Преступление на почве неприязненных отношений

Адвокат по уголовным делам: (926) 204-95-95; (915) 015-71-11; (495) 911-82-21

Убийство на почве неприязненных отношений.

Симоновский районный суд г. Москвы, с участием государственного обвинителя — Симоновского межрайонного прокурора г. Москвы, подсудимого Е., защитника — адвоката О., рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении Е., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ — убийство, установил:

Е. совершил убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку:

находясь в квартире по адресу: Москва, 3-й Павелецкий пр-д, дом 7, корп. 4, в ходе ссоры со своим братом У., возникшей на почве личных неприязненных отношений, имея умысел на причинение смерти последнему, взял со стола нож и нанес им не менее трех ударов У. в шею, причинив повреждения которые расцениваются как тяжкий вред здоровью и находятся в прямой и причинной связи с наступлением смерти У.

Смерть У. наступила от колото резаных ран, клиническое течение которых привело к попаданию крови в дыхательные пути, развитию дыхательной недостаточности и двусторонней долевой очаговый гнойной пневмонии.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Е. виновным себя не признал и показал, что, примерно в 23 ч. 30 м., к нему в квартиру, расположенную по адресу: Москва, 3-й Павелецкий пр-д, дом 7, корп.4, пришел его брат У., который находился в состоянии алкогольного опьянения. В это время он спал. У. начал наносить ему удары по телу, а затем, взяв его за шею, стал душить. Рядом с ним (Е.) находился стол, на котором лежал нож. Он взял этот нож и, размахнувшись, ударил им два раза по шее брата, который тут же отпустил его шею.

В это время в квартиру вошел еще один их брат Т., который вызвал скорую. Он же (Е.) пошел в отделение милиции ОМВД по Даниловскому району г. Москвы и рассказал о случившемся. Умысла на убийство у него не было, он защищался.

Однако виновность Е. подтверждается следующими доказательствами:

— показаниями потерпевшего Т. о том, что между братьями были личные неприязненные отношения, поскольку подсудимый распускал нехорошие слухи о жене У. Вечером У. пришел к Е. по адресу: Москва, 3-й Павелецкий пр-д, дом 7, корп.4, чтобы выяснить отношения. Примерно через 20 минут он (Т.), испытывая беспокойство за брата У., поднялся в квартиру Е., где увидел подсудимого, который держал в руке кухонный нож, которая стирала тряпкой с пола кровь, и У., лежавшего на полу с ранением шеи. Е. стал надвигаться на него с ножом в руках. Он же, выбив из его рук нож, подошел к У. и наложил ему повязку на рану, а затем выбежал на улицу, чтобы вызвать скорую помощь. Также потерпевший показал, что У. в больнице сообщил ему (Т.), что ему нанесли удары по шее несколько человек. Адвокат на следствии обращал на это внимание в протоколе очной ставки.

— показаниями свидетеля М. о том, что она находилась дома по адресу: Москва, 3-й Павелецкий пр-д, дом 7, корп. 4. Примерно в 23 ч. 30 мин. к ним пришел У. и начал ругаться на Е. Причину ссоры она не знает. Драку между ними она не видела. Она находилась в ванной и, когда вышла в коридор, увидела лежащего на полу У. с раной на шее. Е. также находился рядом, помощи не оказывал;

— показаниями свидетеля А. о том, что двухкомнатная квартира по адресу: Москва, 3-й Павелецкий пр-д, дом 7, корп.4 принадлежит Г., одна из комнат сдается семье У.. О том, что в ходе ссоры между У. Е. нанес несколько ножевых ранений в область шеи У., она узнала от Г. на следующий день;

— показаниями свидетеля — следователя Я. о том, что во время допроса на Е. физического или психологического воздействия не оказывалось. Е. был допрошен в присутствии защитника, с протоколом допроса был ознакомлен, протокол им подписан, замечаний и дополнений к протоколу допроса от него не поступило;

— показаниями свидетеля О., оглашенными в суде на основании ч. 1 ст. 281 УПК РФ, о том, что он работает в ГКБ в должности врача отделения реанимации. В отделение был доставлен У. с тремя резаными ранами на шее. Он не разговаривал. Ему была сделана операция, после которой он находился на аппарате искусственной вентиляции легких, его отключили он аппарата, однако общаться с ним не было возможности, т.к. он был дезориентирован в пространстве и времени, выражал явные расстройства психики, в связи с чем был направлен в ПБ. О случившемся У. никому из персонала больницы не рассказывал (л.д. 78-79);

— показаниями свидетеля Р., оглашенными в суде на основании ч. 1 ст. 281 УПК РФ, о том, что, примерно в 23ч. 30, в квартиру по адресу: Москва, 3-й Павелецкий пр-д, дом 7, корп.4 пришел У. Между Е. и У. произошла ссора, причины которой ей неизвестны. В ходе ссоры она вышла на улицу. Что произошло во время ее отсутствия и кто причинил резаные раны У., она не знает (л.д. 69-71).

Показания свидетелей являются относимыми, допустимыми и достоверными, полученными без нарушения закона и поэтому суд признает их доказательствами по уголовному делу.

Суд принимает показания потерпевшего Т. Однако в части его показаний о том, что У. наносили удары по шее ножом несколько человек суд относится критически, поскольку Т. очевидцем произошедшего не был. Также согласно из медицинской карты больного следует, что У. проявлял признаки психического расстройства, путался в пространстве и во времени и поэтому не мог адекватно оценивать обстановку и произошедшие события. Кроме того, данные показания опровергаются показаниями самого подсудимого, который показал, что удары по шее У. только он.

Также вина Е. полностью подтверждается письменными материалами дела:

— рапортом об обнаружении признаков преступления, согласно которому в ГКБ был доставлен больной У. с множественными колото-резаными ранами шеи (л.д. 31);

— протоколом осмотра места происшествия, согласно которому была осмотрена комната по адресу: Москва, 3-й Павелецкий пр-д, дом 7, корп. 4, в ходе осмотра были изъяты нож, фрагменты газеты и бумаги с веществом бурого цвета (л.д. 32-34);

— рапортом о задержании Е., согласно которому он подозревался в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 УК РФ (л.д. 36);

— телефонограммой, согласно которой У. находился на излечении в ГКБ № (л.д. 37);

— рапортом, согласно которому было установлено, что между причиненными У. телесными повреждениями и наступлением смерти имеется прямая причинная связь (л.д. 38);

— справкой, выданной ГКБ № *****, согласно которой У. был доставлен в больницу со множественными колото-резаными ранами шеи (л.д. 47);

— актом судебно-медицинского исследования №, согласно которому смерть У. последовала от колото-резаных ранений шеи (л.д. 48-58);

— протоколом явки с повинной, согласно которому Е. нанес ножевой удар по шее У. (л.д. 84-85); заключением эксперта №, согласно которому смерть У. последовала от колото-резаной раны; (л.д. 122-133);

— заключением эксперта, согласно которому на фрагменте бумаги и газетного листа, изъятых по адресу:*****, обнаружена кровь человека (л.д. 152-153);

— протоколом осмотра ножа, состоящего из рукояти и клинка из металла светло-серого цвета; фрагмента газетного листа и бумаги, изъятых с места происшествия (л.д. 163-165);

— справкой, выданной ПБ № *****, согласно которой У. был доставлен в приемное отделение ГУЗ ПБ № с диагнозом «Острый психоз. Состояние операции в области шеи» (л.д. 205);

— справкой, выданной ГКБ №, согласно которой У. находился на излечении. (л.д. 207).

