Продление у прокурора

Прокуроры смогут ходатайствовать о продлении срока ареста или содержания обвиняемого под стражей

Федеральный закон от 5 июня 2012 г. № 53-ФЗ вносит в УПК РФ поправки, касающиеся продления срока домашнего ареста или содержания обвиняемого под стражей при направлении уголовного дела в суд.

Соответствующие положения УПК РФ были предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ. Признав их не противоречащими Конституции РФ, суд указал на недопустимость содержания обвиняемого под стражей без судебного решения после направления прокурором уголовного дела на рассмотрение в суд. Прокурор при утверждении обвинительного заключения и направлении дела в суд обязан проверить, не истекает ли срок содержания обвиняемого под стражей и достаточен ли он для того, чтобы судья мог принять решение о дальнейшем применении этой меры на судебных стадиях производства по делу. При выявлении таких обстоятельств прокурор обязан ходатайствовать перед судом о продлении срока содержания обвиняемого под стражей.

Вносимые в УПК РФ поправки направлены на законодательное закрепление указанной позиции КС РФ. Таким образом, прокурор наделен правом возбуждать перед судом ходатайство о продлении срока домашнего ареста или содержания обвиняемого под стражей по делу, направляемому в суд с обвинительным заключением (актом).

Такое ходатайство должно быть подано не позднее чем за семь суток до истечения срока домашнего ареста или содержания под стражей. Суд в рамках предварительного слушания или судебного заседания решает вопрос об избрании меры пресечения в виде залога, домашнего ареста или заключения под стражу либо о продлении срока двух последних. Причем он может делать это не только на основании ходатайства прокурора, но и по собственной инициативе. В рассмотрении данного вопроса должны обязательно участвовать обвиняемый, его защитник (при наличии), законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого и прокурор. Согласно поправкам их извещают о месте, дате и времени заседания минимум за трое суток до его начала. Срок домашнего ареста или содержания под стражей в этом случае может быть продлен до 30 суток.

Прокуроры получат право продлевать арест без суда

Государственная Дума приняла во втором чтении поправки в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК), которые позволят прокурорам в определенных случаях продлевать сроки содержания обвиняемых под стражей без судебного решения.

Изменения предусматривают, что исчисление срока содержания под стражей (или домашним арестом) в период предварительного расследования осуществляется с момента задержания до направления уголовного дела прокурору. При этом, когда дело будет передано прокурору, меры пресечения снова могут продлить на срок, необходимый для принятия решения по поступившему уголовному делу самим прокурором, а также судом. Это, по мнению авторов документа, позволит гособвинителям не отвлекаться на возбуждение и поддержание в суде ходатайств о продлении срока содержания под стражей.

Правительство, которое внесло этот законопроект, предлагает сохранить полномочия прокурора на самостоятельное обращение в суд с ходатайством о продлении срока содержания под стражей, предусмотренные ч. 2 ст. 221 УПК, поскольку срок принятия прокурором решения по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением, может быть продлен до 30 суток.

Данная мера, как указано в пояснительной записке к законопроекту, направлена на сокращение сроков предварительного следствия и дознания, повышение эффективности деятельности органов предварительного расследования, а также обеспечение принятия прокурором и судом решений по поступающим уголовным делам в отведенные законом сроки.

Отметим, что законопроект был внесен в нижнюю палату парламента еще в ноябре 2016 года, а первое чтение прошел в начале февраля 2017 года.

С текстом проекта закона № 40165-7 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ» можно ознакомиться здесь.

Прокуроров наделят правом продлевать сроки содержания под стражей без суда?

Сегодня во втором чтении приняты поправки в УПК в части урегулирования пределов срока содержания под стражей на досудебной стадии уголовного судопроизводства (законопроект № 40165-7). Согласно предлагаемым изменениям, срок содержания под стражей в период предварительного расследования будет исчисляться с момента заключения подозреваемого или обвиняемого под стражу и до момента направления уголовного дела прокурору. По мнению некоторых СМИ, поправки фактически наделяют прокуроров право продлевать арест без суда.

