Приказ ни шагу назад 1942 год

Приказ № 227 («Ни шагу назад!»)

В мае 1942 г. Красная Армия потерпела серьезные поражения под Керчью, советские войска оставили Керченский полуостров. Красной Армии вермахт нанёс поражение под Харьковом. 4 июля, несмотря на героизм защитников, был сдан Севастополь, Крым оказался в руках врага. Не менее сложная обстановка для советского командования сложи­лась и на восточном направлении. Для его прикрытия был создан Сталинградский фронт под командованием маршала Тимошенко С.К.

В этих условиях Нарком обороны СССР подписал 28 июля 1942 г. приказ № 227 («Ни шагу назад!»), суть которого концентрировалась в трех словах: пора кончить отступление. Необходимо было укрепить ор­ганизованность и дисциплину в войсках. «От­ступать дальше — значит загубить себя и вместе с тем нашу Родину», — говорилось в приказе.

В приказе подчеркивалось, что после потери Украины, Белоруссии, Прибалтики и западных обла­стей России у СССР уже нет преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба, каждый новый кло­чок оставленной территории будет всемерно усиливать врага и ослаблять оборону страны. Дальнейшее отступление озна­чало бы гибель Родины. Если в июле 1941 г. Сталин заявлял, что «наши средства неисчислимы», то год спустя он оценивал ситуацию иначе:

«…Наши средства небезграничны. Террито­рия Советского Союза — это не пустыня, а люди, рабочие, крестьяне, интеллигенция, наши отцы, матери, жены, братья, дети. Территория СССР, которую захватил и стремится за­хватить враг, — это хлеб и другие продукты для армии и тыла, металл и топливо для промышленности, фабрики, за­воды, снабжающие армию вооружением и боеприпасами, же­лезные дороги». Суровая правда о нависшей над страной опасности сочеталась в приказе с умолчанием об истинных причинах возникновения этой ситуации. Ничего не сказано о просчетах Верховного Главнокомандующего, приведших к катастрофе.

Как всегда, главных виновников нашли в «низах»: в ро­тах, батальонах, полках и дивизиях, где, по мнению Сталина И.В. не было твердого порядка и дисциплины. Сославшись на то, что в вермахте после введения штрафных подразделений и заградительных отрядов значительно улучшилась дисципли­на и боеспособность войск, Сталин И.В.распорядился перенести этот опыт в Красную Армию и приказал сформировать для провинившихся солдат и офицеров штрафные роты и баталь­оны, которые должны сражаться на самых трудных участках фронта.

Приказ конкретно определял: «Сформировать в пределах фронта от одного до трех штрафных батальонов (по 800 человек) для старшего и среднего разжалованного комсостава, чтобы в более трудных условиях искупили свою вину кровью». «Сформировать в пределах каждой армии от 5 до 10 штрафных рот (от 150 до 200 чел. в каждой), куда направлять рядовых и младших командиров, чтобы в более трудных условиях дать им возможность искупить свою вину перед Родиной кровью».

Если считать по приказу № 227 количество офицеров, разжалованных в штрафбатах максимально по фронту, то это составляет 3×800, т.е. 2400 чел. Если считать приведенное количество штрафников в штрафротах в пределах фронта, то это должно составлять максимум до 6 тыс. чел. Сами по себе цифры планировавшихся наказаний людей — гигантские. Но если считать среднее армейское соотношение офицеров и рядовых около 20-30 рядовых на одного командира, то соотношение планируемых штрафников офицеров (командиров) во много раз превышает штрафников рядовых. Видимо, в тот период Сталин И.В. всю вину возлагал на командиров и не против был заменять их в ходе войны, что фактически и имело место.

В атаку! Юго-Западный фронт, 1943 г.

После выхода приказа № 227 любое отступление без распоряжения командования объявлялось предатель­ством Родины, а заградительные отряды, располагавшиеся за спиной воюющих бойцов, имели право расстреливать на месте отступающих.

Приказ наркома обороны № 227 сыграл большую роль в укреплении дисциплины и организованности на фрон­те. К сожалению, наряду с дей­ственными мерами наведения порядка и поднятия боевого духа в ар­мии и на флоте, приказом предусматривалось введение жестких реп­рессивных мер в отношении основной массы военнослужащих: фор­мирование (из числа провинившихся) штрафных батальонов для ве­дения боевых действий на самых тяжелых участках фронта, создание заградительных отрядов с целью предотвращения отступления войск, применение жестоких мер наказания, вплоть до расстрела на месте, к лицам, нарушившим приказ «ни шагу назад». «Штрафные батальоны и роты появились в сентябре 1942 г… За всю войну на всех фронтах было всего 65 штрафных батальонов и 1037 штрафных рот. Но не одновременно! С 1942 по 1945 гг.» (Журнал «Родина», №6, 2011, с. 53).

В штрафбат отправляли не только провинившихся, но и наиболее отличившихся в боях командиров. Помимо штрафников там служил постоянный состав, зачастую — реально лучшие офицеры. У командира батальона была дисциплинарная власть командира дивизии. Срок выслуги в званиях сокращался командирам в штрафбатах наполовину. Каждый месяц службы в постоянном составе штрафбата засчитывался при назначении пенсии за шесть. Это был не не лёгкий трамплин для армейских карьеристов: командовать штрафбатами было в шесть раз сложнее и в шесть раз опаснее. Но приказ есть приказ.

Из воспоминаний Пыльцына А.В., в 1943-м — старшего лейтенанта и комвзвода в 8-м отдельном штрафном батальоне: «Что же касается «трудных участков», то на войне лёгких и неопасных боевых задач не бывает… Когда наш штрафбат на заключительном этапе операции «Багратион» совместно с другими соединениями замыкал клещи окружения немецких войск в районе Бреста, то и штрафники, и гвардейцы бок о бок стояли насмерть. И кому здесь было труднее, кто больше положил жизней во имя грядущей Победы, ответить, пожалуй, никто не возьмётся. Провоевав в штрафном батальоне с 1943 года до конца войны, я смею утверждать, что никогда за нашим штрафбатом не было заградотрядов или других устрашающих сил.

По приказу № 227 заградотряды создавались для того, чтобы выставлять их в тылу «неустойчивых дивизий». А штрафбаты оказались исключительно стойкими и боеспособными, и заградотряды в тылу этих частей были просто не нужны. Конечно, я не могу говорить обо всех штрафных подразделениях, однако после войны я встречался со многими воевавшими в штрафбатах и в штрафных ротах и ни разу не слышал о заградотрядах, стоящих за ними». Кадровые офицеры после ранений могли — так же как и штрафники — подавать рапорт на перевод и переходить в регулярные части.

