Продолжаемое преступление постановление пленума

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. "Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям" (с изменениями и дополнениями)

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г.
«Об условиях применения давности и амнистии
к длящимся и продолжаемым преступлениям»

С изменениями и дополнениями от:

14 марта 1963 г.

Ввиду того, что в практике судебных органов в некоторых союзных республиках имели место случаи неправильного применения амнистии к X-годовщине Октябрьской революции по отношению к длящимся преступлениям, Верховный Суд СССР предлагает Верховным судам союзных республик нижеследующее разъяснение о порядке применения амнистии и давности к преступлениям, имеющим длительный характер:

1. Уголовное законодательство СССР и союзных республик предусматривает особые формы преступных деяний, которые совершаются в течение более или менее длительного времени. Примерами таких преступлений могут служить уклонение от очередного призыва на действительную военную службу (ст.17 Закона об уголовной ответственности за государственные преступления), самовольная отлучка (ст. 9 Закона об уголовной ответственности за воинские преступления), злостное уклонение от уплаты алиментов или от содержания детей ( ст. 122 УК РСФСР), незаконное хранение или ношение оружия ( ст. 218 УК РСФСР), недонесение о преступлениях ( ст. 190 УК РСФСР) и др.

Федеральным законом от 13 июня 1996 г. N 64-ФЗ Уголовный кодекс РСФСР признан утратившим силу с 1 января 1997 г.

См. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ

Такого рода преступления, именуемые длящимися, характеризуются непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния. Длящееся преступление начинается с какого-либо преступного действия (например, при самовольной отлучке) или с акта преступного бездействия (при недонесении о преступлении). Следовательно, длящееся преступление можно определить как действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования (в ред. постановления Пленума N 1 от 14 марта 1963 г.) .

2. Весьма сходны с длящимися преступлениями преступления продолжаемые, т. е. преступления, складывающиеся из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление. К этим преступлениям относится, например, истязание, выражающееся в систематическом нанесении побоев ( ст. 113 УК РСФСР) (в ред. постановления Пленума N 1 от 14 марта 1963 г.) .

3. Как длящиеся, так и продолжаемые преступления характеризуются продолжительностью преступных действий, и при применении амнистии и давности к этим преступлениям необходимо точно устанавливать начало и конец их совершения.

4. Длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и кончается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти).

Поэтому амнистия применяется к тем длящимся преступлениям, которые окончились до ее издания. К длящимся же преступлениям, продолжавшимся после издания амнистии, таковая не применяется.

Срок давности уголовного преследования в отношении длящихся преступлений исчисляется со времени их прекращения по воле или вопреки воле виновного (добровольное выполнение виновным своих обязанностей, явка с повинной, задержание органами власти и др.).

При этом лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности, если со времени совершения преступления прошло пятнадцать лет и давность не была прервана совершением нового преступления (в ред. постановления Пленума N 1 от 14 марта 1963 г.) .

5. Началом продолжаемого преступления надлежит считать совершение первого действия из числа нескольких тождественных действий, составляющих одно продолжаемое преступление, а концом — момент совершения последнего преступного действия.

В соответствии с этим амнистия применяется к продолжаемым деяниям, вполне закончившимся до издания амнистии, и не применяется, если хотя бы одно из преступных действий, образующих продолжаемое деяние, совершено было после издания амнистии.

Равным образом срок давности в отношении продолжаемых деяний исчисляется с момента совершения последнего преступного действия из числа составляющих продолжаемое преступление.

Продолжаемое преступление постановление пленума

Н. И. ПРЯХИНА, В. Ф. ЩЕПЕЛЬКОВ

ешения проблемы, которое подходило бы для квалификации всех преступлений, сегодня не существует. На уровне Особенной части предложены частные теории отграничения продолжаемых преступлений от совокупности преступлений. Появление специфических подходов обусловлено конструкциями ряда составов преступлений, а также особенностями содержания общественной опасности отдельных преступлений.

Законодатель не решился предусмотреть в УК РФ специальную норму, содержащую определение продолжаемого преступления, и тем самым оставил вопрос о критериях отграничения неурегулированным, что в известной мере дестабилизирует правоприменительную практику. Вместе с тем имеется зарубежный опыт нормативного регулирования рассматриваемой проблемы. Соответствующие установления содержат уголовные законы Грузии, Молдовы, Украины. Так, в УК Республики Молдова предусмотрено, что продолжаемым преступлением признается деяние, совершенное с единым умыслом, характеризующееся двумя или более идентичными преступными действиями, имеющими общую цель и составляющими в общем одно преступление. В УК Украины установлено, что продолжаемое преступление состоит из двух или более тождественных деяний, объединенных единым преступным умыслом.

В приведенных законодательных определениях в качестве признаков продолжаемого преступления указываются:

1) юридическая тождественность деяний (в УК Республики Молдова и в УК Украины);

2) преступность каждого деяния, образующего продолжаемое преступление (в УК Республики Молдова, отсутствует в УК Украины);

3) единый умысел (в УК Республики Молдова и в УК Украины);

4) общая цель (в УК Республики Молдова, отсутствует в УК Украины).

Данные законодательные определения существенно отличаются друг от друга. Так, несколько краж, совершенных по единому умыслу с общей целью из одного источника, по УК Украины образуют продолжаемое преступление независимо от того, являются ли преступными кражи по каждому эпизоду. А вот по УК Республики Молдова они образуют продолжаемое преступление только в том случае, если отдельные действия являются преступными, а не просто противоправными.