Всем вышеизложенным письменным материалам дела суд доверяет в полном объеме, поскольку они являются относимыми, допустимыми и достоверными, полученными без нарушения закона и поэтому признает их доказательствами по делу.

Согласно заключению амбулаторной судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы Е. хроническим психическим расстройством не страдает и не страдал им в период инкриминируемого ему деяния. В период содеянного Е. не обнаруживал временного психического расстройства либо иного болезненного состояния психики (в том числе и патологического аффекта), мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В принудительных мерах медицинского характера не нуждается (л.д. 142-145).

Доводы, изложенные в заключениях судебных экспертиз, суд находит убедительными, а выводы — обоснованными, и в целом находит заключения объективными. В отношении инкриминируемого деяния суд признает Е. вменяемым.

Оценивая версию подсудимого Е. о том, что он нанес ножевые ранения У. в целях самообороны, суд считает ее несостоятельной и надуманной, поскольку эта версия не нашла своего подтверждения в суде и опровергается:

— показаниями потерпевшего Т. в том, что между Е. и У. были личные неприязненные отношения. Е. в ходе ссоры нанес У. ножевые удары в шею, отчего У. скончался;

— показаниями свидетеля О. в том, что к ним в больницу был доставлен У. с тремя порезами на шее;

— проанализированными выше письменными документами и заключениями экспертиз, согласно которым Е. в результате ссоры нанес несколько ударов ножом по шее У., два из которых расцениваются как тяжкий вред здоровью и данные повреждения находятся в причинной связи с наступлением смерти.

Суд критически относился к показаниям Е., поскольку на протяжении следствия и в ходе судебного заседания он давал противоречивые показания, что суд расценивает как попытку избежать уголовной ответственности за содеянное.

Показания подсудимого о том, что его брат У. употреблял спиртные напитки и наркотики, не нашли своего подтверждения в суде и опровергаются представленной с места рождения У. характеристикой.

Таким образом, анализ добытых по уголовному делу доказательств свидетельствует о том, что Е. в ходе ссоры с У. умышленно нанес последнему несколько колото-резаных ран в область шеи, т.е. совершил однозначные действия, направленные на нарушение функций жизненного важного органа У., которые явились причиной смерти последнего.

Е. согласно заключению амбулаторной судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы в момент совершения преступных действий осознавал характер их общественной опасности и, следовательно, понимал, что его действия — удары ножом по шее У. — могут привести к смерти потерпевшего.

Действия Е. суд квалифицирует по ч. 1 ст. 105 УК РФ, т.к. он совершил убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку.

При назначении наказания суд в соответствии со ст. 60 УК РФ учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, которое направлено против жизни и здоровья, относится к категории особо тяжких, данные о личности подсудимого.

Обстоятельств, отягчающих ответственность, предусмотренных ст. 63 УК РФ, по делу не имеется.

Оснований для применения статьями 64, 73 УК РФ не имеется.

С учетом изложенного суд считает, что исправление и перевоспитание подсудимого Е. невозможно без изоляции от общества и избирает ему наказание в виде реального лишения свободы.

Определяя вид исправительного учреждения, суд руководствуется ст. 58 УК РФ.

Руководствуясь статьями 299, 302-304, 308, 309 УПК РФ, суд приговорил:

Признать Е. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 6 (шесть) лет с отбыванием наказания в колонии строго режима.

Вещественные доказательства: нож, фрагмент бумаги и газеты, две фотографии У., хранящиеся в камере вещественных доказательств СО по Симоновскому району СУ СК при прокуратуре РФ г. Москвы, — по вступлении приговора в законную силу уничтожить.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Московский городской суд в течение десяти суток со дня провозглашения. В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Комментарий который предоставил адвокат по уголовным делам: как видно из описательной части приговора, смерть потерпевшего наступила спустя значительное время после происшествия, на данное обстоятельство в частности указывает то, что потерпевший был перемещён из одной больницы в другую.

Таким образом, произошедшее правильно квалифицировать как тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть или же как покушение на убийство. Конечно, может быть приведено возражение, что данные два деяния различаются направленностью умысла и выдвинуть гипотезу о том, что следствие выявило направленность умысла.

Однако, временной интервал между деянием и наступлением смерти указывает на обратное, думается с учётом этого суд и постановил относительно мягкий приговор.

На почве личных неприязненных отношений.

На почве личных неприязненных отношений. Эти слова присутствуют в большинстве уголовных дел, которые возбуждаются по фактам преступных деяний на семейно-бытовой почве. Муж не понимает жену, или наоборот, но пьют часто и вместе. Живут под одной крышей, хотя давно уже не родственные души.

Драки, увечья, тяжкие телесные повреждения, семейные конфликты – без них не обходиться ни одна полицейская сводка, ни одна газетная колонка хроники происшествий.

В последнее время эти происшествия в большей степени связаны с бытовой стороной нашей жизни, что в простонародье принято называть «бытовухой». Агрессии в межличностных отношениях буквально приняла характер эпидемии. Причем для некоторых драка становиться нормой жизни и совсем не является экстремальной ситуацией. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью – наиболее опасное преступление против здоровья человека. Повышенная общественная опасность этого преступления заключается в тяжести самого деяния, наступивших последствий, наконец, в распространении таких деяний. Совершая данное преступление, субъект посягает на одно из самых ценных достоинств личности – ее здоровье, причиняя порой непоправимый урон: лишая трудоспособности, делая человека инвалидом, не редко все это приводит к смерти. В динамике преступности умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека занимает доминирующее место.

Как правило, данные преступления совершаются гражданами в состоянии алкогольного опьянения, зачастую после совместного распития спиртных напитков, на почве внезапно возникших неприязненных отношений – конфликтов и ссор – между «собутыльниками». Употребив не малую дозу спиртного, напившись, как говориться, до «чертиков», еще недавно мирно и позитивно настроенных граждан тянет на «подвиги».

За 4 месяца 2015 года на территории Большемуртинского района зарегистрировано два преступления по признакам состава предусмотренного п. «з» ч.2 ст.111 УК РФ — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, оба преступления совершены на фоне употребления спиртных напитков и с применением ножа, используемого в качестве оружия. Санкция по данному преступлению ужесточена, наказание связано с лишением свободы на срок до десяти лет.

