Соучастие в преступлении понятие формы и виды

Содержание:

Понятие, формы и виды соучастия в преступлении

Абсолютно всех людей от животных отличает наличие одной важной вещи – сознания. Именно благодаря ему каждый человек способен мыслить, а также анализировать полученную информацию. Животные в этом смысле значительно отстают. Ведь их поведение регулируется исключительно инстинктами. Таким образом, действия человека всегда являются осмысленными. Любые проявления активности людей могут носить как позитивный, так и негативный характер. С появлением универсального регулятора общественных отношений, то есть права, негативные явления в большей части случаев стали правонарушениями. Отсюда следует, что большая часть человеческой деятельности, которая выходит за рамки социальных норм, очень часто осуждается. При этом следует отметить тот факт, что правонарушения делятся в зависимости от степени своей опасности. Поэтому выделяют обыкновенные антисоциальные деяния и преступления. Последние, в свою очередь, реализуются путем совершения наиболее общественно-опасных деяний. Как мы понимаем, совершаются преступления далеко не всегда одним человеком. То есть крайне негативные деяния могут быть реализованы группами людей. В уголовном праве данный фактор нашел свое отображение в виде института соучастия. Он, в свою очередь, отыгрывает достаточно весомую роль в квалификации тех или иных преступлений. Вдобавок к этому, существуют также отдельные виды соучастников, формы соучастия и иные особенности института, которые будут представлены далее.

Что такое преступление?

Прежде чем обсуждать виды соучастия и иные особенности данной юридической категории, необходимо разобраться, что собой представляет преступление с позиции уголовного права. Существует большое количество научных интерпретаций данного понятия. Однако в современном уголовном праве РФ данное нарушение понимается как наиболее общественно-опасное деяние, совершенное конкретным лицом. Иными словами, высокие санкции, предусмотренные для преступлений в соответствующем законодательстве, обусловлены тем, что вследствие осуществления таких деяний наносится значительный вред тем или иным социальным отношениям. Поэтому существование уголовной отрасли права просто необходимо. Ведь именно благодаря ей можно юридически регулировать сферу совершения преступлений и привлекать виновных в их реализации лиц к ответственности. Что касается уголовных деяний вообще, то их опасность в разы увеличивается, если они осуществляются не одним человеком, а группой. Поэтому так важен вопрос о том, что собой представляют понятие и виды соучастия, а также иные особенности данной категории. Ведь они дают возможность более детально смоделировать юридическую ответственность в каждом конкретном случае.

Понятие соучастия

Итак, нас интересует понятие соучастия. Согласно наиболее «классической» трактовке, которая принимается большинством ученых, данный институт подразумевает факт реализации преступного замысла группой лиц. Конечно, существуют и другие определения. Например, согласно Уголовному кодексу РФ, ст. 32, соучастием является участие в совершении преступления двух и более лиц, объединенных единым умыслом. Следует отметить тот факт, что соучастие изучается на сегодняшний день как один из самых сложных вопросов соответствующей юридической отрасли. Потому что в нем затрагивается также масса иных вопросов, например: вина, роль участников, смежность умысла и т. п. В практической среде при квалификации подобных преступлений возникает множество трудностей. Это связанно с тем, что соучастие — это сложная конструкция, которая требует правовой характеристики сразу нескольких человек, связанных единым умыслом и совершивших то или иное социально опасное деяние.

Развитие и становление института

Следует отметить тот факт, что понятие, признаки и виды соучастия, о которых пойдет речь более детально далее в статье, — это элементы одного юридического института. Он, в свою очередь, не является новеллой в уголовном праве России. Соучастие как факт реализации преступного замысла несколькими людьми было известно достаточно давно, еще во времена Киевской Руси. Помимо этого, категория уже в те далекие времена использовалась для квалификации преступлений и назначения ответственности. Например, в таком документе, как Русская правда, содержались нормы, которые свидетельствовали о значимости соучастия в преступлении. Согласно одной из них, человек, укравший коня, отвечал штрафом. В свою очередь, группа лиц, совершивших аналогичное преступление, солидарно разделяла между собой оплату суммы возмещения. Это не единичный пример использования положений института. Соучастие как часть уголовного права активно практиковалось во времена Российской Империи. Например, в период с 1754 по 1766 год в упомянутом государстве создается новый кодифицированный уголовный акт. В него были уже включены нормы, которые не только закрепляли определение такого явления, как соучастие, но еще и расписывали роли тех или иных участников. Таким образом, с этого момента начинается переломный момент в истории развития всего института. В уложении о наказаниях, последняя редакция которого датируется 1885 годом, уже упоминались некоторые формы и виды соучастия. Помимо того, в данном акте были закреплены основные «роли» соучастников: соисполнительство, пособничество и попустительство. Во времена Советского Союза институт приобретает тот вид, в котором мы привыкли его видеть на сегодняшний день. Были выделены его качественные характеристики, а также закреплены основные виды соучастников. Помимо этого, с 1958 года в уголовном законодательстве появляется такая фигура, как «организатор». Современные акты соответствующей отрасли во многом копируют в данном вопросе советское понимание рассматриваемого нами понятия. Однако теоретическое осмысление соучастия в преступлении ведется и по сей день. Оно необходимо по причине того, что для применения института на практике необходимо юридическое основание и виды соучастия, которые закреплены в нормативных актах. Без этого вменять в вину отдельным лицам представленный отягощающий фактор будет невозможно.

Теоретические подходы к пониманию института

Соучастие в преступлении, понятие, виды которого представлены в статье, теоретиками права рассматривается далеко не одинаково. Как правило, выделяют две наиболее популярные точки зрения по поводу данной проблематики. Согласно первой, соучастие – это акцессорная деятельность людей, участвующих в совершении преступлений. То есть все, кроме исполнителя, выполняют дополнительные функции. При этом уголовная ответственность соучастников будет полностью зависеть от оценки фактических действий титульного исполнителя. Если он виновен, то участники также привлекаются по аналогичной статье. В случае оправдания исполнителя ответственности не подлежат иные лица. Данная теория, конечно, имеет множество спорных моментов, однако в целом является удачной с точки зрения более сурового привлечения к ответственности.

Вторая точка зрения является прямо противоположной. Согласно ей, все участники преступления отвечают лишь за те действия, которые они непосредственно совершали. То есть деятельность исполнителя во внимание не берется. Такой подход позволяет привлекать всех без исключения соучастников преступления даже в том случае, если реализатор его объективной стороны не может быть привлечен к ответственности. Данные особенности дают возможность выделить и проанализировать виды и признаки соучастия, что, безусловно, играет большую роль в эволюции представленного института.

Основные признаки соучастия

Конечно, формы и виды соучастия – это важные факторы, которые просто необходимо детально разбирать и теоретически прорабатывать. Однако признаки данного института также играют достаточно большую роль. Благодаря им мы можем говорить о существовании института вообще, а также правильно квалифицировать его в процессе оценки той или иной характерной ситуации. При этом признаки соучастия выработаны за многие годы существования русской уголовно-правовой теории. Таким образом, выделяют следующие характерные черты института:

1. Прежде всего нужно отметить тот факт, что соучастие в преступлении возможно лишь при деятельности лиц, которые являются субъектами противоправного деяния. То есть все участники группы должны быть вменяемыми, а также обладать соответствующим возрастом.

2. Совершение преступления в условиях соучастия – это всегда «труд» ради реализации одного замысла. То есть участников объединяет одна субъективная сторона, которая направлена на достижения определенного результата, устраивающего всех. Таким образом, в случае выхода действий одного из участников из поля единого умысла они не будут вменяться в вину остальным членам группы.

3. Причинная связь и результат осуществленного деяния будет также желанным для всех соучастников без исключения. При этом между их действиями и непосредственной «концовкой» должна прослеживаться определенная причинная связь. В противном случае невозможно говорить о наличии института соучастия вообще.

4. Соучастие подразумевает осведомленность преступников друг о друге. То есть каждый соучастник должен непосредственно знать другого и понимать, что он осуществляет какие-либо функции в процессе реализации объективного элемента состава преступления. В противном случае упомянутого института попросту нет.

5. Соучастие всегда является лишь активным действием. Оно не может выражаться иным путем.

6. Как показывает уголовно-правовая практика, институт имеет место в преступлениях с любым составом. То есть соучастие возможно в формальных, материальных, длящихся, продолжаемых уголовных правонарушениях.

Таким образом, данные признаки позволяют выделять формы и виды соучастия. Помимо этого, по ним можно охарактеризовать роли всех без исключения реализаторов преступного умысла.

Формы соучастия в преступлении

Виды и формы соучастия в преступлении – это неразрывно связанные между собой понятия. Однако ключевой категорией в данном случае являются именно формы, так как они имеют более широкое значение. Следует отметить, что в теории права уголовной направленности на сегодняшний день все еще не сформировалась единая мысль по поводу данного вопроса. Многие ученые выделяют разные формы соучастия, которые основываются на том или ином критерии. Прежде всего необходимо выделить понятие этой категории. Форма соучастия на сегодняшний день представляет собой одну из разновидностей соучастия, которая формируется на основе определённого критерия, имеющего субъективно-объективный характер. Он, как правило, обуславливает тип связи отдельных участников преступной группы. На сегодняшний день выделяют ряд следующих классификаций, которые выдвигаются различными учеными, а именно:

1. Простое, осложненное и особое соучастие.

2. Соучастие с распределением тех или иных ролей и соисполнительство.

3. Выделение отдельной группы лиц как основной формы соучастия.