Однако вернемся к российской правовой действительности. При отсутствии законодательного регулирования отграничения продолжаемого преступления от совокупности преступлений судебная практика ориентируется прежде всего на постановление Пленума Верховного Суда СССР «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» от 4 марта 1929 г., в п. 2 которого даются общие признаки продолжаемого преступления. Здесь, в частности, говорится, что продолжаемые преступления складываются из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели, и составляют в своей совокупности единое преступление. В качестве признаков продолжаемого преступления выделены: 1) действия по каждому эпизоду являются преступными; 2) действия по каждому эпизоду являются юридически тождественными; 3) все действия направлены к общей цели.

Отдельные рекомендации даются применительно к конкретным видам преступлений.

Так, в п. 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г. № 29 говорится, что от совокупности преступлений следует отличать продолжаемое хищение, состоящее из ряда тождественных преступных действий, совершаемых путем изъятия чужого имущества из одного и того же источника, объединенных единым умыслом и составляющих в своей совокупности единое преступление. В соответствии с данным разъяснением продолжаемая кража обладает следующими признаками: 1) действия по каждому эпизоду являются преступными; 2) действия по каждому эпизоду являются юридически тождественными; 3) все хищения совершаются из одного источника; 4) все действия совершаются по единому умыслу. По сравнению с определением, приведенным в Постановлении от 4 марта 1929 г., добавлен признак «единого источника», а «единая цель» заменена «единым умыслом».

В пункте 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» от 27 декабря 2007 г. № 51 предусмотрено, что как хищение в крупном размере должно квалифицироваться совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого превышает двести пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере — один миллион рублей, если хищения совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном или особо крупном размере. По сравнению с определением продолжаемого хищения, которое было дано применительно к кражам, грабежам и разбоям, здесь отсутствует признак «единого источника», не упоминается о преступности отдельных хищений, но появляется признак «тождественности способа». Кроме того, необходимо отметить, что продолжаемое преступление определяется применительно к хищениям в крупном и особо крупном размерах. В данном разъяснении отчасти отражена позиция, согласно которой несколько хищений, в своей совокупности образующих крупный размер, следует квалифицировать как квалифицированное хищение. Однако из этого вовсе не следует, что если при прочих равных условиях эти хищения не образуют крупный размер, то надлежит квалифицировать содеянное как одно преступление. Об этом случае Пленум предпочел умолчать.

В пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» от 15 июня 2004 г. № 11 разъяснено, что в тех случаях, когда несколько половых актов либо действий сексуального характера не прерывались либо прерывались на непродолжительное время и обстоятельства совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера свидетельствовали о едином умысле виновного лица на совершение указанных тождественных действий, содеянное следует рассматривать как единое продолжаемое преступление, подлежащее квалификации по соответствующим частям ст. 131 или ст. 132 УК РФ. В данном разъяснении Пленум определяет следующие признаки продолжаемого преступления, предусмотренного ст. 131 или ст. 132 УК РФ: 1) юридическая тождественность действий; 2) наличие единого умысла. Признак преступности отдельных действий явно не упоминается, но в этом нет необходимости, поскольку отдельные насильственные сексуальные действия сами по себе уже преступны.

Иногда Верховный Суд Российской Федерации указывает на обстоятельства, препятствующие признанию преступления продолжаемым. Так, в пункте 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» от 28 декабря 2006 г. № 64 предусмотрено, что в тех случаях, когда лицо осуществляет юридическое или фактическое руководство несколькими организациями и при этом в каждой из них уклоняется от уплаты налогов и(или) сборов, то его действия при наличии к тому оснований надлежит квалифицировать по совокупности нескольких преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 199 УК РФ.

И наконец, беспрецедентное разъяснение дано в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. № 1 в редакции от 3 декабря 2009 г. Здесь сказано, что в соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 УК РФ убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при наличии к тому оснований также и по другим пунктам ч. 2 данной статьи, при условии, что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден. Совершение нескольких убийств, каждое из которых самостоятельно квалифицируется по ст. 105 УК РФ, всегда будет расцениваться как продолжаемое преступление. Верховный Суд Российской Федерации сегодня расценивает конструкцию нормы, предусмотренную в п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, как охватывающую случаи и классического продолжаемого преступления, и повторных преступлений. Здесь не имеет квалификационного значения наличие субъективной связи (единого умысла, общей цели).

Заметим, что до изменения от 3 декабря 2009 г. Постановление содержало иное разъяснение: «По п. “а” ч. 2 ст. 105 УК РФ следует квалифицировать убийство двух или более лиц, если действия виновного охватывались единым умыслом и были совершены, как правило, одновременно».

Анализ приведенных и других разъяснений позволяет сделать вывод о том, что общего универсального подхода для всех видов преступлений по отграничению продолжаемого преступления от совокупности преступлений в судебной практике нет. В отношении одних преступлений избрана одна концепция продолжаемого преступления, в отношении других — другая.

Доктрина российского уголовного права также весьма далека от единства взглядов на решение проблемы отграничения продолжаемого преступления от совокупности преступлений. Тем не менее позволим себе высказать ряд соображений, которые, возможно, поспособствуют продвижению в научном споре вперед.

1. Не отрицая того, что продолжаемое преступление — это явление общего порядка, тем не менее следует признать, что его некоторые аспекты (свойства) по-разному проявляются у разных видов преступлений. В связи с этим имеется необходимость провести грань между общими признаками продолжаемого преступления, которые имеют место у всех преступлений, и теми признаками, которые характерны только для преступлений отдельно взятого вида. Нужна определенность в том, какие вопросы можно урегулировать на уровне Общей части, и те, в отношении которых этого делать нельзя.