Так 09.01.2015, гр. С. в ходе совместного распития спиртного с гр. К . увидев лежавший на столе кухонный нож, на почве внезапно возникших неприязненных отношений к гр. К, с которым у него перед этим произошел конфликт, у гр. С. возник преступный умысел, направленный на причинение тяжкого вреда здоровью гр.К., с применением ножа, используемого в качестве оружия.

Реализуя свой преступный умысел, направленный на причинение тяжкого вреда здоровью гр. К., с применением ножа, используемого в качестве оружия, 09.01.2015, гр. С. взяв в правую руку нож со стола в кухне, прошел в зал дома, где находился гр. К., и нанес последнему 1 удар ножом в область живота.

Согласно заключения судебной медицинской экспертизы гр. К. было причинено телесное повреждение в виде колото-резанного ранения передней брюшной стенки, проникающего в брюшную полость, без повреждения внутренних органов, которое согласно приказу МЗиСР РФ № 194н от 24.04.2008 п. 6.1.15 отнесено к критериям, характеризующим квалифицирующий признак – вреда, опасного для жизни человека. По указанному признаку, согласно правилам «Определения тяжести вреда, причиненного здоровью человека» колото-резанное ранение передней брюшной стенки, проникающее в брюшную полость, без повреждения внутренних органов, квалифицируется как ТЯЖКИЙ вред здоровью.

За свои преступные действия гр. С. осужден к 4 годам и 6 месяцам исправительной колонии строго режима.

И.о. начальника СО МО МВД России «Казачинский» И.В.Хасанова

Чертановский районный суд г. Москвы, с участием: государственного обвинителя помощника Чертановского межрайонного прокуратура г. Москвы, защитника-адвоката М., подсудимого Г., признаной потерпевшей П., рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении Г., , зарегистрированного по адресу: *****, не имеющего судимости, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, установил:

Г. совершил убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку

Подсудимый, в период времени с 02 ч. 00 мин. по 05 ч. 40 мин., находясь в состоянии алкогольного опьянения по месту своего фактического проживания в *****, в ходе внезапно возникшей ссоры на почве личных неприязненных отношений с ранее знакомой, проживавшей по вышеуказанному адресу, имея умысел на убийство последней, с силой толкнул её в комнату её проживания, от чего она упала на пол своей комнаты.

Далее он, Г., действуя в продолжение своего преступного умысла, направленного на убийство потерпевшей, нанес множественные удары руками и ногами в область головы, тела и конечностей лежавшей на полу потерпевшей, причинив последней следующие телесные повреждения: множественные кровоподтеки и ссадины на лице (не менее 12) и волосистой части головы, кровоподтеки в области левого локтевого сустава и на задней поверхности левой кисти, которые как каждое в отдельности, так и все в совокупности, в причинно — следственной связи с наступлением смерти П. не состоят и квалифицирующих признаков причинения вреда её здоровью не имеют.

Телесные повреждения, составляющие комплекс закрытой травмы груди: распространенные кровоподтеки на передней поверхности груди в верхней половине, массивное кровоизлияние в клетчатку переднего средостения, кровоизлияние в эпикардиальную клетчатку передней стенки левого желудочка, множественные конструкционные переломы ребер с обеих сторон, кровоизлияния под легочную плевру обоих легких, разрыв левого легкого, кровоизлияние в левую плевральную полость 500 мл (левосторонний гемоторакс), двойной локальный перелом тела грудины, которая (закрытая травма груди) причинила тяжкий вред здоровью потерпевшей по признаку опасности для жизни, в прямой причинно — следственной связи с наступлением смерти травма груди не состоит.

После этого Г., действуя целенаправленно, с целью убийства П. используя свое физическое превосходство, сдавил шею последней пальцами рук, причинив повреждения, образующие комплекс закрытой травмы шеи: множественные (не менее 32) полосовидные и полулунные ссадины на передней и боковой поверхностях шеи, распространенные кровоизлияния в жировой клетчатке передней и боковых поверхностей шеи и под капсулой левой доли щитовидной железы, кровоизлияние в слизистую оболочку гортани, конструкционные переломы левого большого рога подъязычной кости и пластин щитовидного хряща.

Закрытая травма шеи привела к развитию механической странгуляционной асфиксии, выразившейся множественными точечными кровоизлияниями в конъюнктиве век и в коже верхней половины лица, острой эмфиземой легких, острым общим венозным полнокровием. Травма шеи находится в прямой причинно следственной связи с наступлением смерти и, по признаку опасности для жизни, причинила тяжкий вред её здоровью. Смерть потерпевшей наступила на месте происшествия от механической странгуляционной асфиксии.

Подсудимый Г. виновным себя в совершении указанного преступления признал полностью и пояснил, что потерпевшая оскорбила его обидными словами, после чего он сильно толкнул ее в комнату, отчего она упала на пол и стала кричать, что ее убивают.

После чего, он не выдержал и нанес потерпевшей несколько ударов кулаком в область лица, отчего у нее пошла кровь, в этот момент она лежала на полу и продолжала кричать. Затем он схватил ее руками за горло и стал душить пока она не успокоилась и не захрипела. Умысла на убийство у него не было. В содеянном раскаивается.

Виновность подсудимого Г. подтверждается следующими доказательствами.

Признаная потерпевшей П. показала, что с июля месяца 2012 г. она проживала совместно с Г. в своей квартире. Вместе с ними в квартире проживала ее мать П. которой с Г. сложились неприязненные отношения, поскольку тот злоупотреблял спиртными напитками, нигде не работал. В день убийства, они с Г. провели день на улице, употребляли спиртные напитки, при этом периодически заходили в квартиру.

Окончательно они вернулись домой поздно ночью, она сразу же легла спать. Среди ночи она проснулась от грохота и лая собак, при этом она увидела свет на кухне, в этот момент Г. в спальне отсутствовал. Она успокоила собак, затем снова заснула. Утром, в комнате своей матери П. она увидела перевернутую раскладушку и лежащую на полу мать, которая была холодная. После чего она вызвала скорую медицинскую помощь, которая констатировала насильственную смерть.

Свидетель С. показал, что его бабушка П. проживала с его матерью П. и ее сожителем Г. в одной квартире. У Г. и П. сложились неприязненные отношения, поскольку Г. нигде не работал и проживал вместе с П. на ее пенсию. Она жаловалась, что Г. ее постоянно оскорблял нецензурными словами, высказывал угрозы убийством, говорил, что испытывает чувства ненависти к ней. Со слов П. ему известно, что утром она обнаружила бабушку в ее комнате лежащей на полу лицом вниз. После чего она обнаружила, что она холодная и сразу вызвала скорую медицинскую помощь, которая констатировала насильственную смерть. Впоследствии на квартире он видел лежащую на полу потерпевшую, она была вся в крови, вокруг также была кровь.