В пояснительной записке к законопроекту необходимость его принятия обоснована тем, что в настоящее время из-за несогласованности норм, регламентирующих сроки предварительного расследования и содержания под стражей, следователь или дознаватель вынуждены продлевать срок предварительного следствия или дознания. Авторы инициативы объяснили, что такое продление осуществляется исключительно в целях содержания обвиняемого под стражей в период рассмотрения прокурором уголовного дела, то есть когда дальнейшее производство следственных действий уже не требуется, а производство расследования фактически окончено.

В связи с этим сроки предварительного расследования необоснованно увеличиваются на срок, необходимый для реализации прокурором полномочий по поступившему уголовному делу. При этом процедура продления срока предварительного расследования также требует значительных временных затрат, в том числе связанных с необходимостью передачи уголовного дела на рассмотрение руководителя вышестоящего следственного органа, находящегося не по месту производства расследования.

При этом законопроектом предлагается установить, что в случае направления уголовного дела прокурору срок содержания под стражей может быть продлен на срок, необходимый для принятия решения по поступившему уголовному делу, самим прокурором, а также судом. По мнению авторов, это позволит исключить отвлечение прокурора на возбуждение и поддержание в суде ходатайств о продлении срока содержания под стражей.

На стадии внесения законопроекта в Госдуму эксперты «АГ» указали, что он направлен лишь на формальное приведение норм уголовно-процессуального закона в соответствие друг с другом и с практической точки зрения не имеет сколько-нибудь принципиального значения.

Адвокат КА «Свердловская областная гильдия адвокатов» Сергей Колосовский отметил, что Постановление КС РФ от 22 марта 2005 г. № 4-П более 10 лет назад принципиально разрешило обсуждаемую проблему: при продлении срока содержания под стражей суд должен закладывать «запас», необходимый для утверждения прокурором обвинительного заключения и принятия судом, в который поступит дело, самостоятельного решения по этому вопросу. «“Прокурорский” срок определен ч. 1 ст. 221 УПК РФ – 10 суток. Применительно к суду КС в указанном постановлении отметил, что разумным представляется 2-недельный срок. Таким образом, следователи по завершении расследования выходили в суд с ходатайством о продлении срока содержания под стражей на срок, который на 25 дней превышал срок следствия. И чаще всего суды удовлетворяли такое ходатайство следователя», – пояснил он.

Однако адвокат заметил, что на практике действительно возникла коллизия, обозначенная в пояснительной записке. «Отдельные хитрые адвокаты, движимые стремлением “половить рыбу в мутной воде” и, пользуясь этой коллизией, освободить обвиняемого из-под стражи, стали возражать против продления срока содержания под стражей за пределами срока следствия», – объяснил Сергей Колосовский.

Он рассказал, что эта позиция порой с пониманием воспринимается судом. В итоге следствие вынуждено продлевать срок предварительного расследования с запасом, однако это бывает проблематично в силу положений ст. 162 УПК РФ, особенно когда этот срок подходит к годичному рубежу, после которого требуется продление в Москве. В результате описанных коллизий иногда следствие действительно заходит в тупик и освобождает обвиняемого.

«Однако это явление носит несистемный характер и погоды не делает, поэтому законопроект не носит революционного характера и никаких существенных изменений в практике продления меры пресечения не повлечет», – резюмировал адвокат.

Управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» Игорь Бушманов согласился с малозначительностью предлагаемых поправок. Однако он заметил, что необходимо решить другую насущную проблему – чрезмерное использование следственными органами полномочий по неоднократному инициированию продления не только срока предварительного следствия, но и содержания граждан под стражей.

«Для судов удовлетворение подобных ходатайств давно превратилось в формальность, отвлекающую от основного назначения судопроизводства. Суд не вникает в суть обвинения (подозрения) и обычно исходит из “презумпции доверия” следствию», – отметил он. При этом фактически утрачен контроль за такого рода процессуальными решениями со стороны органов прокуратуры, на которую в конечном итоге возлагаются важнейшие функции уголовного судопроизводства по утверждению обвинительного заключения и поддержанию государственного обвинения.