2. Вопрос о законодательном закреплении критериев отграничения продолжаемого преступления от совокупности преступлений может быть решен только относительно общих признаков явления и только в том случае, если эти признаки будут в известной степени приемлемыми для употребления их в законе.

3. Учитывая сказанное, представляется целесообразным определить продолжаемое преступление как совершение нескольких юридически тождественных (однородных) деяний, между которыми существует объективная и субъективная связь, позволяющая расценивать их как одно целое.
Общими признаками продолжаемого преступления в этой связи предлагается считать:
юридическую тождественность (однородность) деяний по каждому отдельно взятому эпизоду;
наличие объективной связи между этими деяниями;
наличие субъективной связи между деяниями по отдельным эпизодам.

4. Юридическая тождественность предполагает, что деяния по различным эпизодам формально обладают признаками, предусмотренными одной и той же статьей УК РФ. Например, две кражи могут образовать продолжаемое преступление, а кража и грабеж — нет.

Вряд ли обоснованно требование о том, чтобы каждое из деяний, в своей совокупности образующих продолжаемое преступление, являлось преступным. Иначе получится, что квалификация содеянного как преступления будет зависеть от того, во сколько приемов был достигнут преступный результат. Так, если кража совершена действиями, размер каждого из которых не превышает одну тысячу рублей, то это совокупность мелких хищений, а если то же самое совершено меньшим числом краж, размер каждой из которых превышает одну тысячу рублей, то есть резон вести речь о продолжаемом преступлении. Последний вывод не оправдан.

5. Объективная связь между отдельными деяниями может проявляться по-разному. Это, с одной стороны, общий признак, который характерен для явления в целом, а с другой — проявляться он может применительно к различным видам преступлений по-разному. Так, для продолжаемых краж объективная связь проявляется в том, что они совершаются из одного источника. Для мошенничества в виде финансовых пирамид характерно причинение вреда в результате единожды запущенного механизма, и именно этим обстоятельством объективно связаны отдельно взятые эпизоды мошенничества. Имеет место продолжаемое получение взятки, если деньги передаются в несколько приемов за один и тот же акт служебного поведения должностного лица, что и предопределяет объективную связь между отдельными актами получения взятки.

Исчерпывающий перечень проявлений подобной связи дать проблематично, поскольку содержательно каждый вид преступлений весьма серьезно отличается от других.
При отсутствии объективной связи между отдельными эпизодами нет продолжаемого преступления. Именно отсутствием такой связи объясняется позиция Пленума Верховного Суда Российской Федерации, когда он исключил возможность квалификации уклонения от уплаты налогов с различных организаций, предусмотренного ст. 199 УК РФ, как продолжаемого преступления.

6. Субъективная связь включает в себя единство умысла, которое имеет место в следующих случаях:
конкретизированный умысел на все деяния или на общий результат возникает до совершения первого деяния (классический единый умысел), его иногда называют преступным замыслом;
изначально имеет место неопределенный умысел, но, тем не менее, предполагающий возможность совершения нескольких деяний;
умысел на последующие действия появляется в процессе совершения предыдущего или с несущественным разрывом во времени. В подобных ситуациях иногда говорят о перерастании умысла.
Распространенная в доктрине и на практике точка зрения о том, что при продолжаемом преступлении субъективная связь должна помимо единого умысла включать и общую цель, представляется ошибочной. Требование наличия общей цели предполагает, что продолжаемое преступление может быть совершено только с прямым умыслом. Однако на каком основании мы отказываемся от признания возможности совершения продолжаемого преступления с косвенным умыслом? Убедительных причин для такого вывода никто не высказывает. А в действительности очень часто имеет место совершение нескольких преступлений с неопределенным умыслом относительно количества эпизодов, размера содеянного, времени, в течение которого будет продолжаться противоправная деятельность, и т. д.
Наиболее проблемным при отграничении продолжаемого преступления от совокупности преступлений является установление единого умысла. В связи с этим необходимо заметить, что в том случае, когда имеются неразрешимые сомнения в наличии (отсутствии) признаков продолжаемого преступления, должен действовать известный конституционный принцип их разрешения в пользу виновного (ст. 49 Конституции Российской Федерации). Квалификация здесь будет зависеть от тяжести юридических последствий, которые могут наступить при том или ином варианте.
Например, если лицо совершает несколько действий, каждое из которых самостоятельно квалифицируется по ч. 1 ст. 158 УК РФ, а их оценка как продолжаемой кражи дается по п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ, то при неустранимых сомнениях в наличии единого умысла содеянное следует квалифицировать как совокупность преступлений. При квалификации содеянного по совокупности преступлений наказание, которое может назначить суд с учетом правил, предусмотренных в ст. 69 УК РФ, ограничено тремя годами лишения свободы, тогда как кража в особо крупном размере предполагает наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет.
Другой пример. Допустим, лицо совершает несколько действий, каждое из которых самостоятельно оценивается по ч. 1 ст. 158 УК РФ. Оценка по правилам продолжаемого преступления так же влечет квалификацию по ч. 1 ст. 158 УК РФ. Если в этой ситуации при наличии иных признаков продолжаемого преступления имеются неустранимые сомнения в едином умысле, содеянное необходимо квалифицировать как продолжаемое преступление по ч. 1 ст. 158 УК РФ. Совокупности преступлений в таком случае не будет.

