Закон о негосударственных сми

Полное меню
Основные ссылки

Законодательство о СМИ.
Взгляд из Интернета.

Сегодня уже почти нет сомнений, что действующий Закон РФ “О средствах массовой информации” нуждается в существенной корректировке. Мнения, как обычно, расходятся в том, какие именно должны быть изменения. Очевидно, что этот Закон уже не отражает в полной мере современных реалий в сфере массовой информации. Вспорхнув в свое время как символ, свет и надежда позитивных демократических преобразований идущих в нашей стране он сыграл свою роль и сегодня ему на смену уже должен прийти современный Закон, отражающий сегодняшние процессы в сфере массовой информации и существующее информационное законодательство.

Массовая информация в последнее время развивалась количественно и качественно столь стремительно, что закон 1991 года охватывает лишь часть отношений в сфере СМИ, оставляя другую совершенно неурегулированной. В условия откровенного использования средств массовой информации с противозаконными целями, просто кощунственно оставлять вопрос регулирования деятельности СМИ на произвол судьбы. Речь не идет о возрождении цензуры, но должна быть внятная государственная политика в сфере массовой информации, единые “правила игры” для всех добросовестных участников. И правила эти должны устанавливаться федеральным законом, а не оставляться на волю случая или частных интересов.

Одним из наиболее крупных пробелов регулирования действующего закона, можно считать вопросы деятельности Интернет-сайтов, то рассматриваемых как сетевые СМИ, то как не являющихся таковыми, то этот статус ставится в зависимость от каких либо факторов или показателей. Представляется, что если в теоретических дискуссиях различность подходов позитивна, то подобное со стороны государственных органов неприемлемо.

Сегодня Интернет-сайты являются все более серьезным источником массовой информации и не замечать этого уже нельзя. На сегодняшний день в Российском сегменте сети Интернет более 500.000 сайтов. На них содержится более 70.000.000 документов, а суммарный текстовый “объем Рунета” по приблизительным подсчетам превышает 1.000.000.000 Кбайт (для сравнения в той же системе счисления объем Закона “О СМИ” — 65 Кбайт).

Обсуждение действующего сегодня Закона “О СМИ”, его достоинств и недостатков с точки зрения развития Интернета в нашей стране уже неактуально, этому были посвящены десятки более серьезных научных работ. Поэтому, целесообразно к этой проблематике подойти по-другому. Уже достаточно давно существует инициативный авторский проект профессора Федотова М.А. подготовленный с учетом многих замечаний, когда-либо высказывавшихся в адрес действующего Закона (кстати, подготовленного с участием того же автора). В настоящей статье делается попытка рассмотреть позитивные перемены, произошедшие в новой редакции Закона в узком аспекте — с точки зрения Интернета.

Итак, насколько действующее и перспективное законодательство применимо к Интернету, точнее к сайтам “Рунета”? Для ответа на этот вопрос целесообразно рассмотреть текст Закона (или проекта) и понять насколько он отражает (или не отражает) реалии жизни сетевых ресурсов.

Напомню, в соответствии со ст. 2 проекта Закона РФ “О СМИ”: “средство массовой информации – результат интеллектуальной деятельности, имеющий название в качестве средства индивидуализации и форму периодического печатного издания, радио-, теле-, видеопрограммы, кинохроникальной программы или иную форму периодического распространения массовой информации”. Соответственно “под массовой информацией понимаются предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения, содержащие сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах, а также мнения о них”.

Итак, определение “массовой информации” вполне подходит к информации на сайтах, так как содержащиеся на них сообщения и материалы (в том числе “печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы”), безусловно, предназначены “для неограниченного круга лиц”.

Является ли сам сайт средством массовой информации? Следуя букве закона, — да, поскольку “периодическое распространение массовой информации” (в той или иной форме) является одной из основных целей многих сайтов. Таким образом, получается, что сайт является средством массовой информации.

Проект упоминает и сетевые СМИ (ранее в этой статья были “специализированные СМИ”): “Правила, установленные настоящим Законом в отношении зарегистрированных периодических печатных изданий, применяются, если иное не установлено федеральным законом, к сетевым средствам массовой информации, то есть зарегистрированным средствам массовой информации, продукция которых распространяется по сетям электросвязи (телекоммуникационным сетям) так, что пользователи сети могут иметь доступ к ней из любого места сети и в любое время по их собственному выбору”.

В той же статье содержится интересное положение: “Владелец информационного ресурса, размещенного в сети, вправе не представлять его на регистрацию в качестве сетевого СМИ. В этом случае на такой информационный ресурс и его владельца не распространяются правила и преимущества, установленные настоящим Законом”.

Законопроект также решает вопрос размещения в Сети электронных копий печатных СМИ: “Не требуется регистрация сетевого средства массовой информации, производимого издателем зарегистрированного периодического печатного издания под тем же названием и с тем же содержанием (сетевой дубль)”. Дискуссионное положение. Является ли сетевой дубль “сетевым СМИ” или нет? Кроме того, практически невозможна полная тождественность содержания “сетевого дубля” (сайта) и “периодического печатного издания”.

Следуя далее по тексту Проекта, можно сделать ряд интересных, но противоречивых выводов. Например, обслуживающий персонал сайта (информационного ресурса) независимо от его регистрации можно рассматривать как редакцию средства массовой информации (в Законопроекте “редакция средства массовой информации — коллектив журналистов, состоящих в штате организации, осуществляющей выпуск средства массовой информации, и создающих средство массовой информации как результат интеллектуальной деятельности в порядке выполнения служебных обязанностей или служебного задания работодателя”), а лицо, ответственное за содержание сервера, — как главного редактора (“главный редактор средства массовой информации — физическое лицо, которое в соответствии с уставом или заменяющим его договором руководит организацией, осуществляющей выпуск средства массовой информации [независимо от наименования должности], и принимает окончательные решения в отношении выпуска средства массовой информации, либо не руководит такой организацией, но принимает окончательные решения в отношении производства и выпуска средства массовой информации и несет ответственность за его содержание”) со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями.