Игорь Бушманов считает целесообразным возвращение законодателем органам прокуратуры полномочий по решению вопросов о продлении срока содержания обвиняемых под стражей (домашним арестом) на всей досудебной стадии уголовного судопроизводства, которые были у нее изъяты в начале 2000-х гг. «Прокурор будет более эффективно контролировать ход следствия по “арестным” делам, изначально вникая в суть обвинения и неся все бремя ответственности за ограничение свободы подследственных в случае его необоснованности, – уверен он. – Судам достаточно оставить только решение вопросов о первичном избрании меры пресечения и о ее продлении исключительно на стадиях судебного разбирательства».

В то же время адвокат КА Pen & Paper Алена Гришкова назвала инициативу поспешной: «Разработчики законопроекта не учли положение ст. 158 УПК РФ, определившей, что предварительное следствие оканчивается в порядке, предусмотренном гл. 29–32 УПК РФ, то есть в момент направления уголовного дела в суд, – объяснила она. – Кроме того, утверждение, что следователь или дознаватель вынуждены продлевать срок расследования уголовного дела и содержания под стражей на период рассмотрения уголовного дела прокурором для утверждения обвинительного заключения или обвинительного акта, ошибочно, так как срок следствия или дознания в соответствии со ст. 162 УПК РФ продлевается исключительно для производства следственных и процессуальных действий».

Основания и порядок продления срока содержания обвиняемых под стражей после возвращения судом уголовного дела прокурору должны быть уточнены законодателем

Постановлением Конституционного Суда РФ от 16.07.2015 №23-П «По делу о проверке конституционности положений частей третьей – седьмой статьи 109 и части третьей статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина С.В. Махина» признаны положения частей 3 – 7 статьи 109 УПК РФ в их взаимосвязи с частью 3 статьи 237 УПК РФ признаны не противоречащими Конституции РФ в той мере, в какой по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования (в том числе в нормативной связи с иными положениями статьи 237, статьями 6.1 и 217 УПК РФ) они предполагают, что при возвращении уголовного дела прокурору продление срока содержания обвиняемого под стражей, превышающего предусмотренный для стадии предварительного расследования предельный срок содержания под стражей, допускается лишь при сохранении оснований и условий применения данной меры пресечения, для обеспечения исполнения приговора и на устанавливаемый судом разумный срок, определяемый с учетом существа обстоятельств, препятствующих рассмотрению уголовного дела судом, и времени, необходимого для их устранения и обеспечения права обвиняемого на ознакомление с материалами уголовного дела, а также не исключают возможность применения предусмотренных законом средств компенсаторного характера в случае несоразмерно длительного содержания под стражей при обстоятельствах, связанных с необходимостью устранения препятствий рассмотрения уголовного дела судом.

Суд также отметил, что признанием указанных положений не противоречащими Конституции РФ не исключается полномочие федерального законодателя в процессе совершенствования правового регулирования судебной защиты права на свободу и личную неприкосновенность:

внести в него изменения, направленные на уточнение оснований и порядка продления срока содержания обвиняемых под стражей после возвращения судом уголовного дела прокурору, на усиление гарантий разумности этого срока и защиты обвиняемых от несоразмерно длительного содержания под стражей;

предусмотреть в дополнение к действующему правовому регулированию специальные правила, регламентирующие основания и порядок продления срока содержания обвиняемых под стражей на время, необходимое для устранения выявленных судом препятствий к судебному рассмотрению уголовного дела и обеспечения права обвиняемых на ознакомление с его материалами перед направлением данного дела в суд для его рассмотрения по существу.

6.9. Порядок продления срока содержания под стражу

на которое лицо было задержано в качестве подозреваемого; 2)

домашнего ареста; 3)

принудительного нахождения в медицинском или психиатрическом стационаре по решению суда; 4)

в течение которого лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о выдаче его Российской Федерации в соответствии со ст. 460 УПК РФ.

Между тем иногда в указанный срок закончить предварительное следствие невозможно, а основания для изменения или отмены рассматриваемой меры пресечения отсутствуют. В такой ситуации срок содержания под стражей может быть продлен.