Кроме того, виновность подсудимого Г. в совершении преступления подтверждают материалы уголовного дела:

— протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что осмотрена *****, при этом обнаружен труп с признаками насильственной смерти. В ходе осмотра места происшествия изъято: соскоб вещества бурого цвета со шкафа, вырез обоев с веществом бурого цвета, вырез простыни с веществом бурого цвета, наволочка с пятнами вещества бурого цвета, два носка черного цвета, брюки спортивные, куртка спортивная, ключ, два волокна серого цвета (т. 1, лист дела 6- 33);

— рапорт сотрудника полиции об обнаружении признаков преступления ( том 1, лист дела 34);

— постановление о признании П. потерпевшей ( том 1,лист дела 46-47);

— протокол явки с повинной в ходе которой Г. указал, что убил потерпевшую путем удушения ( том 1,лист дела 80-81);

— протокол проверки показаний на месте с участием подозреваемого Г., согласно которому Г., находясь в квартире, показал, где и каким образом он совершил убийство ФИО42. (том 1, лист дела 93-105);

— вещественные доказательства соскоб вещества бурого цвета со шкафа, вырез обоев с веществом бурого цвета, наволочка с веществом бурого цвета (т. 1, лист дела 146);

— акт судебно-медицинского исследования трупа ( том 1,лист дела 158);

— акт судебно-медицинского исследования(медико-криминалистического) (том 1,лист дела 159-168);

— заключение эксперта, согласно которому в ходе проведения судебно-медицинской экспертизы трупа ФИО43 обнаружены:

— повреждения, образующие комплекс закрытой травмы шеи: множественные (не менее 32) полосовидных и полулунные ссадины на передней и боковой поверхностях шеи, распространенные кровоизлияния в жировой клетчатке передней и боковых поверхностей шеи и под капсулой левой доли щитовидной железы, кровоизлияние в слизистую оболочку гортани, конструкционные переломы большого рога подъязычной кости и пластин щитовидного хряща.

Морфологические особенности повреждений на шее, их локализация и взаимное расположение, указывают на то, что повреждения на шеи причинены сдавлением её пальцами руки (рук) в направлении спереди и с боков к срединной линии, при этом множественные полулунные ссадины образовались от давяще скользящего воздействия свободных краев ногтей. Закрытая травма шеи привела к развитию механической странгуляционной асфиксии, выразившейся множественными точечными кровоизлияниями в конъюнктиве век и в коже верхней половины лица, острой эмфиземой легких, острым общим венозным полнокровием.

Механическая асфиксия при сдавлении шеи руками от начала удавления до наступления смерти, как правило, протекает в течение нескольких минут (до 5 7), что не противоречит реактивным изменениям, установленным при исследовании поврежденных тканей (наличие перифокального отека при отсутствии перифокальной лейкоцитарной реакции), причиной смерти ФИО44 явилась механическая странгуляционная асфиксия. Таким образом, травма шеи находится в прямой причинно следственной связи с наступлением смерти ФИО45 и, по признаку опасности для жизни, причинила тяжкий вред её здоровью;

— телесные повреждения, составляющие комплекс закрытой травмы груди: распространенные кровоподтеки на передней поверхности груди в верхней половине, массивное кровоизлияние в клетчатку переднего средостения, кровоизлияние в эпикардиальную клетчатку передней стенки левого желудочка, множественные конструкционные переломы ребер с обеих сторон, кровоизлияния под легочную плевру обоих легких, разрыв левого легкого, кровоизлияние в левую плевральную полость 500 мл (левосторонний гемоторакс), двойной локальный перелом тела грудины. Реактивные изменения в области повреждений (перифокальный отек с единичными лейкоцитами) указывают на то, что травма груди причинена прижизненно, в пределах 30 минут до наступления смерти. Закрытая травма груди причинила тяжкий вред здоровью потерпевшей. по признаку опасности для жизни. В прямой причинно — следственной связи с наступлением смерти травма груди не состоит.

— множественные кровоподтеки и ссадины на лице (не менее 12) и волосистой части головы; кровоподтеки в области левого локтевого сустава и на задней поверхности левой кисти. Все кровоподтеки и ссадины на голове и левой верхней конечности причинены многочисленными (не менее чем 16) скользящими и ударными воздействиями тупого твердого предмета с относительно ограниченной травмирующие поверхностью, в пределах 1 1,5 часов до наступления смерти.

Преимущественное направление травмирующих воздействий было спереди назад, а взаимное расположение как каждое в отдельности так и все в совокупности, в причинно следственной связи с наступлением смерти не состоят и квалифицирующих признаков причинения вреда её здоровью не имеют (т. 1, лист дела 173-180);

— заключение эксперта устанавливающее, что в соскобе вещества бурого цвета, изъятого с места происшествия, обнаружена кровь человека, которая могла произойти от потерпевшей (т. 1, лист дела 195-196);

— заключение эксперта устанавливающее, что на фрагменте обоев, изъятом в ходе осмотра места происшествия, обнаружена кровь человека, которая могла произойти от потерпевшей т. 1, лист дела 203-204);

— заключение эксперта устанавливающее, что на наволочке, изъятой и представленной на экспертизу, обнаружена кровь человека, которая могла произойти от потерпевшей (т. 1, лист дела 211-214).

У суда нет оснований не доверять показаниям потерпевшей П. и свидетеля, поскольку они последовательны и непротиворечивы, согласуются между собой и с другими материалами дела, подтверждаются рапортами сотрудников полиции об обнаружении признаков преступления по факту смерти, протоколом явки с повинной, протоколом проверки показаний на месте, в ходе которого подсудимый Г. показал где и каким образом он совершил убийство, протоколом осмотра места совершения преступления, в результате которого были изъяты соскобы вещества бурого цвета, вещественными доказательствами, судебно-медицинской экспертизы трупа заключениями биологических судебных экспертиз. В связи с выше изложенным, суд основывает приговор на показаниях потерпевшей и свидетеля.

Анализируя все обстоятельства уголовного дела и доказательства в совокупности суд находит виновность подсудимого Г. доказанной.

Действия подсудимого Г. суд квалифицирует по ч.1 ст. 105 УК РФ, поскольку он совершил убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку из неприязненных отношений.