Однако при этом сотрудники, осуществляющие подготовку информации для сайта, в большинстве своем не являются журналистами (так как “журналист — физическое лицо, занимающееся сбором информации, подготовкой сообщений и (или) их редактированием для организации, осуществляющей выпуск зарегистрированного средства массовой информации, и связанное с ней трудовыми или иными договорными отношениями”), единичные Российские сайты (информационные ресурсы) зарегистрированы как средства массовой информации.

В любом случае, все эти люди так или иначе осуществляют “выпуск средства массовой информации”, т.е. “деятельность по организации поиска, получения и производства информации, предназначенной для массового распространения, а также по формированию содержания и оформлению (графическому, музыкальному и т.д.) средства массовой информации”.

Итак, если сайт (информационный ресурс) не зарегистрирован как “сетевое СМИ”, то мы получаем источник массовой информации, у которого, можно сказать, есть “редакция” и “главный редактор”, осуществляющие его “выпуск”, но нет журналиста(-ов).

Другая проблематика. Среди Интернет-сайтов есть и “СМИ эротического характера”, т.е. “средства массовой информации, которые в целом и (или) систематически распространяют сообщения, предназначенные для формирования сексуальных образов у представителей аудитории, эксплуатируя тем самым интерес к сексу”. Для них устанавливается особый порядок: “распространение выпусков специализированных радио- и телепрограмм эротического характера, а равно отдельных передач, содержащих сцены эротического характера, без кодирования сигнала допускается только с 23 часов до 4 часов по местному времени, если иное не установлено органами местного самоуправления в отношении программ, распространяемых исключительно на территории соответствующего муниципального образования”. Интересно, как это решить, если любой сайт постоянно доступен из любой точки планеты. Представляется, что можно пытаться отслеживать часовой пояс посетителя сайта и ограничивать его доступ к ресурсу. Можно, конечно, предупреждать посетителя о характере информации на сайте, но и это вопроса не решит. Кроме того, полномочия местной администрации таковы, что создание юридические безупречного Интернет-сайта эротического характера не рентабельно вообще. Вывод – легальных сайтов этой области не будет.

Далее в той же статье: “Запрещается привлекать лиц моложе 16 лет к распространению и продаже продукции средств массовой информации эротического характера”. К сожалению, большинство эротических интернет-страниц (мини-сайтов) организовывается подростками не достигшими 16 лет и ориентированны на аудиторию своих сверстников. Это не противоречие закону, это противоречие действительности, которое тоже надо преодолевать.

Другое положение этой же статьи закона: “Реклама продукции средств массовой информации эротического характера, воспроизводящая фрагменты их содержания, а равно реклама организаций, занимающихся распространением такой продукции, допускается только в средствах массовой информации эротического характера”. Тут есть некоторые трудности. Дело в том, что большинство т.н. “баннерных сетей” (службы взаимной рекламы сайтов) показывают на всех сайтах своего сообщества все подряд баннеры, поэтому бывает, что юридические услуги рекламируются на эротических сайтах, а эротические на юридических.

В соответствии со ст. 7, в числе лиц, которые не могут быть учредителем СМИ: (1) гражданин, не достигший восемнадцатилетнего возраста, (2) организация, деятельность которой запрещена по закону, (3) иностранный гражданин, иностранное юридическое лицо. Как все это соотносится с действительностью? Интернет-практика уже пошла другим путем. Хорошо это или плохо, но учесть это в Законе следует.

Далее, в той же статье “Выпуск средства массовой информации и распространение его продукции осуществляется только после его регистрации…”. Обычно, “сетевые СМИ” действуют в обратном порядке.

Статья 4 перечисляет случаи, для которых использование СМИ не допускается (для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну; для призыва к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации; для призыва к развязыванию агрессивной войны; для пропаганды исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности; для распространения или рекламирования порнографических материалов и предметов; в целях совершения иных уголовно наказуемых деяний; а также для пропаганды наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, либо каких-либо преимуществ их использования, а равно для пропаганды использования в медицинских целях наркотических средств, психотропных веществ, подавляющих волю человека либо отрицательно влияющих на состояние его психического или физического здоровья). Подобные СМИ отсеиваются на стадии регистрации. Но что делать, если сайт получил статус СМИ, а затем перешел к запрещенной законом деятельности? Лишение статуса СМИ никак не скажется на деятельности сайта, состав его аудитории никак не изменится (в отличие от аналогичной ситуации для обычного СМИ).

Если регистрирующему электронные СМИ государственному органу удастся найти общий язык с Региональным сетевым информационным центром (осуществляющим регистрацию доменов второго и некоторых третьего уровня в Российском сегменте сети Интернет) и хостинг-провайдерами, то логичным было бы одновременно с лишением статуса СМИ, лишение и соответствующего доменного имени. Безусловно, статус СМИ и доменное имя – совершенно разные составляющие электронного издания, но подобное сочетание санкции не только наиболее логично и близко к приостановлению/прекращению деятельности обычного СМИ, но и достигает поставленной законодателем цели.

К обозначенной проблеме близка еще одна. Хостинг (физическое размещение страниц) сайта возможно осуществлять на серверах нескольких хостинг-провайдеров (особенно это актуально при домене третьего уровня). В этом случае, лишение доменного имени может не повлиять на прекращение доступа к информационному ресурсу. Это потребует специального предписания хостинг-провайдеру о физическом удалении информации бывшего электронного СМИ.

Описанное в предыдущих абзацах с трудом, но кажется возможным, если не учитывать того, что как регистрация домена, так и физическое размещение сайта возможно вдали от России. Причем о втором пользователь (читатель) электронного СМИ может и не знать, не обладая специальными знаниями. Если страница сайта имеет адрес www.что-то.ru/lipa , то из этого еще не следует в какой стране мира физически находится “липа”. Очевидно лишь, что домен зарегистрирован в России, но не более того.

Регистрация домена и/или физическое размещения сайта в другой стране поднимает новый пласт юридических вопросов и проблем, решение которых неочевидно. Кроме того, необходимо учитывать в каких пределах законодательство России может быть применимо к электронным СМИ существующим вышеописанным способом.

В этом контексте, статья 6 лишь подтверждает имеющиеся проблемы: “Настоящий Закон применяется в отношении средств массовой информации, учреждаемых в Российской Федерации, а для учреждаемых за ее пределами — лишь в части, касающейся их выпуска и распространения их продукции на территории Российской Федерации”.