Продление срока содержания под стражей на стадии предварительного расследования осуществляется по судебному решению.

Механизм продления срока содержания под стражей аналогичен тому, который предусмотрен для избрания заключения под стражу в качестве меры пресечения. Прокурор, а также следователь (дознаватель) с согласия прокурора выносит постановление о возбуждении перед судом соответствующего ходатайства.

Согласованное с надзирающим прокурором ходатайство о продлении указанного срока до 6 месяцев следователем (дознавателем) возбуждается перед судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня. Дальнейшее продление срока может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения судьей того же суда по ходатайству следователя, внесенному с согласия прокурора субъекта Российской Федерации или приравненного к нему военного прокурора, до 12 месяцев.

Свыше 12 месяцев срок содержания под стражей может быть продлен лишь в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, судьей верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа или военного суда соответствующего уровня по ходатайству следователя, внесенному с согласия Генерального прокурора РФ или его заместителя, до 18 месяцев. На этом возможность продления срока заключения под стражу исчерпывается. Дальнейшее продление срока допускается лишь в случае принятия судьей решения о продлении срока содержания под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и направления прокурором уголовного дела в суд, в порядке п.

Согласно ч. 5 ст. 109 УПК РФ по окончанию предварительного расследования материалы уголовного дела должны быть предъявлены обвиняемому, содержащемуся под стражей, и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей. Если это требование не нарушено, однако 30 суток оказалось недостаточно, следователь с согласия прокурора субъекта Российской Федерации вправе не позднее чем за 7 суток до истечения предельного срока содержания под стражей возбудить ходатайство о продлении этого срока перед верховным судом республики, краевым или областным судом, судом города федерального значения, судом автономной области, судом автономного округа или военным судом соответствующего уровня. Когда же в производстве по уголовному делу участвует несколько обвиняемых, содержащихся под стражей, и хотя бы одному из них 30 суток оказалось недостаточно для ознакомления со всеми материалами уголовного дела, то следователь вправе возбудить вышеуказанное ходатайство и в отношении того обвиняемого или тех обвиняемых, которые ознакомились с материалами уголовного дела, если не отпала необходимость в применении к нему или к ним заключения под стражу и отсутствуют основания для избрания иной меры пресечения.

По общему правилу ходатайство о продлении срока содержания обвиняемого под стражей суд рассматривает с участием обвиняемого. Рассмотрение данного ходатайства в отсутствие обвиняемого допустимо лишь в случае нахождения последнего на стационарной судебно- психиатрической экспертизе или при наличии иных обстоятельств, исключающих возможность его доставления в суд, что должно быть подтверждено соответствующими документами. Судья обязан вынести постановление о рассмотрении вопроса о продлении срока содержания под стражей в отсутствие обвиняемого, где указать причины, по которым присутствие обвиняемого невозможно. Во всех случаях, когда при рассмотрении ходатайства о продлении срока содержания под стражей обвиняемый отсутствует, в судебном заседании должен участвовать его защитник (ч. ч. 13 и 14 ст. 109 УПК РФ).

Судья в течение 5 суток со дня получения ходатайства принимает одно из следующих решений: 1)

о продлении срока содержания под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и направления прокурором уголовного дела в суд; 2)

об отказе в удовлетворении ходатайства следователя и освобождении обвиняемого из-под стражи.

Следствие отлучат от СИЗО

Федеральный закон «О внесении изменений в УПК РФ в части урегулирования пределов срока содержания под стражей на досудебной стадии уголовного судопроизводства» принят Госдумой 7 февраля 2018 года, а 19 февраля его подписал президент России Владимир Путин.

Согласно справке Государственно-правового управления президента, исчисление срока домашнего ареста или содержания под стражей в период предварительного расследования осуществляется до направления уголовного дела прокурору.