Г. имея умысел на убийство, нанес ей множественные удары руками и ногами в область головы, тела и конечностей, причинив потерпевшей телесные повреждения:

множественные кровоподтеки и ссадины на лице и волосистой части головы, кровоподтеки в области левого локтевого сустава и на задней поверхности левой кисти, которые как каждое в отдельности, так и все в совокупности, в причинно следственной связи с наступлением смерти ФИО60 не состоят и квалифицирующих признаков причинения вреда её здоровью не имеют;

а также, телесные повреждения, составляющие комплекс закрытой травмы груди: распространенные кровоподтеки на передней поверхности груди в верхней половине, массивное кровоизлияние в клетчатку переднего средостения, кровоизлияние в эпикардиальную клетчатку передней стенки левого желудочка, множественные конструкционные переломы ребер с обеих сторон, кровоизлияния под легочную плевру обоих легких, разрыв левого легкого, кровоизлияние в левую плевральную полость, двойной локальный перелом тела грудины, которая (закрытая травма груди) причинила тяжкий вред здоровью;

а также, телесные повреждения, образующие комплекс закрытой травмы шеи: множественные полосовидные и полулунные ссадины на передней и боковой поверхностях шеи, распространенные кровоизлияния в жировой клетчатке передней и боковых поверхностей шеи и под капсулой левой доли щитовидной железы, кровоизлияние в слизистую оболочку гортани, конструкционные переломы левого большого рога подъязычной кости и пластин щитовидного хряща, при этом закрытая травма шеи привела к развитию механической странгуляционной асфиксии

Об умысле подсудимого направленного на убийство, свидетельствует то обстоятельство, что после избиения руками и ногами лежащей на полу потерпевшей, подсудимый не остановился, а продолжил свои действия, при этом, действуя целенаправленно, с целью убийства, используя свое физическое превосходство против престарелой потерпевшей, сдавил шею потерпевшей пальцами рук и стал ее душить, при этом душил до тех пор, пока не услышал, что потерпевшая захрипела. Поведение подсудимого непосредственно после совершения преступления, направленное на сокрытие улик совершения преступления (свою одежду, находящуюся в крови он положил в стиральную машину), кроме того, не оказание потерпевшей необходимой помощи, также свидетельствует об умысле подсудимого на убийство потерпевшей.

Оценивая показания подсудимого о том, что умысла на убийство потерпевшей у него не было, суд находит их не состоятельными, поскольку как в ходе предварительного следствия, так в ходе судебного следствия добыты доказательства подтверждающие наличие у подсудимого умысла на совершение убийства потерпевшей.

Так, из протокола явки с повинной, который собран с соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства, не оспаривался подсудимым, следует, что подсудимый сообщил как убил потерпевшую путем удушения, что удушение он произвел путем сдавливания горла руками, отчего потерпевшая скончалась на месте, что свою вину он полностью признает ( том 1, лист дела 80-81).

Согласно протокола проверки показаний на месте, оснований не доверять которому у суда не имеется, поскольку он отвечает требованиям уголовно-процессуального законодательства, Г.подробно рассказал и показал где и каким образом он совершил убийство том 1, лист дела 93-105);

В ходе предварительного следствия Г. показал, что он душил потерпевшую руками, пока она не успокоилась и не захрипела, затем, оставив лежать на полу потерпевшую, он закрыл дверь в комнату и пошел спать, при этом, свои вещи, которые были в крови, он положил в стиральную машину, так как испугался, что на нем будут следы преступления. Данные показания подсудимый подтвердил в полном объеме будучи допрошенный в качестве обвиняемого в присутствии защитника. Замечаний к протоколам допроса Г. со стороны подсудимого и его защитника не поступило.( том 1,лист дела 89-92, 109-112, 123-126).

Исходя из изложенного выше, с учетом объективных данных установленных в ходе предварительного следствия и исследованных в судебном заседании, суд находит, что доказательств того, что у подсудимого не было умысла направленного на убийство потерпевшей, как это показывает подсудимый, ни в ходе предварительного следствия, ни в ходе судебного следствия добыто не было.

Подсудимому Г. проводилась амбулаторная первичная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, по заключению которой, в период, относящийся к инкриминируемому ему деянию Г. каким-либо хроническим психическим заболеванием не страдал и не страдает в настоящее время, а обнаруживает синдром зависимости от алкоголя.

Г. не обнаруживал и признаков временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики, а находился в состоянии простого алкогольного опьянения и мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики у Г. в настоящее время нет. В момент совершения инкриминируемого ему деяния Г. не находился в состоянии физиологического аффекта.(т. 1, лист дела 246-248).

У суда нет оснований не доверять заключению экспертов, поскольку оно собрано с соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства, экспертами с большим стажем работы, эксперты предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ, в связи с чем, суд признает подсудимого Г. в отношении инкриминируемого ему деяния, вменяемым.

Согласно ст. 60 УК РФ при решении вопроса о наказании суд обязан учитывать характер и степень общественной опасности содеянного, личность виновного, обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Назначая подсудимому наказание, суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, которое, согласно ст. 15 УК РФ, относится к категории особо тяжких, а также, данные о личности: подсудимый не имеет судимости (т. 1, лист дела 129-133), (том 1 лист дела 139-140), по месту жительства характеризуется как лицо злоупотребляющее алкоголем (том 1 лист дела 142), а также, учитывает явку с повинной ( том 1, лист дела 80-81).

Анализируя все обстоятельства уголовного дела в совокупности, учитывая, что подсудимый совершил преступление, относящее к категории особо тяжких против жизни и здоровья человека, что подсудимый совершил преступление против потерпевшей имеющей престарелый возраст, суд приходит к выводу, что наказание должно быть в виде лишения свободы без дополнительного вида наказания с отбыванием, в соответствии с требованиями п.в ч.1 ст. 58 УК РФ, в исправительной колонии строгого режима, не находя оснований для применения статей 64,73 УК РФ.

Вместе с тем, при назначении наказания суд учитывает, что подсудимый не имеет судимости.

В качестве смягчающего наказание обстоятельства в соответствии с п. И ч.1 ст. 61 УК РФ суд признает явку с повинной и при назначении наказания руководствуется правилами ч.1 ст. 62 УК РФ.

Отягчающих наказание обстоятельств в соответствии со ст. 63 УК РФ судом не установлено.

На основании изложенного и руководствуясь статей 307,308 и 309 УПК РФ, приговорил:

Признать Г. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок ДЕВЯТЬ лет ШЕСТЬ месяцев без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбытия наказания исчислять с даты задержания.

Меру пресечения Г. до вступления приговора в законную силу оставить заключение под стражу.

В случае если будет подана апелляционноя жалоба, приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным в тот же срок со дня вручения копии приговора, приэтом осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, а также, поручать осуществление своей защиты избранному им защитнику, либо ходатайствовать перед судом о назначении защитника.

Прокуратура информирует- Убийство на почве личных неприязненных отношений

Государственным обвинителем Зюзинской межрайонной прокуратуры г. Москвы в Зюзинском районном суде г. Москвы поддержано обвинение по уголовному делу в отношении Назарова Б.Б., являющегося уроженцем Республики Кыргызстан, женатого, имеющего двоих несовершеннолетних детей, проживающих по месту регистрации в Республике Кыргызстан, не работающего, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст.105 ч. 1 УК РФ.