В силу введения в текст закона термина “сетевые СМИ”, текст статьи 12 (Освобождение от регистрации периодических печатных изданий, выпускаемых тиражом менее одной тысячи экземпляров) утрачивает отношение к сайтам, ставя, таким образом, точку в дискуссии к чему приравнивать сайт и как считать его аудиторию и нужно ли это.

Далее, представляется, что с точки зрения существования сетевых СМИ статья 16, изложена излишне сложно. В частности: “О своем решении прекратить выпуск средства массовой информации его собственник обязан в недельный срок уведомить регистрирующий орган, который обязан в месячный срок проверить законность принятого собственником средства массовой информации решения и либо аннулировать свидетельство о регистрации средства массовой информации, либо обратиться в суд с иском к собственнику в защиту интересов редакции либо общественных интересов. При этом под общественными интересами в настоящем Законе понимается осознаваемая обществом потребность в обнаружении и раскрытии угроз демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественному здоровью и безопасности, окружающей среде, а также в предупреждении общества от введения в заблуждение решениями или действиями (бездействием) органов государственной власти и местного самоуправления, организаций либо их должностных лиц”.

Не совсем понятна (в рассматриваемом аспекте) и статья 26 (Выход в свет): “Распространение продукции средства массовой информации допускается только после того, как главным редактором дано разрешение на выход в свет (в эфир)”. Возникает вопрос, а если информация на сайте размещена, а т.н. “главный редактор” разрешение не давал?

Далее, статья 27 (Выходные данные): “Выходные данные сетевого СМИ должны содержать следующие сведения…”. Где эти данные должны быть? Вообще где-то на сайте, на “титуле” или прописаны на каждой информационной странице сайта или в комментарии (в невидимой части) каждой страницы?

Статья 29 регламентирует обязательные экземпляры (не только печатных) СМИ. Относится ли что-то из этой статьи к “сетевым СМИ”? Ответ неочевиден.

Интересно, как будут восприниматься Запросы информации (ст. 39) со стороны “сетевых СМИ”? Будет ли адекватная реакция на них со стороны пресс-служб и руководителей соответствующих организаций? Хотелось бы надеяться на понимание…

Каков “Порядок опровержения” (ст.44) для сетевого СМИ? “Опровержение в периодическом печатном издании должно быть набрано тем же шрифтом и помещено под заголовком «Опровержение», как правило, на том же месте полосы, что и опровергаемое сообщение. По радио и телевидению опровержение должно быть передано в то же время суток и, как правило, в той же передаче, что и опровергаемое сообщение”. Видимо опровержение в печатном издании наиболее близко, но что значит “на том же месте” применительно к сайту?

Более пристальное изучение законопроекта поднимает и другие вопросы. Но не это главное. Рассматриваемый законопроект впервые четко определяет понятие и статус “сетевого СМИ” со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями. И хотя, объективно, законопроект еще нуждается в корректировке, его позитивная роль очевидна. Именно он должен не только завершить дискуссии о том, законодательство какое, когда и как применимо к электронным СМИ, но и стать основой электронных СМИ.

Как уже говорилось, сомнений в необходимости коррекции законодательства о массовой информации уже нет, важно лишь выбрать правильные приоритеты и глубину законодательного регулирования. Безусловно, сфера Интернет-СМИ, не является приоритетной, но обновленное законодательство должно четко определять и её. Очевидно, что количество, качество и роль в политической, общественной и духовной областях сетевых СМИ будет и дальше стремительно возрастать. И это нужно учитывать уже сегодня.

В этом контексте, инициативный авторский проект профессора М.А.Федотова безусловно несет ту позитивную составляющую, которая необходима Закону, предназначенному для регулирования такой сложной и многогранной сферы, как массовая информация с учетом уже сформированного в нашей стране информационного законодательства.

ВНИМАНИЕ!
Статья охраняется авторским правом.

Копирование, размножение, распространение, перепечатка (целиком или частично),
или иное использование материала без письменного разрешения автора не допускается.
Любое нарушение прав автора будет преследоваться
на основе российского и международного законодательства.

Установка гиперссылок на статью не рассматривается как нарушение авторских прав.

Негосударственные СМИ получили гранты главы Якутии за освещение социальных тем

По рекомендации совета главных редакторов Якутии государственные издания, за исключением телевидения и детских изданий, не принимали участия в конкурсе

ЯКУТСК, 26 декабря. /ТАСС/. Десять негосударственных республиканских средств массовой информации получили гранты главы Якутии в размере от 500 тыс. до миллиона рублей за освещение социально-значимых тем по итогам 2017 года, сообщила во вторник пресс-служба регионального министерства связи и информационных технологий.

«Распоряжением главы Республики Саха (Якутия) Егора Борисова присуждены пять грантов в размере один миллион и пять грантов в размере 500 тыс. рублей», — говорится в сообщении.

Главная цель конкурса — финансирование проектов по приоритетным направлениям деятельности СМИ, в первую очередь, средств массовой информации, не имеющих государственной поддержки. «Гранты дают возможность редакциям реализовать свои творческие идеи, информировать население по самым актуальным темам», — отмечается в сообщении.

По рекомендации совета главных редакторов Якутии государственные издания, за исключением телевидения и детских изданий, не принимали участия в конкурсе. Как отметил министр связи и информационных технологий региона Александр Борисов, впервые с 2005 года темы направлений грантов главы республики в сфере СМИ были обсуждены и согласованы на совете главных редакторов Якутии.

Как уточняет пресс-служба ведомства, гранты по миллиону рублей выделены по направлениям «Экология. Вопросы охраны окружающей среды», «Сделано в Якутии. Развитие местного производства», «Освещение социальной политики в Республике Саха (Якутия)», «Якутия молодая. Год молодежи в Республике Саха (Якутия)», «Качество жизни на селе».

По 500 тысяч рублей получили проекты по популяризации родного языка и культуры, патриотическому воспитанию, развитию информационной инфраструктуры, противодействию коррупции.

Различия в обязательствах государственных и частных СМИ

Органы, регулирующие работу СМИ в ходе выборов, обычно различают обязательства, которые накладываются на СМИ, которые полностью или частично финансируются из некоммерческих источников, и на СМИ, являющиеся частной собственностью. Частные СМИ часто подразделяются на печатные и вещательные средства массовой информации, так как последние, как правило, получают соответствующую лицензию на вещание от какого-либо государственного органа.