«Закон направлен на более четкое разграничение ответственности за соблюдением сроков мер пресечения в отношении обвиняемых до передачи уголовного дела в суд, — пояснил «РГ» известный юрист и правозащитник Александр Хуруджи. — Ранее ответственность за соблюдение таких сроков лежала целиком на органах следствия, которые должны были отслеживать их и при необходимости продлевать их через ходатайства в суде».

При этом, по словам эксперта, возникала юридическая коллизия. Когда дело передавалось прокурору для изучения и утверждения обвинительного заключения, то формально это дело уже было не в ведении следственного органа. А обязанность по соблюдению сроков избранной меры пресечения обвиняемого оставалась на следственном органе, который по факту не мог контролировать этот вопрос.

«И хотя срок утверждения обвинительного заключения прокурором небольшой, но были случаи, когда он нарушался. Во избежание таких процессуальных нарушений законодатель обязал прокуратуру самостоятельно отслеживать соблюдение сроков исполнения мер пресечения в отношении обвиняемых и при необходимости ходатайствовать об их продлении после получения дела из следственного органа», — пояснил Хуруджи.

«Если срок домашнего ареста или содержания под стражей оказывается недостаточным для принятия решения по уголовному делу прокурором или судом, прокурор при наличии оснований возбуждает перед судом ходатайство о продлении указанного срока», — говорится в пояснении к закону.

Управляющий партнер юридической компании Алим Бишенов не исключает, что принятие такого закона свидетельствует о реализации либерального уклона уголовного законодательства.

«Возможно, законодательное изменение поспособствует увеличению количества ходатайств о заключении подследственных под домашний арест вместо заключения их под стражу», — считает юрист. Ведь, судя по практике, прокуроры гораздо лояльнее подходят к избранию меры пресечения, нежели следователи.

Ходатайство прокурора о продлении сроков домашнего ареста и содержания под стражей. Статьи по предмету Уголовный процесс

ХОДАТАЙСТВО ПРОКУРОРА О ПРОДЛЕНИИ СРОКОВ ДОМАШНЕГО АРЕСТА И СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ

С.А. НИКИФОРОВ

Несмотря на то что Федеральным законом от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ значительно урезаны полномочия прокурора на досудебной стадии уголовного судопроизводства, многие последующие изменения в УПК РФ свидетельствуют о наметившихся тенденциях по возвращению полномочий прокурору или наделении его принципиально новыми правами при осуществлении надзора за расследованием уголовных дел.

В числе таких изменений законодательства обращает на себя внимание Федеральный закон от 5 июня 2012 г. N 53-ФЗ. Этим Законом существенно изменены редакции ст. ст. 37, 109, 221, 226, 228 УПК, благодаря чему прокурор получил новые полномочия при утверждении обвинительного заключения и обвинительного акта и направлении уголовного дела в суд. Смысл изменений уголовно-процессуального закона сводится к тому, что прокурору при утверждении обвинительного заключения и обвинительного акта и направлении уголовного дела в суд предоставлена возможность обратиться в суд с ходатайством о продлении сроков домашнего ареста и содержания под стражей обвиняемого.

Так, общей нормой по наделению прокурора указанным полномочием является ст. 37 УПК, в ч. 2 которой появился п. 8.1. Исходя из требований этой нормы прокурор на досудебной стадии уголовного судопроизводства уполномочен при наличии оснований возбуждать перед судом ходатайство о продлении срока домашнего ареста или срока содержания под стражей по уголовному делу, направляемому в суд с обвинительным заключением или обвинительным актом. Однако в п. 8.1 ч. 2 ст. 37 УПК законодателем не определено конкретное условие, при наличии которого у прокурора есть возможность реализовать полномочие, связанное с возбуждением соответствующего ходатайства перед судом. Такое условие указано в ч. 2.1 ст. 221 и ч. 2.1 ст. 226 УПК, являющихся идентичными по содержанию. Согласно содержанию этих норм прокурор может возбудить перед судом ходатайство о продлении срока домашнего ареста или срока содержания под стражей, установив, что к моменту направления уголовного дела в суд срок домашнего ареста или срок содержания под стражей оказывается недостаточным для выполнения судом требований, предусмотренных ч. 3 ст. 227 УПК. Порядок, в котором прокурор может реализовать свои полномочия, указан в ч. 8.1 ст. 109 УПК, также введенной Федеральным законом от 5 июня 2012 г. N 53-ФЗ. В частности, положения ч. 8.1 ст. 109 УПК обязывают прокурора возбуждать ходатайство в случаях, предусмотренных ч. 2.1 ст. 221 и ч. 2.1 ст. 226 УПК, в период предварительного расследования не позднее чем за 7 суток до истечения срока домашнего ареста или срока содержания под стражей. Этой же нормой установлено, что срок домашнего ареста или срок содержания под стражей может быть продлен судом до 30 суток.