Приговором суда установлено, что Назаров Б.Б.ховершил убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

Так, в январе 2013 года, находясь в квартире на улице Маршала Савицкого в г. Москве, около часа ночи, будучи в состоянии алкогольного опьянения, имея умысел на убийство своей сожительницы Л.З., возникший в ходе ссоры на почве личных неприязненных отношений, приискав в качестве орудия преступления утюг и нож, нанёс потерпевшей не менее восьми ударов утюгом в область головы и лица и не менее двух ударов ножом в область шеи и лица, причинив тем самым тяжкий вред здоровью, повлекший смерть JI.3.

Проснувшись около пяти утра, обнаружив лежащую на полу в комнате потерпевшую без признаков жизни, Назаров Б.Б. позвонил в службу спасения и сообщил о смерти Л.З., указав при этом, что не знает, кто ее убил. Затем, сняв с себя рубашку и трико, на которых имелись следы крови, выкинул их в мусорный контейнер, расположенный рядом с домом. К приезду сотрудников полиции он переоделся в другую одежду.

Государственный обвинитель поддержал обвинение в . полном объеме, просил признать подсудимого виновным в инкриминируемом преступлении и назначить ему справедливое наказание.

Суд согласился с мнением государственного обвинителя о доказанности вины Назарова Б.Б.. Тщательно выяснив все обстоятельства дела, установив мотив убийства, оценив в совокупности все собранные по делу доказательства, пришёл к убеждению о том, что вина Назарова Б.Б. в совершении преступления материалами дела установлена и доказана полностью и правильно квалифицирована по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

При назначении наказания Назарову Б.Б. суд учёл характер, тяжесть и общественную опасность совершённого им преступления, данные о личности подсудимого, который ранее не судим, , по месту регистрации характеризуется положительно, имеет на иждивении двоих несовершеннолетних детей, в ходе расследования уголовного дела написал явку с повинной, в судебном заседании раскаялся в содеянном, обстоятельств, отягчающих наказание подсудимого, судом не установлено.

Суд признал Назарова Б. Б. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.105 4.1 УК РФ, и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

За убийство на почве неприязненных отношений житель Аксайского района осужден на 15 лет лишения свободы

Прокуратура области поддержала государственное обвинение по уголовному делу по обвинению Сычева Константина. Суд признал его виновным в убийстве и краже (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ и п.п. «а, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ).

Установлено, что Сычев в ноябре 2004 года, находясь в гараже, расположенном в г. Ростове-на-Дону, в садовом товариществе «Пригородное лесничество», в ходе совместного распития спиртных напитков с Савощенко Ю. (осужденного за эти же действия в декабре 2005 г. к 16 годам лишения свободы) и потерпевшим, на почве личных неприязненных отношений избили и нанесли удары ножом в различные части тела и голову потерпевшему. Пытаясь спасти свою жизнь, мужчина укрылся под металлическим верстаком, однако злоумышленники силой вытащили его, после чего Сычев нанес ему удар металлическим прутом в область головы.

После совершения убийства Сычев и Савощенко положили труп в мешок и вывезли в рощу, расположенную рядом с пригородным лесничеством, где выбросили в мусорную яму.

На протяжении 7 лет Сычев находился в розыске.

Они же завладели вещами потерпевшего, которые носили по очереди.

Приговором Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 21.12.2011 г. Сычеву по совокупности преступлений назначено наказание сроком на 15 лет лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Преступление на почве неприязненных отношений

Отличие признаков «личные неприязненные отношения» и «хулиганские побуждения» — важный фактор для правильной квалификации уголовных

Прокурору Тверской области

от адвоката коллегии адвокатов «Трепашкин

и Партнеры» города Москвы

Трепашкина Михаила Ивановича,

рег.№ 77/5012 в реестре адвокатов

гор.Москвы, адрес коллегии адвокатов:

125047, гор.Москва, Триумфальная пл.,

дом 1, стр.1, офис 316, тел. 8 (499) 250-

85-30, адрес для корреспонденции: …

в защиту обвиняемого Харука Виталия

Алексеевича (ордер в деле имеется)

По уголовному делу № 2000087

Неправильное применение уголовного закона

на незаконное возбуждение уголовного дела

по п. «д» ч.2 стю.112 УК РФ

Город Москва 26 мая 2014 года

Прошу Вашего реагирования в связи с незаконным возбуждением 21 июня 2012 года ОД МО МВД России «Краснохолмский» УМВД России по Тверской области уголовного дела № 2000087 в отношении жителя города Москвы бывшего сотрудника полиции Харука Виталия Алексеевича по п. «д» ч.2 ст.112 УК РФ при отсутствии признаков указанного состава преступления.

1. Как усматривается из материалов уголовного дела, в частности, из показаний непосредственных участников происшествия, включая потерпевшего Рязанцева А.А., 11 июня 2012 года около 3 часов ночи у кафе «Встреча», расположенного в д.22/2 на улице Коммунистической города Красного Холма Тверской области, завязалась драка, участниками которой, наряду с другими лицами, были потерпевший Рязанцев А.А. и обвиняемый по данному делу Харук В.А.

Все указывают на то, что драку завязал потерпевший Рязанцев А.А., которому показалось, что к его жене «пристают».

Чтобы остановить Рязанцева А.А., который угрожающе двигался в ходе драки в сторону Харука В.А., чтобы нанести удары из-за ревности к жене, Харук В.А. после предупредительных выстрелов в асфальт применил травматический пистолет, в результате чего Рязанцев А.А. получил перелом 4 и 5 пястных костей правой кисти.

Эти два факта — неопровержимы.

О том, что Харук В.А. применил травматический пистолет в ходе драки (то есть на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, а не из хулиганских побуждений) подтверждается следующими доказательствами:

— показаниями потерпевшего Рязанцева А.А. (том 1 л.д.147-159, 166-168);

— показаниями свидетеля Рязанцевой О.Н., жены потерпевшего (том 1 л.д.92, 186-187);

— показаниями свидетеля Якуповой Н.Н. (том 1 л.д.194-198);

— показаниями свидетеля Забелина И.Н. (том 1 л.д.202-203);

— показаниями свидетеля Парменова М.В. (том 1 л.д.204);

— показаниями свидетеля Баталова А.В. (том 1 л.д.220-221);

— показаниями свидетеля Крылова А.Л. (том 1 л.д.228-231);

— показаниями свидетеля Шевченко В.С. (том 1 л.д.232-234);

— показаниями свидетеля Давыдова А.В. (том 1 л.д.235-236);

— показаниями обвиняемого Харука В.А. (том 2 л.д.120-121) и др.