В условиях маневренной войны буквальное выполнение приказа «ни шагу назад» сковывало инициативу командиров, лишало части возможности маневра, вело к не­оправданным потерям, позволяло противнику окружать вой­ска. Что касается штрафных рот (для рядо­вых и сержантов) и батальонов (для ко­мандиров и политработников), не стоит пре­увеличивать их значение. Они действительно использова­лись на самых трудных участках при прорыве обороны противника, но из-за своей малочисленности не могли играть сколько-нибудь заметную роль в войне.

Отдельные командующие уже в первые месяцы войны начали создавать штрафные части. После выхода приказа — это стало системой. Каждая армейская группа должна была иметь до трех штрафных батальонов для командного и старшего сержантского состава, виновных в трусости и преступлениях подобного рода, каждая армия — до десяти штрафных рот для наказания виновных солдат и младшего сержантского состава, Эти части, сформированные из штрафников, должны были сражаться на самых трудных участках фронта, так, чтобы они имели возможность кровью смыть свои преступления перед Родиной.

Служба в штрафных частях могла продолжаться от одного до трех месяцев. До назначения в штрафную роту солдаты или командиры должны были сдать все награды, которые сохранялись до их возвращения к прежним обязанностям. Независимо от имевшихся у них рангов в штрафных частях они должны служить как штрафники-рядовые, но могли дослужиться до сержанта. Их семьи должны были получить финансовое довольствие в тех размерах, которые им полагались.

До сих пор многие ветераны не верят в существование штрафных эскадрильей. Однако было, было… Основания, чтобы попасть в штрафную эскадрилью — те же, а вот вернуться в часть из них позволяли только число и итоги боевых вылетов. Показательна судьба военного лётчика Григория Потлова. В августе 1942 г. он вернулся на аэродром с полной бомбовой нагрузкой. Командир авиадивизии усмотрел здесь трусость. И сдал Потлов на хранение свой орден Красного Знамени, а сам отправился в штрафную эскадрилью. Здесь совершил два боевых вылета в качестве ведомого, два — ведущим звена и восемь — ведущим группы. Провёл в штрафниках почти четыре месяца — не три, как было бы на земле.

Надо отметить, что заградительные отряды действовали ещё с 1941 г. Ветераны и некоторые историки утверждают, что заградительные отряды никогда не стреляли беспорядочно по отступавшим солдатам. Несмотря на данные им права, их численность была слишком неболь­шой по сравнению с численностью армии в целом, и не удивительно, что многие ветераны говорят, что никогда не видели их в действии.

Но, например, Александр Яковлев, соратник Горбачева, участвовал в одном инциденте в качестве моло­дого бойца морской пехоты на Волховском фронте к северу от Москвы в мае 1942 г. «Мы, моряки, как солдаты пользовались внушающей страх репутацией. Нас называли «черными дьяволами». Однажды ночью двум нашим батальонам морской пехоты был дан приказ отойти с пере­довой. К счастью, немцы не знали об этом, потому что целый участок фронта оказался незащищенным. Нас привезли ночью в близлежащую деревню. Мы окопались и установили пулеметы против опушки начи­навшегося за деревней леса.

Дивизия войск НКВД состоявшая из моби­лизованных милиционеров, попала в панику на передовой. Вскоре они в беспорядке появились из леса. Наш комиссар по фамилии Ксендз при­казал нам стрелять над их головами. Сам он через громкоговоритель кричал беглецам, чтобы они залегли. Они сделали это, и таким образом удалось прекратить панику. Тогда Ксендз разбил людей по взводам и ротам, собрал их командиров и послал назад на передовую. Никто из них не пострадал, но он сказал им, что в следующий раз, если они побегут снова, то будут расстреляны из пулеметов».

Согласно собственным данным НКВД, заградительные отряды задержали с начала войны до 10 октября 1941 года почти семьсот тысяч солдат и командиров. Большинство было возвращено в дей­ствующие части. Но двадцать шесть тысяч из этих задержанных были арестованы и более десяти тысяч расстреляны, причем свыше трех тысяч — публично перед бойцами их частей.

Будучи в Ленинграде в сентябре 1941 года, Жуков лично приказал пулеметчикам повернуть стволы вслед отступавшим батальонам. А несколько дней спустя, воз­можно, подстрекаемый Сталиным, который приказал ему не щадить советских граждан, которых немцы использовали в качестве живых щитов при атаках, он пошел еще дальше и предупредил, что семьи людей, сдающихся врагу, будут также расстреливаться» (Р. Бретвейт «Москва 1941. Город и его люди на войне», М., «Голден-Би», 2006 г., с. 138).

Приказ № 227 еще более усилил и укрепил систему заградительных отрядов, которые должны были немедленно размещаться позади «ненадежных дивизий» с правом расстреливать паникеров и трусов на месте и таким образом помогать честным бойцам дивизий выполнять их долг перед Родиной. В марте 1943 г. Рокоссовский К.К. пожаловался, что девятнадцать человек одной из его штрафных частей перешли к немцам, и приказал своим командующим «применять штрафные подразделения только в ситуациях, позволяющих заградительным частям непосредственно следовать за ними».

К лету 1944 г. военнослужащие заградительных отрядов выполняли самые разнообразные задачи. Их использовали для охраны штабов, для связи, даже в качестве поваров, сапожников, портных, кладовщиков и писарей. 29 октября заградительные отряды были официально отменены. Но и заградительные отряды, и штрафные части на практике продолжали существовать в течение длительного времени до самого конца войны.

Понятно, что стоявшие перед армией задачи нельзя было решать только репрессивными мерами. Наряду с наказанием использовались меры поощрения. До весны 1942 г. отличив­шихся военнослужащих награждали существовавшими до Великой Отечественной войны орденами: Ленина, Боевого Красного Знамени и Крас­ной Звезды. Массовый героизм красноармейцев и команди­ров привел к увеличению числа награжденных и необходи­мости учреждения новых орденов, связанных не с револю­ционной традицией, а с русской историей.

20 мая 1942 г. в период крупнейших военных неудач учреждается орден Оте­чественной войны I и II степени. 29 июля, на следующий день после сурового приказа № 227, были учреждены ордена в честь великих русских полководцев Суворова, Кутузова и Александра Невского, предназначенные для награждения офицеров и генералов Красной Армии, показавших свое умение управлять войсками и одерживать победы. Первые на­граждения полководческими орденами состоялись после Ста­линградской битвы. Позже, когда советские войска освобож­дали Украину, был учрежден орден Богдана Хмельницкого.