7. Высказанные соображения относительно отграничения продолжаемого преступления от совокупности преступлений, являясь общими, в то же время допускают исключения, связанные с особенностями конструкций отдельных составов. Так, особого разговора заслуживает состав убийства двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Для применения этой нормы в соответствии с позицией Пленума Верховного Суда Российской Федерации вовсе не требуется ни объективной связи между отдельными убийствами, ни единого умысла на совершение двух и более убийств. Признавая право решения таким образом проблемы продолжаемого преступления на уровне Особенной части, следует заметить, что подобные исключения предполагают соответствующие законодательно предусмотренные оговорки, особенно в тех случаях, когда ранее применялась совершенно иная логика квалификации.

В отношении п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ получилось так, что практика применения закона повернулась на сто восемьдесят градусов без изменения закона, когда для этого не было объективных предпосылок. Кроме того, разъяснение, данное в отношении применения п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, вступает в противоречие с рекомендацией, предусмотренной в п. 13 постановления Пленума «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», где говорится, что убийство потерпевшего из корыстных или из хулиганских побуждений не может одновременно квалифицироваться по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Получается, что в соответствии с одним разъяснением допускается одновременное вменение пп. «з» и «к», а согласно другой — исключено.

8. Вопрос о законодательном закреплении понятия продолжаемого преступления, по-видимому, должен преследовать и еще одну немаловажную цель. В законе должна быть отражена логически приемлемая и обоснованная концепция дифференциации ответственности для лиц, совершающих несколько юридически тождественных деяний, в зависимости от того, образуют последние продолжаемое преступление или нет. Другими словами, законодатель должен определиться, что опаснее при прочих равных условиях: совокупность преступлений или продолжаемое преступление, и в каком случае должна наступать более суровая ответственность? И после этого необходимо соответствующим образом выстраивать санкции уголовно-правовых норм и конструировать правила назначения наказания по совокупности преступлений.

Представляется, что поскольку продолжаемое преступление являет собой в известной мере систему действий, то ответственность за продолжаемое преступление должна быть не менее строгой по сравнению с ответственностью за совокупность преступлений. Отчасти такой подход выдержан при конструировании составов хищений в крупном и особо крупном размерах. В то же время можно привести примеры, когда данная логика не выдерживается. Кстати, именно этим обстоятельством объясняется разнобой в правоприменительных решениях, когда в одних случаях содеянное квалифицируется как продолжаемое преступление, а в других как совокупность преступлений. Практика подобным образом сглаживает несоответствие возможных правовых последствий, старается сделать их более справедливыми.

Представленная на суд читателей статья ставит своими задачами, с одной стороны, обратить внимание на проблемность ситуации, и с другой — наметить контуры решения проблемы в сложившихся условиях (с учетом развития доктрины, законодательства и практики его применения).

Юрист сферы образования

Сайт Вихарева Александра

Длящиеся и продолжаемые преступления

Общее свойство (признак) как длящегося, так и продолжаемого преступлений — продолжительность во времени. Длящееся преступление, в отличие от продолжаемого, не прерывается. Например, работник устроился работать в школу по поддельному диплому учителя (ч. 3 ст. 327 Уголовного кодекса РФ). В этом случае преступление не прервётся ни на один день в течение срока действия трудового договора, заключённого на основании фальшивого диплома.

Примером длящегося преступления может быть невыплата руководителем организации заработной платы, стипендий и иных выплат (бездействие).

Многие учебники содержат следующие примеры длящихся преступлений:
– ст. 328 УК РФ. Уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (бездействие);
– ст. 338 УК РФ. Дезертирство (действие).

Таким образом, длящееся преступление — это действие или бездействие, сопряжённое с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования (понятие длящегося преступления дано в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. (в ред. постановления Пленума Верховного Суда СССР от 14.03.63 № 1)).

Продолжаемое преступление — это череда тождественных преступных действий. Определение «тождественный» относится к составу преступления, т. е. каждое деяние имеет признаки одного и того же состава преступления, но ни в одном из этих деяний умысел преступника не реализуется до конца. Все действия виновного направлены на достижение общей цели: например, получение взятки по частям (сто раз по одной тысяче рублей) или хищение сторожем школы кирпичей (много раз по несколько штук) с вверенной ему территории с целью ремонта забора на личном дачном участке.

Установление конца совершения длящихся и продолжаемых преступлений имеет важное значение при применении к ним амнистии (ст. 84 УК РФ) или сроков давности (ст. 78 УК РФ).

Длящееся преступление заканчивается с момента:
– действия виновного (явка с повинной);
– действий правоохранительных органов (задержание виновного);
– наступления обстоятельств, делающих невозможным дальнейшее совершение преступления (смерть виновного).

Продолжаемое преступление заканчивается моментом совершения последнего преступного действия.

Другие статьи по теме

Навигация по записям

Длящиеся и продолжаемые преступления : 3 комментария

А мошенничество в сфере кредитования, ст159 ч 1?Если кредит не оплачивался 5 лет.

Здесь, думаю, можно поставить такой вот вопрос: традиционно к продолжаемым преступлениям относят кражу, в то время, когда кража признается оконченной в тот момент, когда у виновного появляется возможность распорядиться украденным имуществом (например: мотор, кузов машины и др.запчасти, которые можно продать), а продолжаемые преступления считаются оконченным не с момента появления возможности распорядиться имуществом, а со момента совершения последнего задуманного действия. Как быть в данном случае?

Здесь нужно понимать умысел преступника. Да, возможность распорядиться появляется, но если умысел в итоге собрать целиком машину вынося её по частям, а не продавать эти запчасти по отдельности, то это продолжаемое преступление. И оно будет считаться оконченным с момента совершения последнего действия. Здесь мы имеем единый преступный умысел.