Представленный перечень не является полным, так как существует множество точек зрения на классификацию форм соучастия. Следует также отметить тот факт, что в уголовном законодательстве основным критерием появления той или иной формы, является характер сговора, который существует между отдельными лицами. На основе данного критерия выделяют следующие виды соучастия в преступлении, а именно:

— группа лиц без предварительного сговора;

— группа лиц по предварительному сговору;

Безусловно, существует множество иных классификаций, которые известны лишь в узких научных кругах. Например, виды процессуального соучастия включают в себя активный, пассивный и смешанный типы института. Но для глобального изучения подобная форма не подходит, потому что имеет не слишком большой практический потенциал.

Характеристика группы лиц по сговору и без него

Первые две формы соучастия характеризуются наличием группы лиц. Но в обоих случаях различается момент возникновения единого умысла. Например, группа лиц без сговора – это присоединение злоумышленников к совершению преступления, которое уже совершается, то есть действие во время непосредственного посягательства. При этом важна субъективная сторона. Умысел даже при такой форме должен быть у всех участников единым, так как это ключевой признак представленного в статье института. Как уже указывалось ранее, соучастие, понятие, формы, виды которого рассматриваются в статье, характеризуется выполнением объективной стороны всеми злоумышленниками. В случае с группой лиц без предварительного сговора данная особенность также присутствует в полной мере.

Что касается такой формы, как группа лиц с предварительным сговором, то это прямо противоположный тип соучастия. Главная особенность состоит в том, что лица, участвующие в реализации преступного деяния, предварительно договариваются об этом. В данном случае не имеет никакого значения форма подобного рода договоренности. Она может осуществляться как словесно, так и при помощи жестов, письма и т. п. В Уголовном праве РФ деяние считается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если участвует в его реализации двое и более людей.

Характеристика организованной группы и преступного сообщества

Наиболее опасными по своей сути являются две последние формы соучастия. К таковым относятся преступные группы и сообщества. Общественная опасность выражается в том, что подобные формирования отличаются высокой степенью связи между их членами. Они, в свою очередь, способны совершать преступления более «профессионально» и эффективно (с негативной стороны). Организованная группа характеризуется предварительным сговором и устойчивой связью между членами. При этом реализация единого умысла производится путем распределения ролей. В данном случае представленную форму следует отличать от преступного сообщества. Последний тип отличается не только повышенной связью, но еще и наличием иерархии. Помимо этого, преступные сообщества, как правило, создаются для осуществления преступлений самой высокой тяжести. Следует отметить, что современное уголовное право осуждает сам факт создания подобного формирования. Ответственность за организацию такой группы представлена в статье 210 УК РФ. Таким образом, преступное сообщество – это наиболее опасная форма проявления соучастия, так как характеризуется самым прочным типом сплоченности между членами. Вдобавок к этому, подобного рода группа является проявлением организованной преступности. Последняя категория представляет собой систематизированное явление, имеющее место на территории всей планеты. Отдельные государства и международные организации повсеместно разрабатывают принципиальные положения для борьбы с преступностью такого рода.

Соучастие в преступлении, виды соучастников

Существует множество факторов, с позиции которых можно рассматривать представленный в статье институт. Виды и формы соучастия в преступлении в данном случае характеризуют его самым полным образом. При этом первая категория показывает полноту выполнения объективной стороны преступления. На основе данного критерия, как правило, выделяют следующие виды соучастия:

1. Простое, когда реализация объективной стороны преступления производится без распределения ролей. То есть все участники являются соисполнителями.

2. Сложное – прямо противоположная ситуация. Объективная сторона реализуется участниками разной ролевой принадлежности.

Данные виды соучастия в преступлении обуславливают наличие в уголовном законодательстве характеристик лиц, которые в той или иной степени выполняют конкретное преступное деяние. К ним относятся:

Юридическая характеристика организатора и исполнителя

Понятие соучастия и виды соучастников – это понятия, которые дополняют друг друга. При этом первое дает небольшое представление о типах лиц, которые могут принимать участие в совершение преступления, а также их деятельности. Например, организатором того или иного уголовно наказуемого деяния может быть лицо, которое выполняет одно из следующих действий:

— непосредственно организует преступление;

— руководит исполнением уголовного правонарушения;

— является создателем преступной группы или же сообщества;

— руководит одной из преступных групп или же сообществом.

Как правило, наказание этого соучастника является наиболее суровым. Так как его деятельность носит максимально опасный и негативный характер.

Что касается исполнителя, то это непосредственный реализатор такого элемента состава, как объективная сторона преступления. Данное лицо характеризуется следующим набором особенностей:

— исполнитель непосредственно осуществляет преступление (один или в тандеме с другими исполнителями, которые, в свою очередь, считаются в данном случае соисполнителями);

— лицо считается исполнителем, если все деяния по его поручению или под давлением исполняет другой, невменяемый или же малолетний человек.

В процессе реализации преступления исполнитель – это ключевая фигура. Если он не выполняет свои функции, то и общественно опасное деяние фактически не доводится до конца. Как мы видим, соучастие в преступлении, виды соучастников тесно соотносятся между собой. Потому что общее понятие дает возможность увидеть классические черты осуществления преступления группой лиц. А вот виды показывают конкретную роль и значение для объективной стороны общественно опасного деяния.

Подстрекатель и пособник

Помимо руководителя и реализатора преступления, существует также «вспомогательный персонал». К числу таковых можно причислить подстрекателей и пособников. Первый соучастник характеризуется фактом склонения других лиц к совершению социально опасного деяния. Это может происходить в форме уговоров, угроз, просьб, приказов и т. п. Пособник в данном случае – это лицо, непосредственно содействующее совершению преступления. Такая деятельность проявляется в обещании скрывать преступников, а также даче советов, предоставлении убежищ, оружия и т. п.

Таким образом, в статье было рассмотрено соучастие, виды соучастников, формы данной категории, а также её признаки. Следует отметить, что представленный институт имеет неоценимое значение для уголовного права. Ведь он прямо влияет на квалификацию деяния и назначение наказания, которое является проявлением юридической ответственности. Поэтому теоретическая разработка соучастия как правового института все еще необходима на сегодняшний день. Она позволит более эффективно вменять в вину конкретным лицам действия, которые были совершены ими в составе отдельных групп.

Виды и формы соучастия и их юридическое значение

Форма соучастия – это внешнее выражение совместных усилий нескольких лиц в достижении своей преступной цели. Критерием классификации соучастия на формы является способ взаимодействия соучастников. Способы такого взаимодействия могут быть различными, и проявляются они в разных формах. В зависимости от того, каким способом соединяются усилия соучастников и образуют единое преступное событие, можно судить о характере и степени общественной опасности соучастия.

По способу взаимодействия виновных различают следующие формы соучастия:

  1. Соисполнительство (простое соучастие) – такая форма соучастия, при которой все совместно действующие лица непосредственно выполняют объективную сторону преступления.
  2. Соучастие с исполнением различных ролей (сложное соучастие) – характеризуется тем, что один соучастник непосредственно совершает преступление (исполнитель), другие содействуют ему.
  3. Преступная группа в отличие от предыдущих форм характеризуется более тесным взаимодействием виновных, их более стойкой организованностью и сплоченностью.
  4. Уголовный закон в ст. 35 УК РФ подразделяет следующие виды преступных групп:

    1. Группа лиц, действующих без предварительного согласия – это когда совершено преступление группой лиц, т.е. участвовало в его исполнении совместно два или более лиц без предварительного сговора.
    2. Группа лиц действующих по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.
    3. Организованная группа – это устойчивая группа, заранее объединившая для совершения преступления одного или нескольких преступлений со специфическими криминальными навыками, связями, опытом, организовавшихся для систематического совершения одного или нескольких преступлений.
    4. Преступное сообщество (преступная организация) – это сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений либо объединением организованных групп, созданных в тех же целях.
    5. Классификация соучастия на формы преследует цель выделить различающиеся по объективным и субъективным признакам типичные варианты совместного совершения преступления несколькими лицами. Классификация на формы строится по одному основанию — характеру участия в преступлении.

      Соучастите в преступлении: Видео

      Форма соучастия – внешнее проявление совместной преступной деятельности, отражающее характер взаимосвязи и взаимодействия виновных в процессе совершения преступления.

      1. По наличию или отсутствию предварительного соглашения:

      соучастие без предварительного соглашения – совместное умышленное участие нескольких лиц в совершении преступления без предварительной о том договоренности;

      соучастие с предварительным соглашением может быть следующих видов: связанное с предварительным сговором относительно места, времени и способа совершения преступления; с предварительным, более детальным сговором, придающим участникам характер организованной группы; устойчивая преступная организация с детальным распределением ролей, ставящая себе задачей совершение одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений.

      2. По характеру выполнения объективной стороны преступления:

      соисполнительство – взаимодействие в процессе совершения преступления двух или нескольких исполнителей (соисполнителей), каждый из которых принимает непосредственное участие в выполнении объективной стороны конкретного состава преступления;

      соисполнительство с исполнением различных ролей – взаимодействие исполнителя с другими соучастниками (пособником, организатором, подстрекателем).

      1) группа лиц – в которой совместные действия двух и более исполнителей направлялись на совершение преступления без предварительного сговора;

      2) группа лиц по предварительному сговору – в которой лица заранее договорились о совместном совершении преступления;

      3) организованная группа – устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

      Устойчивость – постоянство, стабильность, неподверженность группы воздействиям окружающей среды. Виды устойчивости: временная; устойчивость участников – постоянство ролевого состава группы, наличие лидера; целевая – желание участников совершать преступления, выразившееся в умысле и в действии. Признаки, характеризующие устойчивость: подготовка к совершению определенных преступлений; дисциплина в группе; организованность, руководство; разработка планов конкретных преступлений;

      4) преступное сообщество (преступная организация) – сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданных в тех же целях.

      Сплоченность – единство организации, деятельности, целеполаганий.