То, что мы в настоящей работе называем СМИ, принадлежащими государству, фактически включает в себя достаточно разнообразную группу: от тех органов информации, что находятся под жестким государственным контролем в отношении содержания публикуемых материалов, до тех, которые финансируются из средств, поступающих от налогоплательщиков и сборов за предоставление лицензий, но с официальными гарантиями их полной независимости от того правительства, которое существует в стране на данный момент. Вероятнее всего, реальность находится где-то между этими двумя группами. Однако у них есть общая черта: в СМИ или в законах о выборах они рассматриваются как однородная группа в противовес частным СМИ, которые, как предполагают другие обязательства.

Некоммерческие СМИ в силу характера источника их финансирования являются поставщиками информации для всего электората. Общепринятым является тот факт, что эти СМИ не должны быть ориентированы на какую-либо партию при освещении событий. Такая точка зрения фигурировала в докладе специального представителя Организации объединенных наций по свободе выражения мнений от 1999 г., где речь идет об обязательствах государственных СМИ предоставлять трибуну для изложения различных точек зрения, а не быть пропагандистским органом какой-то одной политической партии. Кроме того, они несут конкретные обязательства по просвещению широких масс, а также по предоставлению трибуны различным политическим партиям.

Это положение носит фундаментальный характер. Использование общественного ресурса для проведения политической кампании в интересах какой-либо партии приводит к тем же правовым и этическим последствиям, что и в случае использованием ресурсов другого характера, например, денежных средств, транспорта, зданий или радиостанций. Именно поэтому очень часто мы имеем дело с четко прописанными законами или правилами, защищающими некоммерческие СМИ от правительственного вмешательства.

Обязательства частных СМИ носят гораздо более ограниченный характер. Сама суть свободы печати и радиотелевещания заключается в том, что пишущие журналисты, а также электронные СМИ не получают инструкций в отношении того, что они могут или не могут говорить и писать. Лучшей гарантией того, что весь спектр политических идей будет донесен до общественности свободно и с достаточной точностью, считается возможность беспрепятственной работы СМИ. Однако это не означает, что частные СМИ не имеют вообще никаких обязательств. Профессиональные нормы журналистской деятельности требуют точного и сбалансированного освещения событий, а также четкого разграничения фактов и комментариев.

Радио- и телевещательные станции часто получают свои лицензии от какого-либо государственного органа. Как правило, эти лицензии содержат условия относительно возможности поддерживать ту или иную политическую партию, того, какого характера новости им разрешено передавать, а также другие условия, касающиеся, например, обязательств по передаче бесплатных объявлений общественного характера, таких как клипы, направленные на просвещение избирателей.

Подобным же образом любые законы или правила более общего характера, относящиеся к освещению событий СМИ, вероятно, в равной степени будут применяться как к некоммерческим, так и к частным СМИ. Например, положения, связанные с периодом моратория на освещение избирательной кампании перед самим голосованием, или освещение результатов какого-либо опроса общественного мнения. Аналогично этому правовые положения более общего характера, такие как закон о дискредитации и оскорблении личности, в равной степени будут применимы как к некоммерческим, так и к частным СМИ, хотя их действие в ходе избирательной кампании может видоизменяться.

Российский опыт

В России с ограничением сроков проведения предвыборной агитации все обстоит достаточно просто. И при этом весьма запутанно.

Все законы о выборах содержат норму о том, что предвыборная агитация (как особый правовой режим деятельности всех участников избирательного процесс, имеющий своей целью обеспечить некий гарантированный информационный минимум, позволяющий всем соискателям власти довести до сведения избирателей свои программные установки, подчеркнуть свои достоинства, оттенить преимущества оппонентов) начинается со дня регистрации кандидатов (федеральных списков).

Именно в течение этого строго ограниченного промежутка времени (с момента регистрации до дня, предшествующего дню голосования) устанавливаются законодательные гарантии и ограничения на доступ кандидатов, избирательных объединений к СМИ, использования их возможностей для целей своего избрания.

Именно акт регистрации кандидата (для избирательных объединений — федерального списка) является тем юридическим фактом, вследствие которого потенциальные соискатели победы на выборах приобретают соответствующие права и обязанности, связанные с осуществлением предвыборной агитацией. И средства массовой информации наделяются корреспондирующими правами и обязанностями только в отношении уже зарегистрированных кандидатов (избирательных объединений, зарегистрировавших федеральные списки).

Таким образом, все правоотношения между СМИ и участниками выборного процесса по поводу предвыборной агитации возникают только после регистрации кандидатов (федеральных списков). Строго говоря, до дня регистрации предвыборной агитации, как таковой просто не существует.

Именно эта логика была положена в основу законодательства о предвыборной агитации. Именно поэтому основной на сегодняшний день избирательный закон России — Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» — не содержит никаких ограничений агитационной деятельности (в том числе, среди оснований отмены решений о регистрации).

В Федеральном законе «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» прямого ограничения срока предвыборной агитации также не содержится. Однако в статье 91 этот Закон среди оснований отказа в регистрации кандидата или отмены решения о регистрации предусматривает:

«б) установлен факт проведения предвыборной агитации . до его регистрации. ».

Можно обоснованно утверждать, что данная норма юридически ничтожна, т.к. во-первых, предвыборной агитации (в понимании избирательного законодательства) до регистрации просто не существует, во — вторых, в случае ее применения избирательные комиссии должный будут отказать в регистрации абсолютно всем участникам избирательной кампании: не указан срок, в течение которого до дня регистрации агитационная деятельность не допускается. Это может быть месяц, полгода, год, два, четыре года и одиннадцать месяцев и т.п.

Но именно появление указанной нормы федерального закона дало основание Центральной избирательной комиссии РФ в своих Разъяснениях от 13 августа 1999 года N8/52-З, уже упоминавшихся, утверждать:

«Действия граждан, политических общественных объединений, подпадающие под признаки предвыборной агитации и совершаемые со дня официального опубликования Указа Президента Российской Федерации о назначении выборов . до дня регистрации кандидатов, списков кандидатов, осуществляются в нарушение федерального закона».