Актуальная информация на Ваш электронный адрес

Понятие «длящееся преступление» в российском уголовном праве

В теории уголовного права России очень много споров и неясностей касательно различий в понятиях: «неоднократность преступлений», «повторность преступлений», «длящиеся преступления», «продолжаемые преступления» ( http://www.trepashkin.com/news/articles?id=72 ;

http://www.centrehr.ru/news/articles?id=46 ) . Последствия этих споров плачевные — тысячи незаконных обвинений и осуждений из-за неверной квалификации действий лица. К сожалению, судьи редко обращаются к теории уголовного права и оставляют квалификацию деяний обвиняемого такой, как определил ее следователь.

В данной заметке-комментарии я коснусь понятия «длящегося преступления». Многие юристы указывают, что длящееся преступление якобы трудно отличить от продолжаемого и некоторых других видов преступлений. Позволю себе с этим мнением не согласиться.

Во-первых, определение длящегося преступления дано в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 года «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 14 марта 1963 года № 1), указывая:

«…под длящимися понимаются преступления, которые характеризуются непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния. Длящееся преступление начинается с какого-либо преступного действия или с акта преступного бездействия и прекращается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления».

Следует заметить, что понятие длящегося преступления теории уголовного права было известно уже в середине прошлого столетия.

Современному законодательству эта разновидность сложного единого преступления неизвестна, однако им пользуется судебная практика. В указанном выше постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. (в редакции Пленума от 14 марта 1963 г.) длящимся преступлением предлагалось считать «действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования«. К таким преступлениям могут быть отнесены, например, злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст.157 УК), уклонение от отбывания лишения свободы (ст.314 УК), уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (ст.328 УК) и др. Эти преступления совершаются на протяжении более или менее длительного периода, в течение которого виновный не выполняет обязанности, возложенные на него законом, хотя у него не было препятствий для их добросовестного выполнения.

Моментом окончания этого преступления можно считать действия виновного, направленные:

— на прекращение преступления, или

— наступление события, препятствующего совершению длящегося преступления;

— достижение итогового результата.

Преступление будет оконченным, например, с явкой с повинной или пресечением этого преступления правоохранительными органами, или с наступлением совершеннолетия сына (дочери), которым виновный не платил средств на их содержание.

Для характеристики длящихся преступлений возникает необходимость четко отграничить друг от друга моменты прекращения преступных действий, а также момент законодательного окончания преступления. Все длящиеся преступления сконструированы законодателем таким образом, что они считаются оконченными с момента совершения действий, независимо от наступивших последствий.

Длящиеся преступления разделяют на два вида: уклонение от возложенных законом обязательств (например, от уплаты денег на содержание детей или родителей, уклонение от погашения кредиторской задолженности); хранение запрещенных предметов (наркотиков, оружия, радиоактивных материалов).

К длящимся преступлениям также можно отнести похищение человека. Поскольку действия преступников являются в этом случае непрерывными в течении продолжительного времени, а личная свобода похищаемого непрерывно нарушается в течении всего времени осуществления преступления.

Во-вторых, необходимо отметить, что в указанном выше Постановлении Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 года определение длящегося преступления дано не полно, что на практике ведет к многочисленным ошибкам в квалификации. Чего в нем не хватает? — Не хватает одного-единственного обстоятельства, которое упускают также все без исключения ученые-юристы в своих публикациях и комментариях, а также практики (следователи, прокуроры, судьи), однако оно дает возможность легко отделить продолжаемое преступление от всех других видов. Суть этого обстоятельства в том, что при длящемся преступлении, несмотря на непрерывное осуществление состава определенного преступного деяния, квалификация всех последующих деяний находится в полной зависимости от первоначальный действий обвиняемого. Например, при совершении побега, сколько бы времени ни находился в розыске осужденный, за весь период его действия квалифицируются по первоначальным — ст.313 УК РФ. Все последующие действия не могут быть квалифицированы самостоятельно (пусть даже с этой же квалификацией). Длящееся преступление характеризуется неразрывностью объективной стороны состава преступления и не может разбиваться на отдельные эпизоды.

Таким образом, нельзя отнести к длящимся преступлениям отдельные эпизоды (самостоятельные):

совершения публичных призывов к осуществлению террористической деятельности и публичному оправданию терроризма,

публичных призывов к осуществлению экстремисткой деятельности,

совершение действий, направленных на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по признакам национальности, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично и т.п., ибо эти деяния не характеризуются неразрывностью объективной стороны и могут составлять множественность идентичных действий (самостоятельных преступлений), которые в соответствии со ст.17 УК РФ образуют совокупность преступлений.

К сожалению, на практике очень часто самостоятельные деяния обвиняемого, образующие самостоятельные эпизоды, самостоятельные преступления, квалифицируют как одно длящееся преступление, необоснованно объединяя суммы, размеры для квалификации действий того либо иного лица по более тяжкой статье УК РФ, а также чтобы не прекращать отдельные эпизоды за истечением сроков давности и в других подобных целях.

В.Г. Шумихин
Кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и прокурорского надзора
Пермский государственный университет. 614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15

Рассматривается определение длящегося преступления в теории. Выявляются конструктивные признаки длящегося преступления. Предлагается понятие длящегося преступления. Анализируется позиция судебной практики на определение конкретных преступлений в качестве длящихся. Налоговые преступления как длящиеся преступления.

Ключевые слова: уголовное право; преступление; длящееся преступление; конструктивные признаки; понятие длящегося преступления

Дискуссионным вопросом современной теории и практики применения уголовного закона остается решение вопроса об отнесении тех или иных преступлений к числу длящихся. Первопричина таких разногласий коренится в отсутствии разработанного понятия длящегося преступления, его признаков.