      Похожие вопросы

      • Уголовное право — Формыивидысоучастиявпреступлении
        Формыивидысоучастиявпреступлении. Формасоучастия – внешнее проявление совместной преступной деятельности, отражающее характер взаимосвязи и взаимодействия виновных в процессе совершения преступления.
      • Уголовное право — Соучастиевпреступлении. Видысоучастников.
        Понятие вины Вина – это психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому.
        Наказание-это мера гос.принуждения,назначаемая по приговору. Соучастиевпреступлении. Видысоучастников.
      • Уголовное право — Видысоучастия по УК РФ. Видысоучастников
        Видысоучастия, предусмотренные в Особенной части УК РФ
        Формы действия организатора: — организация конкретного преступления; — организация группы для совершения преступлений.
      • Уголовное право — . Понятие и признаки соучастиявпреступлении
        Формыивидысоучастиявпреступлении. Формасоучастия – внешнее проявление совместной преступной деятельности, отражающее характер. Добровольный отказ от совершения преступления.
      • Уголовное право — Ответственность соучастниковпреступления.
        Видысоучастия, предусмотренные в Особенной части УК РФ: • банда – устойчивая вооруженная.
        Формы прикосновенности к преступлению
      • Уголовное право — Понятие и цели наказания. Виды наказаний.
        Соучастиевпреступлении. Видысоучастников.
        Если возникла проблема. Если приложение не запускается на вашем телефоне — воспользуйтесь этой формой.
      • Шпаргалки по уголовному праву
        Формыивидысоучастиявпреступлении. Формасоучастия – внешнее проявление совместной преступной деятельности, отражающее характер взаимо. подробнее ».
      • Уголовное право — Понятие ивиды стадий умышленного преступления.
        Покушение на преступление и его виды.
        Если приложение не запускается на вашем телефоне — воспользуйтесь этой формой.
        Добровольный отказ от совершения преступления. Понятие и признаки соучастиявпреступлении.
      • Уголовное право — Понятие иформы вины.
        Соучастиевпреступлении. Видысоучастников. Согласно ст. 32 УК «Соучастиемвпреступлении признается умышленное совместное участие двух или боле. Понятие иформы вины.
      • найдено похожих страниц:10

        23. Формы и виды соучастия в преступлении

        23. Формы и виды соучастия в преступлении

        Форма соучастия – внешнее проявление совместной преступной деятельности, отражающее характер взаимосвязи и взаимодействия виновных в процессе совершения преступления.

        1. По наличию или отсутствию предварительного соглашения:

        • соучастие без предварительного соглашения – совместное умышленное участие нескольких лиц в совершении преступления без предварительной о том договоренности;

        • соучастие с предварительным соглашением может быть следующих видов: связанное с предварительным сговором относительно места, времени и способа совершения преступления; с предварительным, более детальным сговором, придающим участникам характер организованной группы; устойчивая преступная организация с детальным распределением ролей, ставящая себе задачей совершение одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений.

        2. По характеру выполнения объективной стороны преступления:

        • соисполнительство – взаимодействие в процессе совершения преступления двух или нескольких исполнителей (соисполнителей), каждый из которых принимает непосредственное участие в выполнении объективной стороны конкретного состава преступления;

        • соисполнительство с исполнением различных ролей – взаимодействие исполнителя с другими соучастниками (пособником, организатором, подстрекателем).

        Виды соучастия:

        1) группа лиц – в которой совместные действия двух и более исполнителей направлялись на совершение преступления без предварительного сговора;

        2) группа лиц по предварительному сговору – в которой лица заранее договорились о совместном совершении преступления;

        3) организованная группа – устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

        Устойчивость – постоянство, стабильность, неподверженность группы воздействиям окружающей среды. Виды устойчивости: временная; устойчивость участников – постоянство ролевого состава группы, наличие лидера; целевая – желание участников совершать преступления, выразившееся в умысле и в действии. Признаки, характеризующие устойчивость: подготовка к совершению определенных преступлений; дисциплина в группе; организованность, руководство; разработка планов конкретных преступлений;

        4) преступное сообщество (преступная организация) – сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданных в тех же целях.

        Сплоченность – единство организации, деятельности, целеполаганий.

        Соучастие в преступлении понятие формы и виды

        AJAX — EU e-Privacy Directive
        This plugin provides the AJAX support for the EU e-Privacy Directive package.»>Cайт JURKOM74.RU использует файлы cookie и схожие технологии для удобства пользователей, а также предоставления персонализированной информации (в т.ч. рекламной). При использовании данного сайта вы подтверждаете свое согласие на использование файлов cookie в соответствии с настоящим уведомлением и Соглашением об использовании файлов cookie. AJAX — EU e-Privacy Directive
        This plugin provides the AJAX support for the EU e-Privacy Directive package.»> Если вы не согласны с тем, чтобы мы использовали данный тип файлов, то вы должны соответствующим образом установить настройки вашего браузера или не использовать Сайт.

        Виды и формы соучастия в преступлении

        В зависимости от функциональных ролей, выполняемых со­участниками преступления, можно выделять два вида соучастия :

        • простое;
        • сложное.
        • В зависимости от степени сплоченности соучастников — четыре формы соучастия :

            • группа лиц без предва­рительного сговора;
            • группа лиц по предварительному сговору;
            • организованная группа;
            • преступное сообщество (преступная ор­ганизация).
            • Деление соучастия на виды и формы не является взаимоисключающим, и ряд случаев совместного совершения преступления может быть отнесен и к одному из видов соучастия, и к одной из его форм.

              Виды соучастия

              В основу выделения видов соучастия может быть положен критерий функциональных ролей, выполняемых соучастниками , т.е. отсутствие или наличие в дополнение к соис­полнителям иных разновидностей соучастников. На этой основе может быть выделено:

              1. простое соучастие или соисполнительство (в котором все без исключения совместно участвующие в совер­шении преступления лица являются соисполнителями);
              2. сложное соучастие (в котором наряду с исполнителем (соисполнителями) присутствуют организатор, подстрекатель и (или) пособник).

              Выделение видов соучастия имеет значение при квалифика­ции преступления, совершенного в соучастии:

              1) при простом со­участии:

              • действия всех соучастников квалифицируются только по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответствен­ность за совершенное ими преступление;
              • в случае, если такой статьей предусмотрен квалифицирующий признак совершения преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сго­вору или организованной группой, — то с вменением данного ква­лифицирующего признака (ч. 2 ст. 34 УК РФ).
              • 2) при сложном со­участии:

                • действия исполнителя (соисполнителей) квалифицируют­ся аналогично простому соучастию. Действия же организатора, подстрекателя, пособника квалифицируются соответственно по ч. 3, 4, 5 ст. 33 УК РФ и по статье Особенной части УК РФ, преду­сматривающей ответственность за совершенное ими преступление (с вменением при наличии соисполнителей и при указании на то в статье Особенной части УК РФ также квалифицирующего при­знака группового совершения преступления). Ссылка на ст. 33 УК РФ применительно к действиям организатора, подстрекателя, пособника не требуется , если одновременно с выполнением ими организаторских, подстрекательских и пособнических функций они являются соисполнителями преступления (ч. 3 ст. 34 УК РФ).

                Формы соучастия

                В основу выделения форм соучастия может быть положен критерий сплоченности соучастников , который позволяет выделить такие формы соучастия, как:

                1. группа лиц (без предварительного сговора),
                2. группа лиц по предварительному сговору,
                3. организованная группа,
                4. преступное сообщество (пре­ступная организация) (ч. 1-4 ст. 35 УК РФ).
                5. Совершение пре­ступления группой лиц, группой по предварительному сговору, организованной группой является квалифицирующим призна­ком многих преступлений (например, п. «ж» ч. 2 ст. 105, п. «б» ч. 2 ст. 131, ч. 2, 4 ст. 162 УК РФ).

                  Преступление, совер­шенное группой лиц (без предварительного сговора)

                  Согласно ч. 1 ст. 35 УК РФ преступление признается совер­шенным группой лиц , если в его совершении совместно участвова­ли два или более исполнителя без предварительного сговора.

                  От всех иных форм соучастия данная отличается отсутствием предва­рительного сговора, т. е. спонтанностью, внезапностью возникно­вения и реализации умысла на совершение преступления. В силупрямого указания закона обязательным признаком группы лиц без предварительного сговора является наличие двух и более соиспол­нителей (при этом следует учитывать «группо­вое исполнение преступления»); пособничество в совершении преступления (подстрекательство к его совершению) единственно­му исполнителю не образует данной формы соучастия.

                  Вследствие внезапности преступных действий группа лиц без предварительного сговора в основном встречается как разновид­ность простого соучастия. Тем не менее, здесь возможно и слож­ное соучастие, когда в процессе осуществления преступного по­сягательства у соисполнителей появляется пособник (в еще более редких случаях — подстрекатель) либо когда преступление, совер­шаемое в сложном соучастии, является следствием внезапного видоизменения первоначально существовавшего замысла.

                  Преступление, совер­шенное группой лиц (по предварительному сговору)

                  В ч. 2 ст. 35 УК РФ указывается, что преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору , если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совер­шении преступления.

                  Предварительный сговор на совершение преступления предполагает выраженную в любой форме (пись­менной, устной, конклюдентной) договоренность, состоявшуюся до начала непосредственного выполнения объективной стороны преступления (см., напр.: п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1, п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29).

                  В судебной практике считается, что конститутивным призна­ком группы лиц по предварительному сговору является наличие двух и более соисполнителей (см., напр.: п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1, п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29)(при этом следует учитывать ска­занное ранее о «групповом исполнении преступления»).Так, по одному из дел было исключено из приговора указание на совер­шение убийства группой лиц по предварительному сговору (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ), поскольку было установлено, что из двух соучастников один являлся исполнителем, а другой — пособ­ником (см.: БВС РФ. 2002. №2.С. 16-17).