В практической деятельности при применении указанных норм возникают трудности из-за недостаточной регламентации порядка применения прокурором полномочия по возбуждению перед судом ходатайства о продлении срока домашнего ареста или срока содержания под стражей и жестких временных ограничений, связанных с реализацией такого полномочия.

Полагаем, что, по смыслу закона, право на возбуждение прокурором ходатайства, несмотря на несколько размытую формулировку в ч. 8.1 ст. 109 УПК («в период предварительного расследования»), с одной стороны, возникает только при поступлении к нему уголовного дела для принятия одного из решений, предусмотренных в ст. 221 или ст. 226 УПК, поскольку до этого момента полномочиями по возбуждению ходатайства о продлении срока домашнего ареста и срока содержания под стражей обладают другие должностные лица, осуществляющие предварительное расследование, — следователь и дознаватель, а с другой стороны — при принятии прокурором решения об утверждении обвинительного заключения или обвинительного акта и направлении уголовного дела в суд.

Остановимся более детально на использовании полномочия, предусмотренного ч. 2.1 ст. 221 УПК, поскольку необходимость возбуждения ходатайства о продлении сроков домашнего ареста и содержания под стражей возникает, как правило, при производстве предварительного следствия и утверждении обвинительного заключения.

Следует четко понимать, что полномочие, предусмотренное ч. 2.1 ст. 221 УПК, прокурор не вправе использовать при возвращении дела следователю для производства дополнительного следствия или в случае продления вышестоящим прокурором срока, предусмотренного ч. 1 ст. 221 УПК, до 30-суток, если срок домашнего ареста или содержания под стражей истекает в пределах этого 30-суточного срока, а прокурор намерен использовать полностью 30 суток для изучения материалов уголовного дела.

Кроме того, полномочием, предусмотренным в ч. 2.1 ст. 221 УПК, наделен только тот прокурор, который может принять решение о направлении уголовного дела в суд. Так, прокурор района при направлении уголовного дела областной подсудности вышестоящему прокурору, например прокурору области, на наш взгляд, не обладает полномочиями по инициированию возбуждения перед судом ходатайства о продлении сроков домашнего ареста и содержания под стражей, поскольку не наделен правом на направление уголовного дела в областной суд и принимает только промежуточное решение.

В практике возникают ситуации, когда прокурор, возбудив и направив в суд ходатайство в порядке ч. 2.1 ст. 221 УПК, в дальнейшем принимает решение о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия. В таком случае, по нашему мнению, прокурор в суде должен заявить отказ в письменном виде от рассмотрения по существу заявленного ходатайства, а суду необходимо при наличии такого отказа прекратить производство по поступившему ходатайству без принятия решения по существу.

Хотелось бы обратить внимание на сроки, в течение которых прокурор может обратиться в суд с ходатайством, — это минимум 7 суток до истечения срока домашнего ареста или срока содержания под стражей. В то же время прокурору по общему правилу, в соответствии с ч. 1 ст. 221 УПК, отводится 10 суток на принятие одного из следующих решений:

1) об утверждении обвинительного заключения и о направлении уголовного дела в суд;

2) о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями;

3) о направлении уголовного дела вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения, если оно подсудно вышестоящему суду.

