то коэффициент убийств возрастет в 4–6 раз, до 80–100 убийств на 100 тыс. населения.

По данным ООН, в мире в среднем совершается 9,8 убийства на 100 тыс. населения: в арабских государствах – 2,4, в Западной Европе – 3,5, Южной Азии – 7,2, Северной Америке – 9,0, Африке – 15, в Латинской Америке – 21,0. Учитывая приведенные данные, уровень убийств в России на порядок выше, чем в среднем по миру, а по сравнению с некоторыми регионами – еще больше. Сопоставим: уровень учтенной преступности в России в 4–6 раз ниже, а уровень умышленных убийств в 8–10 раз выше, чем в Западной Европе. Это результат регулируемой статистики [4] . Всего же в России от умышленных и неосторожных деяний, некачественных продуктов, лекарств, алкоголя и наркотиков погибает до 500 тыс. человек ежегодно.

Эффективные средства для решения этой проблемы можно найти лишь путем фундаментальных комплексных исследований. Но реальной поддержки от властей нет. Если мы не имеем точных данных о гибели людей от преступлений и правонарушений, то что и говорить о других криминальных последствиях.

  • [1]Ривман Д. В. Криминальная виктимология. СПб., 2002. С. 8–32; Ривман Д. В., Устинов В. С. Виктимология. СПб., 2000; Франк Л. В. Виктимология и виктимность. Душанбе, 1972.
  • [2] Декларация основных принципов правосудия в отношении жертв преступлений и злоупотреблений властью // Седьмой конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Милан. 26 августа – 6 сентября 1985 г. ООН. Нью-Йорк, 1986. С. 71.
  • [3] Криминология: учебник / под ред. Н. Ф. Кузнецовой, В. В. Лунеева. М., 2004. С. 154–165; Криминология / под ред. В. Н. Кудрявцева, В. Е. Эминова. 3-е изд., перераб, и доп. М., 2009. С. 197-212; Шнайдер Г. Й. Криминология: пер. с нем. М., 1994. С. 346–375; Криминология: пер. с англ. / под ред. Дж. Ф. Шели. М., 2003. С. 103-132.
  • [4] Статистическое мошенничество – стремление «выглядеть лучше» – большая проблема нашей страны. Скоморохов Р. В. и Шиханов В. Н. установили, что уголовная статистика имплицитно включена в процессы управления правоохранительными органами. Поэтому, чтобы решать проблемы обеспечения достоверности уголовной статистики, нужно исследовать и нейтрализовывать те факторы в деятельности правоохранительных органов, которые обусловливают их вмешательство в процессы формирования статистической отчетности, делают их заинтересованными в содержании отчетности вопреки реальному положению дел (Скоморохов Р. В., Шиханов В. Н. Уголовная статистика: обеспечение достоверности. М., 2006. С. IV).

Понятие потерпевшего (жертвы преступления)

Центральное, стержневое понятие виктимологии — жертва(лат. — victima, англ. — viktim, фр. — viktime, откуда и название самой науки). Однако в отечественной виктимологии наряду с термином «жертва» изначально используется термин «потерпевший».Им оперируют авторы первых, наиболее значительных монографий и многих последующих публикаций по проблемам виктимологии. И хотя в литературе сложилась определенная традиция, необходимо решить — какой из этих терминов следует предпочесть и нужно ли вообще развивать идею их конкуренции.

Для виктимологии, точнее — той ее части, предметом которой являются физические и юридические лица, пострадавшие в любых ситуациях некриминального характера (экологических катастроф, стихийных бедствий, отказов техники и т. п), ответ прост: термина «жертва» для нее вполне достаточно, хотя он обозначает пострадавшего, не детализируя механизм причинения вреда.

Но такая нивелировка вряд ли будет правомерной в случае, ко- г да речь идет о лице, которому вред причинен непосредственно преодолением. Это тоже жертва, но ставшая таковой в совершенно и ном правовом поле. Криминальной виктимологии необходим тер- Ми н, учитывающий это обстоятельство. Таким термином и является Те рмин «потерпевший».

