Закон диалектика отрицание

30. Закон отрицания отрицания

30. Закон отрицания отрицания, его теоретическое содержание и методологическая роль в объяснении закономерностей бытия. Диалектическое и формально-логическое отрицание, их соотношение и роль мышления. Сущность «негативной диалектики» в современных философских учениях.

Логическое отрицание – (является главной логической операцией, наряду с утверждением) заключается в том, что истинному суждению «А» противопоставляется не истинное – «не А», и наоборот. Таким образом, двойное отрицание «не-не-А» оказывается равным исходному утверждению А.

Закон отрицания отрицания отражает, по Гегелю, общий результат и направленность процесса развития. Всяческое отрицание означает уничтожение старого качества новым, переход из одного качественного состояния в другое. Однако, отрицание, по Гегелю, не просто уничтожение старого новым, оно обладает диалектической природой. Такое отрицание диалектическое.

тезис 1

синтез 1

(тезис 2)

антитезис 2

синтез 2

(тезис 3)

Эта диалектическая природа проявляется в том, что отрицание представляет собой единство трех основных моментов: 1) преодоление старого; 2) преемственность в развитии; 3) утверждение нового.

Отрицание отрицания в двойном виде включает в себя эти три момента и характеризует цикличность развития. Эту цикличность, Гегель, прежде всего, связывал с происхождением в процессе развития трех стадий: утверждение или положение (тезис), отрицание или противоположение этого утверждения – (антитезис) и, наконец, отрицание отрицания, снятие противоположностей (синтез). Эту существенную сторону действия закона – отрицания отрицания – Гегель демонстрирует как на абстрактном уровне, уровне движения чистой мысли, так и на конкретных примерах. Процесс отрицание отрицания, как чисто логический процесс, складывается, по Гегелю, так, что мысль сначала полагается, затем противополагается самой себе и, наконец, сменяется синтезирующей высшей мыслью, в которой борьба снятых ею предыдущих мыслей, как противоположностей, является движущей силой дальнейшего развития логического процесса. На уровне природы действие этого закона Гегель иллюстрирует на примере роста растений. Берем, например, зернышко овса. Бросим его в землю. Из него, прорастает стебель, отрицающий это зернышко. Стебель через какое-то время начинает колоситься и дает новое зерно, но уже в десятикратном и более размере. Произошло отрицание отрицания.

Отрицание отрицания отражает процесс живого спора. Допустим, спорят двое. Один предлагает исходное положение, другой возражает ему – выдвигает свои доводы (то есть, по сути, отрицает первую точку зрения). В конце концов, возражая друг другу и вместе с тем, стремясь учесть все самое ценное, что содержится во взглядах и доводах собеседника, спорящие могут прийти к общему выводу, в котором содержится все самое правильное и ценное, что было установлено в ходе обсуждения. Именно такой способ размышления и познания получил идеализированное отражение в схеме Гегеля «тезис – антитезис – синтез».

В тоже время отрицание отрицания отражает диалектический процесс исторического развития познания. Схема «тезис – антитезис – синтез» соответствует выявлению глубоких познавательных противоречий и их разрешению. Антиномии 1 выражают диалектические ситуации познавательного отношения между «тезисом» и «синтезом». Синтез, в этом случае, представляет собой новый уровень знания. Например, в биологии с древнейших времен господствовала идея о неизменности видов, получившая законченное выражение в 18 веке в учении К. Линнея (тезис 1). Но в палеонтологической летописи стали обнаруживаться преобразованные формы животных и растений – эти факты пришли в противоречие с существующей теорией (антитезис 1). Тут Ч. Дарвин предложил новую теорию, согласно которой все виды изменяются в результате естественного отбора (синтез 1). Но тут появилась новая проблема – естественный отбор неизбежно должен был привести к полной остановке эволюции, т.к. при последовательных рядах скрещиваний происходит смешение наследственных признаков (антитезис 2). Г. Мендель, указавший на дискретность наследственных признаков, разрешил эту проблему (синтез 2).

Сущность «негативной диалектики» в современных философских учениях.

Негативная диалектика неомарксистская 2 программа “критического переосмысления” диалектики, осуществляемого на путях социально-философской редукции (Редукционизм социологический 3 ) категорий диалектики Гегеля к тем или иным аспектам общественно-экономической реальности и подмены логико-гносеологического и онтологического содержаний этих категорий — политэкономическим и социологическим.

Наибольший вклад в развитие «негативной диалектики» внесли теории, разработанные так называемой «Франкфуртской школой» (ФШ). Эти теории имели огромное значение на становление всей современной леворадикальной мысли, больше того, они стали ее идейной основой. Без хотя бы самого общего представления о концепциях этого философского течения невозможно понять историю современной Западной Европы, круг вопросов и проблем, интересовавший мыслящих людей на протяжении ХХ века и интересующий их до сих пор: отчуждение, тоталитарность, одномерность человека в эксплуататорском мире, господство технократии, экологические проблемы, и т.д.

Наиболее яркие философы и социологи: Теодор Адорно, Макс Хоркхаймер, Герберт Маркузе.

Эта программа наметилась у Д. Лукача (“История и классовое сознание”, 1923), положившего начало “левой” версии неогегельянства. Попытки ее реализации предпринимались Гербертом Маркузе (“Разум и революция”, 1941) и Теодором Адорно (“Негативная диалектика”, 1966).

Наивысший расцвет течения, формулировка его основных взглядов приходится на 30-е-60-е годы, то есть время торжества так называемого «фордистско-тейлористского» этапа индустриального капитализма. Индустриально-конвейерная система производства потребовала формальной рационализации, строгой научности и предсказуемости в жизни социума. Она предполагала особый тип разделения труда и всех общественных функций вообще, доходящий до детальной специализации в выполнении задач в рамках больших экономических и социальных комплексов. Таким образом, было запрограммировано детальное разграничение между руководителями и исполнителями конкретных операций, причем последние все больше отрывались от процессов принятия решений, все меньше и меньше постигали общий смысл и цель своих собственных действий, превращаясь в автоматы, которые не рассуждая исполняют приказы начальника. Люди становились придатками гигантской социально-экономической мегамашины, ее колесиками и винтиками. Жизнь человека, несмотря на внешнюю рациональность и логичность, была пронизана иррационализмом и абсурдом. Резко возросла контролирующая роль государства во всех сферах жизни. Средства массовой информации, господствующие нормы и ценности пронизали своим воздействием не только внешнее поведение, но и внутренний мир отдельной человеческой личности. Человек все больше следовал заданным принципам поведения, теряя способность к критическому восприятию мира и самостоятельному мышлению. «Мы пришли к заключению, что общество станет развивается к тотально управляемому миру. Что все будет регулироваться, все!» — говорил позднее Хоркхаймер.