В тех случаях, когда сроки домашнего ареста или содержания под стражей истекают на следующий день после 10-дневного срока принятия прокурором решения в соответствии с ч. 1 ст. 221 УПК, прокурор в течение первых трех суток с момента поступления к нему уголовного дела для утверждения обвинительного заключения должен, хотя бы предварительно, разрешить вопрос о возможности направления в суд уголовного дела. Только такое решение позволяет прокурору воспользоваться полномочием по возбуждению ходатайства перед судом, поскольку, как было уже отмечено, условием для возбуждения такого ходатайства оказывается недостаточность сроков домашнего ареста или содержания под стражей для выполнения судом требований, предусмотренных ч. 3 ст. 227 УПК.

Такие временные ограничения позволяют говорить о серьезной стесненности прокурора в сроках изучения материалов уголовного дела и принятия по нему решения в соответствии с требованиями ст. 221 УПК в тех случаях, когда есть основания для дальнейшего содержания обвиняемого под стражей.

В то же время, как показывает практика рассмотрения Рязанским областным судом ходатайств прокурора о продлении срока содержания под стражей, семисуточный срок до истечения сроков содержания под стражей, который установлен для направления ходатайства в суд, не является пресекательным. Решающим для суда является необходимость извещения сторон о дате, времени и месте судебного заседания в трехсуточный срок, установленный ч. 2 ст. 228 УК.

Несколько по-иному выглядит ситуация с применением полномочия, предусмотренного ч. 2.1 ст. 226 УПК, поскольку срок принятия решений, предусмотренных ч. 1 ст. 226, ограничен для прокурора двумя сутками. Поэтому, если срок домашнего ареста и срок содержания под стражей истекает, например, на следующий день после срока, в течение которого прокурор обязан утвердить обвинительный акт, то выдерживать семисуточный срок, предусмотренный ч. 8.1 ст. 109 УПК, просто не представляется возможным.

В практике применения полномочия, предусмотренного ч. 2.1 ст. 221 УПК, есть проблема выбора суда, в который должно направляться ходатайство о продлении сроков домашнего ареста и содержания под стражей.

Рассмотрим конкретный пример: уголовное дело по обвинению лица в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК, поступает прокурору района для выполнения требований, предусмотренных ч. 1 ст. 221 УПК. По результатам изучения уголовного дела прокурор района принимает решение об утверждении обвинительного заключения и о направлении уголовного дела в районный суд. В то же время по делу истекает 12-месячный срок содержания обвиняемого под стражей, и этот срок явно недостаточен для выполнения судом требований ст. 227 УПК.

Возникает вопрос: стоит ли в таком случае обращаться с ходатайством о продлении срока содержания под стражей свыше 12 месяцев в областной суд? Полагаем, что в этой ситуации прокурор района имеет право на обращение с ходатайством о продлении срока содержания в районный суд, в который предполагается направить уголовное дело для рассмотрения по существу, несмотря на то что полномочия по продлению срока содержания под стражей обвиняемого свыше 12 месяцев, в соответствии с ч. 3 ст. 109 УПК, есть исключительно у областного суда (суда соответствующего уровня).

Такая позиция мотивируется тем, что в этом случае прокурор обязан руководствоваться не положениями ч. 3 ст. 109 УПК, в которой через ссылку на ч. 3 ст. 31 УПК определяется уровень суда (областной суд и суд соответствующего уровня), рассматривающего вопрос о продлении срока содержания под стражей свыше 12 месяцев, а специальной нормой — ч. 8.1 ст. 109 УПК, в которой уровень суда не указан.