В теории уголовного права были даны различные определения длящегося преступления. Н.С. Таганцев определял длящееся преступление как преступное состояние, деяние раз совершившееся и непрерывно повторяющееся до наступления какого-либо противоположного события [9, с. 351]. В этом определении подмечено главное, что длящееся преступное деяние осуществляется непрерывно на стадии оконченного преступления и образует по сути преступное состояние.

В.Н. Кудрявцев определял основу длящегося преступления как не выполняемую лицом правовую обязанность, возникшую в связи с его поступком [5, с. 265]. Подобный подход к определению длящегося преступления разделяют и другие известные ученые [7, с. 368]. Данный подход основан на определении длящегося преступления, которое дал Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 24 марта 1929 г. «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям»: действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования [8, с. 5]. Н.Ф. Кузнецова, справедливо критикуя такое узкое определение длящегося преступления, указывает на малофункциональность признака неисполнения обязанности в понятии длящегося преступления. Она полагает необходимым сделать акцент в этой дефиниции на том, что на стадии оконченного преступления оно продолжает совершаться, как бы растягивая во времени преступное последствие [6, с. 309–310]. В этом определении правильно подчеркнут признак непрерывности осуществления преступного деяния, однако ошибочно, на наш взгляд, говорить о растягивании во времени преступных последствий, поскольку все длящиеся преступления имеют конструкцию формального состава преступления, не включающего преступные последствия.

В рамках системы континентального уголовного права можно отследить общие подходы к определению длящегося преступления. Профессор К.Роксин из ФРГ относит к длящимся деяния, при которых деликт не заканчивается осуществлением состава деяния, но длящийся деликтной волей субъекта деликт столь долго продолжается, сколь сохраняется созданное им противоправное состояние (Zustand) [4, с. 289]. По смыслу статьи 56 Уголовного кодекса Голландии «непрерывные действия» существуют там, где действия, являющиеся результатом одного решения преступника, приравниваются к действиям одинакового характера и должны оцениваться по одной норме [10, с. 77–78]. В этих определениях указан такой характерный субъективный признак длящегося преступления, как цель преступного деяния субъекта.

Во всех определениях длящегося преступления есть один общий признак – непрерывность осуществления преступления на стадии оконченного преступления. Однако этого признака недостаточно для отчетливого понимания, какое преступление относится к длящимся преступлениям? Первым признаком длящегося преступления выступает непрерывность негативного воздействия на объект преступления. Общественные отношения, поставленные под охрану, непрерывно нарушаются в течение всего времени осуществления длящегося преступления. Так, при совершении незаконного хранения огнестрельного оружия с момента его начала и до момента его окончания происходит деформация отношений общественной безопасности, эти отношения подвергаются непрерывному преступному воздействию.

Вторым признаком длящегося преступления выступает непрерывность осуществления преступного действия или бездействия, которая образует своеобразное преступное состояние. Так, при незаконном хранении огнестрельного оружия это преступное поведение осуществляется субъектом непрерывно и вне зависимости от того, чем занят субъект: находится он в отъезде, отдыхает, пребывает в состоянии сна, сидит за праздничным столом, выполняет производственные функции и т.д. Непрерывность преступного действия или бездействия длится до момента его смерти, деятельного раскаяния, пресечения преступления правоохранительными органами.

Третьим признаком длящегося преступления является субъективный признак – это цель действий преступника. Субъективная сторона длящегося преступления характеризуется только виной в форме прямого умысла, поскольку все составы длящихся преступлений, как отмечалось выше, имеют конструкцию формального состава. Причем прямой умысел преступника всегда формируется конкретной целью преступника, которая может быть указана или не указана прямо в диспозиции статьи Особенной части уголовного закона. Например, при незаконном хранении огнестрельного оружия субъект осознает общественно опасный характер этих действий и имеет цель осуществлять неразрешенное хранение огнестрельного оружия, что и формирует волевой момент вины – желание незаконно хранить оружие. Длящееся преступление, таким образом, характеризуется субъективным признаком – целью лица осуществлять непрерывно преступное деяние.

Данные три признака позволяют достаточно обоснованно классифицировать преступления, относящиеся к длящимся. На основе этих конструктивных признаков можно сформулировать понятие длящегося преступления. Длящееся преступление – это деяние, непрерывно посягающее на объект уголовно-правовой охраны путем непрерывного его осуществления субъектом на стадии оконченного преступления и с целью непрерывного его совершения.

К длящимся преступлениям следует отнести похищение человека, предусмотренное в ст. 126 УК РФ. Похищение человека – это захват, перемещение и лишение его свободы. Действия преступников, удерживающих похищенного, являются осуществляемым непрерывно похищением в течение более или менее продолжительного времени до момента его добровольного освобождения самими преступниками или пресечения их преступных действий самим потерпевшим или другими лицами. Личная свобода потерпевшего, как объект этого преступления, непрерывно нарушается в течение осуществления преступных действий. Целью действий преступников является удержание потерпевшего, изъятого из привычной среды обитания, т.е. его похищение.

По этим же критериям можно проанализировать спорный вопрос об отнесении к длящимся преступлениям побега из места лишения свободы, ареста или из-под стражи (ст. 313 УК РФ). Э.Т. Борисов отмечал, что интересы правосудия, нарушаемые побегом, продолжают нарушаться последующим уклонением от отбывания наказания [1, с. 61]. Оконченный побег из места лишения свободы нарушает интересы правосудия, они непрерывно нарушаются с момента окончания побега и последующего нахождения субъекта вне места лишения свободы, так как приговор суда об отбывании лишения свободы не исполняется. Побег непрерывно до момента явки с повинной, смерти субъекта или его пресечения правоохранительными органами нарушает интересы правосудия. Побег есть непрерывно совершаемое деяние, начатое с момента оставления места лишения свободы. Суть деяния, называемого побегом, заключается в уклонении от исполнения приговора суда о назначении и отбытии наказания в виде лишения свободы. Побег как одна из форм уклонения от отбывания наказания в виде лишения свободы есть определенное состояние – нахождение «в бегах». Третий признак длящегося преступления – цель на совершение непрерывного деяния – также характерен для побега из мест лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи. Осужденный к лишению свободы совершает это преступление и осуществляет его непрерывно с одной целью – находиться на свободе и не отбывать наказание по приговору суда.