                  Группа лиц по предварительному сговору может относиться как к простому, так и к сложному соучастию.

                  Отличительной чертой организованной группы (ч. 3 ст. 35 УК РФ), позволяющей отделить ее от группы лиц по предваритель­ному сговору, является устойчивость . Об устойчивости могут свиде­тельствовать такие признаки, как стабильность группы, тесная взаи­мосвязь между ее членами, согласованность действий и их планиро­вание, наличие признанного руководства, постоянство форм и методов преступной деятельности, техническая оснащенность, длительность существования группы, количество совершенных ею преступлений и т.п. При этом закон не исключает создания орга­низованной группы и всего лишь из двух лиц, и для совершения од­ного, но требующего тщательной подготовки преступления.

                  Особая общественная опасность преступлений, совершаемых организованной группой, обусловила выработку судебной прак­тикой правила, согласно которому действия всех участников ор­ганизованной группы независимо от их роли в преступлении квали­фицируются как соисполнительство. Кроме того, само по себе соз­дание наиболее опасной разновидности организованной группы -банды — криминализировано законодателем в ст. 209 УК РФ, а создание организованной группы в иных случаях влечет уголов­ную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана (ч. 6 ст. 35 УК РФ).

                  Преступное со­общество (преступная организация)

                  Наиболее опасной формой соучастия является преступное со­общество (преступная организация) (ч. 4 ст. 35 УК РФ). Преступ­ное сообщество (преступную организацию) в силу сложившейся судебной практики характеризуют три отличительных признака:

                    1. сплоченность , т.е. наличие у членов организации общих целей, намерений, превращающих их в единое целое, наличие устоявшихся связей, организационно-управленческих структур, финансовой базы, единой кассы из взносов от преступной деятельности, конспирации, иерархии подчинения, единых и жестких правил взаимоотношений и поведения с санкциями за нарушение неписаного ус­тава сообщества, особая преступно-культурная общность и т. п.;
                    2. организованность , т.е. четкое распределение функций между соучастниками, тщательное планирование преступной деятельности,наличие внутренней жесткой дисциплины;
                    3. цель создания — совершение тяжких и особо тяжких преступлений.
                    4. Особая общественная опасность преступного сообщества (преступной организации) обусловила уголовную наказуемость самого по себе факта создания такого сообщества (организации) (ст. 210, 2821УКРФ).

                      Следует также отметить, что хотя ни в одной из статей Осо­бенной части УК РФ совершение преступления преступным сооб­ществом (преступной организацией) не является квалифицирую­щим признаком состава преступления, тем не менее, при наличии в статье Особенной части УК РФ такого квалифицирующего при­знака, как совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, со­вершение указанным сообществом (организацией) преступления должно квалифицироваться с его вменением. При этом все дейст­вия всех участников преступного сообщества (преступной орга­низации) независимо от их роли в преступлении квалифицируют­ся как соисполнительство.

                      Виды и формы соучастия

                      Виды соучастия законодательно не определены. Они выделяются в доктрине уголовного права. Виды соучастия различают по характеру выполняемой соучастниками функции при совершении преступления: соисполнительство и соучастие с распределением ролей.

                      При соисполнительстве все лица, принимающие участие в совершении преступления, выполняют объективную сторону соответствующего состава преступления. В соучастии с распределением ролей помимо исполнителя или исполнителей имеются иные соучастники, например, пособник и (или) организатор.

                      Длительное время вопрос о формах соучастия не был решен в отечественном уголовном законодательстве. Он изучался наукой уголовного права. При этом предлагались различные критерии классификации форм соучастия. Большинство авторов придерживалось той точки зрения, что формы соучастия отражают характер связи между совместно действующими лицами.

                      В настоящее время определение форм соучастия дается в ст. 35 УК РФ:

                      «1. Преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора.

                      2. Преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

                      3. Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

                      4. Преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды».

                      В законе выделяются следующие формы соучастия в преступлении в зависимости от объективной и субъективной связи между действующими лицами:

                      2) группа лиц по предварительному сговору;

                      3) организованная группа;

                      4) преступное сообщество (преступная организация).

                      Представляется целесообразным начать рассмотрение форм соучастия с понятия «группа лиц по предварительному сговору», поскольку, во-первых, преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору, необходимо отличать от преступлений, совершенных группой лиц, организованной группой, а также от соучастия в преступлении. Во-вторых, чаще всего возникают сложности именно при квалификации содеянного как преступления, совершенного по предварительному сговору группой лиц. В-третьих, данный квалифицирующий признак не имеет однозначного толкования в науке уголовного права.

                      По нашему мнению, для квалификации содеянного как преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору, необходимо установить следующие обязательные признаки:

                      1) преступление совершено двумя или более лицами;

                      2) преступление совершено по предварительному сговору;

                      3) преступление совершено соисполнителями.

                      Каждый из названных признаков имеет свои особенности и нуждается в самостоятельном толковании.

                      Преступления, совершенные по предварительному сговору группой лиц, могут образовывать четыре ситуации, требующие уголовно-правовой оценки с точки зрения субъектного состава участников преступной группы:

                      1) преступление совершено группой, полностью состоящей из лиц, достигших возраста уголовной ответственности и являющихся вменяемыми;

                      2) преступление совершено группой лиц, не достигших возраста уголовной ответственности или невменяемых;

                      3) преступление совершено смешанной группой, т.е. состоящей из лиц, указанных в обеих приведенных выше ситуациях;

                      4) преступление совершено группой лиц, не достигших возраста уголовной ответственности или невменяемых, но под руководством или по подстрекательству вменяемого лица, достигшего возраста уголовной ответственности.

                      Представляется, что первая и вторая ситуации не сложны для квалификации. В первой ситуации содеянное должно быть квалифицировано при наличии всех иных необходимых признаков как совершенное группой лиц. Во второй ситуации нет состава преступления, поскольку нет субъектов уголовной ответственности. Поэтому более подробно рассмотрим третью и четвертую ситуации.

                      Наиболее активные дискуссии в настоящее время порождает проблема квалификации действий лица, совершившего преступление совместно с лицами, которые не могут быть субъектами уголовного права, например малолетними или невменяемыми. Из определения соучастия следует, что оно может быть образовано действиями двух или более лиц. Преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору, – частный случай соучастия. Следовательно, для привлечения виновных к ответственности необходимо установить, что преступление совершено как минимум двумя лицами. Однако в законе ничего не сказано о признаках лиц, участвующих в совершении преступления. Если бы в ст. 32 УК РФ определялось, что соучастие – это умышленное совместное участие двух или более субъектов преступления в совершении умышленного преступления, то вопросов бы не возникало. Однако в законе речь идет о лицах. Поэтому можно констатировать, что определение соучастия, содержащееся в законе, не разрешает обозначенную выше проблему.

                      Теоретически возможны следующие варианты квалификации действий лица, непосредственно совершившего преступление совместно с лицом (или лицами), которое не может быть признано субъектом уголовного права:

                      1) по ч. 1 соответствующей статьи Особенной части УК РФ, т.е. как «простое» преступление;

                      2) как соучастие в преступлении, совершенном группой лиц;

                      3) как преступление, совершенное группой лиц.

                      В науке уголовного права нет единства мнений. Подавляющее большинство ученых исходит из того, что квалификация содеянного с вменением квалифицирующего признака «совершение преступления группой лиц» возможна только в том случае, когда имеется как минимум два субъекта уголовной ответственности – соисполнителя преступления. Если же из всех лиц, непосредственно участвовавших в совершении общественно опасного деяния, только один является его субъектом, то содеянное не может быть квалифицировано как совершенное группой лиц.

                      Данный подход доминирует в современной правовой литературе.

                      Однако в науке уголовного права существуют и другие мнения по рассматриваемой проблеме.

                      Многие ученые считают, что для квалификации содеянного как преступления, совершенного группой лиц, необязательно, чтобы все участники были субъектами преступления. Достаточно установить совместность действий нескольких лиц при совершении конкретного преступления, независимо от того обстоятельства, что к уголовной ответственности может быть привлечен только один из них.

                      Например, А. Рарог и А. Есаков пишут: «Поскольку при определении соучастия в ст. 32 УК РФ не указаны такие признаки соучастников, как вменяемость и достижение возраста, с которого наступает уголовная ответственность, текст закона, строго говоря, допускает возможность иод упомянутыми в нем лицами понимать, в частности, и фактических участников, не способных нести уголовную ответственность. Поэтому совершение всякого умышленного преступления лицом, способным нести уголовную ответственность, совместно с одним или несколькими лицами, не обладающими признаками субъекта преступления, следует квалифицировать как преступление, совершенное группой лиц, если эго обстоятельство предусмотрено в соответствующей части УК РФ как квалифицирующий признак. Необходимым условием такой квалификации должно быть установленное судом личное участие как минимум двух лиц (включая лицо, способное нести уголовную ответственность) в полном или хотя бы частичном выполнении объективной стороны преступления».

                      Рассматриваемая проблема имеет не только теоретическое значение. Она нередко встречается и в судебной практике. К сожалению, данная проблема в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, принятых после вступления в силу УК РФ 1996 г., не решена.

                      Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 в отношении квалификации группового убийства разъясняется: «При квалификации убийства по и. “ж” ч. 2 ст. 105 УК РФ необходимо учитывать содержащееся в ст. 35 УК РФ определение понятия преступления, совершенного группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой лиц». А в п. 9 утратившего силу постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 № 7 отмечалось: «Необходимо иметь в виду, что совершение преступления с использованием лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста (статья 20 УК РФ) или невменяемости (статья 21 УК РФ), не создаст соучастия. Вместе с тем при совершении преступления несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности по указанным выше основаниям, лицо, вовлекшее несовершеннолетнего в совершение этого преступления, в силу части 2 статьи 33 УК РФ несет ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения».