Позитивизм, оптимистическая идеология буржуазии, превратился в оправдание и инструмент технократического господства. Он воспринимал существовавшее общественные явления, как «позитивный факт», как научную данность, не противоречивую и не связанную с другими аспектами социальной жизни. Позитивизм, утверждавший «разумность» действительного, не только не способствовал развитию свободного, критического мышления, способного заглянуть за узкие пределы сегодняшнего дня, но и высушивал саму действительность, выстраивая и регламентируя ее по научным, а на деле достаточно произвольно отобранным критериям. Сами эти критерии были заимствованы из окружающей эксплуататорской действительности и истолковывались, как естественные и непреложные.

«Критическая теория» (социальная теория ФШ – таким названием философы хотели подчеркнуть направленность своей концепции на критику, отрицание существующих социальных структур и утвердившегося способа мышления и познания мира) противопоставлялась «традиционной» теории, то есть «теории в смысле науки». По словам Хоркхаймера, «наука — это упорядочение фактов нашего сознания, которое позволяет в конечном счете ожидать правильного результата в правильном месте пространства и времени», причем это касается как естественных, так и гуманитарных наук. «Правильность в этом смысле составляет цель науки, но — и здесь следует первый мотив критической теории — наука сама не знает, почему она упорядочивает факты именно в таком порядке и концентрируется именно на этих явлениях, а не на других». Традиционной теории, науке «недостает саморефлексии 4 , знания общественных причин. Чтобы быть истинной, науке следовало бы быть критичной по отношению к самой себе и к обществу, которое ее производит». То же самое касается отдельного человека. Он не знает, почему он думает так, а не иначе, почему его интересует то, а не другое. Поскольку ложное сознание («идеология»), искажающее действительность в определенных социальных интересах, проникает во все сферы познания и апологизирует существующий порядок вещей, имеющееся, традиционное теоретическое знание не соответствует социальной реальности и истинным целям познания — способствовать правильной ориентации человека в мире и установлению подлинно человеческих отношений. Поэтому необходима новая, последовательно критическая социальная теория.

Разработкой «негативной диалектики» как методологии «критической теории» занялся Герберт Маркузе. В своих статьях «К проблеме диалектики» (1930-1931) он высказывался в пользу негативного способа решения противоречий. В книге «Разум и революция. Гегель и становление социальной теории» (1941), ставшей программным произведением ФШ, он попытался актуализировать критическую направленность диалектики Гегеля. При этом он сосредотачивает внимание на тех ее аспектах, которые выявляют непримиримые противоречия действительности и ее иррациональность в противовес позитивистским концепциям, статическим даже в движении и апологетическим по отношению к существующему порядку вещей. По Гегелю, человек может познать истину, только прорвавшись сквозь свой «овеществленный» мир. Комментируя работы Гегеля, Маркузе подчеркивает следующий момент: негативная функция диалектики не только отрицает реальные условия существования объекта, но и выявляет его потенции, его иное, которое и есть истинное.

Марксизм как критическая теория общества, по Маркузе, есть продолжение не только Гегеля, но и антипозитивистских устремлений «конца философии», выраженных Кьеркегором и Фейербахом. Любое положительное отношение к фактам данности, сегодняшнего дня — это позитивизм, результат вырождения рационализма и превращения его в конформизм 5 . Господствующий ныне некритический рационализм, «идея разума, оказавшаяся под властью технического прогресса», полагает, что жизнь человека управляется и должна управляться объективными законами, подобными законам природы, в которой нет собственной диалектики. Ключом к формулируемой Маркузе негативной диалектике можно считать знаменитую фразу Кьеркегора: «действительное — это уничтоженное возможное». Иными словами, истина — это не то, что мы непосредственно видим, воспринимаем или логически постигаем, это то, что еще не стало фактом, но может и — по логике диалектики — должно стать реальностью — в свете Будущего. Негативная диалектика — это критика того, что есть с позиций того, что может быть.

Основные тенденции негативной диалектики:

Деонтологизация диалектики, ограничение сферы ее значимости областью человеческой деятельности — отношения человека к природе, данной ему в виде витальных влечений и сопровождающих их переживаний;

Критика традиционных понятий и категорий диалектики (“диалектического разума”) как выражения “овеществления” и “отчуждения” теоретического сознания в условиях угнетательски-эксплуататорских обществ с их “рыночно-калькуляторской” рациональностью;

Гипертрофия 6 разрушительной, отрицательной роли диалектики — абсолютизация принципа негативности, доведенная до вывода о том, что утверждение (“синтез”) не может рассматриваться даже в качестве подчиненного момента диалектики (отсюда и само название негативная диалектика);

Отрицание требования систематичности в диалектическом мышлении, логически последовательного развития диалектической мысли.

1 Антиномия – острая форма постановки проблемы, требующей своего решения.

2 Неомарксизм — течения общественной мысли, интерпретирующие учение К. Маркса в духе неогегельянства, феноменологии, неофрейдизма, структурализма и т.д.

3 Социологический редукционизм — теоретическая и методологическая ориентация, заключающаяся: 1) в сведении специфики человеческого бытия к его социологическому аспекту; 2) стремлении объяснить все без исключения формы деятельности человека в понятиях и категориях социологии.

4 Саморефлексия — осмысление человеком своих собственных действий и их законов, самоанализ.

5 Конформизм (от лат. Conformis – подобный) — податливость личности реальному или воображаемому давлению группы. Конформизм проявляется в изменении поведения и установок в соответствии с ранее не разделяемой позицией большинства. Различают внешний и внутренний конформизм, а также нонконформизм.

6 Гипертрофия — чрезмерное увеличение объема органа или части тела вследствие увеличения размеров и числа клеток.

Диалектика. Закон отрицания отрицания

Слово «диалектика» пришло к нам из древнегреческой философии. Его впервые ввел в философию Сократ, который считал, что для постижения истины необходимо разработать искусство спора (dialektike techne). Этот подход был воспринят и развит Платоном, который разрабатывал технику расчленения и связывания понятий, приводящую к их полному определению. Аристотель называл диалектиком Зенона Элейского, так как тот анализировал противоречия, возникавшие при попытке мыслить множественность и движение. Анализ высших родов бытия приводил к выводу, что бытие обладает противоречивыми определениями, поскольку оно едино и множественно, покоится и движется и т. д. Таким образом, для античной философии проблема противоречивости бытия сделалась одной из главных, а обсуждение и решение этой проблемы стало главной задачей диалектики.

Но в дальнейшем, в средневековой философии, диалектику стали истолковывать как формальное искусство спора, как логику, определяющую лишь технику использования понятий. Само бытие было лишено диалектического статуса. Проблема противоречия, как и в целом проблема развития, были вытеснены из философии. Этот период в философии характеризуется как период господства метафизического (в смысле недиалектического, антидиалектического) метода.