Опасение, что использование в виктимологии термина «потер- Пе вший» может привести к смешению его с уголовно-процессуаль-

ным понятием потерпевшего, неосновательно. Представляется, что отказ от него в виктимологии практически ставит знак равенства между жертвой любых проявлений жизнедеятельности человека и криминальной жертвой, а в более узком плане — опосредованной и непосредственной, потенциальной и реальной жертвой, каковой, собственно, и является потерпевший от преступления.

В виктимологическом плане потерпевший — это непосредственная жертва преступления, а значит в виктимологии (если точно — криминальной) могут и должны использоваться оба термина, обозначающие феномен жертвы. Здесь не следует вставать на формальные позиции, но представляется логичным при обращении к криминально обусловленной и тем более реализованной виктимно-сти оперировать преимущественно термином «потерпевший».

Л. В. Франк полагал, что виктимологическое понятие жертвы (более объемное, чем потерпевший) охватывает не только непосредственных жертв, но и жертв от покушений на преступления, близких родственников погибших жертв и «виновных» потерпевших. Вместе с тем он отмечал, что виктимологическое понятие потерпевшего не должно быть связано с процессуальным признанием гражданина

Чтобы лучше понять сходство и различие этих понятий, следует хотя бы кратко рассмотреть вопрос о признании потерпевшим от преступления в уголовно-процессуальном аспекте.

В соответствии со ст. 53 УПК РСФСР потерпевший в уголовном процессе — это лицо, которому, во-первых, причинен преступлением моральный, физический или имущественный вред (объективный критерий), и, во-вторых, признанное в качестве потерпевшего в установленном законом порядке (субъективный критерий). Следовательно, процессуальное понятие потерпевшего характеризуется в обязательном порядке единством объективного (содержания) и субъективного (формы) критериев.

Обязательность наличия этих критериев признается всеми специалистами в области уголовного процесса, однако по ряду позиций

Франк Л. В. Потерпевшие от преступления и проблемы советской виктимологии-С. 40-41.

пгиовные понятия виктимологии

. о может быть признан потерпевшим, само понятие потерпевшего) они расходятся.

Так, по-разному решается вопрос о том, может ли быть признано потерпевшим лицо, если при приготовлении к преступлению и покушении на преступление ему не был непосредственно причинен какой-либо моральный, физический или имущественный вред.

Одни полагают, что при отсутствии такого вреда лицо не может быть признано потерпевшим 5 . Так же к этому вопросу подходит и судебно-следственная практика.

Иной позиции придерживается Л. Д. Кокорев, по мнению которого признание таких лиц потерпевшими обосновано тем, что и при приготовлении, и при покушении на преступление происходит посягательство на интересы личности .

Представляется, что это верно лишь отчасти и вот почему. При покушении на преступление действительно уже происходит реальное посягательство на объект уголовно-правовой охраны. В конкретном преступлении этот объект получает материальное выражение в наличии потерпевшего от преступления, который объективно существует независимо от его признания таковым. Однако при приготовлении к преступлению посягательства на объект не происходит, ибо, в отличие от покушения, на этом этапе преступления еще не совершаются действия, непосредственно направленные на причинение вреда. Соответственно, потерпевший здесь объективно отсутствует.

В проекте УПК РФ, подготовленном рабочей группой Государственно-правового управления Администрации Президента РФ, дается более широкое понятие потерпевшего: потерпевшим признается физическое лицо, которому моральный, физический или имущественный ущерб мог бы быть непосредственно причинен, если бы запрещенное уголовным законом деяние было окончено (ст. 73 проекта), 61

Комментарий к УПК РСФСР / Под ред. В. Т. Томина. М., 1996. С. 103; Против п Ризнания таких лиц потерпевшими выступают также В. Я- Дорохов, И. И. По-^РУЖа, В. М. Савицкий и др.

Кокорев Л. Д. Потерпевший от преступления. Воронеж, 1964. С. 9.

Проект Общей части Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. ч -> ГПУ Администрации Президента РФ. 1994. С. 65.

В процессуальной литературе нет единства мнений и по вопросу о возможности признания потерпевшими близких родственников погибшего от преступления. Часть 4 ст. 53 УПК, в соответствии с которой по делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть потерпевшего, права, предусмотренные настоящей статьей, имеют его близкие родственники, толкуется по-разному. Так, В.М.Савицкий и И. И. Потеружа считают, что родственники погибшего должны участвовать в процессе в качестве представителей потерпевшего, ибо вред причинен не прямо, а косвенно 62 .