                      Исходя из содержания названных постановлений сделать вывод о позиции Пленума Верховного Суда РФ относительно рассматриваемой нами проблемы невозможно. В одном случае приводится ссылка на ст. 32 УК РФ, которая и требует толкования, в другом фактически воспроизводится положение ч. 2 ст. 33 УК РФ о том, что исполнителем преступления признается лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных УК РФ. Учитывая изложенное, а также то, что в рамках УК РФ речь идет только о лицах, способных нести уголовную ответственность (ст. 19 УК РФ), этот статус сохраняется и при определении видов соучастников и их ответственности (ст. 33, 34 УК РФ). Отступлений от этого не должно быть и при решении рассматриваемой проблемы. Соучастие образует наличие как минимум двух субъектов преступления, т.е. лиц, способных нести уголовную ответственность.

                      Многие исследователи справедливо обращают внимание на то, что совместное совершение преступления субъектом и несубъектом уголовного права необходимо отличать от ситуаций, когда субъект использовал для достижения преступного умысла лиц, не подлежащих уголовной ответственности. При совместном совершении преступления с иными лицами субъект выполняет объективную сторону преступления, при использовании других лиц – нет. В последнем случае субъект признается непосредственным единоличным исполнителем преступления, фактически выполненного иными лицами – несубъектами уголовного права в силу законных оснований. В такой ситуации действия виновного должны квалифицироваться еще и по соответствующей части ст. 150 УК РФ, если вовлекаемое лицо не достигло возраста уголовной ответственности. Если субъект преступления сам является несовершеннолетним, то при условии достижения возраста уголовной ответственности (14 лет) он может отвечать только за те преступления, которые перечислены в ч. 2 ст. 20 УК РФ.

                      Приведем пример из судебной практики.

                      Несовершеннолетние братья Н. и малолетний М. из трактора и автомашины совершили кражу продуктов, принадлежавших рабочим, и ключей от зажигания автомашины. Рабочие О., Е. и X., обнаружив кражу, стали разыскивать виновных, которые в это время находились в поле.

                      Увидев рабочих, Н. подошел к О. и отдал похищенный ключ от зажигания автомашины. О. предложил Н. и М. следовать за ним. В ответ на это один из братьев Н. в целях совершения убийства навел на О. двуствольное охотничье ружье, взвел курки и дважды пытался выстрелить. Но в результате осечек выстрелов не произошло.

                      После этого Н. и М. стали убегать. Полагая, что ружье у подростков не заряжено, О. и другие рабочие побежали за ними. В это время Н. передал ружье малолетнему М. и приказал ему стрелять в преследовавших их рабочих. М. навел ружье на О., нажал на спусковые крючки, но выстрела не произошло, так как не были взведены курки. Остановившись, М. взвел курки и выстрелил в сторону бежавших Е. и X. X. не пострадал, а Е. был убит. II. крикнул М., чтобы тот стрелял и в другого рабочего, но М. не стал этого делать.

                      Несмотря на кассационную жалобу осужденного II., в которой он просил пересмотреть дело с учетом его несовершеннолетнего возраста и того, что он не является непосредственным убийцей, Н. был осужден за убийство Е. и покушение на убийство О.

                      В приведенном примере Н. подстрекал малолетнего М. к совершению убийства. Однако в силу того что М. не является субъектом преступления, он не может быть привлечен к уголовной ответственности. За убийство должен отвечать Н„ так как он умышленно использовал лицо, которое не может быть привлечено к уголовной ответственности, для совершения преступления.

                      Возможны ситуации, когда для совершения преступления один субъект использует другого субъекта, но помимо сознания и воли последнего. В подобных случаях тот, кто использовал других субъектов помимо их сознания и воли, так же как и при использовании несубъектов уголовного права, отвечает как единоличный исполнитель содеянного. Использованные субъекты преступления в зависимости от обстоятельств дела могут подлежать ответственности за неосторожное преступление или вообще не подлежать уголовной ответственности, если их вина не будет установлена.

                      Например, субъект подговорил близорукого произвести выстрел из ружья в кусты, поскольку там якобы находится зверь. Однако фактически он чужими руками убил ненавистного ему человека, вместе с которым оказался на охоте. В этом случае лицо, произведшее выстрел, может быть привлечено к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 109 УК РФ, т.е. за неосторожное причинение смерти, а другое лицо – за убийство по ч. 1 ст. 105 УК РФ как непосредственный исполнитель данного преступления.

                      Для квалификации содеянного как преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору, необходимо установление предварительного сговора между соисполнителями. Достижение предварительного сговора на преступление означает, что виновные действуют с прямым конкретизированным умыслом, направленным на достижение преступного результата. Сговор, на наш взгляд, можно определить как соглашение на объединение усилий в целях совершения преступления. Предварительность сговора означает, что участвующие в преступлении лица договорились о его совершении до того момента, как они начали выполнять объективную сторону соответствующего преступления, т.е. на стадии приготовления до начала стадии покушения. На стадии покушения возможно лишь присоединение к уже совершаемому преступлению.

                      Па стадии приготовления к преступлению виновные умышленно создают благоприятные условия для достижения преступного результата, подыскивают соучастников, орудия преступления, разрабатывают план совершения преступления, намечают мероприятия по сокрытию следов преступления и т.д. На стадии покушения производятся умышленные действия, непосредственно направленные на выполнение преступления.

                      Поэтому если один субъект уже начал выполнять объективную сторону преступления, а второй присоединился к нему в этот момент, то преступление не может быть квалифицировано как совершенное по предварительному сговору. Однако если будет установлено, что ранее между соисполнителями была достигнута договоренность о преступлении, то содеянное может быть квалифицировано в этом случае как совершенное группой лиц по предварительному сговору.

                      Сам сговор на преступление может состояться задолго до совершения преступления, а также непосредственно перед его совершением. С точки зрения закона безразлично, когда именно лица договорились о совершении преступления. Главное, что это произошло до начала выполнения объективной стороны преступления.

                      Закон не связывает заключение сговора на преступление с какой-либо формой соглашения: устной, письменной, конклюдентными действиями, взглядом и т.д. Единственное условие заключается в том, что сговор на преступление у виновных имелся до того момента, как они приступили к выполнению объективной стороны соответствующего преступления.

                      Но нашему мнению, сговор на преступление может состояться и в процессе совершения иного преступления. Например, виновные начали избивать потерпевшего с целью его «проучить», но в ходе избиения решили убить потерпевшего, причинив ему смертельные ранения. Эти действия могут быть квалифицированы как убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, потому что сговор на убийство состоялся у виновных до причинения ранений, непосредственно направленных на лишение потерпевшего жизни. Иллюстрацией сказанного может служить дело Д. и О.

                      Граждане Д. и О. на почве личных неприязненных отношений избили гражданина Б„ причинив его здоровью вред средней тяжести. После этого осужденные договорились между собой об убийстве потерпевшего, для чего пытались задушить его шнурком от ботинок. Но поскольку не смогли достичь желаемого результата, положили ему на горло палку и одновременно встали на ее разные концы, причинив Б. несовместимые с жизнью телесные повреждения.

                      В данном случае умысел на убийство возник у виновных в процессе избиения потерпевшего. Это обстоятельство двояко влияет на квалификацию их преступных действий. Содеянное виновными, во-первых, должно квалифицироваться как убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору; во-вторых, не требует дополнительной квалификации по статье, предусматривающей ответственность за причинение вреда здоровью, поскольку первоначально задуманное переросло в более опасное преступление.

                      Аналогично должен решаться вопрос, например, при совершении преступлений против собственности. Если виновные начали совершать тайное хищение чужого имущества, т.е. кражу, а затем у них возник умысел на применение насилия в целях хищения чужого имущества, т.е. разбой, то содеянное должно квалифицироваться в целом только как разбой, совершенный по предварительному сговору группой лиц.

                      Ошибок, связанных с неправильной квалификацией преступлений, совершенных в соучастии, достаточно много. Отчасти они обусловливаются несовершенством уголовного закона.

                      Так, в ст. 35 УК РФ указывается, что преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора. В то же время относительно преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору, сказано, что преступление признается таковым, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о его совместном совершении. В этом определении ничего не говорится о виде соучастников, образующих группу лиц по предварительному сговору. Должны ли все они быть соисполнителями или данный вид группы могут образовывать один исполнитель и иные соучастники?

                      По этому вопросу среди теоретиков и практиков уголовного права развернулась дискуссия, в ходе которой определились сторонники узкого и широкого понимания группы лиц по предварительному сговору.

                      Сторонники узкого понимания утверждают, что для признания содеянного группой лиц по предварительному сговору необходимо наличие нескольких соисполнителей. Сторонники широкого понимания исходят из того, что критерий соисполнительства не является определяющим.

                      Например, А. Арутюнов пишет, что группу лиц по предварительному сговору могут образовывать не только соисполнители, но и другие соучастники. При этом он исходит из того, что в рассматриваемом случае налицо соучастие, а раз это так, то формой этого соучастия будет именно группа лиц по предварительному сговору. По сто мнению, действия двух исполнителей без предварительного сговора не более опасны, чем действия соучастников преступления с распределением ролей, но с одним исполнителем.