Российская судебная практика определяет длящееся преступление с позиций указанного постановления Пленума Верховного Суда СССР 1929 г. Так, в п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. №5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» в том же ключе дано определение длящегося административного правонарушения: длящимся является такое административное правонарушение (действие или бездействие), которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении обязанностей, возложенных на нарушителя законом. Пленум указал, что невыполнение предусмотренной названными правовыми актами обязанности к установленному сроку свидетельствует о том, что административное правонарушение не является длящимся [2, с. 4]. Последнее разъяснение, на наш взгляд, не корректно. Во-первых, невыполнение определенных действий, в том числе и правовой обязанности к определенному сроку, свидетельствует только о том, что правонарушение следует считать оконченным. Во-вторых, дальнейшее неисполнение обязанностей после указанного срока будет свидетельствовать о непрерывно осуществляемом правонарушении на стадии оконченного. Следовательно, невыполнение правовой обязанности к определенному сроку не исключает отнесения таких к числу длящихся. В этом контексте представляется возможным рассматривать проблемы квалификации налоговых преступлений, предусмотренных ст. 198 и 199 УК РФ. Анализ положений постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г. №64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» позволяет сделать вывод о явной противоречивости его разъяснений. Так, в постановлении нет четкого разъяснения – следует ли считать данные преступления длящимися. С другой стороны, Пленум прямо указал на три признака, характеризующих последние как таковые. Во-первых, Пленум в п. 1 и 3 постановления указал, что данные преступления непрерывно воздействуют на объект уголовно-правовой охраны, вызывая вред в виде непоступления денежных средств в бюджетную систему Российской Федерации [3, с. 18]. Во-вторых, Пленум подчеркнул, что с объективной стороны уклонение от уплаты налогов и сборов есть умышленное невыполнение конституционной обязанности платить установленные налоги и сборы. При этом возникает «состояние неуплаты» с момента их фактической неуплаты в срок, установленный налоговым законодательством [3, с. 18]. Наконец и третий признак длящегося преступления указан в п. 8 постановления Пленума: целью этих преступлений является полная или частичная неуплата налога или сбора [3, с. 19]. Признание уклонение от уплаты налогов и сборов с физического лица или организаций длящимися преступлениями, как нам представляется, позволяет и более справедливо разрешать вопросы об исчислении давностных сроков. Сроки давности привлечения к уголовной ответственности за эти преступления соответственно будут исчисляться с момента их обнаружения, а не со дня неуплаты налогов и сборов.

Таким образом, три конструктивных признака определяют длящееся преступление как деяние: во-первых, непрерывно нарушающее общественное отношение, охраняемое уголовным законом; во-вторых, осуществляемое непрерывно на стадии оконченного преступления, в-третьих, целью субъекта является непрерывное его совершение.

Библиографический список

1. Борисов Э.Т. Квалификация продолжаемых и длящихся преступлений, совершенных на территории нескольких союзных республик // Совершенствование уголовного законодательства и практики его применения / Краснояр. гос. ун-т. Красноярск. 1985.

2. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. №6.

3. Бюллетень Верховного Суда РФ 2007. №3.

4. Жалинский А.Е. Современное немецкое уголовное право. М.: ТК «Велби», изд-во «Проспект», 2004.

5. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М.: «Юристъ», 1999.

6. Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений». М.: Изд-во МГУ, 2007.

7. Наумов А.В. Российское уголовное право: курс лекций. Т. 1: Общая часть. М.: Юрид. лит., 2004.

8. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Юрид. лит., 1997.

9. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Тула: Автограф, 2001. Т. 1.

10. Уголовный кодекс Голландии / науч. ред. проф. Б.В. Волженкин. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2000.

46. Квалификация длящихся и продолжаемых преступлений

Характерная черта (признак) длящегося и продолжаемого преступления– это их продолжительность во времени. Отличие длящегося преступления от продолжаемого заключается в следующем. Длящееся преступление не прерывается. Примеры таких преступлений из Уголовного кодекса РФ: — ст. 157 УК РФ. Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (м.б. и бездействие и действие); — ст. 224 УК РФ. Небрежное хранение огнестрельного оружия (м.б. и бездействие и действие); — ст. 316 УК РФ. Укрывательство преступлений (действие); — ст. 328 УК РФ. Уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (бездействие); — ст. 338 УК РФ. Дезертирство (действие);

Таким образом, длящееся преступление– это действие или бездействие, сопряжённое с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования (понятие длящегося преступления дано в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 г. (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 14.03.63 N 1)).

Продолжаемое преступление– это череда тождественных преступных действий. Определение «тождественный» относится к составу преступления, т.е. каждое деяние имеет признаки одного и того же состава преступления, но ни в одном из этих деяний умысел преступника не реализуется до конца. Все действия виновного направлены на достижение общей цели. Например, ст. 117 УК РФ «Истязание» (цель виновного – унижение, издевательство над потерпевшим). К продолжаемому преступлению можно отнести получение взятки по частям (сто раз по одной тысяче рублей) или кражу с завода по несколько кирпичей с целью построить дачный домик.