Оставим в стороне логическую несостоятельность приведенной нормы (как, в случае, ее точной реализации проводить, например, сбор подписей). Правовая составляющая проблемы гораздо серьезнее. Не случайно, запрещая агитационную деятельность до дня регистрации, ЦИК не использует термин законодательства «предвыборная агитация», а употребляет новоизобретенный термин — «действия, подпадающие под признаки». Следует обратить внимание и на тот факт, что, определяя действия, подпадающие под признаки предвыборной агитации, противоправными, Комиссия не может сделать ссылку на конкретную норму федерального законодательства о выборах. Потому, что такой нормы просто нет.

По существу, ЦИК РФ в нарушении требований закона, ради соблюдения и неукоснительного исполнения которого и существует Комиссия, в который раз упразднил ряд конституционных прав и свобод граждан и общественных объединений. Так, в соответствии с Федеральным законом «Об общественных объединений» объединения «свободны в определении . форм и методов своей деятельности» (ст. 15), «имеют право свободно распространять информацию о своей деятельности», «проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирования», «выступать с инициативами по различным вопросам общественной жизни» (ст. 27). Решением ЦИК приказано замереть общественно — политической жизни в стране.

Правильно указывая сроки проведения предвыборной агитации, ЦИК РФ сделал совершенно неправильный и незаконный вывод. Ведь деятельность граждан, общественных объединений, имеющая внешнее сходство (»подпадающая под признаки») с предвыборной агитацией, до регистрации — вовсе не досрочная (неправомерная) предвыборная агитация. Это вообще не предвыборная агитация.

Действие нормы права может быть ограничено по времени. Именно к числу таких норм относятся установленные правила и условия осуществления предвыборной агитации, которая начинается и заканчивается в четко определенные моменты. При этом закон особо оговаривает, когда любая предвыборная агитация запрещается — «в день голосования и в предшествующий ему день» (иных запретов и ограничений нет). Поэтому и невозможно нарушить норму права до наступления момента вступления ее в силу.

Именно в этом простота и сложность ситуации в России: федеральное законодательство о выборах (Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», Федеральный закон «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации») не содержит ограничений по срокам проведения агитационной деятельности до дня регистрации, но запрет введен явочным порядком без достаточных на то оснований.

Только в Федеральном законе «О выборах Президента Российской Федерации» существует норма, согласно которой запрещается любая предвыборная агитация со дня официального опубликования решения о назначении (проведении) выборов до дня регистрации кандидата (п. 2 ст. 45). И хотя эта норма редкого применения, спорна и неправильна — она есть в законе. В Законе же, главенствующем в системе законодательных актов о выборах — Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» — подобного запрета нет.

Положения, затрагивающие как частные, так и некоммерческие СМИ

Хотя регулирующая система, по всей вероятности, будет проводить некоторые различия между некоммерческими и частными СМИ, целый ряд аспектов в законах или правилах, регулирующих работу средств массовой информации в ходе выборов, по всей вероятности, будет затрагивать оба этих типа. Эта практика будет в себя включать:

— процедуру оперативного рассмотрения жалоб, поступающих от общественных организаций или политических партий в адрес СМИ. См. Процедура предоставления жалоб
— любые правила, относящиеся к освещению опросов общественного мнения. См. Опросы общественного мнения
— политику, касающуюся «заявлений, разжигающих ненависть», дискредитации, ответственности СМИ за публикацию заявлений политических деятелей и другие вопросы, связанные с этим. См. Политика в отношении заявлений, разжигающих ненависть и носящих дискредитирующий характер
— политику в отношении мораториев на новости до и во время избирательной кампании. См. Моратории на новости
— право журналистов на доступ к событиям, происходящим в ходе избирательной кампании. См. Право журналистов на доступ к событиям, происходящим в ходе избирательной кампании
— аккредитацию журналистов. См. Аккредитация.
— положения, гарантирующие безопасность журналистов. См. Меры по защите журналистов.

Регулирующий орган может накладывать различные обязательства на частные и некоммерческие СМИ, касающиеся таких вопросов, как публикация материалов по просвещению избирателей и материалов, связанных с прямым доступом кандидатов к СМИ. Однако общей практикой является то, что в тех случаях, когда частные СМИ осуществляют такое освещение, даже при отсутствии обязательств, они должны подчиняться тем же стандартам и нормам, требующим беспристрастности и справедливости, что и некоммерческие СМИ.

В российском законодательстве о выборах попытались достаточно точно определить — какие средства массовой информации следует считать «государственными». Именно так, для краткости, применительно к российской действительности наиболее правильно именовать СМИ, на которые возложены особые обязанности в период выборов — в первую очередь, предоставлять свои эфирное время и печатную площадь в определенных объемах и бесплатно.

Государственными являются те редакции периодических печатных изданий и телерадиокомпании,

(а) учредителями (соучредителями) которых являются государственные органы, организации, учреждения, и

(б) или которые финансируются за счет средств, выделенных органами власти в размере не менее 15 процентов своего бюджета в течение года до начала избирательной кампании (статья 39 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»).

После принятия решения о назначении выборов регистрирующий орган (Министерство Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций) обязано представить в Центральную избирательную комиссию перечень государственных СМИ, которая и публикует его в официальных изданиях.

Коммерческие (негосударственные) СМИ в период выборов в России обладают достаточной свободой.

Они, как и государственные, должны соблюдать некий минимум стандарт требований: в части порядка освещения предвыборной агитации в информационных (новостных) программах, опубликования (обнародования) результатов социологических опросов (опросов общественного мнения), запрета журналистам, должностным лицам и творческим работникам СМИ участвовать в освещении избирательной кампании через средств массовой информации, если они являются кандидатами либо доверенными лицами кандидатов.

Негосударственные СМИ вправе вообще отказаться от участия в избирательной кампании.

Существует лишь один нюанс (однако весьма существенный). Если негосударственные (коммерческие) СМИ все же принимают участие в проведении предвыборной агитации (эфирное время и печатная площадь предоставляются только за плату и по договору) — они, как вещательные, так и печатные, обязаны соблюсти требование равенства условий оплаты (причем, цены должны быть не только равными для всех участников избирательной кампании, но и опубликованы в течение определенного промежутка времени — не позднее дня, когда начинается выдвижение кандидатов (списков кандидатов). Нарушение срока публикации делает невозможным участие коммерческих СМИ в проведении предвыборной агитации.