                      В. Иванов также считает, что содеянное виновными должно квалифицироваться как совершенное группой лиц вне зависимости от выполняемых соучастниками ролей, если признак группового посягательства включен в качестве квалифицирующего в соответствующую статью Особенной части УК РФ. Он критикует позицию, в соответствии с которой для признания наличия группы лиц, образованной по предварительному сговору, необходимо, чтобы все входящие в группу выполняли хотя бы часть объективной стороны преступления. В частности, В. Иванов высказывает следующие аргументы: «Получается, что соучастие, которое согласно законодательному определению есть совместное участие двух или более лиц в совершении преступления, что само по себе свидетельствует о наличии группы, и группа лиц – различные правовые феномены. Но ведь совместность как раз и предполагает сговор, являющийся непременным атрибутом соучастия, которое вообще немыслимо рассматривать вне рамок группового посягательства. Соучастие и группа лиц – одно и то же. Другое дело, что группа может быть более или менее стойкой».

                      По нашему мнению, это ошибочные суждения. Названные авторы неоправданно смешивают понятия «преступление, совершенное в соучастии» и «преступление, совершенное группой лиц». Первое понятие по своему объему шире второго. Оно предполагает, что к одному преступлению имеют отношение несколько виновных, которые могут быть как только соисполнителями, так и соучастниками преступления, совершенного одним исполнителем. Второе понятие по своему содержанию уже. Оно охватывает только случаи совместного совершения преступления несколькими лицами, которые являются соисполнителями.

                      В судебно-следственной практике при квалификации преступлений, совершенных несколькими лицами, допускаются четыре ошибки:

                      1) иных соучастников признают соисполнителями преступления;

                      2) соисполнителей признают иными соучастниками преступления;

                      3) одних и тех же лиц признают одновременно и соисполнителями, и другими соучастниками одного и того же преступления;

                      4) не признают соисполнителями преступления лиц, которые участвовали в выполнении объективной стороны соответствующего преступления.

                      Вопрос о признании или непризнании лиц соисполнителями зависит от особенностей объективной стороны совершаемого совместно преступления и непосредственных действий соучастников. Содеянное виновными признается совершенным группой лиц но предварительному сговору лишь в том случае, если лица, совместно участвовавшие в совершении преступления, выполняли его объективную сторону.

                      Например, при убийстве соисполнителями признаются лишь те лица, которые лишали потерпевшего жизни. При изнасиловании это тот, кто непосредственно совершил половой акт с потерпевшей, а также тот, кто применил к потерпевшей насилие, угрожал или привел потерпевшую в беспомощное состояние. При совершении кражи соисполнителями признаются лица, которые непосредственно совершили изъятие чужого имущества, а также тот, кто обеспечил тайность хищения или устранил препятствия при проникновении в жилище, помещение или иное хранилище. За получение взятки группой лиц по предварительному сговору будут нести ответственность только те должностные лица, которые приняли предмет взятки за свои действия в пользу взяткодателя или представляемых им лиц.

                      Таким образом, ключ к пониманию соисполнительства – правильное уяснение объективной стороны состава соответствующего преступления и надлежащая оценка действий виновного лица.

                      Преступление, совершенное группой лиц, имеет те же признаки, что и преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору, за исключением того, что оно совершается без предварительного сговора на совершение преступления. При этом «предварительно» означает, что сговор на преступление достигается до начала действий, непосредственно направленных на выполнение объективной стороны соответствующего преступления. На первый взгляд, особых проблем с установлением наличия или отсутствия сговора на преступление возникать не должно. Однако это не гак.

                      Преступление, совершаемое группой лиц без предварительного сговора, имеет по сравнению с преступлением, совершаемым по предварительному сговору, некоторые особенности, связанные с субъективной стороной преступления.

                      Иногда в литературе обращается внимание на то, что при совершении преступления без предварительного сговора второй исполнитель может присоединиться, когда первый исполнитель преступления уже приступил к выполнению объективной стороны преступления, чего не бывает при преступлении, совершаемом по предварительному сговору. Но и при совершаемом по предварительному сговору преступлении кто-то из соисполнителей может приступить к выполнению объективной стороны преступления спустя некоторое время после начала процесса совершения преступления другим соисполнителем.

                      Главное отличие рассматриваемых преступлений заключается не во времени начала выполнения объективной стороны преступления его соисполнителями, а во времени достижения соглашения между ними на совместное совершение преступления. При совершении преступления группой лиц по предварительному сговору соглашение на преступление всегда достигается до начата действий, направленных непосредственно на выполнение объективной стороны соответствующего преступления всеми соисполнителями. При совершении преступления группой лиц без предварительного сговора соглашение на совместное совершение преступления возникает уже после начала действий, входящих в объективную сторону совершаемого преступления. Происходит присоединение к уже совершаемому преступлению.

                      Так, Ю. и Ж. были осуждены за убийство, совершенное по предварительному сговору группой лиц.

                      Между О. и И. возникла ссора, в процессе которой Ю. нанес лежавшей на раскладушке И. удар ножом в грудь, причинив проникающую рану без повреждения внутренних органов. Потерпевшая стала сопротивляться. Ю. попросил Ж. оказать ему содействие в убийстве. Когда Ж. держал И. за ноги, Ю. нанес ей удар в область сердца, от которого она скончалась на месте.

                      В данном случае умысел на убийство гражданки И. возник у одного гражданина Ю. Он приступил к его реализации, нанеся потерпевшей удар ножом в область грудной клетки. Однако поскольку И. стала оказывать сопротивление, Ю. был вынужден попросить Ж. о содействии. Совместное завершение убийства при изложенных обстоятельствах исключает квалификацию содеянного виновными как убийства, совершенного группой лиц по предварительному сговору. Действия Ю. и Ж. должны быть квалифицированы как совершенные группой лиц без предварительного сговора на убийство.

                      Иногда суды согласованность действий виновных при совершении преступления без достаточных оснований принимают за предварительный сговор.

                      Так, Тюменским областным судом II. и К. были осуждены за убийство К., совершенное группой лиц по предварительному сговору. Суд указал в приговоре, что об умысле подсудимых на совершение убийства по предварительному сговору свидетельствует то, что во время ссоры с потерпевшим они, действуя согласованно, начали совместно избивать его руками и ногами по различным частям тела, сбили с ног и продолжали пинать, нанося удары в жизненно важную часть тела – голову. Их совместными действиями потерпевшему были причинены тяжкие телесные повреждения, от которых он на месте происшествия скончался.

                      Изменив приговор и кассационное определение в части юридической оценки действий осужденных Президиум Верховного Суда РФ указал, что вывод о совершении убийства группой лиц по предварительному сговору сделан судом исходя лишь из факта совместных согласованных действий виновных при избиении потерпевшего. Однако этого недостаточно для утверждения, что между осужденными еще до убийства состоялся сговор на совершение данного преступления. Н. и К. отрицали наличие у них такого сговора. Никаких других доказательств, которые подтверждали бы это обстоятельство, в деле не имелось, поэтому квалифицирующий признак «убийство, совершенное по предварительному сговору» исключен из указанных решений судов.

                      Другой пример. В Кемеровский областной суд осудил граждан М. и С. за убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

                      М. и С. вместе с Л. распивали спиртные напитки. Поссорившись, они стали избивать Л. сначала руками и ногами, а затем поочередно обухом топора. В результате потерпевший скончался.

                      Судебная коллегия Верховного Суда РФ в своем определении но второму приведенному делу указала, что преступление совершено в связи с пьянством и ссорой; данных о предварительной договоренности на убийство Л. не имеется. Согласованность действий М. и С., на которую сослался в приговоре Кемеровский областной суд, не может служить достаточным основанием для признания убийства совершенным группой лиц но предварительному сговору. Необходимо установить и доказать, что у виновных имелся сговор на убийство потерпевшего до начала действий, непосредственно направленных на лишение жизни.

                      В. Быков высказал точку зрения, что сговор может быть при совершении преступления обоими видами групп (по предварительному сговору и без предварительного сговора). Отличие заключается в том, что при совершении преступления группой лиц по предварительному сговору всегда существует временной промежуток между принятием решения и реальным выполнением задуманного. Другое отличие, по мнению ученого, заключается в психологическом характере групп.

                      Представляется, что соглашаться с подобным подходом нельзя, поскольку он не основан на законе. Закон называет только одно отличие рассматриваемых видов групп – отсутствие или наличие предварительного сговора. Время заключения сговора на преступление – задолго до его совершения или непосредственно перед его совершением – значения не имеет. Закон ничего не говорит о психологическом характере группы, а В. Быков считает психологическую характеристику главным критерием различия группы лиц, совершившей преступление без предварительного сговора, и группы лиц, совершившей преступление по предварительному сговору.

                      Представляется, что учет характера взаимосвязи между участниками группы может помочь при расследовании преступления. Однако брать данный критерий в основание квалификации содеянного виновными было бы грубейшей теоретической и практической ошибкой.

                      В п. 3 ст. 35 УК РФ определено, что преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

                      Понятие организованной группы конкретизируется в некоторых постановлениях Пленума Верховного Суда РФ.

                      Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 разъяснено, что «организованная группа – это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. Поэтому при признании убийства совершенным организованной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ».

                      В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 отмечено следующее: «В отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, организованная группа характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

                      Об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, ио и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей).

                      При признании этих преступлений совершенными организованной группой действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на статью 33 УК РФ».

                      В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 № 51 организованная группа определяется следующим образом: «В соответствии с частью 3 статьи 35 УК РФ под организованной группой следует понимать устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Организованная группа отличается наличием в се составе организатора (руководителя), стабильностью состава участников группы, распределением ролей между ними при подготовке к преступлению и непосредственном его совершении. Исходя из этого, в организованную группу могут входить лица, не обладающие полномочиями по распоряжению, управлению или пользованию вверенным имуществом, а также по его доставке либо хранению, которые заранее объединились для совершения одного или нескольких преступлений. При наличии к тому оснований они несут ответственность согласно части 4 статьи 34 УК РФ как организаторы, подстрекатели либо пособники присвоения. Организаторы и руководители несут ответственность за все совершенные организованной группой преступления, если они охватывались их умыслом. Другие члены организованной группы привлекаются к ответственности за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали (статья 35 УК РФ)».