По мнению М. С. Строговича, близкие родственники погибшего от преступления являются и представителями потерпевшего, и самими потерпевшими 63 . В.П. Божьев полагает, что потерпевшим считается умершее лицо, а близкие родственники, заменяющие его в

уголовном процессе, лишь наделяются правами потерпевшего.

Решение этого вопроса предлагается дифференцировать в зависимости от характера ущерба. Так, если потерпевший, у которого похищено имущество или которому причинен моральный ущерб, к началу процесса умер, то его родственники становятся правопреемниками и, следовательно, должны быть признаны потерпевшими от преступления. Но смерть потерпевшего не может быть основанием для признания его родственников потерпевшими от преступления. 65

В процессуальной литературе была высказано и такое мнение: нельзя признавать потерпевшими лиц, если неправомерное, ненадлежащее их поведение явилось одним из условий совершения преступления Они должны выступать в процессе в качестве свидете-

Эта позиция встретила обоснованные возражения (М. С. Стро-гович, Р. Д. Рахунов, Л. Д. Кокорев, В. Н. Божьев), ибо пострадав-

Савицкий В. М., Потеружа И. И. Потерпевший в советском уголовном процессе. М., 1963. С. 14. » Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. М., 1970. Т. 1. С. 218.

4 Божьев В. П. К вопросу о понятии потерпевшего в советском уголовном процессе// Учен. зап. ВИЮН. М., 1962. Вып. 15. С. 175.

5 Фельдблюм (Устинов) В. С, Уголовная ответственность за заведомо ложное показание: Канд. дис. М., 1972. С. 175.

66 Дубривный В. А. Потерпевший на предварительном следствии. Саратов, 1966. С. 35. Аналогичной или близкой точки зрения придерживаются А. Р. Ратинов, Н. А. Калашников, А. Я. Цыпкин.

Пг.новные понятия виктимологии___________________________37

пего нельзя лишать права доказывать правомерность своих действий и, в частности, оспаривать объяснения обвиняемого 67 .

В отличие от уголовно-процессуального, понятие потерпевшего виктимологии основывается на объективном критерии, отражающем реальное событие— наличие вреда, ущерба, причиненного преступлением. Если лицо, фактически пострадавшее от преступления, не признано потерпевшим, оно независимо от этого является таковым. Судебно-следственное решение, будучи формальным актом, не может «отменить» факта причинения вреда.

Таким образом, виктимологическое и уголовно-процессуальное понятия потерпевшего не совпадают. Они близки, но выполняют разные функции. Кроме того, надо учитывать, что есть и уголовно-правовое понятие потерпевшего.

В уголовном праве под потерпевшим понимается человек, которому причинен вред или угрожает причинение вреда, а проблема потерпевшего рассматривается в двух аспектах: с позиции «вины потерпевшего» и его принадлежности к объекту или предмету преступления. В частности некоторые ученые (В. К. Глистин, Н. И. Кор-жанский), определив предмет преступления как любые блага, ценности, являющиеся элементом общественных отношений, включили и человека в круг предметов преступления. 68

Развитие науки невозможно без точного и единообразного представления о терминах и понятиях, которыми она оперирует. Это в полной мере относится и к виктимологии Разночтения в понятиях потерпевшего необходимо учитывать, но заниматься их унификацией или рассматривать в конкурентном плане нет смысла. Виктимо-логия должна использовать собственные термины и понятия потерпевшего и жертвы.

Виктимология изучает различные проблемы, связанные с причинением вреда. Естественно, в первую очередь она обращается к личностным качествам и поведению жертв, в большей или меньшей степени детерминирующим преступные действия причинителей

67 п <-трогович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. I. С. 258.

Глистин В. К. Проблема уголовно-правовой охраны общественных отношений.

<•>1979. С. 28; Коржанский Н. И. Предмет преступления. Волгоград, ВШ МВД

1976; Таций В. Я. Объект и предмет преступления. Харьков, 1988. С. 16.

вреда, к ситуациям, чреватым опасностью его причинения. Именно поэтому среди терминов и понятий виктимологии наиболее важное значение имеют «потерпевший», «жертва», «виктимность», «викти-

69 ,-,

мизация», «виктимогенная» и «виктимологическая» ситуация. С ними связано понимание всего, чем должна заниматься виктимоло-гия; с них начинается определение границ виктимологической проблематики.