Восстановление диалектики, ее обогащение и развитие происходило особенно интенсивно в немецкой классической философии, главным образом в философии Гегеля. Для Гегеля философия – это способ самопознания сущности мира, а таковой Гегель провозглашал саморазвивающуюся идею. Поэтому задачу философии Гегель видел в том, чтобы изобразить процесс саморазвития идеи. Но в этом случае на первое место выдвигается вопрос о методе философии. Философия, говорил Гегель, не должна заимствовать свой метод у других наук, в частности и у математики. А такие попытки, как известно, предпринимались философами, например Спинозой.

Метод философии должен выразить свой собственный предмет. А раз таковым является идея, то метод выступает как осознанный способ выражения саморазвития идеи. Гегель утверждал, что само содержание философии должно двигать себя вперед по мере развития этого содержания. Это и есть диалектика. Никакого другого способа описания самодвижения идеи нет и быть не может, поскольку диалектично, т. е. внутренне противоречиво и взаимосвязано само развитие идеи. Характеризуя философию, Гегель выдвигает принцип, который в современной терминологии может быть обозначен как принцип системности.

В философии Гегеля, согласно принципу тождества бытия и мышлений, ритм разрешения диалектических противоречий мысли и связанных с ними диалектических отрицаний был перенесен и на бытие. В материалистической диалектике также были предприняты попытки осмыслить диалектические «противоречия» и «отрицания» в бытийных (онтологических) понятиях.

Актуальность данной темы состоит в том, что трактовки развития, включающего в себя переходы от одних качеств к другим, следует, что никакое развитие невозможно без отрицаний. Всеобщий характер отрицания признается и диалектиками, и механицистами. Но как понимается при этом отрицание? На осуществление какого отрицания они ориентируются на практике? По этим вопросам их позиции различны.

Цель данной работы: Изучить и проанализировать закон отрицания, определить его мировоззренческое и методологическое значение. Исходя из поставленной цели, ставлю перед собой следующие задачи:

Изучить развитие диалектики;

Определить систематизацию диалектики;

Изучить и проанализировать закон отрицания отрицания;

Рассмотреть вопрос о противоречивых толкованиях закона отрицания отрицания.

1. Развитие диалектики

1.1 Общие положения диалектики Гегеля

Диалектика, говорит Гегель, представляет собою подлинную природу определений рассудка, вещей и конечного вообще. Диалектика есть имманентный переход одного определения в другое, в котором обнаруживается, что эти определения рассудка односторонни и ограничены, т. е. содержат отрицание самих себя. Сущность всего конечного состоит в том, что оно само себя снимает. Диалектика есть, следовательно, движущая душа всякого научного развертывания мысли и представляет собою принцип, который один вносит в содержание науки имманентную связь и необходимость. Необходимо подняться, возвыситься до диалектики, которая преодолевает конечные определения рассудка. [11, С.262 ] .

Это относится уже к первой категории, к исходному понятию всей гегелевской философии, к понятию «бытие». Бытие, поскольку оно первое, исходное понятие, поскольку оно начало, не может быть ничем опосредовано и поэтому не имеет никаких определений. Это чистое бытие есть чистая абстракция, и поэтому оно, как абсолютно-отрицательное, есть ничто.

Итак, в первой категории системы Гегель выявляет первое противоречие: бытие есть ничто. Бытие и ничто (небытие) выступают как всеобщие характеристики абсолюта, и Гегель, обращаясь к истории философии, оправдывает как Парменида, утверждавшего что есть лишь бытие, так и буддистов, для которых абсолют есть ничто.

Противоположность бытия и ничто, равно как и тождество этих категорий, могут быть преодолены только на пути движения самих категорий. Поэтому Гегель вводит понятия, которые должны помочь движению мысли. Одним из таких понятий является понятие «становление». Становление – одна из важнейших, если можно так выразиться, сквозных категорий гегелевской системы.

Внутренне противоречивое единство категорий, как, например, бытия и ничто, приводит к становлению новых, более богатых конкретным содержанием категорий.

Результат становления представляет собою наличное бытие. Итак, от абсолютного, неопределенного, пустого бытия Гегель переходит к бытию с некоторой определенностью. Но определенность бытия есть качество. Так порождается следующая категория гегелевской системы.

Здесь нужно отметить, что каждая философская категория служит и для характеристики явлений природы, и для характеристики общества, и для характеристики явлений духовной жизни и процесса познания. Поэтому определения философских категорий носят заведомо общий, абстрактный характер. Содержание философских категорий несводимо к той или иной области бытия, и тем более несводимо к конкретному примеру, хотя в содержании этих категорий находит свое отражение любая конкретная область.

Другая особенность философских категорий состоит в том, что их определенность выявляется только в общей философской системе, в которой эти категории употребляются. Так, например, у Аристотеля категории определяются как характеристики сущего, а у Канта – как внутренне присущие рассудку формы упорядочения данных опыта. У Гегеля категория качества и следующие за ней категории количества и меры определяются только через уже имеющуюся категорию бытия. Качество, пишет Гегель, есть в первую очередь тождественная с бытием определенность, так что нечто перестает быть тем, что оно есть, когда оно теряет свое качество. Количество есть, напротив, внешняя бытию, безразличная для него определенность. Так, например, дом останется тем, что он есть, будет ли он больше или меньше. [11, С.263 ] .

Третья ступень бытия – мера – есть единство первых двух, качественное количество. Все вещи имеют свою меру, т. е. количественно определены, и для них безразлично, будут ли они более или менее велики: но вместе с тем эта безразличность имеет также свои предел, при переходе которого, при дальнейшем увеличении или уменьшении вещи перестают быть тем, чем они были.

Мера служит отправным пунктом перехода ко второй главной сфере идеи, к сущности. Мы не будем далее рассматривать построение Гегелем всей системы категорий. Само развертывание этих категорий весьма формально и зачастую произвольно. Однако следует заметить, что Гегель широко использовал достижения философии в анализе категорий. Поэтому для своего времени он представил наиболее глубокое и развитое учение о диалектике.

1.2 Общие положения диалектического материализма

Наследником гегелевской диалектики как учения о взаимосвязи и развитии, стал диалектический материализм. Диалектика Гегеля получила очень высокую оценку Маркса и Энгельса.

Эта оценка основывалась не только на содержании учения Гегеля, но и на учете тех следствий, которые вытекали из диалектики, хотя сам Гегель не выводил этих следствий. Истинное значение и революционный характер гегелевской философии, писал Энгельс, состояло в том, что она раз и навсегда разделалась со всяким представлением об окончательном характере результатов человеческого мышления и действия. Истина уже не представлялась в виде системы догматических положений, которые оставалось только зазубрить; истина теперь заключалась в самом процессе познания, в длительном историческом развитии науки.

Так обстоит дело не только в познании, не только в философии, но и в области практического действия. История не может получить своего завершения в каком-то совершенном состоянии человечества. «Совершенное общество», «совершенное государство» – это вещи, которые могут существовать только в фантазии. Каждая ступень в прогрессивном развитии человеческого общества необходима и имеет свое оправдание для того времени и для тех условий, которым она обязана своим происхождением.