                      Несмотря на то, что определения организованной группы даны в законе и постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, в правоприменительной практике допускаются ошибки, свидетельствующие о том, что у работников правоприменительных органов нет достаточно четких критериев, позволяющих правильно разграничивать преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору, и преступление, совершенное организованной группой.

                      В науке уголовного права данная проблема также еще далека от разрешения. В теории уголовного права существуют самые разнообразные подходы к трактовке понятия «преступление, совершенное организованной группой». По-разному интерпретируются правила квалификации действий участников организованной группы. Каждый автор пытается дать свое определение организованной группы, отличающееся от законодательного.

                      Общим для всех определений организованной группы, данных в науке уголовного права, а также в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, является то, что они выходят за рамки уголовного закона, по существу являются криминологическими, а не уголовно-правовыми. Нельзя требовать от правоприменителя установления и доказывания признаков организованной группы, которые не являются правовыми, поскольку это искажает смысл уголовно-правовой нормы и сводит на нет ее применение.

                      По нашему мнению, суть организованной группы заключается в том, что она создается в целях занятия преступной деятельностью, т.е. в целях совершения ряда преступлений. В противном случае, каким образом группа может приобрести признак устойчивости, т.е. стабильности ее состава на протяжении определенного промежутка времени? Однако признак устойчивости, характерный для организованной группы, в определенном смысле вторичен. Главный же признак организованной группы – это цель ее создания. Категория цели является конструктивным признаком организованной группы и прямо вытекает из содержания закона. В ч. 3 ст. 35 УК РФ предусматривается, что организованная группа – это устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Словосочетание «заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений» означает не что иное, как специальную цель – совершение преступлений, т.е. совместное занятие преступной деятельностью. Отсюда становится понятным, как следует отграничивать преступление, совершенное организованной группой, от преступления, совершенного группой лиц, а также от преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору.

                      Если преступная группа создавалась для занятия преступной деятельностью, т.е. в целях совершения ряда преступлений или одного, но требующего длительной и тщательной подготовки, то имеются основания для квалификации содеянного преступления как совершенного организованной группой. Если же преступление было совершено группой, которая ранее не совершала совместных преступлений и в будущем не предполагала заниматься совместной преступной деятельностью, то содеянное в зависимости от наличия или отсутствия между участниками группы сговора на совершение преступления должно квалифицироваться соответственно как совершенное группой лиц по предварительному сговору или как совершенное группой лиц.

                      О наличии специальной цели – совместного занятия преступной деятельностью – в большинстве случаев свидетельствует сам факт совершения участниками группы ряда совместных преступлений.

                      Для уяснения роли такого признака, как «цель», в признании содеянного преступлением, совершенным организованной группой, имеет смысл обратиться к постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 № 1.

                      Банда в ст. 209 УК РФ определяется как устойчивая вооруженная группа, созданная в целях нападений на граждан или организации. В и. 2 названного постановления указывается: «Под бандой следует понимать организованную устойчивую вооруженную группу из двух или более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации. Банда может быть создана и для совершения одного, но требующего тщательной подготовки нападения». В п. 3 Постановления указано, что от иных организованных групп банда отличается вооруженностью и своими преступными целями: совершение нападений на граждан и организации. В п. 7 обращено внимание на то, что создание вооруженной банды является в соответствии с ч. 1 ст. 209 УК РФ оконченным преступлением независимо от того, были ли совершены планировавшиеся преступления. Более того, в этом же пункте Постановления обращается внимание на то, что в тех случаях, когда активные действия лица, направленные на создание устойчивой вооруженной группы, в силу их своевременного пресечения правоохранительными органами либо по другим независящим от этого лица обстоятельствам не привели к возникновению банды, они должны быть квалифицированы как покушение на создание банды.

                      Следовательно, основными признаками банды как разновидности организованной группы являются ее вооруженность и цель создания – совершение нападений. Для уголовной ответственности за бандитизм не требуется совершения иных преступлений. Иначе говоря, признак устойчивости не имеет определяющего значения.

                      Понятно, что если группа только создалась, то она не может иметь еще постоянства форм и методов преступной деятельности, длительности существования, количества совершенных преступлений и т.д., т.е. она не имеет признака устойчивости. Однако это не является препятствием для привлечения виновных к уголовной ответственности за бандитизм. Признак устойчивости группы, другими словами, означает не постоянство форм и методов преступной деятельности группы, длительность ее существования и количество совершенных преступлений, а нацеленность на совместное совершение преступлений в течение определенного времени.

                      С момента создания вооруженной группы в целях совершения нападений на граждан или организации бандитизм в форме создания банды признается оконченным преступлением независимо от того, были ли совершены планировавшиеся вооруженной группой преступления.

                      Такой подход представляется правильным. Он позволяет лишний раз обратить внимание на то, что главным признаком любой организованной группы является цель ее создания – совместное совершение преступлений.

                      Таким образом, банда – это: 1) вооруженная 2) группа из двух или более лиц, 3) созданная в целях совершения насильственных преступлений; организованная группа – это: 1) группа из двух или более лиц, 2) созданная в целях совместного занятия преступной деятельностью, т.е. в целях совместного совершения преступлений.

                      Зависит ли квалификация действий участников организованной группы от характера их действий в составе группы? В науке уголовного права можно выделить следующие подходы к квалификации действий участников организованной группы:

                      1) все участники организованной группы независимо от их роли при совершении преступления признаются соисполнителями;

                      2) участниками организованной группы признаются только соисполнители преступления;

                      3) участниками организованной группы могут признаваться и соисполнители преступления, и иные лица, однако действия последних должны квалифицироваться со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК РФ.

                      На наш взгляд, квалификация действий всех участников организованной группы независимо от их роли при совершении преступления без ссылки на ст. 33 УК РФ как исполнителей преступления является наиболее правильной. Разъяснения, содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, предполагают именно такой подход.

                      Совершение преступления организованной группой необходимо отличать от случаев совершения преступления преступным сообществом (преступной организацией).

                      В п. 4. ст. 35 УК РФ дается определение преступного сообщества как одной из форм соучастия.

                      Исходя из содержания п. 4 ст. 35 можно сделать вывод о том, что преступное сообщество бывает двух видов – это или 1) структурированная организованная группа, или 2) объединение организованных групп.

                      При этом отличительными признаками преступного сообщества являются следующие цели:

                      1) совместное совершение тяжких или особо тяжких преступлений;

                      2) получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

                      В п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 № 12 разъясняется следующее:

                      «. под прямым получением финансовой или иной материальной выгоды понимается совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений (например, мошенничества, совершенного организованной группой либо в особо крупном размере), в результате которых осуществляется непосредственное противоправное обращение в пользу членов преступного сообщества (преступной организации) денежных средств, иного имущества, включая ценные бумаги и т.п.

                      Под косвенным получением финансовой или иной материальной выгоды понимается совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, которые непосредственно не посягают на чужое имущество, однако обусловливают в дальнейшем получение денежных средств и прав на имущество или иной имущественной выгоды не только членами сообщества (организации), но и другими лицами».

                      Таким образом, следует признать, что преступное сообщество создается в целях получения материальной выгоды, т.е. исполнения корыстных преступлений.

                      Организованная группа также может быть создана с целью совершения тяжких или особо тяжких преступлений, в результате которых виновные получают прямо или косвенно финансовую или иную материальную выгоду. Возникает проблема разграничения организованной группы и преступного сообщества. Отличие организованной группы от преступного сообщества второго вида, как объединения организованных групп, очевидно.

                      Однако отличие организованной группы и структурированной организованной группы как вида преступного сообщества не столь очевидно. Любая организованная группа является так или иначе структурированной, т.е. организованной. Поэтому примененное в законе понятие «структурированная организованная группа» требует пояснения.

                      В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 № 12 понятие «структурированная организованная группа» в п. 3 раскрывается следующим образом:

                      «Под структурированной организованной группой следует понимать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т.п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий. Структурированной организованной группе, кроме единого руководства, присущи взаимодействие различных ее подразделений в целях реализации общих преступных намерений, распределение между ними функций, наличие возможной специализации в выполнении конкретных действий при совершении преступления и другие формы обеспечения деятельности преступного сообщества (преступной организации)».

                      Следовательно, можно сделать вывод о том, что структурированная организованная группа как вид преступного сообщества отличается от организованной группы тем, что она состоит из структурных подразделений, т.е. имеет более сложную структуру.

                      При этом в п. 4 понятие «структурное подразделение» толкуется следующим образом:

                      «Под структурным подразделением преступного сообщества (преступной организации) следует понимать функционально и (или) территориально обособленную группу, состоящую из двух или более лиц (включая руководителя этой группы), которая в рамках и в соответствии с целями преступного сообщества (преступной организации) осуществляет преступную деятельность. Такие структурные подразделения, объединенные для решения общих задач преступного сообщества (преступной организации), могут не только совершать отдельные преступления (дачу взятки, подделку документов и т.п.), но и выполнять иные задачи, направленные на обеспечение функционирования преступного сообщества (преступной организации)».

                      По нашему мнению, то, что в постановлении Пленума Верховного Суда РФ определяется как структурное подразделение, фактически является самостоятельной организованной группой. Поэтому следует признать, что преступное сообщество – эго, прежде всего, объединение организованных групп, созданное с целью координации преступной деятельности.