Длящееся преступление заканчиваются с момента:— действия виновного (сам пришёл в военкомат, явка с повинной и т.п.); — действий правоохранительных органов (задержание виновного); — наступления обстоятельств, делающих невозможным дальнейшее совершение преступления (смерть виновного).

Продолжаемое преступление заканчиваетсямоментом совершения последнего преступного действия.

47. Квалификация составных преступлений и квалифицированных наличием тяжких последствий

По своей конструкции, т.е. по структуре элементов, составы подразделяются на простые и сложные. В простом составе все элементы одномерны: один объект, одна форма вины, одно действие (бездействие), одно последствие. В сложных составах происходит либо: 1) умножение элементов состава; 2) элементы составов альтернативны; 3) имеет место удлинение процесса совершения преступления.

Составные преступления слагаются из двух или более простых составов, образуя единый состав, а не множественность (неоднократность, совокупность) простых составов. Сложным, например, является состав хулиганства. В диспозиции ч. 1 ст. 213 его состав описан как грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества. В п. «б» ч. 2 этой статьи предусмотрено хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти. Сложным составным является состав массовых беспорядков.

В обоих случаях законодатель исчерпывающе перечислил простые составы, которые он включил в сложные составные деяния. Менее удачно сконструирован состав бандитизма, где слишком обобщенно представлены слагаемые из простых составов: создание устойчивой вооруженной группы с целью нападения на граждан или организации. иям против общественной безопасности. Между тем основной вопрос квалификации составных преступлений состоит в том, охватываются ли перечисленные в них простые составы полностью сложным составом или требуется также квалификация по совокупности преступлений. Критериями прежде всего выступают объекты посягательств и соотношение категорий простых составов со сложными составными. Объектом всех трех приведенных составных преступлений является общественная безопасность, а в хулиганстве также общественный порядок. Составляющие сложные составные деяния не могут выходить за пределы родового объекта посягательств и быть по категории и связанной с ней наказуемостью опаснее единого сложного преступления. Последнее очевидно, ибо слагаемая часть не может превышать целое, а подсистема элементов — систему состава. Бесспорно, что умышленное убийство, тем более его квалифицированный состав, выходит за пределы не только массовых беспорядков и хулиганства, но и бандитизма и всегда требует квалификации по совокупности.

Итак, квалификация составных преступлений производится по одной статье (или части) как единого сложного состава. Не выходят ли по тяжести составляющие простые составы за рамки сложного состава, определяется по объектам преступлений, их категории, по характеру общественной опасности. Если выходят, то налицо совокупность преступлений.

Другой вид сложных составов — составы с двумя общественно опасными последствиями — основным и другим, более тяжким. Особенности конструкции данных составов: а) наличие второго общественно опасного последствия (ущерба, вреда, иных тяжких последствий); б) второе последствие — более тяжкое, нежели основное; в) второе последствие наступает после и вследствие основного последствия; г) в преступлениях, квалифицированных другими более тяжкими последствиями, двойная форма вины (см. ст. 27 УК): умысел в отношении основного последствия и только неосторожность в отношении другого, более тяжкого последствия. При наличии самостоятельной умышленной вины за причинение второго более тяжкого последствия квалификация происходит по совокупности преступлений. например, составы умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111); аборт, повлекший по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью (ч. 3 ст. 123); умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, повлекшее по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия (ч. 2 ст. 167) и др.

Смотрите так же:

  • Реклама мед услуг закон Медицинские услуги снова разрешили рекламировать 30 июня, после официального опубликования, вступил в силу Федеральный закон от 28 июня 2014 г. № 190-ФЗ "О внесении изменения в статью 24 Федерального закона "О рекламе", разрешающий рекламировать медицинские […]
  • Герб россии в суде Приказы и распоряжения Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации приказ от 15 февраля 2010 г. № 19 СУДЕБНЫЙ ДЕПАРТАМЕНТ ПРИ ВЕРХОВНОМ СУДЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 15 февраля 2010 г. Москва № 19 Об утверждении Положения о порядке […]
  • Закон иркутской области 30-оз Закон Иркутской области от 16 мая 2018 г. N 30-ОЗ "О внесении изменения в часть 1 статьи 2 Закона Иркутской области "О налоге на имущество организаций" Обзор документа Расширен перечень налоговых льгот по налогу на имущество организаций на […]
  • Образец приказа о неразглашении информации Образец, Приказ об установлении перечня сведений имеющих коммерческую тайну и о мерах по сохранению конфиденциальности сведений имеющих коммерческую тайну Приказ об установлении перечня сведений имеющих коммерческую тайну Образец, Приказ об установлении […]
  • Нарушение правил внутреннего распорядка БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Запрашиваемая страница РЅРµ найдена. Возможно ошибочно набран адрес или страница […]
  • Рифма приказ Пресс-служба Центральный банк Российской Федерации (Банк России) Пресс-служба 107016, Москва, ул. Неглинная, 12www.cbr.ru О назначении временной администрации Департамент внешних и общественных связей Банка России сообщает, что в соответствии с пунктом 2 […]
  • Закон об образовании 13 Федеральный закон от 13 января 1996 г. N 12-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "Об образовании" (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) Федеральный закон от 13 января 1996 г. N 12-ФЗ"О внесении изменений и дополнений в […]
  • Закон 127-оз от 19122013 Закон Свердловской области от 19 декабря 2013 г. N 127-ОЗ "Об обеспечении проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах на территории Свердловской области" (с изменениями и дополнениями) Закон Свердловской областиот 19 декабря 2013 […]