Но она становится непрочной и лишается своего оправдания перед лицом новых условий, постепенно развившихся в ее собственных недрах.

Для диалектической философии нет ничего раз и навсегда установленного, безусловного, святого. На всем и во всем видит она печать неизбежного падения, и ничто не может устоять перед ней, кроме непрерывного процесса возникновения и уничтожения, бесконечного восхождения от низшего к высшему. И сама она является лишь отражением этого процесса в мыслящем мозгу.

Восприняв диалектику Гегеля, диалектический материализм унаследовал систему категории, свойственных гегелевской философии. Однако содержание этих категорий претерпело коренные изменения. Дело в том, что если для Гегеля система категорий выражала взаимоотношения, складывавшиеся в процессе саморазвития идеи, то для диалектического материализма категории являются средством для выражения процессов развития, протекающих в разных областях материального и духовного мира. Для Гегеля идея – творец всего сущего. Для диалектического материализма идея – форма осознания человеком окружающего его мира и его собственного бытия в этом мире. Поэтому в диалектическом материализме обозначается проблема соотношения диалектики объективной и диалектики субъективной. [11, С.264 ] .

Объективная диалектика – это диалектика природы и материальных общественных отношений. Субъективная диалектика – это диалектика процесса познания и мышления людей. При этом субъективна она лишь по форме. Возникает вопрос, какая диалектика первична: диалектика субъективная или диалектика объективная. Этот вопрос не возникал у Гегеля, так как он исходил из принципа тождества бытия и мышления. Для материализма, разумеется, первичной признается объективная диалектика мира, а субъективная диалектика деятельности сознания выступает как вторичное, как форма отражения мира, соответствующая своему объекту. Поэтому часто, когда говорят о диалектике, без особых оговорок рассуждают об объективной и субъективной диалектике как об одном и том же, что в какой-то мере оправданно. Однако лишь до тех пор, пока само мышление, сам процесс познания не становится предметом специального исследования.

Рассматривая вопрос о происхождении законов диалектики. Энгельс отмечал, что эти законы абстрагируются из истории природы и общества, ибо сами эти законы суть не что иное, как наиболее общие законы обеих этих фаз исторического развития, а также законы мышления. Эти законы, говорил Энгельс, по сути дела, сводятся к трем законам:

• закон перехода количества в качество и обратно;

• закон взаимного проникновения противоположностей;

• закон отрицания отрицания.

Ошибка Гегеля заключалась в том, что он не выводил эти законы из природы и истории, а навязывал их природе и истории как законы мышления. Отсюда вытекает вся вымученная и часто нелепая конструкция: мир – хочет он того или нет – должен сообразовываться с логической системой, которая сама является лишь продуктом определенной ступени развития человеческого мышления.

В дальнейшем были предприняты попытки систематизировать законы и категории диалектики, иллюстрируя их данными развития науки и исторической практики.

Философия как интеллектуально-методологическая основа мировоззрения не может оставаться без внимания со стороны политических сил и политиков. И это в определенных условиях накладывает свой отпечаток на трактовку фундаментальных философских проблем. Так, в 1938 г. вышла в свет книга «История ВКП(б)», где был специальный раздел, называвшийся «О диалектическом материализме». В этом разделе были упомянуты только принципы взаимной связи и развития и два закона диалектики. А о законе отрицания отрицания ничего не было сказано, равно как и о многих категориях, характеризующих процессы взаимосвязи и развития. В результате из работ советских философов и из учебников эти части теории диалектики просто были исключены.

1.3 Систематизация диалектики

Только после смерти Сталина учение о диалектике было возрождено в том виде, в каком оно существовало раньше.

Многие категории были осмыслены заново с учетом развития естествознания и на основе анализа исторического развития общества. Однако в общем и целом категориальный аппарат диалектики оставался прежним. Диалектика была представлена в следующем виде: [11, С.265 ] .

I. Принципы диалектики:

1. Принцип всеобщей взаимной связи.

2. Принцип развития через противоречия.

II. Основные законы диалектики:

1. Закон перехода количественных изменений в качественные.

2. Закон единства и борьбы противоположностей.

3. Закон отрицания отрицания.

III. Категории (неосновные законы) диалектики:

1. Сущность и явление.

2. Единичное, особенное, всеобщее.

3. Форма и содержание.

4. Причина и следствие.

5. Необходимость и случайность.

6. Возможность и действительность.

Разумеется, все части этой системы взаимосвязаны, проникают друг в друга, предполагают друг друга. Принципы реализуются в законах и категориях, но и законы, оказывается, входят в содержание категорий, когда предметы и явления рассматриваются не как постоянно существующие, а как возникающие, развивающиеся, изменяющиеся и преходящие.

Основные законы диалектики, с одной стороны, характеризуют процесс развития, в ходе которого противоречия приводят к разрушению старого и появлению нового качества, а повторное отрицание определяет общее направление процесса развития. Таким образом, формирующиеся в системе противоречия выступают как источник самодвижения и саморазвития, а переход количественных изменений в качественные – как форма этого процесса.

С другой стороны, баланс противоположных сил или процессов может выступать условием стабильного существования и функционирования объектов. Например, взаимодействие положительно заряженного ядра и отрицательно заряженных электронов обеспечивает стабильность атомов, баланс процессов возбуждения и торможения в нервной системе животных и человека обеспечивает нормальное функционирование организма. А нарушение баланса противоположных сил, например рост противоречий между классами, приводил, как мы знаем из истории общества, к революции и гражданским войнам. На наших глазах обострение внутренних противоречий в СССР привело к распаду огромного государства, что в свою очередь породило разнообразные противоречивые процессы, обусловившие экономический, политический и социальный кризисы в обществе, осложняемые обострившимися межнациональными противоречиями.

Многообразие видов взаимодействия, в том числе и противоречивых, побуждало к разработке классификации противоречий. Во-первых, были выделены внутренние противоречия, ибо именно они в значительной мере определяют процесс саморазвития объектов, а также противоположные им по смыслу внешние противоречи. Во-вторых, выделены антагонистические (непримиримые, неразрешимые внутри данной системы) противоречия и неантагонистические. Но границы между этими понятиями весьма условны.

2. Закон отрицания отрицания (закон диалектического синтеза)

Как и другие законы диалектики, закон отрицания отрицания проявляется в процессах развития всех без исключения объектов материального мира и его отражения в сознании. Действие этого закона в развитии живых организмов наглядно обнаруживается в онтогенезе и филогенезе, биогенетический закон так же есть выражение отрицания отрицания. [1, С.575 ]

Его можно сформулировать так: в процессе прогрессивного развития каждая ступень, являющаяся результатом двойного отрицания-снятия, является синтезом предыдущих ступеней и воспроизводит на более высокой основе характерные черты, структуру исходной ступени развития.[2, С.565 ]

Из трактовки развития, включающего в себя переходы от одних качеств к другим, следует, что никакое развитие невозможно без отрицаний.