Особым условием для негосударственных (коммерческих и муниципальных) телерадиокомпаний в случае их участия в осуществлении предвыборной агитации является необходимость обеспечения еще и равенства условий предоставления эфирного времени (п. 2 ст. 39 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»).

Это означает, что коммерческие и муниципальные телерадиокомпании должны обеспечить возможность получения каждым участником выборной кампании равного объема эфирного времени, а также обеспечить равные условия выхода в эфир предвыборных материалов, т.е., провести жеребьевку выделенного эфирного времени. Иной способ распределения позволит поставить под сомнение равенство условий предоставления эфирного времени.

Вопросы общих и отличительных особенностей участия государственных и коммерческих СМИ в избирательной кампании в России уже поднимались в данной работе.

Хотелось бы обратить внимание, что ни Центральная избирательная комиссия, ни регистрирующий (лицензирующий) орган — Министерство по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций — не вправе накладывать какие — то особые обязанности на СМИ. Все вопросы, связанные с регулированием предвыборной агитации, в России отнесены на уровень закона. Особое внимание уделено регулированию предоставления эфирного времени:

«Регулирование порядка предоставления эфирного времени . осуществляется федеральными конституционными законами, федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации» (п.4 ст. 40 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»).

Механизм применения правил по СМИ и выборам

Одним из наиболее важных практических аспектов, касающихся права или отдельных правил для СМИ в период выборов, является вопрос о том, кто несет ответственность за применение закона или правил. Во время выборов повседневные контакты между редакторами и представителями регулирующих органов, отвечающих за работу СМИ, будут гораздо более частыми чем в обычное время, например, контакты с органом, регулирующим телевещание. Отношения между ними, по всей вероятности, будут (или, по крайней мере, должны быть) отношениями сотрудничества.

Существует несколько возможных подходов, которые в этом должны быть реализованы:

— существующий регулирующий орган может быть наделен ответственностью в отношении каких-то конкретных вопросов, возникающих в период избирательной кампании (см. Существующий регулирующий орган по СМИ)
— СМИ могут учредить свой собственный регулирующий орган, возможно, при сотрудничестве с самими политическими партиями (см. Механизм применения: саморегулирование СМИ)
— существующий орган надзора за проведением выборов, например, избирательная комиссия, может взять на себя ответственность такого рода, иногда посредством создания специализированного подкомитета (см. Механизм применения: избирательная комиссия)
— может также учреждаться орган, состоящий из специалистов, с целью регулирования работы СМИ в ходе выборов — решение необычное, но принимавшееся, например, в ходе первых демократических выборов в Южной Африке в 1994 г. (см. Механизм применения: орган, состоящий из специалистов)
— эта ответственность также может быть возложена и на судебные органы (см. Механизм применения: судебные органы)

Данные подходы неизбежно выглядят несколько схематичными. Вполне обычной является ситуация, когда различные аспекты освещения выборов регулируются разными органами. В Польше, например, регулирование радио- и телевещания прямого доступа является задачей государственной избирательной комиссии, тогда как ответственность за освещение хода избирательной кампании входит в круг обязанностей Национального совета по радио- и телевещанию, обычного органа, занимающегося регулированием радио- и телевещания. Преимуществом такой практики является то, что здесь разделяются два подхода. В рамках одного из них регулирующий орган может разрабатывать строгие и обязательные правила, тогда как в рамках другого, там, где речь идет о вопросах профессиональной практики, соответствующие решения принимаются самими СМИ. Недостатком является существование двух регулирующих органов, которые работают в двух тесно связанных сферах. Опасность заключается в том, что эти два регулирующих органа могут «наступать друг другу на ноги» в ходе работы.

Какая бы система ни была принята, у СМИ (и у любого затрагиваемого этими положениями лица, например, у частного лица, направляющего жалобу) будет право апелляции к вышестоящему независимому органу, обычно какой-либо судебной инстанции (см. Процедуру рассмотрения жалоб).

Сложившейся и тем более окончательной схему взаимодействия государственных органов и СМИ, конечно, нельзя. Происходят реорганизации Правительства России и регистрирующего органа, ликвидация старых и создание новых органов в сфере СМИ, стремительно меняется законодательство о предвыборной агитации. Прошедший период позволяет сделать только один непреложный вывод — практика продемонстрировала необходимость существования не входящего в систему органов исполнительной власти профессионального органа по проблемам СМИ.

Еще в 1993 году свою положительную роль продемонстрировал созданный ad hoc Третейский информационный суд, оперативно рассматривавший жалобы и обращения, связанные с предвыборной агитацией, и оказывавший необходимую правовую помощь ЦИК России и региональным избирательным комиссиям.

Созданная на его базе Судебная палата по информационным спорам при Президенте Российской Федерации не только осуществляла те же функции на федеральных выборах (1995 и 1999 г.г. — выборы депутатов Госдумы, 1996 г. — выборы президента России), но и принимала согласно действовавшему законодательству о выборах непосредственное участие в разработке ЦИК РФ подзаконных актов по регулированию предвыборной агитации в СМИ, а также в разработке всего пакета федеральных законов о выборах (в части предвыборной агитации).

К сожалению, в 2000 году Судебная палата была упразднена, хотя количество проблем, связанных с деятельностью СМИ и проведением предвыборной агитации, применением нового законодательства о предвыборной агитации, только возросло.

В задачи ЦИК РФ и всей системы избирательных комиссий входит обеспечение законности выборов, реализация и защита избирательных прав граждан России, а также осуществление всего комплекса мер по подготовке и проведению выборов. В части же проведения предвыборной агитации — ЦИК публикует по представлению МПТР России перечень государственных СМИ, проводит жеребьевки по распределению эфирного времени на общероссийских государственных каналах, публикует ее результаты. Центральная избирательная комиссия также рассматривает жалобы и заявления, связанные с предвыборной агитацией, а в необходимых случаях обращается с представлениями в регистрирующий (лицензирующий) орган о привлечении СМИ к ответственности за допущенные нарушения или непосредственно в суд.

Роль Министерства по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций пока ограничивается формальным вынесением предупреждений СМИ, в отношении которых поступили официальные представления ЦИК РФ.