В марте 1944 г. появляются специальные морские ордена, носящие имена флотоводцев Ушакова и Нахимова. Высшей военной наградой стал орден Победы, которым отмечались выдающиеся заслуги полководцев в проведении крупнейших операций Великой Отечественной войны. Орденом Победы были награждены 11 советских военачальников и 5 ино­странцев.

Одновременно с высшей полководческой наградой был учрежден солдатский орден Славы трех степеней. Здесь явно просматривалось продолжение традиций русской ар­мии, в которой самой почетной наградой для солдата был Георгиевский крест. Для ордена Славы была использована черно-оранжевая георгиевская лента. Награда давалась толь­ко за личный подвиг. Лица, удостоенные орденами Славы трех степеней, приравнивались в правах к Героям Советского Союза, пользовались всеобщим почетом и уважением.

Приказ номер 227: «ни шагу назад!

Самый известный, самый страшный и самый спорный приказ великой отечественной войны появился через 13 месяцев после ее начала. Речь идет о знаменитом приказе Сталина номер 227 от 28 июля 1942 года, известном как «ни шагу назад! Что скрывалось за строками этого необыкновенного приказа верховного главнокомандующего? Чем были вызваны его откровенные слова, его жестокие меры и к каким результатам они привели?

«У нас нет уже преобладания над немцами …».


В июле 1942 года Ссср вновь оказался на грани катастрофы — выдержав в предыдущем году самый первый и страшный удар врага, красная армия летом второго года войны снова вынуждена была отступать далеко на Восток. Москва хотя и была спасена в боях минувшей зимы, но фронт все еще стоял в 150 км от нее. Ленинград находился в страшной блокаде, а на юге после долгой осады был потерян Севастополь. Враг, прорвав линию фронта, захватил северный Кавказ и рвался к волге. Вновь, как и в начале войны, наряду с мужеством и героизмом среди отступающих войск появились признаки падения дисциплины, паникерства и пораженческих настроений.

К июлю 1942 года из-за отступления армии Ссср потерял половину своего потенциала. За линией фронта, на оккупированной немцами территории, до войны проживало 80 млн людей, производилось около 70% угля, чугуна и стали, пролегало 40% всех железных дорог Ссср, находилась половина поголовья скота и посевных площадей, ранее дававших половину урожая.

Не случайно приказ Сталина номер 227 впервые предельно откровенно и четко сказал об этом армии и ее бойцам: «каждый командир, каждый красноармеец … должны понять, что наши средства небезграничны … территория Ссср, которую захватил и стремится захватить враг, — это хлеб и другие продукты для армии и тыла, металл и топливо для промышленности, фабрики, заводы, снабжающие армию вооружением и боеприпасами, железные дороги. После потери Украины, Белоруссии, прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик … у нас нет уже преобладания над немцами ни в людских ресурсах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу родину».

Лишь в том случае, если ранее советская пропаганда описывала прежде всего успехи и удачи, подчеркивала сильные стороны Ссср и нашей армии, то приказ Сталина номер 227 начинался именно с констатации страшных неудач и потерь. Подчеркивал, что страна стоит на грани жизни и смерти: «каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу родину. Поэтому надо в корне пресекать разговоры о том, что мы имеем возможность без конца отступать, что у нас много территории, страна наша велика и богата, населения много, хлеба всегда будет в избытке. Такие разговоры являются лживыми и вредными, они ослабляют нас и усиливают врага, ибо, если не прекратим отступления, останемся без хлеба, без топлива, без металла, без сырья, без фабрик и заводов, без железных дорог».

«Отступать Дальше — Значит Загубить Себя и Загубить Нашу Родину».

Приказ народного комиссара обороны Ссср номер 227, появившийся 28 июля 1942 года, уже в начале августа был зачитан личному составу во всех частях фронтов и армий. Именно в эти дни наступающий враг, прорываясь к Кавказу и волге, грозил лишить Ссср нефти и основных путей ее транспортировки, то есть окончательно оставить нашу промышленность и технику без топлива. Вместе с потерей половины людского и экономического потенциала это грозило нашей стране смертельной катастрофой.

Именно поэтому приказ номер 227 был предельно откровенен, описывая потери и трудности. Но он же и показывал путь к спасению родины — врага надо было во что бы то ни стало остановить на подступах к волге. «Ни шагу назад! — обращался в приказе Сталин. — надо упорно, до последней капли крови защищать каждую позицию, каждый метр советской территории … наша родина переживает тяжелые дни. Мы должны остановить, а затем отбросить и разгромить врага, чего бы это нам ни стоило».

Подчеркивая, что армия получает и будет получать из тыла все больше нового оружия, Сталин в приказе номер 227 указал на главный резерв внутри самой армии. «Не хватает порядка и дисциплины … — объяснял в приказе вождь Ссср. — в этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять свою родину. Нельзя дальше терпеть командиров, комиссаров, политработников, части и соединения которых самовольно оставляют боевые позиции».

Но приказ номер 227 содержал не только моральный призыв к дисциплине и стойкости. Война требовала суровых, даже жестоких мер. «Отныне Отступающие с Боевой Позиции без Приказа Свыше Являются Предателями Родины», — гласил сталинский приказ.

Согласно приказу от 28 июля 1942 года командиров, виновных в отступлении без приказа, полагалось снимать с занимаемых должностей и отдавать под суд военного трибунала. Для виновных в нарушениях дисциплины создавались штрафные роты, куда направляли солдат, и штрафные батальоны для нарушивших воинскую дисциплину офицеров. Как гласил приказ номер 227, «Провинившихся в Нарушении Дисциплины по Трусости или Неустойчивости» необходимо «поставить на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед родиной».

Отныне фронт до самого конца войны не обходился без штрафных частей. С момента выхода приказа номер 227 и до окончания войны было сформировано 65 штрафбатов и 1048 штрафных рот. До конца 1945 года через «Переменный Состав» штрафников прошло 428 тысяч человек. Два штрафбата даже поучаствовали в разгроме Японии.

Штрафные части сыграли заметную роль в обеспечении жестокой дисциплины на фронте. Но не стоит и переоценивать их вклад в победу — за годы великой отечественной не более 3 из каждых 100 военнослужащих, мобилизованных в армию и на флот, прошли через штрафные роты или батальоны. «Штрафники» составляли по отношению к людям, находившимся на линии фронта, не более около 3-4%, а по отношению к общему числу призванных — около 1%.