Всеобщий характер отрицания признается и диалектиками, и механицистами. Но как понимается при этом отрицание? На осуществление какого отрицания они ориентируются на практике? По этим вопросам их позиции различны. Механистическое понимание отрицания выступает в двух формах: 1) полное отрицание преемственности с предыдущим этапом развития, абсолютизация момента деструкции, разрушения и 2) абсолютизация момента преемственности в развитии. В первой форме наиболее распространенной разновидностью является нигилизм.

По характеристике Ю.А. Харина, нигилизм предстает, с одной стороны, как особое духовное состояние личности и общества, а с другой — как вытекающая из этого состояния негативная установка, проявляющаяся в действиях по отношению к традициям, культуре, законопорядку, морали, личности, семье и т.д. Спектр нигилистического восприятия мира чрезвычайно широк: от состояния разочарования и апатии, сомнения и цинизма до позиции отрицания «всего и вся». Нигилизм находит выражение в усилении настроений социальной пассивности, развитии социальных болезней, алкоголизма и наркомании, в росте преступности, в самоубийствах, в актах бессмысленного насилия, моральной деградации. К нигилистическому экстремизму относятся также преступные действия международного государственного терроризма, акты геноцида, установка на развязывание новых войн.

На Западе философствующий нигилизм можно встретить в концепции так называемой негативной диалектики. Немецкий философ и социолог Т.Адорно провозглашает безоговорочное отрицание всех сторон существующей социальной действительности. «Отрицание отрицания, — заявляет он, — не отменяет отрицание, но лишь доказывает, что первое отрицание было недостаточно негативным». [2, С.566 ] . Многие современные анархисты в Западной Европе, такие, как М.Жуайё и П. Лоренцо, призывают к полному разрушению культуры Запада.

Нужно различать социальный нигилизм, имеющий социальные причины, и нигилизм как «бред отрицания», психопатологическое состояние, в основе которого могут лежать иные факторы. П. С. Желеско и М. С. Роговин, исследовавшие проблему отрицания как комплексную, имеющую кроме философского также и ряд других аспектов (психологический, психопатологический, формальнологический и т.п.), касаются также тотального отрицания у психически больных людей. Они отмечают, что в 1880 г. Ж. Котар описал психическое расстройство, названное им бредом отрицания. Этот синдром («синдром Котара») может развиться при периодической шизофрении, пресенильной депрессии, прогрессивном параличе. Его ведущий признак — тотальное отрицание; больные заверяют, что у них нет мозга, тела, «души», нет их самих; они уверены, что присутствуют при катастрофе всего Земного шара.

Социальный нигилизм способен нанести большой ущерб прогрессу. Наша страна пережила в свое время резкое противоборство с нигилизмом. В первые годы после революции он выражался в так называемом пролеткультовском движении, в установках «левых коммунистов», анархистов. Выдвигались положения: «Никакой преемственной связи с культурой буржуазного общества», «Наука — враг народа», «Философия — орудие эксплуататорского обмана» и т.п. А.В. Луначарский, в то время народный комиссар просвещения (в ведение которого входили наука и искусство), отмечал, что в своей практике он неоднократно сталкивался с работниками, ошибочно понимавшими задачи партии в отношении культуры. Он писал: «Люди, полные революционным пылом (в лучшем случае, а иногда не менее почтенными страстями), много кричали о «культурном Октябре»; они представляли себе, что в один прекрасный час какого-то прекрасного месяца, не менее прекрасного года, произойдет параллельно взятию Зимнего дворца взятие приступом Академии наук или Большого театра и водворение там новых людей, по возможности, пролетарского происхождения или во всяком случае любезно улыбающихся этому пролетариату» [2, С.568 ] .

Предлагалось провести полный разгром в вузах и начать строить новые, ликвидировать старых специалистов науки, создать новые программы по математике, физике, в которых было бы все «наоборот», и т.п. В период так называемой культурной революции в Китайской Народной Республике огромный вред развитию науки и культуры был нанесен хунвейбиновским вандализмом, прикрывавшим свое дикое варварство вывеской «идеологии пролетариата».

Диалектическая философия отвергает абсолютизацию момента разрушения в отношении к предыдущим этапам развития. При полном отрицании предшествующего качества невозможно прогрессивное движение системы. Для того чтобы обеспечить прогрессивную линию ее развития, необходимо ориентироваться на иное отрицание — на отрицание-снятие.

Механицистская трактовка отрицания во второй своей форме, как уже отмечалось, выражается в абсолютизации не разрушения, а, наоборот, преемственности в отношении к прошлому этапу развития. Имеются такие социальные явления, в содержании которых вообще ошибочно искать какие-либо рациональные моменты, моменты связи. Пример тому — фашистская, расистская идеология, которая подлежит, бесспорно, полному отрицанию. [2, С.567 ]

Диалектическая трактовка отрицания несовместима с установкой абсолютно везде и во всем отыскивать «рациональное». Конкретный подход к отрицанию выявляет те компоненты структуры, которые с целью обеспечить прогресс надо устранить, разрушить, сохранив основное позитивное их содержание, или нацеливает на тотальное разрушение явлений, если они направлены против прогресса.

Существует множество различных типов и видов отрицания. Из них наиболее фундаментальными являются типы, выделяемые по формам движения материи, а также по характеру действия. Остановимся на отрицаниях, вычленяемых по характеру действия, поскольку в центре внимания сейчас находится развитие и нам необходимо прежде всего выявить типы отрицаний, непосредственно включенные в восходящую ветвь развития и прогрессивного движения материальных систем.

Как уже говорилось, существуют два типа отрицания (по отмеченному основанию деления) — деструктивное и конструктивное. Деструктивное отрицание разрушает систему, ведет к ее распаду, ликвидации; здесь имеет место не регресс, а именно прекращение всякого развития, конец существования системы, ее уничтожение. При деструктивном типе отрицания большую, а часто и решающую роль играют внешние по отношению к материальной системе факторы. Конструктивные отрицания, наоборот, детерминируются главным образом внутренними факторами, внутренними противоречиями. Система в этом случае содержит в себе свое собственное отрицание; это самоотрицание. Оно представляет собой необходимый момент развития, обеспечивает связь низшего и высшего, менее совершенного и более совершенного, причем и в прогрессивном, и в регрессивном, и в горизонтальном развитии.

По отношению к направлениям развития конструктивные отрицания подразделяются на подтипы: существуют прогрессивные, регрессивные и нейтральные отрицания. По своей значимости и роли в осуществлении прогресса прогрессивные отрицания, в свою очередь, делятся на три вида:

1) отрицание-трансформация; 2) отрицание-снятие и 3) отрицание-синтез (первые два имеют место и в регрессивной линии развития).

Для отрицания-трансформации характерно такое изменение свойств и качеств системы, при котором сохраняется сама ее интегрирующая структура.