Итак, что же понимается под жертвой преступления в виктимо-логическом смысле? Здесь следует указать на две позиции, имеющие своих сторонников и противников. Первая— это физическое лицо, человек, которому непосредственно преступлением причинен

физический, моральный или материальный вред .

Вторая — это человек или определенная общность людей в любой форме их интеграции, которым прямо или косвенно причинен вред преступлением .

В западной виктимологии ряд ученых относят к жертвам не только физических и юридических лиц, но даже в целом общество, государство и международный порядок. 72 В отечественной викти-

мологии эта позиция представлена В,П. Коноваловым . Полагаем, что сторонники второй точки зрения смешивают две вещи, а именно— понятие жертвы и предмет виктимологического изучения. Этот предмет действительно включает не только отдельного челове-

Термин (от лат. terminus — граница, предел) — слово или сочетание слов, употребляемые с оттенком специального научного значения. Понятие — форма мышления, отражающая существенные свойства, связи и отношения предметов и явлений. Основные логические функции понятия — выделение общего, которое достигнуто посредством отвлечения от всех особенностей отдельных предметов данного класса (Советский энциклопедический словарь. 2-е изд. М., 1983. С. 1316, 1035).

РивманД. В, О некоторых понятиях криминальной виктимологии // Виктимоло-гические проблемы борьбы с преступностью. Иркутск, 1982. С. 16.

1 Франк Л. В. Потерпевшие от преступления и проблемы советской виктимологии. С. 85; Рыбальская В. Я. О виэтимологическом анализе преступности несовершеннолетних // Виктимологические проблемы борьбы с преступностью. Иркутск, 1982. С. 41; Коновалов В. П. Изучение потерпевших с целью совершенствования профилактики правонарушений. С. 6.

72 Шнайдер Г. И, Криминология.

73 Коновалов В. П. Изучение потерпевших с целью совершенствования профилактики правонарушений. С, 6.

Основные понятия виктимологии___________________________39

, но и общности людей, поскольку они (общности) могут иметь

определенные качества уязвимости (массовой, групповой виктимно-сти), представляющие собой суммарное, обобщенное выражение качеств индивидуальной уязвимости (индивидуальной виктимно-сти)- Более того, вполне возможно, что отдельный человек, поддаваясь влиянию той или иной общности, становится более уязвимым, но это вовсе не свидетельствует о том, что мы имеем дело с коллективной жертвой. Здесь есть иное — взаимодействие личности с ситуацией.

Понятие жертвы как общности мало что даст виктимологи-ческой теории, оно оторвано и от реальных потребностей практической профилактики.

Во-первых, такой объект виктимологической профилактики, как «общность людей в любой форме их интеграции», просто нереален, поскольку в этом случае в качестве жертвы можно рассматривать все что угодно, в том числе и общество в целом.

Во-вторых, если даже ограничить размеры общностей до сравнительно приемлемых: трудовой коллектив, семья, соседи по месту проживания и т. п., нетрудно увидеть, что ущерб от преступных действий, даже направленных против той или иной группы лиц, не может быть иным, как причиненным непосредственно лицам, составляющим эту группу. Поэтому общность людей, представляемая как жертва — это совокупность жертв — физических лиц. Здесь ничего не меняется и в том случае, когда причинение вреда связано с виктимным групповым поведением.

В-третьих, если относить к жертвам в виктимологическом смысле отдельных лиц, общности, которым вред причинен косвенно, исчезает специфика виктимологической профилактики, основанной на учете эмоциональных, волевых, моральных качеств, социального положения людей, оказавшихся непосредственными участниками, действующими лицами ситуаций преступлений.

Содержание понятия (и реальное положение) потерпевшего от преступления как физического лица в социально-психологическом плане связано с его статусом (совокупность прав, обязанностей, круг Деятельности как в рамках уголовного процесса, так и вне его), по- З ицией (поведение в зависимости от отношений между потерпевшим и преступником, потерпевшим и другими лицами, включая

«сопотерпевших») и ролью в криминогенно-криминальном механизме. Эта роль может быть активной и пассивной, осознанной и неосознанной, решающей и второстепенной; ограничиваться непосредственно ситуацией причинения вреда и быть важнейшим элементом формирования преступника в этом его качестве и др. Соответственно, жертва преступления может быть активной и пассивной; осознающей сущность и последствия своего поведения или остающейся в неведении; близко связанной с причинителем вреда и вовсе с ним не знакомой; способной или не способной к сопротивлению и др.