Уже в XXI веке, когда давно закончилась советская пропаганда, а в «Либеральной» версии истории нашей страны возобладала сплошная «чернуха», прошедшие ту войну фронтовики отдали должное этому страшному, но необходимому приказу.

Вспоминает Олимпиев Всеволод Иванович, в 1942 году боец гвардейского кавалерийского корпуса: «это был, безусловно, исторический документ, появившийся в нужное время с целью создать в армии психологический перелом. В необычном по содержанию приказе впервые многие вещи назывались своими именами … уже первая фраза «войска южного фронта покрыли позором свои знамена, оставив без боя ростов и Новочеркасск. » Вводила в шок. После выхода приказа номер 227 мы почти физически начали ощущать, как в армии заворачиваются гайки».

Шаров Константин Михайлович, участник войны, уже в 2013 году вспоминал: «правильный приказ был. В 1942 году началось колоссальное отступление, даже бегство. Моральный дух войск упал. Так что приказ номер 227 не зря вышел. Он же вышел после того, как ростов оставили, а вот если бы ростов стоял так же, как Сталинград …».

Страшный приказ номер 227 произвел впечатление на всех советских людей, военных и гражданских. Личному составу на фронтах его зачитали перед строем, в прессе он не публиковался и не озвучивался, но понятно, что смысл приказа, который услышали сотни тысяч бойцов, стал широко известен советским людям.

Быстро узнал о нем и враг. В августе 1942 года наша разведка перехватила несколько приказов по 4-й танковой армии немцев, рвавшейся к Сталинграду. Первоначально командование противника считало, что «Большевики Разбиты и Приказ Номер 227 не Может уже Восстановить ни Дисциплины, ни Упорства Войск». Однако буквально через неделю мнение изменилось, и новый приказ германского командования уже предупреждал, что отныне наступающему «Вермахту» придется столкнуться с сильной и организованной обороной.

В том случае, если в июле 1942 года, в начале наступления гитлеровцев к волге, темпы продвижения на Восток, вглубь Ссср, порой измерялись десятками километров в сутки, то в августе их уже мерили километрами, в сентябре — сотнями метров в сутки. В октябре 1942 года в Сталинграде как большой успех немцами расценивалось продвижение на 40-50 метров. К середине октября и такое «Наступление» остановилось. Сталинский приказ «ни шагу назад! » Был выполнен буквально, став одним из важнейших шагов к нашей победе.

Такой нужный Приказ 227 — Ни шагу назад!

Ровно 74 года назад 28 июля 1942 года Народным комиссаром обороны СССР И.В. Сталиным был подписан приказ № 227 «О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций», который вошёл в историю как приказ «Ни шагу назад!» и который до настоящего времени называют: и легендарным, и самым известным, и самым страшным и даже самым спорным приказом Великой Отечественной войны.

И сегодня о нём спорят историки, участники войны, политики, особенно сторонники Советского Союза, которые считают, что предусмотренные в нём жёсткие меры сыграли одну из определяющих ролей, позволившие повернуть ход войны на 180 градусов, и «антисталинисты», считающие этот приказ лишь ещё одним ярким свидетельством кровожадности сталинского режима, его презрения к жизням собственных граждан. Приказ используют для подтверждения своей правоты сторонники различных концепций. Всё это так, но при этом в ходе дискуссий участники частенько «за деревьями не видят леса», да к тому же в спорах в качестве аргументов используются сведения, почерпнутые из «творений публицистики», ничего общего не имеющих с исторической правдой, а лишь провозглашающей антинародную точку зрения:

в силу своей бездарности советское руководство и командование РККА превращало бойцов Красной Армии в смертников, которых заставляли сражаться поставленные за их спинами пулемёты заградотрядов, а фашистов мы вообще не победили, а буквально завалили трупами штрафников, которых гнали на позиции противника едва ли не безоружными.

Исходя из изложенного, мы и посчитали необходимым рассмотреть эту тему с использованием проверенных фактов, соответствующих исторической правде.

Заметим, что мы тоже обращались к этому приказу в статье «22 июня 1941 — последствия управленческих ошибок» (http://inance.ru/2014/06/22june/) для обоснования тезиса о необходимости заблаговременного выстраивания такой системы самоуправления общества, которая позволяет обеспечить необходимое качество общественной безопасности, её устойчивость и способность адекватно реагировать на внешние факторы.

Причины, обусловившие появление приказа

Летом 1942 года, Советский Союз во второй раз за время Великой Отечественной войны оказался на грани поражения. Весеннее наступление в районе Харькова провалилось и привело к огромным потерям. Более 170 тысяч бойцов и командиров Красной Армии погибло на Южном и Юго-Западном фронтах. Провалилась и операция по освобождению Крыма.

3 июля 1942 года был оставлен Севастополь. Безвозвратные потери Крымского фронта и Черноморского флота составили более 176 тысяч человек. Кроме того, в конце июня была прорвана советская оборона, и к 6 июля немцы частично захватили Воронеж. К середине июля положение стало катастрофическим: фашисты отбросили наши войска за Дон и рвались к Сталинграду, причём фронт Красной Армии был прорван более чем на 150 километров.

24 июля пал Ростов-на-Дону, и возникла угроза захвата Северного Кавказа с его энергетическими ресурсами.

После законной гордости, вызванной разгромом немцев под Москвой в декабре 1941 года, успешными наступательными боями в начале 1942 года под Ростовом, Керчью, Калинином, Тихвином, и послужившей основанием для постановки в приказе Народного комиссара обороны № 130 от 1 мая 1942 года задачи:

Всей Красной Армии — добиться того, чтобы 1942 год стал годом окончательного разгрома немецко-фашистских войск и освобождения Советской земли от гитлеровских мерзавцев!

И вдруг выяснилось, что Советские Вооружённые Силы не готовы воевать в экстремальных условиях с перегруппировавшимся, подтянувшим резервы и жёстко решившим вопрос с воинской дисциплиной противником. К июлю 1942 года из-за отступления армии СССР потерял половину своего потенциала. За линией фронта, на оккупированной немцами территории, до войны проживало 80 млн. людей, производилось около 70% угля, чугуна и стали, пролегало 40% всех железных дорог СССР, находилась половина поголовья скота и посевных площадей, ранее дававших половину урожая.

Советское политическое и военное руководство оказалось перед объективной необходимостью принятия жёстких и даже жестоких мер, чтобы кардинально изменить ситуацию и не допустить катастрофы, так как речь шла буквально о самом существовании нашего государства.