                      На наш взгляд, только несовершенство законодательной техники не позволило законодателю должным образом раскрыть суть преступного сообщества, которое представляет собой сложно структурированное преступное образование, некую преступную организацию. Слово «организация» в данном контексте означает сложность внутреннего устройства преступного сообщества, которое никак не может совпадать с простой организованной группой, состоящей из людей, совместно совершающих преступления.

                      При определении преступного сообщества достаточно было бы ограничиться указанием на то, что оно представляет собой объединение организованных групп. Любая совместная деятельность людей нуждается в организации, в упорядоченности совместных действий, распределении обязанностей и ответственности, координации усилий. Чем разнообразнее и масштабнее данная деятельность, тем более она структурирована, специализирована. Нс является исключением в этом смысле и преступная деятельность. На наш взгляд, уместно употребить следующее сравнение. Преступное сообщество – это преступное предприятие или объединение преступных предприятий, действующее в целях получения преступной прибыли, а организованная группа – это артель, занимающаяся преступным промыслом.

                      Создание преступного сообщества может происходить и чаще всего происходит на уровне объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп. Хотя не исключаются случаи, когда какое-либо лицо (или группа лиц) создавало преступное сообщество с нуля, постепенно вовлекая в него все новых и новых членов. Преступное сообщество может создаваться и путем слияния организованных групп. С того момента, когда в объединении можно выделить две организованные преступные группы, действующие в рамках договоренности между собой, необходимо констатировать, что произошло создание преступного сообщества.

                      Отличие преступного сообщества от организованной группы заключается в том, что преступное сообщество объединяет как минимум две организованные преступные группы. Члены преступного сообщества оказываются разделенными на группы, которые функционально предназначены для выполнения различных задач в одном преступном сообществе. Организованная же группа состоит из группы людей, совместно совершающих преступления. И если в рамках организованной группы происходит распределение ролей во время совершаемых ею преступлений, то в рамках преступного сообщества происходит структурирование преступной деятельности, т.е. распределение направлений, видов и форм преступной деятельности между различными группами, объединяемыми данным преступным сообществом.

                      Понятие «структурное подразделение» употребляется в ст. 210 УК РФ, предусматривающей ответственность за организацию преступного сообщества, наряду с понятием «организованная группа, входящая в преступное сообщество». Представляется, что это равнозначные понятия.

                      Целью создания и существования преступного сообщества является координация преступной деятельности между организованными группами, т.е. объединение усилий людей, распределенных по специализированным группам, для достижения максимально эффективного результата преступной деятельности.

                      Признаками преступного сообщества являются: 1) наличие объединения двух или более организованных преступных групп, специализирующихся в различных направлениях или формах преступной деятельности; 2) специальная цель – координация преступной деятельности составляющих преступное сообщество организованных групп (при совершении тяжких или особо тяжких преступлений).

                      Для организованной группы характерно совместное совершение преступлений, т.е. совместное занятие преступной деятельностью. При этом между членами организованной группы может происходить распределение ролей, но оно не выходит за рамки совместно совершаемого организованной группой преступления (преступлений).

                      Таким образом, если толковать преступное сообщество ограничительно, т.е. только как объединение организованных преступных групп, то эффективность действующего уголовного закона неизмеримо возрастет, поскольку грань между преступным сообществом и организованной группой, а также ее разновидностью – бандой – становится понятной.

                      В правоприменительной практике достаточно часто возникает вопрос о соотношении составов преступлений, предусмотренных ст. 209 и 210 УК РФ.

                      Например, если в составе преступного сообщества действует банда, то требуется ли действия участников банды, ее создателей и руководителей квалифицировать по двум статьям УК РФ или достаточно вменения только какого-либо одного состава преступления, предусмотренного или ст. 209, или ст. 210 УК РФ? Если одного, то какого?

                      В настоящее время санкция, предусматривающая ответственность за организацию преступного сообщества, значительно выше, чем за создание и руководство бандой. Поэтому можно предположить, что в рассматриваемом случае достаточно вменения ст. 210 УК РФ. Однако такое решение, на наш взгляд, нельзя признать правильным, поскольку ст. 209 и 210 УК РФ предусматривают уголовную ответственность за разные преступления. Действия, связанные с преступным сообществом, не могут охватывать действия, образующие состав бандитизма.

                      Пунктом 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ данная проблема разрешается следующим образом:

                      «Если участники преступного сообщества (преступной организации), наряду с участием в сообществе (организации), создали устойчивую вооруженную группу (банду) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководили такой группой (бандой), содеянное образует реальную совокупность преступлений и подлежит квалификации по статьям 209 и 210 УК РФ, а при наличии к тому оснований также по соответствующим статьям Уголовного кодекса РФ, предусматривающим ответственность за участие в другом конкретном преступлении.

                      В тех случаях, когда организатор, руководитель (лидер) и участники структурного подразделения, входящего в состав преступного сообщества (преступной организации), заранее объединились для совершения вооруженных нападений на граждан или организации, действуя в этих целях, вооружились и, являясь участниками созданной устойчивой вооруженной группы (банды), действовали не в связи с планами преступного сообщества (преступной организации), содеянное ими надлежит квалифицировать по части 1 или части 2 статьи 209 УК РФ, а также по соответствующим статьям Уголовного кодекса РФ, предусматривающим ответственность за совершенное конкретное преступление».

                      Таким образом, случаи последовательного совершения действий, образующих составы преступлений, предусмотренных ст. 209 и 210 УК РФ (в любом порядке), необходимо квалифицировать по совокупности преступлений.

                      Однако вызывает возражения рекомендация, содержащаяся в абз. 2 данного пункта, поскольку в ней предлагается квалифицировать содеянное только по ст. 209 УК РФ, если руководители, организаторы и участники преступного сообщества действовали не в связи с планами преступного сообщества. Однако почему-то упускается из виду тот факт, что указанные лица своими действиями уже выполнили состав преступления, предусмотренный ст. 210 УК РФ, и лишь затем совершили преступление, предусмотренное ст. 209 УК РФ. Почему в этом случае они должны нести уголовную ответственность только по ст. 209 УК РФ? Представляется, что разъяснение лишено логики и не может быть воспринято практикой. На наш взгляд, в подобных случаях требуется квалификация по совокупности составов преступлений, предусмотренных ст. 209 и 210 УК РФ.

                      В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 № 12 решен вопрос о квалификации действий участников преступного сообщества, совершивших преступления, предусмотренные статьями Особенной части УК РФ. Проблема заключается в том, что ни в одной из этих статей не предусмотрен такой квалифицирующий признак, как совершение преступления преступным сообществом. Поэтому в п. 16 Постановления дается следующая рекомендация:

                      «При совершении участником преступного сообщества (преступной организации) тяжкого или особо тяжкого преступления его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 210 УК РФ и соответствующей частью (пунктом) статьи Уголовного кодекса РФ, с учетом квалифицирующего признака “организованная группа” (например, по пункту “а” части 4 статьи 162 УК РФ как разбой, совершенный организованной группой). Если состав совершенного преступления не предусматривает в качестве квалифицирующего признака совершение его организованной группой, действия лица подлежат квалификации по части 2 статьи 210 УК РФ и соответствующей части (пункту) статьи Уголовного кодекса РФ, содержащей квалифицирующий признак “группой лиц по предварительному сговору”, а при его отсутствии – по признаку “группой лиц”».

                      Смотрите так же:

                      • Полномочия в области го мчс россии МЧС России Главная Статьи 01 Январь 1970 года Полномочия, задачи и функции МЧС Основными задачами МЧС России являются: 1) выработка и реализация государственной политики в области гражданской обороны, защиты населения и территорий от чрезвычайных […]
                      • Рязань услуги адвоката Рязань услуги адвоката КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ «АРГУМЕНТ ПЛЮС» АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ РЯЗАНСКОЙ ОБЛАСТИ 390005, г. Рязань, ул. Гагарина, д. 36, офис 54, тел.: 96-62-24 адвокатов «Аргумент Плюс» 09 января 2014 года П Р Е Й С К У Р А Н Т на оплату юридических услуг, […]
                      • Алименты при вахтовом методе работы Алименты при вахтовом методе работы Здравствуйте. Мой муж работает вахтовым методом. ЗП белая. Работа 1.5 через 1.5 мес. Он платит бывшей жене алименты 25% от дохода. Сейчас работа новая, именно вахтовым методом. С ЗП бухгалтерия будет отчислять бывшей жене […]
                      • Задолженность по жкх закон Верховный суд расскажет, как правильно платить за квартиру Верховный суд защитил неплательщиков, указав, что их не могут лишать воды, света и тепла за несоразмерные такой мере долги. А еще указал, что управляющие компании сами должны разбираться, кто […]
                      • Приказ отпуска антибиотиков Приказ отпуска антибиотиков Ссылка не верна или страница была удалена Если Вы попали на эту страницу, перейдя по ссылке внутри нашего сайта, пожалуйста, сообщите нам неверный адрес. Для заказа бесплатной демонстрации возможностей информационно-правового […]
                      • Приказ 1889 Historical Events in 1889 Jan 3 Admissions convention meets in Ellensburg, WA, asks for statehood Jan 3 German philosopher Friedrich Nietzsche suffers a mental breakdown after supposedly witnessing a horse flogging Jan 8 Dr Herman Hollerith receives 1st […]
                      • Правила коммунальных служб Правила предоставления коммунальных услуг гражданам в 2017 году Правила предоставления коммунальных услуг по ФЗ № 354 Взаимодействие сотрудников жилищной сферы и россиян с 2011 года регулирует Постановление Правительства «О предоставлении коммунальных […]
                      • Пискунов юрист «Человека сажают на цепь, как животное». Что нового узнали правозащитники о кольцах в конвойных помещениях Мосгорсуда Год назад «Комитет против пыток» опубликовал свидетельства об оборудованных в здании Мосгорсуда помещениях с закрепленными на стенах […]