При отрицании-снятии преобразуется внутренняя, интегрирующая структура системы.

Отрицание-снятие охватывает и стадию (или момент) перехода от одного качества к другому, т.е. скачок, и основную стадию утверждения нового качества. Это и процесс перехода, и его результат. Посредством отрицания-снятия должно возникать новое качество, более надежная и более совершенная материальная система.

Третьим видом отрицания является отрицание-синтез. Здесь достигается синтез двух отрицаний-снятий, еще большая аккумуляция всего положительного в предыдущем развитии. В связи с большим значением, которое имеет отрицание-синтез для понимания самого существа закона отрицания отрицания, коснемся философской диалектической традиции.

В философии немецкого диалектика И. Г. Фихте (1762 — 1814) основой диалектического метода было движение от тезиса к антитезису и затем к синтезу. Он выделял и связывал друг с другом три вида действия: тетическое, в котором Я полагает само себя; антитетическое, в котором оно полагает свою противоположность — не-Я, и синтетическое, в котором обе противоположности связываются вместе. Фихте отмечал, что в диалектическом методе существен синтетический прием: каждое положение будет содержать в себе некоторый синтез. «Все установленные синтезы должны содержаться в высшем синтезе. и допускать свое выведение из него» [2, С.568 ] .

Выдающийся философ-диалектик Г. В. Ф. Гегель (1770 — 1831) ядром своего метода считал установку на противоречивость и триаду. Вся его система построена на триадичности: «бытие» и «ничто» сливаются воедино, образуя «становление», «качество» синтезируется с «количеством» в «мере», и т.п. Принцип троичности, или триады: тезис — антитезис — синтез.

Отрицание тезиса, а затем и антитезиса означает не уничтожение предмета (т.е. не уничтожение антитезиса), а развитие всего содержание предмета. Синтез есть объединение тезиса и антитезиса, достижение более высокого содержания, чем это имелось в «тезисе» и «антитезисе»; в отличие от простого их сложения здесь нечто новое, а именно здесь обеспечивается преодоление противоречий предыдущих этапов развития.

Один из крупнейших философов русского зарубежья первой половины XX века С. Л. Франк считает, что отрицание отрицания по содержанию есть «суммированное отрицание» в том отношении, что ведет к образованию синтеза, категориальной формы «и-то-и-другое». Эта форма познания выступает как принцип, который требует наличия «одного» и «другого», т.е. наличия многообразия. Целое или всеобъемлющая полнота является тогда чем-то вроде суммы или совокупности всех ее частных содержаний. Это ценный момент развития через отрицание. Но такой путь все же недостаточен, он может вести к третьему, четвертому и иным отрицаниям, вращаясь в кругу; из отрицания при этом не устраняется полностью разрушающая сила.

В полной мере отрицание отрицания должно укрепить «и-то-и-другое», выведя его на уровень «непостижимого» (здесь Л.Франк фактически отмечает необходимость превращения «синтеза» в интегративность, в новую системность). «Мы скажем тогда: непостижимое, в качестве абсолютного, возвышается и над противоположностью между связью и разделением, между примиренностью и антагонизмом; оно само не есть ни то, ни другое, а именно непостижимое единство обоих. Оно истинно абсолютно в том нераздельно-двойственном смысле, что оно есть то, что не относительно, и вместе с тем имеет относительное не вне себя, а объемлет и пронизывает его. Оно есть несказанное единство единства и многообразия, и притом так, что единство не привходит как новое, иное начало к многообразию и объемлет его, а так, что оно есть и действует в самом многообразии». [2, С.570 ] . В результате такого движения отрицаемое не уничтожается, не «выбрасывается вон» из бытия вообще.

Как простое различие, так и противоположность и несовместимость суть реальные, положительные онтологические отношения или связи. «Отрицание» — точнее, «отрицательное отношение», — отмечает С. Л. Франк, — принадлежит, таким образом, к составу самого бытия и в этом смысле отнюдь не может быть отрицаемо. Поскольку отрицание. есть ориентирование в самих отношениях реальности, всякое отрицание есть одновременно утверждение реального отрицательного отношения и тем самым — самого отрицаемого содержания. Мы возвышаемся до универсального «да», до полного, всеобъемлющего принятия бытия, которое объемлет и отрицательное отношение, и само отрицаемое в качестве, так сказать, правомерной и неустранимой реальности». [2, С.570 ] .

Такая позиция, по CJI. Франку, превосходит значимость рационалистической установки Гегеля, поскольку сверх нее утверждает трансрациональность. «Эта точка зрения, — подчеркивает С. Л. Франк, — не есть просто и только единственно правомерная логическая теория; это есть вместе с тем единственно адекватное духовное состояние, одно лишь соответствующее существу реальности, как всеобъемлющей полноты.

Ибо это есть усмотрение совместности различного и разнородного, глубинной согласности и примиримости в полноте всеединства всего противоборствующего и эмпирически несовместимого — усмотрение относительности всякого противоборства, всякой дисгармонии в бытии». Отрицание отрицания, по С.Л. Франку, фактически направлено на преодоление отрицания, на то, чтобы, возвысившись над «отрицанием», усмотреть конститутивное, т.е. определяющее начало в бытии.

Из приведенных положений, касающихся закона отрицания отрицания, следует, что главное в нем — осуществление диалектического синтеза. Речь идет исключительно о содержании, о сохранении всех его компонентов, их объединении и обретении новых связей, способных обеспечить единство многообразного и развитие новой целостности.

В действии закона отрицания отрицания (или закона диалектического синтеза) обнаруживается важный момент формального или структурного характера: осуществляется преемственность во внутренней форме, в структуре, причем со ступенью еще более ранней, чем та, которая имелась до второго «отрицания».

Обозначим исходную ступень цифрой 1, последующую — цифрой 2 и завершающую — цифрой 3. На ступени 2 структура 1 в значительной мере разрушается как препятствующая развитию системы, создается новая структура, обладающая новыми возможностями. Развиваясь все более быстрыми темпами на данной основе, система обнаруживает затем необходимость в еще более быстром развитии; в ситуации двузначного выбора выбор падает на альтернативную структуру, в свое время преодоленную, но с «подведением» под нее измененного содержания. На ступени 3 происходит якобы возврат к ступени 1, к ее структуре. Говорится «якобы», поскольку содержание значительно изменено и общий уровень содержательного развития на третьей ступени значительно выше, чем он был на исходной, первой ступени.

Отрицание-синтез не исключает других видов и типов отрицания. В его состав включены деструктивные процессы, отрицание-трансформация, отрицание-снятие. Все виды отрицания определенным образом связаны друг с другом.

Отрицание-синтез является высшим видом отрицания. Именно это отрицание придает развитию материальной системы организованность и ритмичность. Помимо ритмов при круговоротах, функционировании, включенных в прогресс, само поступательное развитие в действии закона отрицания отрицания обретает общий триадический ритм, развертываясь в структуру: тезис — антитезис — синтез.