Заметки на полях

Само собой разумеется, решение это вырабатывалось не на «пустом месте». В истории, как древнейшей (чего стоит только применение децимации, то есть казнь каждого десятого в римской армии за дезертирство, которое, кстати, как наказание за массовое бегство, предусматривалась и «Воинским уставом Петра I), так и новейшей (во французской армии в ходе Первой мировой войны только в 1917 году за «оставление поста перед неприятелем», за дезертирство и только по приговорам военно-полевых судов были расстреляны 4 650 человек, а были ещё и расстрелы без суда по системе отбора каждого десятого (на Марне в течение одной недели июня 1917 года было расстреляно 53 солдата), примеров принятия жесточайших мер хватает.

Имелся «соответствующий опыт» и в истории Красной Армии. В период опять-таки наибольшей опасности для советского государства в 1918 году были созданы летучие сотни и заградительные отряды, которые во исполнение приказа № 18 РВС принимали репрессивные меры против военнослужащих «самовольно отступающих» частей, вплоть до расстрела бегущих, а также комиссаров, командиров, каждого десятого из них.

http://voenhronika.ru/images7/prikaz_227.jpg

Более того, в приказе «Ни шагу назад» нарком обороны прямо ссылается на «свежий» опыт противника:

После своего зимнего отступления под напором Красной Армии, когда в немецких войсках расшаталась дисциплина, немцы для восстановления дисциплины приняли некоторые суровые меры, приведшие к неплохим результатам… Как известно, эти меры возымели свое действие, и теперь немецкие войска дерутся лучше, чем они дрались зимой. И вот получается, что немецкие войска имеют хорошую дисциплину, хотя у них нет возвышенной цели защиты своей родины, а есть лишь одна грабительская цель — покорить чужую страну, а наши войска, имеющие возвышенную цель защиты своей поруганной Родины, не имеют такой дисциплины и терпят ввиду этого поражение.

Не следует ли нам поучиться в этом деле у наших врагов, как учились в прошлом наши предки у врагов и одерживали потом над ними победу?

Я думаю, что следует.

Приказ НКО СССР от 28.07.1942 № 227 Ни шагу назад!

В этой публикации мы решили привести полный текст приказа, так как считаем весьма полезным для наших читателей освежить свои знания, а кому-то может быть и вдумчиво ознакомиться, именно с полным текстом документа, хранящегося в архиве (источник: РГВА ф. 4, оп. 12, д. 105, л. 122 — 128. цитируется по книге: Приказы народного комиссара обороны СССР. 22 июня 1941 г. — 1942 г. — М.: Терра, 1997. — Т. 13 (2—2). — С. 276—279 — (Русский архив: Великая Отечественная). — ISBN 5-85255-708-0.):

ПРИКАЗ НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР

О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций

28 июля 1942 года

Враг бросает на фронт всё новые силы и, не считаясь с большими для него потерями, лезет вперёд, рвётся в глубь Советского Союза, захватывает новые районы, опустошает и разоряет наши города и сёла, насилует, грабит и убивает советское население. Бои идут в районе Воронежа, на Дону, на юге у ворот Северного Кавказа. Немецкие оккупанты рвутся к Сталинграду, к Волге и хотят любой ценой захватить Кубань, Северный Кавказ с их нефтяными и хлебными богатствами. Враг уже захватил Ворошиловград, Старобельск, Россошь, Купянск, Валуйки, Новочеркасск, Ростов-на-Дону, половину Воронежа. Часть войск Южного фронта, идя за паникёрами, оставила Ростов и Новочеркасск без серьёзного сопротивления и без приказа Москвы, покрыв свои знамена позором.

Население нашей страны, с любовью и уважением относящееся к Красной Армии, начинает разочаровываться в ней, теряет веру в Красную Армию, а многие из них проклинают Красную Армию за то, что она отдаёт наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама утекает на восток.

Некоторые неумные люди на фронте утешают себя разговорами о том, что мы можем и дальше отступать на восток, так как у нас много территории, много земли, много населения и что хлеба у нас всегда будет в избытке.

Этим они хотят оправдать свое позорное поведение на фронтах. Но такие разговоры являются насквозь фальшивыми и лживыми, выгодными лишь нашим врагам.

Каждый командир, красноармеец и политработник должны понять, что наши средства не безграничны. Территория Советского государства — это не пустыня, а люди — рабочие, крестьяне, интеллигенция, наши отцы, матери, жены, братья, дети. Территория СССР, которую захватил и стремится захватить враг, — это хлеб и другие продукты для армии и тыла, металл и топливо для промышленности, фабрики, заводы, снабжающие армию вооружением и боеприпасами, железные дороги. После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбаса и других областей у нас стало намного меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год и более 10 миллионов тонн металла в год. У нас нет уже теперь преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину.

Поэтому надо в корне пресекать разговоры о том, что мы имеем возможность без конца отступать, что у нас много территории, страна наша велика и богата, населения много, хлеба всегда будет в избытке. Такие разговоры являются лживыми и вредными, они ослабляют нас и усиливают врага, ибо, если не прекратим отступление, останемся без хлеба, без топлива, без металла, без сырья, без фабрик и заводов, без железных дорог.

Из этого следует, что пора кончить отступление.

Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный призыв.

Надо упорно, до последней капли крови защищать каждую позицию, каждый метр советской территории, цепляться за каждый клочок советской земли и отстаивать его до последней возможности.

Наша Родина переживает тяжёлые дни. Мы должны остановить, а затем отбросить и разгромить врага, чего бы это нам ни стоило. Немцы не так сильны, как это кажется паникёрам. Они напрягают последние силы. Выдержать их удар сейчас, в ближайшие несколько месяцев — это значит обеспечить за нами победу.

Можем ли выдержать удар, а потом и отбросить врага на запад? Да, можем, ибо наши фабрики и заводы в тылу работают теперь прекрасно, и наш фронт получает всё больше и больше самолётов, танков, артиллерии, миномётов.

Чего же у нас не хватает?

Не хватает порядка и дисциплины в ротах, батальонах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях. В этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять нашу Родину.

Нельзя терпеть дальше командиров, комиссаров, политработников, части и соединения которых самовольно оставляют боевые позиции. Нельзя терпеть дальше, когда командиры, комиссары, политработники допускают, чтобы несколько паникёров определяли положение на поле боя, чтобы они увлекали в отступление других бойцов и открывали фронт врагу.

Паникёры и трусы должны истребляться на месте.

Отныне железным законом дисциплины для каждого командира, красноармейца, политработника должно являться требование — ни шагу назад без приказа высшего командования.