Вот выдержка из протокола допроса свидетеля-очевидца Баталова А.В. :

«…Я подошел к Крылову А. и Рязан­ цеву А. и спросил, что у них случилось. Крылов А. сказал, что у них все нор­ мально. После этого я отошел в сторону и ждал такси. Рязанцев А. по отно­шению к Крылову А. вел себя агрессивно. Я минут через 5 снова подошел к Рязанцеву А. и Крылову А. и спросил все ли у них нормально, при этом я по­ просил Рязанцева А. отойти и успокоиться, так как понимал, что между ним и Крыловым А. назревает конфликт. При этом Рязанцев А. и я схватили друг друга за верхнюю одежду в области груди и слегка потрясли друг друга. Кто из нас первым схватился не помню, но ни я ни Рязанцев А. друг другу телес­ных повреждений не причиняли, то есть не дрались. В этот момент я увидел, что супруга Рязанцева А. начала драться с другой девушкой, данную девуш­ ку я не знаю. Рязанцева и девушка схватились друг другу за волосы. Разни­ мал ли Крылов А. дерущихся девушек в момент драки, не помню. Увидев эту драку Рязанцев А. начал бегать возле кафе размахивал кулаками, при этом Рязанцев А. был уже с голым» торсом. Рязанцев А. просто бегал по дороге, кричал, размахивал руками и при этом я не видел, чтобы к нему кто-то под­ ходил или он к кому то подходил. Чтобы Крылов А. дрался с Рязанцевым А. я такого не видел. Когда дрались между собой Рязанцева и другая девушка, я видел как Молодой парень который был с Крыловым А. достал пистолет и выстрелил в землю под ноги Рязанцева А., один или два Раза, Рязанцев А. пошел на данного парня и тогда Парень выстрелил несколько раз в Рязанцева А ., но сколько раз он выстрелил в Рязанцева А. не помню, в это время к кафе подъехало такси и я сел в него и поехал домой …».

Вот выдержка из протокола допроса еще одного свидетеля-очевидца Давыдова А.В.:

«… Когда мы стояли с Крыловым Анд реем я увидел, что около проезжей части напротив нас стали_драться две девушки, мне ранее не знакомые. Из-за чего у них возник конфликт, мне не известно. Крылов Андрей подошел к девушкам и стал их разнимать. Девушки дрались на асфальтном покрытии дороги. После этого к Крылову подошел молодой человек, которому в последующем я узнал, что фамилия Рязанцев. Рязанцев подошел к Крылову со стороны кафе «Встреча». Его так называли окружающие люди, присутствующие около кафе «Встреча». Я в это время стоял в стороне, на том же самом месте, которое указывал ранее. Но обозрение для меня было хорошее, для меня был хорошо виден и Рязанцев и Крылов Андрей. Когда Крылов разнимал .ушек к нему подошел Рязанцев с правой стороны. Он полез на него драться. В моем понятии полез драться, он стал на Крылова замахиваться кулаками. . Крылов отстранил его рукой, думаю, что правой. После этого Рязанцев нанес Крылову удар в область лица кулаком руки, какой именно сказать не могу. Я могу пояснить, что Рязанцев был сильно пьян . Это было видно по его шатающейся походке. Так же могу пояснить, что Рязанцев был с голым тор сом. После того как Рязанцев нанес удар Крылову Андрею в область лица кулаком, Кр ылов стал от него отодвигаться, а Рязанцев следовал за ним, при этом пытался снова нанести удары Крылову. Так они прошли порядочное расстояние я увидев это и решил пре дотвратить противоправные действия Рязанцева. Я подошел ближе к Крылову и сказал, ему: « Андрей, нё связывайся с этим человеком». Против Рязанцева ничего не имею. Я его л знаю только на лицо. Сказав вышеуказанную фразу, я Андрея отвел в сторону. чуть сыне от кафе и оттого места, где мы находились около ступенек. Когда я и Андрей отошли». видел, что у Рязанцева произошел конфликт с другим молодым человеком, как его имя мне не известно, знаю только, что он житель г. Красный Холм, так как я его ранее неоднократно видел в г. Красный Холм. Я отчетливо видел, что данный молодой человек, с кот орым у Рязанцева произошел конфликт несколько раз нанес у дары кулаком в область лица Ряз анцеву и я видел как один удар был нанесен в область левого уха. Я отошел, и что происхо дило дальше, я не видел. Крылова рядом со мной уже не было. Где он был мне не мн е не известно. Позже я увидел, что у Рязанцева произошел конфликт с другим молодым чело веком, на вид где — то около 35 лет, но точно утверждать не буду. Я видел, что Рязанцев на данного молодого человека драться, я могу отметить, что тогда на нем уже была футболк а, какого цвета я сказать не могу, но думаю, что темного цвета . В последующем я вид ел, что тот молодой человек держа в руки предмет похожий на пистолет, по моему в пр авой руке, но точно утверждать не буду произвел два выстрела в землю. Я в этот момент сто ял уже около проезжей части напротив входа в кафе «Встреча»» чуть правее. Мне было все пре восходно видно. Рязанцев был около входа в кафе, при этом двигался на этого молодого чело века, а этот молодой человек стоял на углу здания. Точно я сказать не могу, но пре дполагаю, что около стены здания стоял какой — то автомобиль, какой марки пояснить не могу. Но точно этого не утверждаю. Так же не могу точно сказать был ли кто там из людей. Пос ле того как молодой человек произвел два выстрела в землю, Рязанцев не останавливаясь продолжал двигаться на данного молодого человека. Я не могу сказать, было ли чего при этом Рязанцева в руках. После этог o я видел, как молодой человек стал производитъ выстрелы в Рязанцева …».

Таким образом, не менее 12 свидетелей-очевидцев показывают, что применению травматического оружия Харуком В.А. предшествовала драка, затеянная потерпевшим Рязанцевым А.А. из-за ревности к жене .

При таких обстоятельствах неправомерно и незаконно возбуждать уголовное дело по признакам п. «д» ч.2 ст.112 УК РФ, ибо отсутствует квалифицирующий признак «из хулиганских побуждений». Можно вести речь лишь о возникновении личных неприязненных отношений, что всегда бывает в ходе возникшей драки.

В данной жалобе я не касаюсь вопроса правомерности либо неправомерности применения травматического оружия, ибо это обстоятельство требует более тщательного анализа материалов дела.

В данной жалобе я поднял вопрос неправильного применении нормы УК РФ, что лежит на поверхности и не требует столь тщательной проверки.

2. Следовательно, даже если признать Харука В.А. виновным по статье 212 УК РФ, то очевидно одно: были личные неприязненные отношения, возникшие в драке, затеянной Рязанцевым А.А. из-за жены (сам потерпевший показывает, что якобы из-за приставания Харука В.А. к его жене).

Следователю перед предъявлением Харуку В.А. обвинения следовало бы открыть учебник уголовного права России, теория которого гласит:

«…Личные неприязненные отношения чаще возникают между знакомыми людьми, но нередко они возникают и между незнакомыми. Они имеют два обязательных признаках. Во-первых, они — личные, т.е. не относятся к сфере производственной общественной жизни. Во-вторых, отношения должны быть неприязненными (недружелюбными, враждебными, конфликтными). Разграничение здесь возможно в основном по субъективной стороне состава преступления – мотиву».