На основе того, что синтез является итогом развития, результатом двойного отрицания-снятия и с содержательной, а не формальной стороны, характеризует поступательность развития, соответствующий закон можно назвать законом «диалектического синтеза».

Уроки истории, связанные с произвольным толкованием «закона отрицания отрицания», в названии делающим акцент на «отрицательности», делают целесообразным введение в оборот названия этого закона как «закона диалектического синтеза». [2, С.571 ] .

3. О противоречивых толкованиях закона отрицания отрицания

Закону отрицания отрицания в нашей литературе явно «не повезло». Длительное время этот закон специально не разрабатывался, не исследовался. Появилось множество поверхностных, противоречивых толкований явлений отрицания. Авторы некоторых публикаций 50-х годов закон отрицания отрицания, как отмечает Ю.. Харин, объявляли «гегельянским», устаревшим, несовместимым с марксистской диалектикой. Е.П. Ситковский низвел этот закон до уровня ниже категории: «Закон отрицания отрицания есть только один из моментов диалектической категории «отрицания», и притом не самый главный. » [1, С. 565].

Наконец, в ряде учебников по диалектическому материализму закон отрицания отрицания был изъят из перечня всеобщих законов диалектики.

Современные западные философы игнорируют онтологические основы отрицания и рассматривают закон исключительно как чисто мысленную логическую категорию, не имеющую связи с объективной реальностью.

Харин, проанализировав почти всю библиографию по теме, отмечает большое разнообразие трактовок закону отрицания отрицания в нашей литературе. Однако предложенная им классификация видов отрицания (три вида: деструкция, снятие и трансформация; вызывает возражение: если «снятие» и «трансформацию», понимаемые как отрицание с удержанием положительной стороны системы, как ее преобразование, еще можно отнести к диалектическому отрицанию в рамках действия закона отрицания отрицания, то деструкция (разрушение, дезорганизация, отмирание, исчезновение) не имеет прямого отношения к этому закону, так как не лежит на линии прогрессивного развития и устраняет возможность реализации отрицания отрицания.

Отрицание отрицания в философии. Закон отрицания отрицания: примеры

Теория отрицания отрицания (закон трех отрицаний) — это одна из основ материалистической диалектики. Таким образом в этой философской школе демонстрируется и объясняется процесс развития. Считается, что прогрессивные изменения в природе и обществе происходят в связи с тем, что некий объект попадает из одного состояния в другое, а из того — в третье. И каждый последующий его статус отрицает предыдущий. Но при этом третье состояние объекта подобно первичному, только проходит эту стадию на более высокой ступени. Получается, что занон «отрицание отрицания» позволяет соблюдать и преемственность, и новаторство. Но сформулированная немецкой классической философией, а затем основателями диалектического материализма, эта концепция уже в начале двадцатого века подверглась массовой критике.

Почему он так называется?

Итак, всякое развитие — это движение. Но почему такой тип видоизменения предмета или явления в философии диалектического материализма получил название «отрицание отрицания»? Дело в том, что под этой категорией имеется в виду состояние, приобретаемое объектом во время развития. Как правило, любой предмет изменяется до такой степени, что со временем становится как бы противоположностью себя самого. Это качество и получило название «отрицание». Диалектическая философия считает такую стадию неизбежной. Но если это отрицание заканчивается смертью (исчезновением, уничтожением) предмета или феномена, то такой процесс сложно назвать развитием. А вот когда объект продолжает видоизменяться дальше, то происходит диалектическое отрицание отрицания.

Спиралевидность движения

Материалистическая философия полагает, что развитие происходит благодаря уничтожению определенной части свойств предмета или явления. Согласно теории прогресса, это те качества, которые перестают быть полезными или даже тормозят дальнейшее изменение к лучшему. Закон «отрицание отрицания» в философии говорит нам о том, что свойства, определяющие существование этого предмета в данное время, или формирующие его новые возможности, при этом сохраняются. Что же происходит потом? Двойное отрицание, на первый взгляд, возвращает объект назад. Всякая третья фаза этого процесса формально походит на первую. Но развитие и прогресс приводят к тому, что это возвращение на самом деле представляет собой виток движения на более высокой стадии. Поэтому часто говорится, что отрицание отрицания — это видоизменение по спирали.

Смысл развития

Какую роль в философии диалектического материализма играет данный закон? Прежде всего, он демонстрирует связь между прошлым и будущим. В процессе развития различные состояния предмета или феномена борются друг с другом, а также взаимно перетекают друг в друга. Всякое качество рождается, исполняет свою роль, «стареет» и исчезает, уступая место другим. Закон отрицания отрицания определяет тенденции развития, описывая разрушение прошлых, утративших полезность, свойств и приобретение новых, необходимых для дальнейшего существования, но противоположных первым. Так из простого появляется сложное. Однако саму эту формулу сложно постичь сразу, поскольку развитие по спирали — процесс очень длительный. Как закон он виден только в более или менее завершенном варианте, когда уже есть определенные конечные результаты. На различных же стадиях этого поступательного движения он может быть выделен только в качестве тенденции.

Традиции и преемственность

Кроме того, диалектический материализм в формулировке этого закона определяет такие категории, как старое и новое. Отмирает по необходимости все, что тормозит процесс развития, ведет его в тупик или к застою. При этом уничтожается исходное состояние всей прошлой системы. Рождается же то, что дает возможность жить и функционировать дальше, приспосабливаться к новым обстоятельства, изменять и обогащать потенциал. Отрицание отрицания приводит к разрешению противоречий, которое называется «снятием». В этом процессе старое заменяется новым.

Отрицание и противоречия

Диалектическая философия предполагает, что в самом предмете, феномене или познающем субъекте заложена внутренняя противоположность. В процессе деятельности она выявляется и начинает отрицать сама себя. Любая форма, результат и направление развития демонстрируют нам этот процесс, который уже выше сравнивался с образом спирали. Причем считается, что в таком движении закон отрицания отрицания определяет не только тип, но и время изменения. «Спиралевидность» напрямую связана и с ускорением развития, периоды которого протекают все быстрее с каждым новым этапом. То есть в диалектическом понятии «отрицание» есть и положительный смысл. Он хранит в себе некий момент связи между разными этапами процесса.

Классическая диалектика

Впервые закон «отрицание отрицания» в философии сформулировал Гегель. Он доказывал его примерами из истории мышления. Развитие любого понятия происходит как движение от абстрактного к конкретному. В этом процессе разрешается внутреннее противоречие понятия. Оно переходит на этап своего инобытия, превращаясь в нечто другое, чем было раньше. Затем оно «возвращается к себе», но уже в форме конкретного понятия, где содержится и его прежняя, абстрактная суть, и новое, приобретенное в процессе самоотчуждения. В «Науке логики» Гегель даже охарактеризовал закон отрицания отрицания как всеобщую форму единства противоречий (перехода их друг в друга) и борьбы между ними (раздвоения целого).