Командиры роты, батальона, полка, дивизии, соответствующие комиссары и политработники, отступающие с боевой позиции без приказа свыше, являются предателями Родины. С такими командирами и политработниками и поступать надо, как с предателями Родины.

Таков призыв нашей Родины.

Выполнить этот призыв — значит отстоять нашу землю, спасти Родину, истребить и победить ненавистного врага.

После своего зимнего отступления под напором Красной Армии, когда в немецких войсках расшаталась дисциплина, немцы для восстановления дисциплины приняли некоторые суровые меры, приведшие к неплохим результатам. Они сформировали более 100 штрафных рот из бойцов, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, поставили их на опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи. Они сформировали, далее, около десятка штрафных батальонов из командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, лишили их орденов, поставили их на ещё более опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи. Они сформировали, наконец, специальные отряды заграждения, поставили их позади неустойчивых дивизий и велели им расстреливать на месте паникёров в случае попытки самовольного оставления позиций и в случае попытки сдаться в плен. Как известно, эти меры возымели своё действие, и теперь немецкие войска дерутся лучше, чем они дрались зимой. И вот получается, что немецкие войска имеют хорошую дисциплину, хотя у них нет возвышенной цели защиты своей родины, а есть лишь одна грабительская цель — покорить чужую страну, а наши войска, имеющие возвышенную цель защиты своей поруганной Родины, не имеют такой дисциплины и терпят ввиду этого поражение.

Верховное Главнокомандование Красной Армии приказывает:

  • Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтов:
  • а) безусловно ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы можем и должны якобы отступать и дальше на восток, что от такого отступления не будет якобы вреда;

    б) безусловно снимать с поста и направлять в Ставку для привлечения военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций, без приказа командования фронта;

    в) сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальона (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины.

  • Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:
  • а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров корпусов и дивизий, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования армии, и направлять их в военный совет фронта для предания военному суду;

    б) сформировать в пределах армии 3 — 5 хорошо вооруженных заградительных отряда (до 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной;

    в) сформировать в пределах армии от пяти до десяти (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.

    1. Командирам и комиссарам корпусов и дивизий:
    2. а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров полков и батальонов, допустивших самовольный отход частей без приказа командира корпуса или дивизии, отбирать у них ордена и медали и направлять их в военные советы фронта для предания военному суду;

      б) оказывать всяческую помощь и поддержку заградительным отрядам армии в деле укрепления порядка и дисциплины в частях.

      Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах, штабах.

      Народный комиссар обороны СССР

      О сталинском стиле руководства

      Если можно пытаться кое-как сделать вид, что Сталин будто бы не был военным специалистом, и не занимался конкретно военными вопросами, то оспаривать политическое руководство страной совсем уж анекдотично. Директивы и приказы Верховного главнокомандующего, писавшиеся Сталиным лично, постоянно разъясняли политический смысл и характер ведущейся Советским Союзом войны. Каждый из них представлял собой сплав политинформации, агитационного призыва и конкретных жёстких распоряжений. Стиль Сталина уже заслужил должную оценку даже у далёких от политики исследователей. Приказы и речи военного времени представляют собой один из лучших образцов публицистического искусства на русском языке. Ближайшие аналогии можно найти в посланиях Ивана Грозного и регламентах Петра I, также раскрывавших идеи и принципы русских властителей, однако как от одного, так и от другого, Сталин отличается чёткостью мышления, конкретностью вопросов и ясностью образов. Все помнят про «братьев и сестер» и «ни шагу назад». Не исключено, что и формула «наше дело правое», озвученная Молотовым, также принадлежит Сталину, принимавшему активное участие в составлении речи.

      Поэтому «антисталинистами» оспаривается не сам факт такого руководства, а его благотворное влияние. Особенно досталось приказу № 227: «Ни шагу назад!», который только ленивый не называет «жестоким» и «варварским». Между тем, этот приказ заключает в себе абсолютно железную, можно сказать — математическую логику, сконцентрированную в одном абзаце:

      Каждый командир, каждый красноармеец и политработник должны понять, что наши средства небезграничны. Территория Советского Союза — это не пустыня, а люди — рабочие, крестьяне, интеллигенция, наши отцы и матери, жены, братья, дети… После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 млн. населения, более 80 млн. пудов хлеба в год и более 10 млн. тонн металла в год. У нас нет уже преобладания над немцами ни в людских ресурсах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину.

      Сталин вступил, по сути, в противостояние с идеологией «скифской войны», накрепко въевшейся в русское военное сознание, подсознательно проникавшее в представления командиров и комиссаров. Мало кто заметил, что в приказе нет выпадов или упрёков в адрес красноармейцев, то есть рядовых солдат. Сталин обращался не к армии которая, по утверждениям некоторых, «не хотела сражаться». Главный удар нанесён по паникующим или самовольничающим командирам — от командармов до комроты. И увещевания, и угрозы, и репрессии адресованы именно им. «Ни шагу назад» — это призыв к командирам Красной Армии не «мнить себя стратегами», решающими можно отступать, или нельзя, есть место для манёвра, или нет. Развитие «стратегического мышления» у солдат и офицеров, пытающихся соотносить свою боевую задачу чуть ли не с «общим положением на всех фронтах» и решать, бессмысленна или нет защита того или иного рубежа в свете общей стратегической обстановки, — это главная опасность для любой армии. И солдат, и офицер, наряду с инициативой должен иметь и известную «узость» мышления, позволяющую ему выполнять поставленную задачу, несмотря ни на что. Именно эта мнимая «узость» породила то упорное сопротивление, которое в самом безнадёжном положении оказывали окружённые советские части в 1941.

      В 1942 году именно из-за того, что об окружении речи не было, шло отступление и осыпание фронта, такого упорства командиры не проявляли, и потребовался абсолютно конкретный и на пальцах разъясняющий пагубность «скифской войны» приказ №227, чтобы обвал был остановлен , превратившись в упорную оборону Сталинграда (о конкретных результатах читайте докладную записку «О реагировании личного состава частей Сталинградкого фронта на приказ №227» http://www.proriv.ru/articles.shtml/documents?docs_nkvd2).

      Разоблачение мифов о приказе 227

      А вот теперь займёмся разоблачением основных мифов, которые — и в этом можно не сомневаться — целенаправленно созданы антироссийскими силами, их клевретами из числа «так называемых историков» и «добросовестно» (причём иногда, даже талантливо — вспомним хотя бы сериал «Штрафбат») культивируемые, не имеющими совести, опять-таки «так называемыми деятелями культуры», не говоря уж о политиканах различных либеральных оттенков. К сожалению, это привело к тому, что у значительной части населения России, и прежде всего молодёжи, действующей по принципу «приказ не читал, но зато смотрел…или читал… или слышал…, поэтому осуждаю», сложилось совершенно превратное отношение к этому одному из важнейших шагов к нашей Победе.