«Понятие «хулиганские побуждения» раскрыто в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2007 № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских преступлениях», согласно п.12 которого, под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода. В случае совершения виновным насильственных действий в ходе ссоры либо драки необходимо выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован для использования его в качестве повода к совершению противоправных действий. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а также в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, лицо не подлежит ответственности за совершение в отношении такого потерпевшего преступления из хулиганских побуждений. Также необходимо отметить, что органы следствия и дознания часто не могут верно установить наличие или отсутствие хулиганских побуждений и видят их там, где их нет …».

« Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам » (данный судьями Верховного Суда РФ по Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений») гласит:

«Под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода, и выражающие пренебрежительное отношение виновного лица к нормам человеческого общежития.

При этом для правильного установления указанных побуждений в случае совершения виновным насильственных действий в ходе ссоры либо драки необходимо выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован для использования его в качестве повода к совершению противоправных действий.

Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, то лицо не подлежит ответственности за совершение в отношении такого потерпевшего преступления из хулиганских побуждений ».

Пункт 12 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. N 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений » гласит:

« Под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода. При этом для правильного установления указанных побуждений в случае совершения виновным насильственных действий в ходе ссоры либо драки судам необходимо выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован для использования его в качестве повода к совершению противоправных действий. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, лицо не подлежит ответственности за совершение в отношении такого потерпевшего преступления из хулиганских побуждений.

Причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести или совершение убийства по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы при отсутствии иных признаков преступления, предусмотренного статьей 213 УК РФ, следует квалифицировать по соответствующим статьям, частям и пунктам Уголовного кодекса РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности (например, по пункту «е» части 2 статьи 112 УК РФ)».

По деяниям, аналогичным вмененным Харуку В.А. высшие судебные инстанции неоднократно отменяли приговоры из-за необоснованного вменения признака «из хулиганских побуждений» (см. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 5 июня 2013 г. № 1-ПК13 и др.). Копии этих судебных решений будут представлены по необходимости.

Таким образом, очевидно, что Харуку В.А. вменен признак «из хулиганских побуждений» незаконно, в противоречие с разъяснениями Верховного суда России, данными на основании статьи 126 Конституции Российской Федерации.

Данное ходатайство я излагаю пока коротко, надеясь на надлежащую юридическую квалификацию сотрудников прокуратуры.

Прошу также обратить внимание, что органы предварительного расследования положили в основу обвинения не показания участников происшествия, включая и потерпевшего Рязанцева А.А., а показания некоторых свидетелей, не видевших момента драки (они обратили внимание на происходящее лишь услышав выстрелы из травматического пистолета).

Все изложенное дает основания после изучения материалов дела возвратить его органам предварительного расследования для перепредъявления обвинения в целях исключения признака «из хулиганских побуждений», который вменен по юридическому недоразумению только из-за того, что следователи плохо знают содержание Постановления Пленума Верховного Суда РФ.

Кроме того, мой подзащитный утверждает, что материалы дела готовились и решение о возбуждении уголовного дела против него принималось лицами, находящимися в родственных и приятельских отношениях с потерпевшим Рязанцевым А.А.

Из-за ошибки в квалификации и косвенной заинтересованности следствия оставить очевидно неправильную, натянутую квалификацию, может потерпеть человек, не совершивших именно указанного деяния.

На основании изложенного, руководствуясь ст.45 Конституции Российской Федерации, Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации, ст.37 УПК РФ, —

1. Поручить провести проверку изложенных в жалобе фактов и обстоятельств дела.

2. Потребовать приведения обвинения в соответствие с федеральным законом — Уголовным кодексом Российской Федерации, то есть переквалифицировать вменяемое Харуку В.А. деяние с п. «д» ч.2 ст.112 УК РФ на ч.1 ст.212 УК РФ, чтобы дело было направлено в суд с соблюдением подсудности.

3. Проверить факты коррупционной составляющей при решении вопроса о возбуждении уголовного дела за счет родственных связей потерпевшего и лиц, принимавших решение о возбуждении данного дела.

Смотрите так же:

  • Приказ минздравсоцразвития рф 706н Приказ Минздравсоцразвития от 23 августа 2010 г. № 706н Краткое описание - Об утверждении правил хранения лекарственных средств Об утверждении правил хранения лекарственных средств Приказ минздравсоцразвития рф 706н В соответствии со статьей 58 Федерального […]
  • Глава 30 купля продажа Глава 30. КУПЛЯ-ПРОДАЖА Комментарий к главе 30 1. Договор купли-продажи - один из наиболее распространенных видов договора в хозяйственном обороте. Семь видов этого договора урегулировано в § 2 - 8 комментируемой главы ГК. Существенно обогатилось по […]
  • Приказ 276 от 23062014 Приказ Министерства образования и науки РФ от 7 апреля 2014 г. N 276 "Об утверждении Порядка проведения аттестации педагогических работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность" Приказ Министерства образования и науки РФ от 7 апреля 2014 […]
  • Приказ 531 от 30092011 Законодательная база Российской Федерации Бесплатная консультация Федеральное законодательство Главная ПРИКАЗ Минэкономразвития РФ от 30.09.2011 N 531 "ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ТРЕБОВАНИЙ К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ПЛОЩАДИ ЗДАНИЯ, ПОМЕЩЕНИЯ" "Российская газета", N 254, […]
  • Заявление о выписки с места жительства 4 способа выписки из квартиры — выберите свой Статья обновлена: 15 мая 2018 г. Представляем Вам 4 способа выписки из квартиры – путем прописки по новому месту жительства, выписаться “в никуда”, по доверенности и через портал “Госуслуги”. Советуем прочитать […]
  • Российский закон об ао Федеральный закон "Об АО" Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ"Об акционерных обществах" С изменениями и дополнениями от: 13 июня 1996 г., 24 мая 1999 г., 7 августа 2001 г., 21 марта, 31 октября 2002 г., 27 февраля 2003 г., 24 февраля, 6 апреля, […]
  • Проверит уплаченные налоги Долги и выезд за границу Как проверить есть ли долги перед судебными приставами Выезд за границу должникам может быть ограничен Службой судебных приставов. Чтобы избежать неприятных ситуаций на границе, чтобы отдых не был сорван, и деньги не были потрачены […]
  • Нотариус в новогиреево адреса Нотариус Вербицкая Лариса Яковлевна +7 (499) 653-60-72 доб. 342 – Москва и МО Телефон нотариуса: +7(495)3058437 Адрес: Федеративный просп., 48, к. 1, каб. 27 График работы: Будни 10-17. Вых. - не работает Лицензия №000106 от 30.06.1993 Приказ №67-ч от […]