Можно сказать, что это особая форма другой диалектической концепции. Это разновидность закона о единстве и борьбе противоположностей. Но философ ограничивал действие диалектики только областью понятий и их формирования. Ведь для него бытие и мышление были единым целым, при этом первое являлось производным от второго. Соответственно, и триада отрицаний являлась стадиями развития мирового разума.

Энгельс об отрицании

Материалистическая же диалектика распространила этот гегелевский закон не только на развитие духа и мышления, но на природу и общество. Ее создатели даже утверждали, что перевернули философию немецкого классика с головы на ноги. Фридрих Энгельс очень высоко ставил закон отрицания отрицания в философии. Кратко можно сказать, что он характеризовал его как сочетание поступательности, повторяемости и спиралевидности. Энгельс называл его третьим законом диалектики. Прежде всего, он выявляется в человеческом познании. Развитие последнего происходит в процессе замены одних теорий другими, рождения новых концепций, которые больше подходят к изменившемуся миру и нашему восприятию универсума. Но всякое учение, отрицающее прошлое, не только критикует его, но частично включает в себя какую-то сумму его знаний.

Закон «отрицание отрицания»: примеры

Энгельс доказывал эту диалектическую теорию разными аргументами. В том числе он иллюстрировал ее примерами из логики и математики. Всякое утверждение проходит следующие стадии развития:

  • Нечто является правдой.
  • Это неверно.
  • Прежнее утверждение ложно.

Получается, что в этой логической цепочке происходит возврат к первому предложению. Еще Энгельс, доказывая закон «отрицание отрицания», примеры приводил из области математики. Он говорил, что противоположностью положительного числа является цифра с «минусом». Но что будет, если мы подвергнем и ее отрицанию? Умножив ее на такое же число с «минусом», мы получим ту же величину в положительном виде, но в квадрате (то есть на более высокой стадии).

Проявляется ли этот закон в иных сферах?

Поскольку материалистическая диалектика основана на том, что ее принципы действуют как в познании и мышлении, так и в бытии (в том числе и общественном), то это положение распространяется и на закон «отрицание отрицания». Примеры из жизни разделяющие ее философы приводили из разных областей наук. Например, из биологии. Отмирание и возникновение кровяных клеток, которое происходит каждый день в нашем организме, представляет собой отрицание и возрождение предыдущих форм. Смена вкусовых и стилевых предпочтений в музыке, искусстве и культуре часто происходит по спирали, с возвращением к старому, но уже на новом уровне. Поэтому так часто моден стиль ретро. Дети являются отрицанием родителей, и в то же время продолжением их. К тому же диалектический материализм предполагает формационный подход к развитию общества. Он доказывает, что исторический процесс тоже является спиралевидным и поступательным. Смена формаций — это одновременно и отрицание предыдущей, и преемственность. «Снятие» же противоречий может произойти путем эволюции или же насильственной смены строя.

Опровержение и замечания

Теория отрицания отрицания (закон трех отрицаний) в двадцатом веке сделалась объектом критики со стороны различных философов. Главным оппонентом этой концепции был Карл Поппер. Он являлся противником диалектического метода даже в логике и мышлении, не говоря уже о естественных науках или общественных тенденциях. Прежде всего он говорит о том, что понятийный аппарат диалектического материализма построен таким образом, что нивелирует любую критику и политизирует ее. Сторонники закона отрицания отрицания трактуют его применение слишком произвольно, и проверить это невозможно. Идеи эти невозможно развивать, а это приводит к застою и стагнации любой философской мысли.

Почему этот закон не является научным — критика диалектики

Поппер говорит о том, что марксизм как метод был хорош для девятнадцатого века в качестве одной из позитивистских теорий. Но когда его сторонники превратили диалектический материализм в догматику, то он перестал быть наукой в строгом понимании этого слова. Другие критики считали, что эта теория сама конструирует собственные доказательства, а не берет их из опыта или законов мышления. Кроме того, если закон трех отрицаний имел смысл у Гегеля, поскольку в его концепции он обуславливал развитие духа (грубо говоря, эволюцию Бога), и поэтому в самом этом процессе было целеполагание, то у материалистов и атеистов неизбежность прогресса является очень странной. Получается, что «конец истории» с приходом «рая на земле» обусловлен заранее и является неизбежным. Но причины этого совершенно неясны.

Смотрите так же:

  • Практиковать закон Психологам без диплома запретят практиковать Когда приходишь к врачу, то можно быть уверенным, что у того есть диплом медицинского вуза. У большинства же практикующих психологов в лучшем случае имеется свидетельство об окончании двухмесячных курсов. […]
  • По закону когда идут дети в школу НТМ - Новини Твого Мiста Меня в детском саду заставляют отдать ребёнка в 1-й класс в 6 лет. А я хочу, чтобы он начал учиться в 7 лет. Нам угрожают опекунским советом. Скажите, правомерно ли это? Я уверен, что этот вопрос интересует очень […]
  • Налог на вторую недвижимость для инвалидов Какие налоговые льготы имеют инвалиды 1,2,3 группы в 2017 и 2018 году Согласно действующему законодательству, инвалиды в России относятся к льготной категории. Они имеют социальные льготы, которые предоставляются им на всех уровнях, – и на федеральном, и на […]
  • Закон про електронний цифровий СКАЧАТЬ ПОСЛЕДНИЕ ВЕРСИИ Обновления программ электронной отчетности. Закони України про електронний цифровий підпис Содержимое раздела: Внесены изменения в Порядок применения ЭЦП бюджетными учреждениями Кабмін Постановою від 08.09.2015 р. № 675 вніс зміни до […]
  • Консультация юриста бесплатно ростов на дону Консультация автоюриста по телефону бесплатно в Ростове-на-Дону Позвоните юристу и вы убедитесь, что он сможет решить ваш вопрос Консультация автоюриста Вы или ваши близкие, друзья, знакомые столкнулись с юридическими проблемами из-за ДТП, страховки, лишения […]
  • В приказе нужна печать Ставится ли печать на приказах? О хранении печатей в организации, правилах проставления Вопросы, связанные с положением по хранению и использованию печатей для организаций, четко рассматриваются в Единой государственной системе делопроизводства. Данные […]
  • Уралсиб страховка спб ЗАО Страховая группа «УРАЛСИБ» Страховая группа УРАЛСИБ — универсальный страховщик федерального масштаба, один из лидеров национального страхового рынка, обладающий рейтингом надежности А++ «Исключительно высокий уровень надежности». Компания оказывает […]
  • Как сделать возврат на терминале сбербанка Как сделать возврат по терминалу сбербанка инструкция Сегодня можно без труда совершать покупки в магазинах и оплачивать их банковскими картами, поэтому многие предприниматели задумываются об установке в точках продаж POS-терминала. Действительно – это […]