Анализируя изменения уголовно-процессуального законодательства, которые произошли с принятием Федерального закона от 5 июня 2012 г. N 53-ФЗ, однозначно можно прийти к выводу, что нормой, корреспондирующей с нормой, содержащейся в ч. 8.1 ст. 109, является не ч. 3 ст. 109 УПК, а ч. 2 ст. 228 УПК. Исходя из положений ч. 2 ст. 228 УПК вопрос об избрании меры пресечения в виде залога, домашнего ареста или заключения под стражу либо о продлении срока домашнего ареста или срока содержания под стражей рассматривается в судебном заседании судьей по ходатайству прокурора или по собственной инициативе с участием обвиняемого, его защитника, если он участвует в уголовном деле, законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого и прокурора в порядке, установленном ст. 108 УПК, либо на предварительном слушании, проводимом при наличии оснований, предусмотренных ч. 2 ст. 229 УПК. Требования этой нормы выполняются судом на стадии подготовки к судебному заседанию по уголовному делу, которое поступило в суд для рассмотрения по существу (гл. 33 УПК). Иными словами, решение о продлении срока содержания под стражей до 30 суток, о которых упоминается в ч. 8.1 ст. 109 УПК, может принять только тот суд, в который дело поступило для рассмотрения по существу. В нашем примере районный суд не ограничен компетенцией продления срока содержания под стражей до 12 месяцев, которая установлена для него ч. 2 ст. 109 УПК. В подтверждение такой позиции можно сослаться и на ч. 4 ст. 109 УПК, которая, устанавливая запрет на содержание под стражей обвиняемого свыше предельных сроков, определенных предыдущими частями статьи, делает два исключения из этого правила, в том числе и в случае, предусмотренном ч. 8.1 этой статьи.

Полагаем, что такой подход должен использоваться и при решении вопроса о возбуждении прокурором ходатайства о продлении срока содержания под стражей по уголовному делу, направляемому в областной суд по обвинению лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, когда сроки содержания под стражей составляют, например, 6 месяцев, но на момент поступления дела к прокурору они недостаточны для выполнения судом требований ст. 227 УПК. Представляется, что в такой ситуации прокурор с ходатайством о продлении сроков содержания под стражей должен обратиться в областной суд, а не в районный, поскольку именно областной суд будет выполнять требования ч. 3 ст. 227 УПК в соответствии с порядком, установленным в ч. 2 ст. 228 УПК.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовный процесс, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Смотрите так же:

  • Порядок оформления гражданство рф Как получить российское гражданство 1. Куда обращаться для получения гражданства РФ? Получение российского гражданства — в большинстве случаев только верхушка айсберга. Скорее всего, для получения гражданства вам придется как минимум год прожить по виду на […]
  • Неправильная перевозка детей штраф Штраф за неправильно пристегнутого ребенка Непростую ситуацию на российских дорогах правительство пытается облегчить разнообразными способами. Ужесточаются требования к техническому состоянию автомобиля, усложняется возможность получения водительских прав, и […]
  • Бланк заявления сбербанка о спорной операции Руководства, Инструкции, Бланки заявление о спорной операции по карте сбербанк образец Заявление в сбербанк о спорной операции образец заполнения Заявление о спорной операции сбербанк сроки откуда можно скачать? заявление о спорной. […]
  • Освобождены от налогов в рф Льготы по налогу на имущество физических лиц Актуально на: 20 февраля 2017 г. Налог на имущество физических лиц является местным налогом (п. 2 ст. 15 НК РФ). Он устанавливается НК РФ и нормативными актами органов муниципальных образований (п. 1 ст. 399 НК […]
  • Оформить стол на день рождения ребенка Как украсить праздничный стол на детский день рождения Празднование детского дня рождения всегда подразумевает веселье, красочное оформление и атмосферу радости. Этот особенный день в жизни Вашего ребенка должен запомниться надолго не только ему самому, но и […]
  • Риторика заявление Инновационный курс риторики для школы авторского коллектива под руководством доктора наук профессора Т. А. Ладыженской предназначен для обучения успешному общению в современных условиях. Такая задача ранее не ставилась в рамках школьного образования. Т. А. […]
  • Приказ о назначении ответственного за проведение медосмотра Мы можем проконсультировать Вас по вопросам развода, ДТП, составления документов, способов защиты прав, невыплаты алиментов, кредитов или страховок, защиты прав потребителей, а также по другим правовым вопросам Хотя мы постоянно находимся в правовом поле — […]
  • Какие могут быть законы в будущем Какие могут быть последствия в будущем, если расстояние от забора до фундамента не соответствует градостроительному плану земельного участка? Добрый день. Есть разрешение на строительство на участке в деревне для ЛПХ. В градостроительном плане земельного […]