Следует также различать потенциальных (в отношении которых реального причинения вреда еще не произошло), реальных (уже понесших ущерб), а также латентных (реальных, но по тем или иным причинам оставшихся вне официального учета) жертв преступлений. 75 Для виктимологии латентные жертвы, потерпевшие, намеренно избегающие огласки факта причинения им вреда, представляют особый интерес.

Любой потерпевший, любая жертва преступления, как потенциальная, так и реальная, обладает определенными качествами, делающими ее в большей или меньшей степени уязвимой.

Очевидно, что определенные личностные качества, определенное поведение, специфичное общественное или служебное положение создают предрасположенность к более вероятному причинению данному лицу физического, морального или материального вреда.

Бесспорно, что, например, женщина, ребенок, старик более уязвимы в криминальных ситуациях насильственного характера, чем мужчина цветущего возраста, уже потому, что они, как правило, физически слабее преступника. В определенных преступлениях жертвой преступления может быть только женщина или только лицо, не достигшее четырнадцати или шестнадцати лет. Предрасположенностью к повышенной уязвимости может быть и исполнение лицом

Франк Л. В. Потерпевшие от преступления и проблемы советской виктимологии. С. 81-84.

Не следует смешивать указанные понятия с понятием латентной жертвы, предложенным Гентигом, который определил ее как врожденную, фатально обреченную.

ределенной социальной роли — профессия, общественные обязанности.

Дата добавления: 2015-09-13 ; просмотров: 53 ; Нарушение авторских прав

Смотрите так же:

  • Возврат покупателю енвд Возврат товара спецрежимником Если покупатель получил товар ненадлежащего качества, то он имеет право вернуть его продавцу. Последний, в свою очередь, имеет право на вычет НДС, уплаченного в свое время при отгрузке товара. Какой документ при этом будет […]
  • Решения арбитражного суда краснодарского края Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 02.04.1992 № 2642-I «Об избрании председателей ряда краевых и областных арбитражных судов Российской Федерации» председателем Краснодарского краевого арбитражного суда назначен Журавский Альберт […]
  • Приказ 395 от 16082007 Приказ Ростехнадзора от 02.10.2015 N 395 "Об утверждении Требований к содержанию правил эксплуатации гидротехнических сооружений (за исключением судоходных и портовых гидротехнических сооружений)" (Зарегистрировано в Минюсте России 01.12.2015 N […]
  • Расчёт госпошлины в районный суд Калькулятор госпошлины в суд общей юрисдикции Калькулятор для требования имущественного характера, подлежащего оценке * При требовании о выдаче судебного приказа оплачивается только 50 % от госпошлины по соответствующим требованиям. ** Размер госпошлины в […]
  • Перекрестки на дорогах правила 13. Проезд перекрестков ПДД 2018 с комментариями онлайн 13.1. При повороте направо или налево водитель обязан уступить дорогу пешеходам и велосипедистам, пересекающим проезжую часть дороги, на которую он поворачивает. Это указание действует на всех […]
  • Как подать заявление приставам Заявление судебным приставам о задолженности по алиментам Задайте вопрос юристу бесплатно! Кратко опишите в форме вашу проблему, юрист БЕСПЛАТНО подготовит ответ и перезвонит в течение 5 минут! Решим любой вопрос! Все данные будут переданы по защищенному […]
  • Частная собственность лекции Частная собственность лекции Лекция № 3. Собственность как основа производственных отношений «Собственность – это ось, вокруг которой вращается все законодательство и с которой, так или иначе, соотносятся большей частью права граждан» (Г. В. Ф. […]
  • Пенсия бывшим сотрудникам мвд Пенсия сотрудников МВД: условия, расчет, новости Сотрудникам Министерства Внутренних дел (далее МВД) чаще всего назначается пенсия по выслуге лет. Однако процедура начисления и формирования пенсионного пособия отличается от получения обычных пенсионных […]