Механизм использования: существующий орган, регулирующий деятельность СМИ

Очень часто существующий орган регулирования будет принимать на себя функции надзора за освещением выборов СМИ как самостоятельно, так и вместе с теми, кто организует и руководит избирательной кампанией.

Именно такой подход, например, был принят на выборах в Южной Африке в 1999 г., хотя на выборах 1994 г. существовал совершенно независимый отдельный институт, Независимая комиссия по средствам массовой информации, которые занимался исключительно СМИ и выборами. В 1999 г. Независимый орган по радио- и телевещанию (Ай-би-эй), получивший конституционный мандат на регулирование всего некоммерческого частного и местного радио- и телевещания, выпустил правила, регулирующие ряд аспектов:

— реклама и радио- и телепередачи, посвященные выборам
— распределение времени радио- и телепередач, посвященных выборам
— формула по выделению времени в эфире различным партиям, принимающим участие в выборах
— соображения общего характера относительно ожидаемого качества освещения событий

Последний раздел включает следующие соображения общего характера:

Каждая радио- или телевизионная станция, передающая новости или освещающая текущие события, касающиеся выборов, должна осуществлять это освещение объективно и беспристрастно, а также справедливо по отношению ко всем партиям.

В одном из приложений к настоящим правилам этот орган приводит детали того, какого характера ответственность ложится на радио- и телевизионные станции (а также какова роль Ай-би-эй):

Орган не вмешивается в деятельность по передаче информационных сообщений и по составлению программ соответствующих радио- и телередакций. Роль радио- и телевизионных станций в ходе выборов не отличается от той журналистской роли, которую они играют в другое время вне рамок избирательной кампании. Остаются применимыми обычные соображения этики. Отличительной чертой избирательного периода является обязательство, не отказываясь от собственной оценки новостей, в то же время обеспечивать равные права различных политических партий на освещение своей деятельности.

Италия является еще одной страной, где существующие органы по регулированию деятельности СМИ несут ответственность принципиального характера за то, каким образом СМИ освещают выборы. В этом случае существуют два отдельных органа: парламентская комиссия, которая отвечает за некоммерческое радио- и телевещание, а также так называемый Гарант радио, телевидения и прессы, который отвечает за частные СМИ. Оба этих института издают правила, регулирующие освещение выборов соответствующими СМИ.

В России с жалобами на незаконные решения или действия (бездействия), нарушающими избирательные права и установленные гарантии, согласно законодательства могут обратиться в суд избиратели, кандидаты и их доверенные лица, избирательные объединения (блоки) и их доверенные лица, иные общественные объединения, наблюдатели, а также избирательные комиссии (ст. 63 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»).

При этом в случае, если указанные в жалобе нарушения касаются значительного числа граждан либо в силу иных обстоятельств нарушение приобрело особое общественное значение, ЦИК РФ вправе обратиться в Верховный Суд РФ, который обязан рассмотреть жалобу по существу.

Установлено, что решения по жалобам, поступившим в ходе избирательной кампании, принимаются в пятидневный срок, но не позднее дня, предшествующего дню голосования, а в день голосования или в день, следующий за днем голосования, — немедленно. Решение по жалобе на решение избирательной комиссии об итогах голосования и результатах выборов суд обязан принять не позднее чем в двухмесячный срок со дня подачи жалобы.

Механизм применения: саморегулирование СМИ

Многие представители СМИ считают, что система саморегулирования деятельности средств массовой информации в ходе выборов является идеальным решением. Вне всякого сомнения, такая схема работает наилучшим образом там, где существуют хорошо развитые независимые СМИ, а также богатые традиции проведения демократических выборов. В этом случае решения, принимаемые по проблемам освещения выборов, оправдываются долговременной устоявшейся практикой.

Вероятно, самым известным примером вышесказанного является Великобритания, где партийные предвыборные радио- и телепередачи прямого доступа распределяются Совместным комитетом радио- и телевещателей и представителей политических партий. Это странное, своего рода гибридное решение, так как требование в отношении партийных предвыборных радио- и телепередач существует законодательно. Затем представители радио- и телевещательных станций используют приблизительное распределение радио- и телевещательных компаний по предоставлению различным партиям прямого доступа к СМИ в качестве руководства для принятия своего собственного решения по выделению определенного времени различным партиям в блоке новостных программ.

В Дании также применяется система саморегулирования. Закон в этой стране запрещает платную политическую рекламу, однако умалчивает о том, каким образом должны выделяться другие формы прямого доступа к СМИ (если они вообще выделяются). На практике некоммерческое радио Дании выделяло одинаковое количество времени для прямого доступа всем партиям, борющимся за места в парламенте. Этот подход усиливался решениями Омбудсмана и Верховного Суда, но как правило такое решение является добровольным. Радио Дании обычно традиционно передает дебаты с участием всех политических партий. Кроме того, в последний день перед выборами телевидение не демонстрирует каких-либо программ, посвященных выборам. Однако появление частного независимого телевидения привело к некоторым изменениям данной традиции: новый канал TV2 также освещал выборные дебаты, однако исключил из этих дебатов некоторые мелкие партии и продолжал вещание в последний день перед голосованием.

Тем не менее, система саморегулирования была принята не только в странах с давними демократическими традициями. Перед независимыми выборами в Намибии в 1989 г. Радиотелевещательная корпорация Юго-западной Африки, находившаяся под государственным контролем, пригласила представителей политических партий к участию в постоянном комитете, в функции которого входило консультирование по вопросам освещения избирательной кампании прессой. Данный комитет согласовал график предоставления времени для прямого доступа, хотя и не смог решить проблему предвзятого освещения событий.

Государственная радиотелекомпания в другой южно-африканской стране, Зимбабве, также пыталась взять на вооружение принцип саморегулирования при распределении времени прямого доступа к СМИ. Это решение было вызвано появлением серии рекламных материалов исключительно противоречивого характера в пользу руководящей партии на выборах 1990 г. Многие считали, что эта реклама отличалась плохим вкусом. Перед выборами 1995 г. Радиотелевещательная корпорация Зимбабве учредила специальный комитет, пытаясь избежать повторения этой проблемы. Однако, также как и в Намибии, этот комитет оказался неспособным серьезно повлиять на проблему предвзятости в освещении событий.