      При этом «осуждающие» в своём восприятии исходят из трёх основных мифов о приказе № 227.

    3. Первый — он якобы запрещал советским командирам и красноармейцам отступать, обрекая их на смерть.
    4. Второй — тех, кто всё-таки решился отступить, настигали пули бойцов специально для этого созданных заградотрядов.
    5. Третий — главной силой Красной Армии стали специально созданные из несправедливо осуждённых военных и уголовников штрафные роты и батальоны, которых бросали в бой как смертников.
    6. Разберём эти мифы (каждый непредвзятый человек может оценивать наши доказательства, сверяя их с текстом приказа и приводимыми в архивных документах фактами).

      Первый миф — запрет отступать

      Приказ № 227 якобы запрещал отступление как таковое. Согласно его тексту, «отныне железным законом дисциплины для каждого командира, красноармейца, политработника должно явиться требование — ни шагу назад без приказа высшего командования». Вводившаяся приказом ответственность также относилась только к тем, кто оставлял позиции самовольно. Критики приказа настаивают: он ограничивал инициативу командиров на местах, лишая их возможности манёвра. В известной степени — это верно. Но стоит помнить, что командир среднего звена не может видеть картину в целом. Отступление, являющееся благом для батальона или полка, с точки зрения общего положения дивизии, армии, фронта, может оказаться непоправимым злом, что часто и происходило.

      А о результативности этого положения приказа свидетельствуют сводки Сталинградского фронта, согласно которым: если в июле 1942 года темпы продвижения частей вермахта на восток за сутки порой измерялись десятками километров, то в августе их уже мерили километрами, в сентябре — сотнями метров, в октябре в Сталинграде — десятками метров, а в середине октября 1942 года даже такое «наступление» фашистов было остановлено.

      http://pandora.center/page/imgs/5623afc542c17.jpg

      Те, кто не доверяет советским документам, могут ознакомиться с августовским приказом немцев по 4-й танковой армии, наступавшей на Сталинград, в котором германское командование, со ссылкой на приказ № 227, предупреждало свои войска, что отныне «им придётся столкнуться с сильной и организованной обороной».

      Миф второй — заградотряды

      Заградительные отряды гнали солдат в бой, расстреливая в спину. «Картина маслом», созданная в результате больного (в лучшем случае), а чаще враждебного воображения некоторыми, не очень многочисленными, но весьма активными «журналистами, писателями и режиссёрами» — это когда, с одной стороны в советских солдат стреляют немцы, а с другой — пулемёты заградотрядов НКВД.

      На самом деле созданные (командованием, а не органами НКВД) из числа наиболее сознательных и морально устойчивых солдат Красной Армии, а вовсе не военнослужащих войск НКВД, для предотвращения панического отступления заградотряды действительно получили полномочия расстреливать трусов и паникёров на месте. Но главная задача заградотрядов состояла в приведение в чувство дрогнувших. Кроме того, помимо остановки бегущих частей, они занимались охраной тыла. Приходилось таким отрядам не только выполнять поставленные приказом № 227 задачи, но и драться с наступающим врагом. Так, в ходе Сталинградской битвы один из заградотрядов 62-й армии почти полностью погиб в жестоких боях.

      А вот как выполняли на практике заградотряды требования приказа № 227.

      Сводка о деятельности заградительных отрядов Донского фронта с 1 августа по 1 октября 1942 года.

      Всего за этот период заградотрядами было задержано 36 109 солдат и офицеров, сбежавших с передовой. Из них возвращено в свои части и на пересыльные пункты 32 993 человека, направлено в штрафные роты — 1056 человек, направлено в штрафные батальоны — 33 человека, арестовано — 736 человек, расстреляно — 433 человека.

      Как-то не похоже на массовые пулемётные расстрелы даже нарушивших присягу военнослужащих. Не так ли?

      Третий миф — штрафбаты

      Штрафные подразделения состояли сплошь из уголовников, которых и за людей-то не считали. Самый устойчивый и самый «разукрашенный».

      Количество штрафных батальонов и рот, действовавших на фронтах Великой Отечественной Войны (надо отметить, что они могли существовать не весь год, а много меньшие сроки)

      http://nozdr.ru/militera/research/daynes_vo01/mwsnap081.jpg

      И чего только не наплели вокруг них «неуважаемые авторы»… Действительно, «уши вянут». Про то, что путают два понятия: штрафбат и штрафрота — это так, «мелочи». Главная «изюминка» мифа в том, что в штрафбаты якобы направлялись осуждённые за государственные преступления, «воры в законе» и вообще преступники, отбывающие наказания в местах лишения свободы, из которых эти подразделения в основном и состояли. Поэтому остановимся на развенчании этого вранья подробнее, приведя опять-таки только проверенные исторические факты.

      Штрафные подразделения существовали в Красной Армии с 25 июля 1942 года по 6 июня 1945 года. Они направлялись на самые трудные участки фронтов, чтобы дать штрафникам возможность «кровью искупить свою вину перед Родиной». При этом никто и не скрывает, что они несли неизбежные большие потери, которые были выше, чем в линейных подразделениях, примерно в 3 — 6 раз.

      С момента выхода приказа № 227 и до окончания войны было сформировано 65 штрафбатов и 1048 штрафных рот. За этот период через «переменный состав» штрафников прошло 428 тысяч человек, то есть не более 3 из каждых 100 военнослужащих, находившихся на линии фронта.

      Что такое штрафбат?

      Штрафной батальон — штрафное подразделение в ранге батальона. Положение о штрафных батальонах Действующей армии утверждено Приказом наркома обороны СССР № 298 28 сентября 1942 года.

      В Красной Армии туда направлялись военнослужащие ТОЛЬКО ОФИЦЕРСКОГО состава всех родов войск, осуждённые за воинские или общеуголовные преступления. Командовали штрафбатами кадровые офицеры.

      Штрафная рота — штрафное подразделение в ранге роты.

      В Красной Армии туда направлялись военнослужащие только рядового и младшего командного (сержантского) состава всех родов войск, осуждённые за воинские или общеуголовные преступления. Командовали штрафными ротами кадровые офицеры.

      Штрафные эскадрильи

      Не все даже слышали о них, но и такие штрафные подразделения были, куда направляли лётчиков, проявивших саботаж, трусость и шкурничество. Правда, просуществовали они недолго — с лета по декабрь 1942 года.