В 1990 г. в Венгрии также был принят подход, основанный на саморегулировании. Национальное телевидение и агентство новостей совместно с представителями 12 политических партий и Форумом независимых юристов подготовили так называемый Этический избирательный кодекс, подписание которого носило бы добровольный характер. Все основные политические партии приняли данный кодекс, равно как и большинство основных информационных агентств.

Польское Радио и телевидение, принадлежащее государству, приняло подход, аналогичный подходу BBC. Выделение времени прямого доступа к СМИ является сферой ответственности государственной избирательной комиссии, однако в вопросах освещения новостей, имеющих отношение к избирательной кампании, радио и телевидение подотчетно лишь Национальному совету по радио- и телевещанию, т.е. общему регулирующему органу. Руководители Радио и телевидения Польши издали детальное руководство для своего персонала, которое включало следующие положения:

[Польское Радио и телевидение должно] обеспечивать широкое освещение избирательной кампании и предоставлять информацию о кандидатах. Новостные программы и программы, освещающие текущие события, должны предоставлять полную информацию о партиях, их избирательных платформах и кандидатах без предвзятости в пользу или против какой-либо партии и без рекламирования соответствующих политических взглядов. Основным принципом должен быть принцип равного доступа, который накладывает на контролеров телевизионных каналов, отделы по программам, а также на региональные станции обязательство по регистрации количества эфирного времени, предоставленного конкретным партиям или кандидатам, а также по обеспечению соблюдения принципа равенства.

Механизм применения: избирательная комиссия

Во многих случаях ответственность за реализацию любых правил, касающихся работы СМИ в ходе выборов, несет сам главный надзорный избирательный орган. Такой подход часто рассматривается в качестве приемлемого решения, если данный избирательный надзорный орган имеет достаточные гарантии независимости, а также необходимый опыт по специализированному регулированию работы СМИ.

Во Франции в течение многих лет Национальная комиссия по контролю за проведением президентской избирательной кампании несла ответственность за регулирование радио- и телепередач в ходе президентской избирательной кампании. Однако данная ответственность была передана другим органам с появлением частных телевизионных станций. Была созданная Национальная комиссия по свободному радио- и телевещанию с тем, чтобы гарантировать передачу сообщений некоммерческого содержания частными радио- и телевещательными компаниями, и именно этот орган взял на себя функции регулирования радио- и телевещания. Однако CNCCP оставила за собой ответственность за регулирование освещения избирательной кампании печатными органами.

Малави представляет собой исключительно положительный пример того, как избирательная комиссия в условиях нарождающейся демократии, эффективно демонстрируя свою независимость, оказалась способной гарантировать различным политическим партиям и кандидатам справедливую долю освещения их деятельности со стороны радиовещательной компании, контролируемой государством. Это оказалось возможным не только благодаря политической воле данной комиссии, но также благодаря тому, что был создан специализированный подкомитет по делам СМИ, у членов которого был необходимый опыт и знания по работе с радио- и телевещательными компаниями.

Использование избирательного надзорного органа может оказаться предпочтительным вариантом в какой-либо небольшой стране, где существование большого количества различных институтов с пересекающимися полномочиями не является привлекательным или экономически выгодным вариантом. На Барбадосе, например, Комиссия по выборам и границам является тем органом, который несет всю полноту ответственности за организацию выборов и за регулирование освещения выборов СМИ.

По никарагуанской конституции 1987 г. Верховный избирательный совет является независимым правительственным органом, отдельным от исполнительной, законодательной или судебной власти. Совет отвечает за применение законов в области СМИ во время выборов, а также определяет процедуру рассмотрения жалоб. Этот совет создает специализированный Департамент по делам СМИ, который занимается радио- и телевещательными компаниями и, в частности, ведет переговоры по внесению изменений в ту практику, которая является предметом жалоб.

Смотрите так же:

  • Пособие за ребенком инвалидом в 2018 году Пособие по инвалидности в 2018 году Правительство Российской Федерации ежегодно пересматривает суммы пособий льготникам. Делается это для того, чтобы поддержать граждан, не имеющих возможности самостоятельно прокормить себя и иждивенцев. Особое место среди […]
  • Если 2 банка подали в суд Банк подал в суд за неуплату кредита Здравствуйте! Подскажите пожалуйста, Альфа-Банк подал на меня в суд,оплатила всего один раз,не оплачиваю уже в течение года. Как быть и что ждать от суда? Ответы юристов (11) Здравствуйте, Кристина. Суд наложит арест на […]
  • Мать ребенка-инвалида по закону Мать-одиночка - какие льготы положены по закону? Мать-одиночка - какие льготы положены по закону? Поясняет руководитель Юридического Центра «ЗаконЪ» Олег Рукавицын : «Встретить ситуацию, когда мать в виду различных обстоятельств воспитывает ребенка одна, в […]
  • Возврат 13 от лечения зубов Все о том, как вернуть 13 процентов за лечение зубов через налог Наверное, многие люди согласятся с тем, что лечить зубы предпочтительнее в платной клинике, так как оборудование в них намного современнее, чем в обычных поликлиниках. Но такое лечение может […]
  • Правила выбора поставщиков питания Правила выбора поставщиков питания В ДЕМО-режиме вам доступны первые несколько страниц платных и бесплатных документов.Для просмотра полных текстов бесплатных документов, необходимо войти или зарегистрироваться.Для получения полного доступа к документам […]
  • Претензии к отцу ЖАНРЫ АВТОРЫ КНИГИ 548 257 СЕРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 482 142 Большая часть родовых задач решается только через построение новых отношений с родителями. В этих отношениях должно звучать всё больше уважения, любви и мудрости. Сыну нужно понять, что мать […]
  • Ичп налоги сколько стоит содержать чп Зарегистрировать ИП: что нужно сделать и сколько это стоит Каждый будущий индивидуальный предприниматель, планируя начало своего бизнеса, должен учитывать, что для регистрации ИП и возможности выполнения определенной деятельности необходима некоторая сумма. […]
  • Ярославль адвокат рустам халатян rustamkhalatian Блог Адвоката Рустама Халатяна Ничто не обходится нам так дешево и не ценится так дорого, как вовремя оказанная юридическая помощь 11 октября, 2014 Местонахождение:РФ, Ярославская область, г. Ярославль, Которосльной переулок, […]