      Основанием для направления военнослужащего в штрафное воинское подразделение служил приказ командования в связи с нарушением воинской дисциплины или приговор суда за совершение воинского или общеуголовного преступления (за исключением преступления, по которому как мера наказания была предусмотрена смертная казнь).

      Заметки на полях о мерах наказания

      Заметим в скобках, что в качестве альтернативной меры наказания допускалось направление в штрафные роты гражданских лиц, осуждённых судом и по приговору суда за совершение нетяжких и средней тяжести общеуголовного преступления. Более того, имелись отдельные случаи, в виде исключения, причём каждый из них санкционировался лично наркомом внутренних дел Л.Берия, направления в штрафные роты отдельных лиц, отбывающих наказание за тяжкие уголовные преступления, в том числе и за государственные. Яркий пример: в 1942 году в 45-ю штрафную роту был направлен осуждённый в 1941 году на 5 лет лагерей по 58-й статье Владимир Карпов, ставший впоследствии Героем Советского Союза. Но это действительно были единичные случаи, и не о каком массовом направлении «зэков», находящихся в местах лишения свободы в штрафные подразделения, речь идти не может. И не надо их путать с данными о направлении за все годы войны в линейные части действующей армии более 1 миллиона человек из числа амнистированных и досрочно освобождённых.

      Основаниями для освобождения лиц, отбывающих наказание в штрафных войсковых подразделениях, являлись:

      • Отбытие срока наказания (не более 3-х месяцев);
      • Полученное военнослужащим, отбывающим наказание, средней тяжести или тяжелого ранения, требовавшего госпитализации;
      • Досрочно, решением военного совета армии по ходатайству командира штрафного войскового подразделения в виде поощрения в отношении военнослужащих, проявивших исключительное мужество и храбрость.
      • Что касается роли штрафников в войне, то, безусловно, они внесли свой (и немалый) вклад в Победу, однако назвать его решающим было бы, по крайней мере, неуважением по отношению к миллионам советских солдат, к этим подразделениям не имеющим никакого отношения.

        Послесловие

        Полагаем, что ознакомившись с изложенным выше текстом, наш читатель сможет сделать однозначный вывод о том, что, несмотря на его жёсткость, приказ № 227 «Ни шагу назад» сыграл свою положительную роль в истории Великой Отечественной войны, тем более, что главные наши судьи в этом вопросе — ветераны войны, в том числе и штрафники, оценивают его как суровый, но своевременный:

        Олимпиев Всеволод Иванович, в 1942 году боец гвардейского кавалерийского корпуса:
        Это был, безусловно, исторический документ, появившийся в нужное время с целью создать в армии психологический перелом. В необычном по содержанию приказе впервые многие вещи назывались своими именами… Уже первая фраза «Войска Южного фронта покрыли позором свои знамена, оставив без боя Ростов и Новочеркасск…» вводила в шок. После выхода приказа № 227 мы почти физически начали ощущать, как в армии заворачиваются гайки.

        Шаров Константин Михайлович, участник войны, в 2013 году вспоминал:

        Правильный приказ был. В 1942 году началось колоссальное отступление, даже бегство. Моральный дух войск упал. Так что приказ № 227 не зря вышел. Он же вышел после того, как Ростов оставили, а вот если бы Ростов стоял так же, как Сталинград…

        Александр Пыльцын, Герой Советского Союза, командир роты штрафного батальона, историк:

        Приказ 227, который мы хорошо знаем, и знаем его в действии, был действительно необходим и действительно сыграл огромную роль в укреплении дисциплины в армии. Потому что, несмотря на целый ряд больших крупных успехов наших армейских, отступление было колоссальным. В плен сдавались сотнями тысяч.

        И как пишет редактор раздела «Общество» интернет-портала «АиФ.ru» Андрей Сидорчик:

        Приказ «Ни шагу назад!» стал той отрезвляющей пощёчиной, которая вывела армию из нокдауна, полученного после неудач лета 1942 года. Сражавшиеся за каждый сантиметр родной земли защитники Сталинграда и Кавказа повернули ход войны на 180 градусов, начав долгий и трудный путь на запад, к Берлину.

        И с этим выводом нельзя не согласиться. Надеемся, что и наши читатели разделяют это мнение.

        Смотрите так же:

        • Навальный жалоба Апелляционная коллегия Верховного суда оставила в силе решение первой инстанции этого же суда, признавшего верным решение Центральной избирательной комиссии отказать в регистрации инициативной группе по выдвижению в кандидаты на пост президента Алексея […]
        • Закон тогда право Федеральный закон о льготах по оплате за капитальный ремонт (ФЗ номер 271 ): принят ли? Постановления правительства РФ о льготах Мало кто может обстоятельно ответить на вопрос, кому положены льготы при оплате капитального ремонта. Многие искренне убеждены, […]
        • 3 группа инвалидности размер пенсии и льготы Размер пенсии у инвалидов 1 группы Официально под инвалидом понимается человек с полученными (травмы, заболевания) или постоянными (врожденный дефект) нарушениями функций здоровья (умственных или физических). Степень невозможности ведения полноценной жизни […]
        • Федеральные законы аудита Аудиторские организации и индивидуальные аудиторы Первый уровень – Закон «Об аудиторской деятельности» от 30 декабря 2008 г. Закон установил понятие аудиторской деятельности как предпринимательской деятельности, определил сферу аудита, а также его цели, дал […]
        • Какие правила мужские а какие женские Правила жизни для женщин и мужчин Правила жизни для женщин и мужчин Мужчины построили этот мир, и когда он начинался, женщины в социум не выходили. Они в нем «бывали». Место женщины определялось тремя понятиями, которые со временем в устах «эмансипе» […]
        • Постановление конституционного суда рф о толковании отдельных положений российской конституции Конституционный Суд Российской Федерации о Конституционных (Уставных) судах субъектов Российской Федерации Постановления Конституционного Суда Российской Федерации "По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона "Об общих […]
        • Дачная амнистия продлена закон Срок действия дачной амнистии продлен до 2020 В марте 2015 года в России вновь отложено окончание «дачной амнистии». Она продлена до 2020 года. Депутаты объяснили это решение несколькими факторами: недостаточным организационным рвением нынешних садоводов, а […]
        • Срок исковой давности по негаторному иску Понятие негаторного иска в гражданском праве Право собственности является одним из важнейших направлений гражданского законодательства. Для регулирования отношений между субъектами по поводу использования владения и распоряжения имуществом постоянно […]